290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 7)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 22 страниц)

– Каитир сделала для меня несколько прекрасных покрытий, Янир, – вытащив первое, она повернулась, чтобы показать ему, и хотя не ожидала, что он будет так же взволнован, как она, Эбби удивилась, что он хмуриться. – Что? – спросила она, чувствуя, как ее радость улетучивается. – Тебе не нравится?

– Оно сделано в цветах Дома Луанды.

Эбби нахмурилась, оглядев терракотового цвета покрытие с фиолетовой отделкой. Она действительно недоумевала, какое это имело значение. Да, она отметила, что на Ким всегда было что-то голубое, а на Исиде – янтарное, но она думала, что это было их предпочтение в одежде, а не какое-то определенное требование.

– Я не думала, что это так важно.

– Цвет твоего покрытия говорит окружающим, под чьей ты защитой находишься.

– О… – Эбби снова посмотрела на сундук и поняла, что все его содержимое отделано фиолетовым. Цвет Дома Грима. – А какого цвета оно должно быть? – спросила она.

– Цвет дома в Этрурии всегда был серебристым, – Янир нахмурился еще сильнее, когда заговорил.

– Неужели так и должно быть? – Эбби нахмурилась в ответ. Ей не хотелось бы носить то, что могло бы быть как-то связано с Рисой. А так же, чтобы ничего не напоминало о ней в их новом доме. И чтобы все четко различали, что Дом Ригель – это не Дом Бертоса.

Янир удивленно посмотрел на Эбби, внезапно придя к мысли, что цвет Дома не должен оставаться прежним. Правда, он планировал лишь изменить оттенок цвета, но не хотел менять цвет полностью. Но, кажется, придется все же это сделать. Он сделает заявление, что его Дом не будет похож на Дом Бертоса.

– Нет, – ответил он.

– Хорошо, – Эбби аккуратно сложила покрытие и положила его обратно в сундук.

Янир наблюдал, как Эбби возвращала в сундук покрытие, которое явно собиралась надеть. Это была естественная реакция, протест с его стороны на то, во что она должна быть одета. Он хотел, чтобы все знали, что она его и только его, но у него не было другого покрытия для нее. Эти покрытия были сделаны специально для нее, так что они будут ей по размеру. Она ведь не сможет ходить в том, во что была одета днем ранее, и она нуждается в чем-то еще помимо его рубашки.

Эбби должна потребовать, чтобы он позволил ей надеть его. Вместо этого она сделала то, что он хотел, и все из-за его гордости.

– Надень это, Эбби, – хрипло сказал он, протянув руку и вытаскивая покрытие из сундука.

– Но… это плохо отразится на тебе, если я это сделаю.

– Нет, не отразится, – возразил он, протягивая ей покрытие. – Да, обычно так не делают, но это не имеет значения. Как только цвет нашего Дома будет выбран, я приложу все усилия, что вся твоя одежда, что ты когда-либо будешь носить, была этого цвета.

– Ты уверен? – неуверенно спросила Эбби.

– Да, – заверил ее Янир и был вознагражден ослепительной улыбкой. Но он знал, что она исчезнет с его последующими словами.

– Но я не могу взять тебя с собой в Этрурию, Эбби. Сейчас это слишком опасно.

Улыбка Эбби тут же исчезла, и все внутри нее оборвалось. На мгновение она позабыла, что Янир не хочет брать ее с собой. Он хотел, чтобы она отправилась на Бетельгейзе с его родителями. Где, по его мнению, она будет в безопасности, пока он не наведет порядок на Этрурии. Не они. И «их» не будет никогда, если она позволит ему отослать ее сейчас.

Она посмотрела на покрытие, которое, сама того не осознавая, сжимала в руках. Оно было не того цвета. И Эбби вдруг поняла, что оно как будто символизировало и ее жизнь в последнее время. Каждый раз, когда она думала, что поступает правильно, что-то шло не так. Такой была ее жизнь с тех пор, как умерла ее семья и она осталась одна. Сейчас ее разум говорил ей, что «правильным» решением будет отправиться на Этрурию.

Подняв глаза, она обнаружила, что Янир внимательно наблюдает за ней. Она знала, что он хочет уберечь ее от опасности, но в глубине души понимала, что это неправильно. Она должна быть с ним, должна доказать ему, что будет рядом даже в трудные для него времена. Ей нужно было показать мужчинам Этрурии, что не все женщины похожи на Рису, а на Бетельгейзе она не могла бы этого сделать.

– Я еду с тобой, – сказала она мягким, но твердым голосом.

– Ты отправишься на Бетельгейзе, – произнес твердо Янир.

– Нет. Я не еду, – Эбби не повышала голоса, но он было так же тверд, как и его.

– Ты не понимаешь, Эбби…

– Я понимаю. Ким поведала мне, что происходит сейчас на Этрурии.

– Тогда ты должны понимать, почему…

– Чей это будет Дом, Янир? – спросила Эбби.

– Что? – ее вопрос смутил его.

– Чей Дом ты собираешься восстановить на Этрурии? Твой? Или наш?

– Наш! – ответил он сердито. Как она даже могла сомневаться в этом?

– Он не будет «нашим», Янир, если в этом не буду принимать участие я, – она отбросила покрытие в сторону и положила руки ему на грудь. – Мы должны показать нашим людям, что Дом Ригель Этрурии не будет похож на Дом Бертоса. Риса была частью этого. Мне нужно быть там, чтобы показать им, что их новая леди совсем на нее не похожа. Я не могу снова оставаться в стороне, Янир. В прошлый раз я едва выжила.

И Янир вспомнил, как она рассказывала ему о том, как ее семья «покинула» ее, когда те умерли, а она осталась жива. Она рассказывала ему, насколько это опустошило ее. – Мне нужно, чтобы ты была защищена, Эбби, – произнес он сквозь стиснутые зубы.

– Я знаю, – она нежно провела ладонями по его напряженным мышцам груди. – Но как ты собираешься это сделать, когда я буду на другой планете? – и она продолжила прежде, чем он успел ответить. – Ты не сможешь, Янир. Представь, что если бы Лиза была бы где-то «в безопасности», ну например, как на Торино, когда Лукен напал на нее? Как Грим мог спасти ее? Что было бы, если Рэй думал, что Ким будет в безопасности в доме Бертоса? Ты не можешь знать наверняка, что на Бетельгейзе я буду в большей безопасности, чем рядом с тобой. Можно только надеяться на лучшее… – она позволила ему увидеть правду в ее глазах. – Я всегда буду доверять тебе, Янир, больше, чем кому бы то ни было.

– Эбби… – Янир пристально смотрел на нее. Действительно ли она понимала, что значат для него ее слова, что она так сильно в него верит… Но то, о чем она его просит…

– Позволь мне быть частью этого, Янир, пожалуйста, – умоляла Эбби, понимая, что внутри него происходит борьба между чувством долга, желанием защитить ее и с желанием, чтобы она была с ним. – Позволь мне быть частью того, кто внесет свою лепту в восстановление нашего Дома, а не просто сторонним наблюдателем.

– Если ты отправишься со мной, то будешь делать все, что я скажу, – приказал он, стараясь говорить твердо.

– Конечно, если ты не будешь бросаться в крайности.

– Эбби…

– Ты не можешь рассчитывать на мою помощь, если ограничишь меня нашими покоями.

Янир закрыл рот, поняв, что она права. Ему это может не нравиться, но ей нравилось.

– Верь мне, Янир. Доверься мне. Я не такая уж сильная или храбрая женщина, и я не сделаю ничего, чтобы подвергнуть себя опасности.

Янир только покачал головой в ответ на слова Эбби. Она не видела себя такой, какой была на самом деле. Она смогла выжить, когда они похитили ее из ее мира. Пережила нападки Рисы, терроризировавшую ее. Перенесла фарс Церемонии Соединения, и все же выбрала его своим мужчиной. Мужчиной, который, будучи лордом, не мог предложить ей ничего, кроме проблем. А еще она защищала Императрицу и принцессу клинком… клинком… кстати, где она его взяла?

– Эбби?

– Ммм?

– Откуда у тебя клинок? – он обыскал глазами помещение и обнаружил, что она уронила его вместе с покрытием.

– Что?

– Клинок, которым ты защищала Императрицу.

– О… – обернувшись, она наклонилась и подняла его. – Ким дала его мне. Она сказала, что на Этрурии он понадобится мне, хотя бы для собственного спокойствия. И она, и Лиза всегда носят с собой такие.

– Носят всегда с собой? – переспросил Янир.

– Да. Ким сказала, что генерал Рейнер дал ей два, а у Лизы есть то, что называется «Когтями Раптора». Это те, чем она защищала Ким и Дестини, – голос Эбби превратился в шепот, – когда она убила Рису.

– Она использовала «Коготь»? – Янир не мог в это поверить. Как это могло столько оставаться в тайне? «Коготь» был такой же легендой, как и «Сердце Раптора», которое Королева Лиза носила на шее во время Церемонии Соединения.

– Да, – ответила Эбби, не понимая, что этим просто шокировала его.

– Так ты будешь чувствовать себя в безопасности?

– Я… – она неуверенно посмотрела на него. – Думаю, да, мне было бы так спокойнее, если я буду уметь правильно им пользоваться.

– Когда ты защищала Императрицу, со стороны казалось, что ты хорошо им владеешь.

Эбби махнула рукой.

– Тут нет ничего особенного, я просто действовала инстинктивно. Я не могла допустить, чтобы что-то случилось с Ким и Дестини. Это опустошило бы Рэя.

– А что насчет меня? – прошептал Янир голосом, наполненным такой муки, что у Эбби перехватило дыхание.

– Я… – Эбби в замешательстве посмотрела на него. Она знала, что Янир любит ее, она была первой «настоящей» женщиной, с которой он когда-либо был, ведь никогда не забудешь своего «первого». Но хотя она знала, что любит Янира, и говорила ему об этом, он никогда не говорил ей этих слов. Она должна была бы привыкнуть к этому…

– Разве я ничего не значу, Эбби? Мои чувства не так важны? – спросил он измученным голосом.

– Конечно, важны! – Эбби тут же парировала в ответ. – Не делай вид, будто я тебе об этом не говорила!

– Тогда как ты могла так рисковать собой? – Янира охватила ярость, о которой он даже не догадывался.

– Как ты можешь так говорить! – воскликнула Эбби.

– Что ты имеешь в виду?!! – взревел Янир. – Я никогда ничем не рисковал!

– А как насчет Ассамблеи? – гневно спросила Эбби. – Когда ты подвергал себя опасности, защищая Императора! Ты вообще думал обо мне? Что бы со мной было, если бы ты умер? Я бы никогда не узнала, кто ты? Я бы всю жизнь удивлялась, почему ты никогда не искал меня!

– Эбби… – Янир хотел обнять ее, но она отстранилась.

– Не надо! Я понимаю, что здесь происходит, Янир. Пойми и прими и ты это. Но если я собираюсь быть частью этого, то я буду частью и другого. Хорошо это или плохо. Я не останусь в стороне на этот раз. Я больше не хочу проходить через это снова!

– О чем ты говоришь?!! – потребовал ответа Янир, схватив на этот раз ее за руки.

Осознав, что открыла кое-что из своего прошлого, что хотела бы сохранить в тайне, она попыталась вырваться.

– Остановись! – слегка встряхнул ее Янир. – Скажи мне!

– Нет! У тебя нет права!

– Нет права?! Ты – моя женщина!

Сердце Эбби сжалось от его слов. Его «женщина», а не его леди. Она едва могла дышать от боли.…

– Хорошо, – прошептала она срывающимся голосом, – твоя женщина. Отпусти меня, Янир.

Она достаточно сильно дернула свою руку и почувствовала, что потом от этого останутся синяки, прежде чем он отпустил ее.

– Эбби… – Янир не мог понять боль, которую вдруг увидел в ее глазах и услышал в голосе.

Звонок коммуникатора оборвал его на полуслове.

– Что?! – спросил он в устройство, раздраженный тем, что его прервали.

– Милорд, – раздался голос Корина. – Корабль будет готов к отлету через час. Когда вы прибудете?

– Скоро! – ответил ему Янир. Выключив комм, он наблюдал, как Эбби поднимает упавшее покрытие.

– Тебе нужно идти, – сказала она ему голосом, лишенным обычной теплоты.

– Это может подождать.

– Нет, не может. Это касается твоего Дома, – Эбби быстро направилась к уборной. – Мне нужно помыться.

Войдя в комнату, она закрыла за собой дверь.

* * *

Яниру захотелось ударить кулаком в стену, когда дверь в уборную закрылась. Он видел боль в глазах Эбби, но не мог понять, что послужило ее причиной. Не давая себе времени подумать, он набрал код на коммуникаторе, который все еще держал в руке, и стал ждать.

– Что?! – недовольный голос на другом конце связи подсказал Яниру, что он выбрал для звонка неподходящее время.

– Простите, что отвлекаю, Король Грим.

– Янир?

– Да, – Янир услышал удивление в голосе Грима.

– Чем ты уже расстроил ее?! – донеслось из устройства рычание Грима.

Хотя Янир и оценил то, что Грим сразу догадался о причине, по которой тот позвонил, но ему отнюдь не понравилась его реакция. И все же он решил сказать Гриму правду.

– Если бы я знал, то связался бы с вами?!!

– Что ты сказал ей перед тем, как она расстроилась? – спросил уже спокойнее Грим.

Яниру потребовалось мгновение, чтобы сосредоточиться.

– Мы спорили о том, отправиться ли она со мной на Этрурию, она сказала что-то, чего я не понял, и я потребовал объяснений, поскольку она была моей женщиной.

– Так ты назвал ее… своей женщиной? – перепросил Грим.

– Конечно, потому что она и есть моя женщина, – Янир не понял вопроса Грима.

– Это все, что она для тебя? – уточнил Король.

– Что вы имеете в виду?

Грим слышал замешательство в голосе Янира и недовольно хмыкнул. Он был не из тех мужчин, которые умеют говорить. У них с Лизой все еще были моменты, которые были для него не всегда понятны. И он должен был убедиться, что Янир все правильно понял.

– Есть огромная разница между тем, что Эбби твоя «женщина», и тем, что она – твоя «леди», Янир. «Женщина» нужна только для того, чтобы представить тебе потомство. Для этого тебе нужна Эбби?

– Нет! – немедленно возразил Янир.

– Тогда ты должен убедиться, что она это понимает.

– Как?

– Убедившись, что она знает, что для тебя она больше, чем просто самка для воспроизводства потомства. Земные самки иногда придают значение тем вещам, на что наши женщины никогда бы не обратили внимание. Даже леди Исида. Моя Лиза продолжала любить своего Марка, даже когда он заболел и не мог защитить ее. Она защищала его и их детей. Она управляла их домом, когда он не мог. Она требует, чтобы ей позволили делать то же самое здесь. Она – моя Королева. Она стоит рядом со мной, охотно принимая риск и ответственность, которые накладывает это положение, как это делали Королевы в древности. Мне кажется, твоя Эбби желает делать то же самое.

– Но как мне… ей может быть причинен вред…

– Да, такое возможно. Ты должен решить, перевешивает ли вероятность того, что она может на самом деле пострадать, тот вред, который нанесешь ей ты. Именно так ты и сделаешь, Янир, нанеся ей очень серьезный вред, если будешь обращаться с ней так, как мы обращались с нашими женщинами все эти годы.

– Она считает, что я не забочусь о ней, потому что назвал своей женщиной?

– Думаю, что да.

– Королева Лиза тоже так считала?

– Да. Все это трудно Янир, правда. Я все еще сопротивляюсь, чтобы позволять моей Лизе делать все, что она хочет, пока чувствует, что еще в состоянии это делать. Особенно теперь, когда она с нашим отпрыском. Но теперь я понимаю, что отсутствие моей веры в нее, мое недоверие причинит ей еще больше вреда.

Несколько мгновений Янир молчал, обдумывая все, что сказал Грим.

– А если бы это были вы? Вы взяли бы Лизу с собой на Этрурию? – ответом на вопрос Янира было молчание, и он уже думал, что Грим не ответит.

– Это противоречит всему, чему нас учили, – голос Грима был грубым и глубоким, когда, наконец, заговорил, подсказывая Яниру о его собственной внутренней борьбе, – сознательно везти женщину туда, где она может быть в опасности. Мы предпочитаем прятать их, ограждать от любой опасности. Однако земные самки не избегают проблем. Они сталкиваются с ними лицом к лицу. Я знаю, что становлюсь лучше… сильнее рядом с ней, так что да, я бы взял мою Лизу с собой, но ее безопасность была бы моим главным приоритетом.

Глава 9

– Ты уверен, что это то, что ты хочешь сделать? – спросил Орион, глядя на Янира, когда тот пришел сообщить ему, что Эбби не летит с ними на Бетельгейзе.

– Да. Нет, – Янир позволил своему манно увидеть свою неуверенность, зная, что это не станет для того поводом усомниться в своем сыне. – Все, что я знаю наверняка, манно, что потребуется много времени на то, чтобы восстановить Этрурию и искоренить все зло, причиненное Бертосом. Может быть, больше времени, чем Богиня отмерила мне, но с тем, что у меня есть, я хочу, чтобы моя Эбби была рядом со мной. Там, где я смогу защитить ее.

– Даже подвергая ее риску? – не мог удержаться от вопроса Орион.

– Вы можете гарантировать, что его не будет на Бетельгейзе?

– Ты же знаешь, Богиня не дает никаких гарантий.

– Я знаю, поэтому я буду молиться Богине, чтобы она помогла мне оберегать мою леди, которую она доверила мне, делая ее счастливой.

– Твоей матери это не понравится. Она с таким нетерпением ждала Эбби в нашем доме.

– Я справлюсь с этим, – удивила обоих мужчин Исида своим появлением, входя в комнату. Подойдя к Ориону, она легонько поцеловала его в губы и посмотрела на своего отпрыска. – Я верю, что ты сделаешь правильный выбор, Янир, – улыбнулась в ответ на его удивленный взгляд Исида. – Эбби рассказала нам, что ты не хотел брать ее с собой.

– Она так сказала?

– Да. Она была убита горем, Янир, при мысли о том, что ее разлучат с тобой, – Янир не понял взгляда, который бросила на него мать. – Ты действительно не понимаешь, на какой риск она пошла, рассказав нам о тебе? – Исида перевела взгляд с Янира на Ориона и обратно. – Вы оба думаете только о том, как рисковал Янир, общаясь с Эбби. Но Эбби рисковала намного больше, потому что рисковала собой, доверяя жизнь мужчине, которого она действительно не знала. Она уже пережила худшее, что могла предложить наша Империя в Лукене и Рисе… но она смогла найти в себе мужество…

– Лукен? – резко произнесенное Яниром имя оборвало его мать. – Что ты имеешь в виду, говоря, что Эбби испытала от Лукена?!! – потребовал Янир, шагнув ближе к матери.

Когда Орион встал бы между ними, Исида сделала ему знак рукой.

– Лукен – это мужчина, который забрал Эбби с Земли. Разве ты не знал этого? – спросила Исида, склонив голову набок.

– Нет, – скрипнул зубами Янир. – Что, по ее словам, он с ней сделал?

– Эбби ничего не рассказала, – ответила Исида, и Янир почувствовал, как стискивает грудь, – потому что не думаю, что она сама знает.

– Что?

– Я сказала, что Эбби не знает. Она была накачана наркотиками в то время, Янир, Ребекка рассказала мне об этом.

– Что… что она сказала? Пожалуйста, мама, – проговорил Янир умоляюще, когда понял, что она не желает говорить дальше.

Исида посмотрела на Ориона, ведь даже ему она не рассказала об этом, и подумала, стоит ли вообще говорить о том, что ей поведали…

– Исида, ты должна рассказать все Яниру, если это поможет ему лучше понять его женщину.

– Леди, – мгновенно поправила Янир.

– Что? – Орион растерянно посмотрел на него.

– Эбби никогда не будет просто самкой, и с ней никогда не будут так обращаться. Она моя леди, единственная, которая у меня будет.

Несколько мгновений Орион молча смотрел на сына, потом кивнул в знак согласия и снова перевел взгляд на Исиду.

– Если ты знаешь что-нибудь, что поможет Яниру с его леди, ты должна сказать ему.

Исида почувствовала, как от слов Янир ее сердце наполнилось теплом. Ее третий отпрыск уже понял, что есть разница в том, как торнианцы обращаются со своими женщинами и как земные женщины ожидают, что с ними будут обращаться. То, чего еще не понял Улл.

– Ребекка рассказала мне об этом, когда я сидела рядом с ней, когда она впервые попала в регенератор. Она волновалась за Эбби и винила себя.

– За что? – спросил Янир.

– Ребекка была первой, кого похитили с Земли. Каллен забрал ее, и, похоже, после этого он отказывался покидать «Искатель», решив охранять женщин. И поэтому Лукена выбрали на его место. Эбби была первой женщиной, которую он доставил. Ребекка спала, когда Лукен привел ее. Когда она проснулась, Лукен уже расстегивал покрытие Эбби.

– Что?! – воскликнули оба самца.

К тому времени, как Каллен прибежал на ее крики, Лукен уже тряс Эбби и задавал ей вопросы. Каллен не увидел ничего в этом плохого, а Ребекка ничего не сказала. Но с тех пор то одна, то другая постоянно бодрствовали, чтобы защитить друг друга.

– Думаешь, она знает? – тихо спросил Орион, желая, чтобы Лукен был жив, чтобы снова его прикончить. Никто так не смел трогать женщину, особенно ту, что принадлежит его семье.

– Я не знаю, – сказала Исида Ориону, прежде чем ее взгляд вернулся к Яниру, – и я бы никогда не спросила. Но теперь ты понимаешь, Янир? Я не хочу принижать тебя или заставить думать о себе хуже, но в твоей жизни нет ничего более смелого, чем то, что Эбби уже сделала. Она маленькая женщина, но у нее больше мужества, больше силы, чем у всех, кого я когда-либо встречала, включая Королеву Лизу. Она вложила свою веру, надежду, доверие и любовь в эти руки, – Исида сжала большие сильные руки Янира. – Она сделала это вслепую, Янир. У тебя хватит смелости сделать то же самое?

* * *

Эбби подставила лицо струям горячей воды, надеясь, что та смоет ее мысли, так же как пар заслонил ее от внешнего мира. Через несколько мгновений она высунула голову из-под горячего потока и глубоко вздохнула. Ей нужно было думать, а не зарываться головой в песок или, в данном случае, в горячую воду. Прятаться было бесполезно. Этот урок она никогда не забудет.

Решив дать себе время, чтобы успокоиться и собраться с мыслями, Эбби потянулась за очищающим гелем и начала втирать его в тело. Сладкий запах ванили и мускуса быстро заполнил комнату. По крайней мере, он напомнил девушке один из ее любимых запахов на Земле.

Она откладывала и экономила, чтобы иметь возможность купить бутылочку ароматного лосьона в магазине люксового нижнего белья недалеко от кампуса. Интересно, как это называется здесь?

Проведя руками по телу, она ощутила легкую боль, которую все еще испытывала от соединения с Яниром. Прикрыв глаза, Эбби предалась воспоминаниям, как было чудесно находиться в объятиях Янира. Она встречалась с Лэнсом почти шесть месяцев, и все же, несмотря на весь его опыт и мастерство в постели, он никогда не возбуждал ее и наполовину так, как Янир это делал вчера вечером своими прикосновениями и ласками.

Да, пусть у них и были некоторые недоразумения, но они справились с ними, поговорив обо всем. Лиза говорила им, что если возникнут недоразумения, то они могут причинить вред, если сразу не разобраться в сути проблемы. Неужели только что произошло это? Эбби заставила себя взглянуть на то, что произошло на самом деле, какие слова были произнесены и как они оба отреагировали на них.

Янир не говорил, что не хочет брать ее с собой на Этрурию, он просто не мог это сделать, потому что это было слишком опасно. Она знала, что он беспокоится о ее безопасности, даже здесь. И когда в их покои без его ведома доставили сундук с ее вещами, он воспринял это как возможную угрозу. Всю жизнь его учили, что женщина никогда не будет думать о нем, не говоря уже о том, чтобы остаться с ним, если он не сможет защитить ее. Вот почему ни одна женщина-торнианка не соединилась бы с Гримом из-за того, что он был когда-то ранен. Но это больше не было так благодаря Лизе и ее отказу оставить Грима.

И с Яниром было бы так, если бы Эбби имела хоть какое-то право голоса в этом вопросе… Как она могла? Если ее не будет рядом? Она попыталась поставить себя на его место, понять его страх, потому что это был страх за нее. Она лишь догадывалась, под каким давлением он находится. О том, через что ему пришлось пройти? Сколько решений он должен был принять? Так много изменилось в его жизни за несколько коротких часов, и он должен был быть просто ошеломлен.

Эбби протянула руку, чтобы выключить воду, и вышла из кабинки, быстро обернув полотенце вокруг мокрых волос, а затем еще одно вокруг тела.

Она все еще была настолько нова для этого мира, что то, что казалось ей нормальным или неважным, не было так для него. Например, отделка ее покрытия, которое она хотела надеть. Она посмотрела на покрытие, которое бросила на кушетку. Она смотрела на него, и все, что она видела, было красивым платьем. Янир посмотрел на него и сразу увидел, что она показывает всем, что все еще находится под защитой Короля Грима, а не его, что она доверяет Гриму, а не ему.

А ей нужно было показать им, что она доверяет Яниру…

Достав клинок, она принялась за работу.

* * *

Направляясь обратно в свои покои, Янир думал о том, что сказала ему мать. Помнит ли его Эбби, что пытался сделать Лукен? Найдет ли Янир смелость спросить ее об этом? Может быть, поэтому она так остро отреагировала на его слова? Он не хотел оскорбить ее, назвав своей самкой. Просто все торнианские мужчины называли так самок, которых им посчастливилось привлечь.

Но Эбби не была похожа на торнианских женщин, она была… Эбби. Уникальной. Особенной. Его.

И все-таки он отнесся к ней как к одной из них. Позволит ли она ему все объяснить? Простить его? Прошлая ночь была самой удивительной в его жизни. Да, были недоразумения, но они их преодолели. Они справятся и с этим, потому что он не потеряет ее.

Войдя в их комнату, он замер от того, что увидел. Эбби стояла перед одним из окон, теплый солнечный свет пробивался сквозь влажные пряди, которые она расчесывала. И все же именно то, что было на ней, остановило его, потому что на ней было покрытие, из-за которого он так разошелся, но оно было без какой-либо отделки. Как ей это удалось?

* * *

Эбби обернулась на звук открывающейся двери и напряглась, пока не увидела, что это Янир.

– Привет, – сказала она, нерешительно шагнув к нему. – Я…

Янир не мог мириться ее волнением и быстро подошел к ней, притягивая к себе. Она никогда не должна волноваться, приближаясь к нему, никогда не должна бояться, что он сделает ей выговор. Если это тот вред, который причинили его слова, он должен был исправить это.

– Мне очень жаль, – сказали они в унисон и смущенно улыбнулись друг другу.

– Это моя вина, Эбби.

– Нет, Янир. Это не так.

– Но это так! – хотел было возразить он, но Эбби нежно прижала пальцы к его губам.

– Может быть, но мы оба виноваты, – она ответила ему понимающим взглядом.

– Возможно, – произнес он, целуя ее пальцы. – Я никогда не хотел причинить тебе боль.

Эбби пришлось быстро заморгать, чтобы сдержать слезы, которые внезапно появились в ее глазах.

– Я знаю и никогда не хотела усложнять тебе жизнь.

– Ты не делала этого, Эбби. Ты заставила меня понять, насколько важно то, что я собираюсь сделать на самом деле. Как необычно. Но все это не будет иметь значения, если ты не будешь рядом со мной.

– Что? – Эбби не могла скрыть потрясения.

– Я не могу отправиться на Этрурию и делать то, что необходимо без тебя, – он посмотрел ей в глаза. – Не после вчерашней ночи.

– Янир…

– Я не хотел оскорбить тебя, назвав своей самкой, – Янир ожидал, что она застынет в его объятиях, но вместо этого она одарила его мягкой понимающей улыбкой.

– Я знаю, и мне не следовало так реагировать, – сказала она ему. – Ведь так торнианские мужчины называют… ну, всех женщин.

– Да, но ты – не все женщины, Эбби. Ты моя. Моя леди. Моя Эбби.

– Ты действительно так думаешь, Янир? – спросила Эбби, и ее неуверенность и сомнение были очевидны. – Ничего страшного, если ты так думаешь на самом деле. Я бы предпочла твою правду, чем сладкую ложь.

– Ты думаешь, что я говорю тебе неправду? – Янир дернулся, словно его ударили.

– Это то, что делают торнианские мужчины, чтобы ублажить своих женщин, не так ли?

– Возможно, но ты не такая! – возмутился он. – Ты леди! Моя леди!

– Что это значит, Янир? – спросила Эбби, не испугавшись его гнева. Она должна была знать. – Для тебя?

– Это значит, – ответил он, слегка встряхнув ее, – что ты летишь со мной на Этрурию. Это значит, что ты будешь отдыхать со мной каждую ночь в нашей комнате. Это означает, что ты станешь неотъемлемой частью в организации нашего дома. Это значит…

Поток слов Янира оборвался, когда Эбби прыгнула в его объятия, заставив замолчать поцелуем. И руки Янира тут же обвились вокруг нее, притягивая еще ближе, когда он запустил пальцы в ее волосы, углубляя поцелуй.

Эбби утонула в поцелуе, она не могла поверить, что он берет ее с собой. Она действительно думала, что он отправит ее на Бетельгейзе. Она не доверяла ему настолько, чтобы понять, что ей нужно. Она должна сделать то же самое для него. Оторвавшись от его губ, девушка посмотрела в его темные глаза.

– Ты уверен? – она посмотрела ему в глаза. – Я хочу быть с тобой, но не хочу доставлять тебе еще больше проблем.

– Ты не сделаешь этого, Эбби, но мне также нужно, чтобы ты поняла, что у тебя не будет той свободы действий, как у Королевы или Императрицы… пока не будет, – он увидел протест в ее глазах. – Они обе в надежных Домах, с охраняющими войнами, которым можно доверять. Этрурия не такая… пока нет, но будет. Клянусь, однажды ты сможешь свободно путешествовать в нашем Доме.

Эбби посмотрела на Янира и увидела в его глазах, что он действительно говорит правду.

– Для меня этого достаточно, Янир.

Потянувшись, она снова поцеловала его.

Янир зарычал, отрываясь от Эбби. Он хотел вновь затащить ее в постель. Он хотел погрузиться в ее мягкую, податливую плоть и почувствовать, как она освобождается вокруг его члена. Он хотел услышать ее крики удовольствия, которые, как он уже знал, только он мог вызвать. Но он не мог. Им нужно было собираться. Глядя на ее раскрасневшееся лицо, он увидел в ее глазах возбуждение, которое чуть не заставило его передумать.

– Нам нужно улетать, – хрипло сказал он.

– Что? – Эбби нахмурилась, пытаясь понять, о чем он говорит.

– Все воины уже ждут нас на космодроме, чтобы отправиться на Этрурию.

– Сейчас? Сегодня? – Эбби слегка отстранилась от Янира, и желание исчезло из ее взгляда. Она не думала, что им придется так быстро покинуть резиденцию Рэя.

– Да, – Янир позволил ей выскользнуть из его объятий, и она отступила на шаг назад.

– Дай мне пару минут, чтобы привести в порядок волосы и найти обувь, и я буду готова, – Эбби повернулась и бросилась в ванную, где она сбросила туфли перед душем.

Янир в шоке смотрел, как стремительно убежала Эбби. Он ожидал, что она скажет ему, что ей нужно больше времени, что воины могут подождать. Именно так поступила бы женщина-торнианка: ей понадобились бы дни, чтобы подготовиться к путешествию, а не несколько минут. Еще одно отличие, о котором он не догадывался.

– Готово! – сказала Эбби, возвращаясь в комнату.

Янир удивленно посмотрел на нее, затем окинул ее взглядом. Он увидел, что ее туфли уже были на ногах, а волосы туго стянуты чем-то похожим на лоскут материи, прежде чем спадать на спину. От этого ее прекрасные голубые глаза еще больше выделялись на лице в форме сердечка. Его взгляд скользил по длинной изящной шее к пышной груди, на которую только намекал разрез покрытия. Как ей удалось так быстро стать еще красивее?

Он хмуро посмотрел на ее покрытие, оно больше не было отделано фиолетовым. Их разговор отвлек его от расспросов, но теперь ему нужно было знать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю