290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 18)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 22 страниц)

– Итак, мы оба знаем, что, как лорд, я имею право бросить тебе вызов и убить тебя за это оскорбление.

– Да, – Ошош почувствовал, что ему приходится напрягать колени, чтобы они не дрожали.

– Но я не буду этого делать, – взгляды всех в находящихся в помещении устремились на Янира, не больше, чем на Ошоша. – То, что ты обо мне думаешь, не имеет значения. Каждый может думать все, что пожелает.

Ошош только хотел выдохнуть от облегчения, когда Янир продолжил:

– За то, что вы пренебрегли своими обязанностями, пренебрегли долгом охранять мою госпожу, ты и Менава будете возвращены на Торино.

– Что? – в унисон воскликнули оба самца.

– Я не потерплю в своем доме мужчин, которые считают, что защита женщины – ниже их достоинства.

– Но… но мы вернемся с позором, – прошептал Менава.

– Каждый может думать все, что пожелает, Менава, – повторился Янир. – Через час вы должны покинуть пределы замка. Капитан Корин, – Янир посмотрел на него.

– Я позабочусь об этом, мой лорд, – Корин перевел стальной взгляд на Ошоша и Менаву. – Мужчины, – произнес он, отказываясь использовать их титулы и имена, указав на дверь.

– Капитан Дэй! – Ошош умоляюще посмотрел на своего капитана, ожидая от того поддержки за то, как он только что встал на его сторону. Дэй просто не мог позволить, чтобы их наказали за это! Он должен помешать Яниру с позором отправить его обратно.

– Я сообщу на Торино о вашем возвращении. Император решит, останетесь ли вы членами его особой гвардии.

Оба мужчины побледнели после слов Дэя. Мысль о том, что Император узнает о том, что произошло здесь сегодня, и почему лорд, которого он лично избрал, вернул их обратно, просто опустошила обоих… Но они последовали за Корином из командного центра, ясно понимая, что их жизнь, как воинов, окончена.

* * *

– Навон и Морио.

– Да, мой лорд! – тут же откликнулись оба воина.

– С этого момента вы больше не будете совместно охранять вашу леди. Я хочу, чтобы каждый из вас выбрал себе в пару самца, которому вы не только доверяете, но и могли бы доверить безопасность моей самки. И вчетвером вы будете охранять покои вашей леди, пока не будет создана ее личная охрана. С этого момента в моем доме вы оба теперь капитаны.

– Да, мой лорд! – хором ответили они и, скрестив руки на груди, поклонились, выходя из комнаты.

* * *

Несколько минут в опустевшей комнате Дэй молча смотрел на Янира. Ему было более сорока лет. Он обучил сотни самцов, сражался с ними бок о бок в боях, видел, как большинство из них встретились с Богиней. И все же за все эти годы, из всей массы учеников, Янир был тем, кто выделялся больше всех, произвел на него наибольшее впечатление.

Дэй не хотел становиться его наставником, был настроен против, потому что тот был потомком другого самца. Но даже будучи третьим отпрыском, он все еще оставался потомком лорда, и результаты его обучения были выше среднего. Но это говорило не в пользу Янира, потому что Дэй считал, что оценка его результатов завышена. Это была одна из причин, почему Дэй был так строг с ним, когда тот впервые прибыл на Торниан. Но Янир быстро доказал, что заработал все до последнего балла, и Дэй надеялся уговорить его не возвращаться на Бетельгейзе, а остаться и стать воином в особой гвардии Императора.

Вместо этого, теперь он стал могущественным лордом, достигнув того положения, к которому, по мнению Дэя, он не был готов. Но судя по тому, свидетелем чего он только что был, по контролю, который только что продемонстрировал Янир, все говорило как раз об обратном. Дэй не справился бы с этим. Он бы уничтожил Менаву и особенно Ошоша, в конце концов, он тоже был воином. Янир повел себя с ними как истинный лорд. После всего трехдневного пребывания в этом качестве и без всякой подготовки… Насколько великим станет в будущем этот Дом под его руководством?

– Лорд Янир, могу я сказать? – Дэй переместился, чтобы встать у стола, за которым восседал Янир. Пока он был погружен в свои мысли, Янир снова сел.

– Да, капитан? – спросил Янир, откидываясь на спинку кресла.

– Я чувствую, что должен извиниться за то, что сказали и сделали мои воины.

– Они сделали это по вашему приказу, капитан Дэй?

– Нет!

– Тогда вы мне ничего не должны, – пренебрежительно бросил Янир.

– Это мои люди. Они были под моим командованием. За все, что они говорят, думают и делают, в конечном счете, несу ответственность я. Вы должны знать, что Император ни разу не предложил сделать меня хозяином этого дома. Он лишь отдал приказ мне отправиться сюда. И я исполнил этот его приказ.

– Конечно, вы исполнили его приказ. Вы – капитан особой гвардии Императора. Среди воинов о вас ходят легенды. Все хотят служить под вашим началом. Все хотят походить на вас.

Дей почувствовал, как от слов Янира потемнела его кожа.

– Как бы то ни было, но то, что недавно они сказали, в конечном итоге – моя вина. Во время полета на Этрурию все шутили, что Император должен назначить лордом этого Дома своего наместника, чтобы исправить то, что сделал Бертос, и что все они будут первыми, кто станет служить ему. Я должен был пресечь эти разговоры, так как знал, что воины имеют в виду меня, но я этого не сделал.

– Понимаю, капитан Дэй.

– Я верю, что он сделал правильный выбор, лорд Янир.

– Что сделал?

– Назначил наместника.

– Что?!! – Янир не смог скрыть потрясения.

– Вы всегда были исключительным воином, лорд Янир. Самым талантливым, которого я когда-либо имел честь тренировать. Признаюсь, у меня были сомнения, когда Император впервые сообщил мне о своем решении. Мне стыдно признаться, что я начал думать о том, о чем шутили другие.

– Из вас вышел бы исключительный наместник, капитан Дэй.

– Нет. Вряд ли. Я знаю, кто я и явно не лорд. Я – воин. Командир воинов. Лорд должен быть чем-то большим. Он должен быть способен вести за собой не только воинов. Он должен уметь справляться и решать проблемы, о которых ни один воин никогда бы не подумал. Я не смог бы этого сделать. Доказательство этому было предоставлено недавно в этой комнате. Я бы бросил вызов Ошошу и прикончил его за оскорбление. Я бы прикончил Менаву за то, что он так беспечно относился к обязанностям по обеспечению безопасности моей самки. Вы же этого не сделали.

– Это вызвало бы раздор среди ваших людей, капитан, разделив итак уже разрушенный дом.

– Да, но я бы не понял этого, пока все не закончилось. Вы инстинктивно поняли это. Это то, что распознает только истинный лорд.

– Я… благодарю вас, капитан Дэй, для меня очень много значит то, что я слышу это от вас, – мужчины, которым я всегда восхищался.

– Я просто сказал правду, лорд Янир. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам создать Дом, настолько сильный, что каждый самец, представленный в будущем, пожелает служить под вашим началом.

* * *

Эбби слегка наклонила голову влево, затем сделала шаг назад и наклонила ее вправо, пытаясь решить, нравится ли ей эта статуя? Тут ли ей место? Не слишком ли это чересчур? Богиня, как же она хотела, чтобы Лиза оказалась здесь. Она бы точно знала, что делать.

– Думаю, что все выглядит просто бесподобно, – сказал ей Паган. Последние несколько минут он наблюдал, как она передвигает стеклянную статую. – Утренний свет, проходящий через нее, прекрасен.

– Вы так думаете? – Эбби улыбнулась ярче солнца.

– Да, моя леди, это статуя низшей богини. Говорят, она олицетворяет свет и тепло.

– Как ее звали?

– Как звали, госпожа?

– Я заметила, что вы всегда говорите «Богиня», а сейчас сказали «низшая богиня», но у низшего Бога Дако ведь есть имя.

– Я… я не знаю наверняка, миледи. Просто так издревле ее обозначали.

– О, – повернувшись, она снова посмотрела на статую. На самом деле статуя мало напоминала человеческую фигуру, скорее ее очертания, но когда сквозь нее проникал солнечный свет, внутри можно было рассмотреть золотистое очертание женщины. – Почему вы говорите о ней так, будто не знаете, что она из себя представляет?

– Мало кто помнит о низшей богине, госпожа, ее почти забыли. Те, кто помнил о ней, рассказывали, что она сделала что-то, что разгневало Богов, и поэтому они попытались стереть ее из нашей памяти.

– Но вы не знаете, что именно.

– Нет.

– Печально, ведь никто не должен быть забыт.

– Это обычное дело для торнианцев, моя леди.

– Но не для вас. Вы помните своих предков, Паган.

– Это потому, что моя родословная жива. Если у меня не будет потомства, мой род прекратится и все будет забыто. Вот почему для самца так важно иметь потомство.

– Значит, это важно не только для него, но и для того, чтобы все, что было до него, осталось в памяти народа.

– Да.

– Тогда мы должны приложить все силы, чтобы у вас появится отпрыск, Паган, – не обращая внимания на его потрясенный взгляд, Эбби начала заправлять кровать. И Паган тут же немедленно пришел ей на помощь. – Так вы начали думать о тех, кому захочется служить под вашим началом?

– Что, моя леди? – Паган даже остановился.

– Самцы, Паган. Вы уже решили, кому вы доверите работу в этом крыле, чтобы, когда у Янира будет время, они могли их очистить?

– Вы серьезно?

– Конечно. Я планирую заполнить это крыло Паган, на третьем этаже так много всего, что оно может разместиться во всем замке. Потребуется небольшая гвардия, чтобы должным образом за всем ухаживать.

– Я… я займусь этим немедленно.

* * *

Следующие несколько дней пролетели для Эбби как один миг. Янир по-прежнему вставал рано и возвращался поздно, но теперь он рассказывал ей, как проходил его день, о том, какие воспитанники имеют потенциал, а каких он отправит обратно, когда закончится их неделя. Эбби не удивилась, что Кванта выставят.

Кэрбр удивил ее, вернувшись не только с некоторыми вещами, которые, как он думал, она могла бы использовать в своем крыле, пока не будет создано новое, но и с кипой эскизов, которые сделал он, и большим томом в кожаном переплете, который содержал рисунки его предков. Эбби была поражена деталями и мастерством, которые она увидела. Там были тысячи эскизов дизайна столов и стульев, а также комнаты, для которой они предназначались, включая банкетный зал… Эбби даже не знала, что у них есть банкетный зал.

Паган сообщил ей, что он был в пустом крыле, где они хранили старую мебель. Прошлые правители и их семьи устраивали там большие торжества по случаю праздников. Они приглашали всех своих людей, воинов и слуг присоединиться к ним. Но он не использовался для этой цели уже в течение столетия.

Когда Эбби спросила, что это были за праздники, Кэрбр рассказал ей, что торжества устраивались по многим причинам: вступление в брак, рождение, праздник Богини, но чаще всего он использовался для объявления нового статуса воинов и слуг.

– Вы имеете в виду, при достижении статуса «воина» или становлении «мастером».

– Да, миледи, – ответил Кэрбр, – это был способ объявить об этом всем и отпраздновать это.

Когда она спросила, почему это прекратили, Кэрбр только пожал плечами.

– Это стало… неуместным для лордов.

– Как признание достижений других не может иметь значения?

Ни у Пагана, ни у Кэрбра не было ответа.

Зная, что Янир пока не позволит ей побывать во остальных частях замка, чтобы узнать, какая мебель нужна, она попросила Кэрбра помочь ей. Тогда-то Паган и сообщил ей, что Кэрбр может с помощью коммуникатора позволить ей увидеть комнаты.

После некоторого обсуждения было решено, что они начнут с крыла лорда, поскольку это было центром замка, а потом отправятся в его остальные части.

Так они начали преображать Дом.

* * *

– Нет, я думаю, что вы правы, Кэрбр, в этой комнате диван должен быть больше. Нужно будет изменить дизайн в этой комнате, – услышав, как открылась дверь в покои, Эбби обернулась и улыбнулась, увидев входящего Янира.

– Кэрбр, на сегодня достаточно, если вы начнете с этого, я буду вам очень признательна.

– Да, моя леди.

Отключившись, она пошла к Яниру.

– Что ты здесь делаешь? Еще только полдень!

– Мне нужно сменить одежду.

И тут Эбби заметила, что один рукав у него порван от плеча до запястья.

– Ты ранен! – сердце Эбби застучало.

– Я в порядке, Эбби, хотя рубашка испорчена.

– Что случилось? – она осторожно отодвинула ткань и увидела, что он не поврежден.

– Один из стажеров немного переусердствовал, – он не собирался говорить ей, что это был Квант и что Янир был уверен, что это не был несчастный случай. Ни один кинжал «случайно» не вылетает из руки мужчины по такой идеальной траектории. Он был брошен не в Янира, а в Мабона, который тренировался в соседней группе. Если бы не быстрая реакция Янира, Мабон сегодня встретил бы Богиню.

– Переусердствовал?

– Да, его кинжал выскользнул, когда он бросил его. Ничего страшного, кроме порванной рубашки, – наклонившись, он нежно поцеловал ее. – Даже не потребовался регенератор, – отойдя от нее, он направился к шкафу.

Эбби знала, что Янир позаботился о том, чтобы у каждого воина теперь было подразделение и что каждого стажера учили, как пользоваться регенератором. Янир не позволит тому, что произошло с Паганом, случиться с одним из его учеников. Он очень серьезно относился к своей ответственности перед ними.

– Ты говорила с Кэрбром, когда я вошел? – спросил Янир, и его голос доносился из шкафа.

– Да. Он показывал мне другую комнату. Богиня! Янир, я не могу поверить, насколько в плохом состоянии находятся некоторые из этих комнат. Бертос просто беззаботно совал в них всякие вещи. Это один из самых важных Домов в Империи, но ни одна из этих комнат не отображает этого.

– Бертос заботился только о себе. Кэрбр нашел тебе еще мебель? – выходя из шкафа, Янир смотрел вниз, застегивая рубашку.

– Нет, – Эбби надула губы. За день до этого Кэрбр обнаружил одну из тумбочек, которая подходила к их кровати. Она стояла в углу, под столом, заставленная еще и диваном.

– Не расстраивайся, Эбби, – Янир наблюдал, как она провела рукой по столу, который настояла поставить с его стороны кровати. – Если другая тумбочка уцелела, Кэрбр найдет ее.

– Да, – она подняла на него глаза. – Я знаю, тебе нужно вернуться, но у тебя есть минутка, я хотела бы тебе кое-что показать?

– Для тебя, моя Эбби, я найду время, – ослепительная улыбка, которой она наградила его, заставила его прийти к мысли, что он должен уделять ей больше времени в течение дня. Когда она отвернулась от него и выдвинула ящик тумбочки, он нахмурился. – Эбби…

– Я хочу показать клеймо, – поставив ящик на кровать, Эбби опустилась на колени и указала на то место, которое указал ей Кэрбр.

– Там есть клеймо? – Янир опустился на колени рядом с ней, нагнув голову, чтобы посмотреть, куда она указывает.

– Да. Это «клеймо мастера». По нему можно определить, кто сделал этот предмет мебели и для кого. Это клеймо говорит от том, что она была изготовлена для Короля Варика его мастером-столяром Феодором.

Янир присел на корточки.

– Это меч. Пылающий меч.

– Да, – поднявшись, она протянула ему руку. – Есть еще кое-что.

Взяв ее за руку, Янир поднялся, зная, что последует за ней куда угодно, но когда она остановилась перед закрытыми дверями, он нахмурился.

– Эбби?

Вместо ответа она подняла его руку и провела пальцами по тому месту, где в дерево было инкрустировано мианраи дабх.

– Что там? – Янир придвинулся еще ближе к двери, наконец, разглядев то, что почувствовали его пальцы.

– Когда первый луч солнца или луны попадает на него, мианраи дабх начинает светиться, и это создает пылающий меч.

– Символ Короля Варика.

– Да.

– Как ты обнаружила это Эбби?

– Случайно. Я ждала тебя в ту первую ночь, когда эти двери поставили на место, и оно просто появилось. Янир?

– Что, моя Эбби?

– Ты задумывался над тем, каким должен стать символ твоего Дома?

– Это наш дом, Эбби, ты имеешь такое же право голоса в создании нашего символа, как и я.

– Я…

– Ты уже думала об этом, – отвернувшись от двери, он подвел ее к одной из новых кушеток, которые принес Кэрбр. – Расскажи мне о своих мыслях, Эбби.

– Ну… – она неуверенно посмотрела на него.

– Скажи…

– Ну, с тех пор как мы прибыли, у меня было много свободного времени для раздумий.

– Мне жаль, Эбби, я должен был понять… – нежные пальцы на его губах остановили его слова.

– Я не жалуюсь, Янир. Я просто пыталась объяснить, как я принимала свои решения. Ты со мной, когда можешь, как сейчас, и я привыкла быть одна, так что я не против. Ладно?

– Окей, – произнося новое земное слово, Янир целовал ее пальцы.

– Я подумала о том, что ты сказал мне о встрече с… Райденом и Богиней, – Эбби едва удержалась от того, чтобы не произнести «Богом», в последнюю секунду вспомнив, что ему это не нравилось. – Крил, что Райден дал тебе, – они положили его в шкаф, – этот прекрасный золотой цвет.

– Цвет хунаджи, – он протянул руку, чтобы коснуться ее волос.

– Да, – улыбнулась Эбби, – того же цвета, что и крил, который он подарил Варику, если легенда Пагана верна.

– Так…

– Ты происходишь от первой женщины Варика.

– Да.

– Двери, которые защищали Короля Варика и его семью, были восстановлены на свое законное месте, его защита, так сказать, вернулась.

– Да.

– И еще камни стен приветствовали нас…

– Приветствовали нас? – Янир ошеломленно посмотрел на нее, потому что это был один из вопросов, которые задала ему Богиня, но он никогда не говорил об этом Эбби. Он многого еще не сказал ей.

– Ну… мне так показалось. По крайней мере, на мгновение. Ты же тоже это видел.

– Да.

– Итак… я думаю, кто-то пытается нам что-то сказать.

– Что пытается нам сказать, Эбби?

– Ну, что нам рады и что наш цветом для Дома Ригель из Этрурии следует сделать цвет хунаджи, и, наконец, что символом нашего Дома должен стать пылающий меч, означающий возвращение истинного и законного наследника, – Эбби затаила дыхание, ожидая, что на это ответит Янир, когда встанет и начнет расхаживать по комнате. Она знала, что он делает так, когда думает о чем-то в одиночестве. Перед другими, он оставался совершенно неподвижным.

Янир не знал, что и думать. Все, что говорила его Эбби, казалось правильным, почти идеальным, но было что-то… Янир судорожно пытался вспомнить что-то, о чем говорила Богиня, но что… И был уже почти близок к этому, когда вдруг неожиданно ожил его коммуникатор.

– Да? – раздосадовано спросил он.

– Мой лорд, я хотел узнать, когда мы начнем испытания, – в коммуникаторе раздался голос Корина.

– Да, я буду через несколько минут. Не начинайте пока без меня.

– Да, мой лорд.

– Мне нужно идти, Эбби.

– Понимаю, – поднявшись, она пошла поцеловать его на прощание.

– Я согласен с твоими идеями, Эбби. Так мы и поступим. Дом Ригель из Этрурии теперь будет представлен цветом хунаджи и иметь символ пылающего меча.

– Будет? – переспросила Эбби, улыбаясь ему.

– Да. Скажи Кэрбру, чтобы он создал свое клеймо для нашей мебели.

– Обязательно. Янир? – произнесла она, когда он повернулся было, чтобы уйти.

– Да? – он снова посмотрел на нее.

– Ты уже говорил с Уллом? – она увидела вспышку чего-то непонятного в его глазах, прежде чем он ответил.

– Да. Он сказал, что ему нужно время, чтобы обдумать это, – и с этими словами он вышел за дверь.

Эбби проводила взглядом Янира, когда он выходил из комнаты. Что это значит, что Уллу «нужно обдумать это»? Что тут было «думать»? Янир был братом Улла. Брату Улла нужна была помощь. Он должен был помочь.

Развернувшись, Эбби направилась вновь к своему к комму.

Глава 22

Исида озиралась по сторонам, пытаясь понять, откуда доносится странный писк. Наконец она поняла, что этот звук исходит из коммуникатора, который она положила на комод.

– О, Богиня! – воскликнула она. Кто-то вызывает ее!

Взяв трубку трясущимися от волнения пальцами, она нажала на кнопку приема вызова, отчаянно не желая, чтобы кто-то отключился.

– А… Алло?

– Исида? Это вы, Исида?

– Эбби! – радость и волнение Исиды были ощутимы сквозь пространство.

– Здравствуйте, Исида! Нажмите зеленую кнопку, и мы сможем увидеть друг друга.

– Сможем?

– Да. Ким забыла нам это показать. Лиза научила меня, когда мы разговаривали с ней несколько дней назад.

– Тебе уже необходима была помощь Лизы? – Исида, наконец, нашла нужную кнопку, и на маленьком экране появилось красивое лицо Эбби. – У вас проблемы?

– Только не с Яниром. Мне нужно было знать, как можно украсить дом, который полностью сделан из черного камня. Исида! – Эбби вдруг нахмурилась. – Что с вами случилось?

Изида удивленно посмотрела на Эбби. Она забыла, что еще не успела полностью одеться. Судя по всему, через комм все же были видны почти уже исчезнувшие синяки на ее руках.

– Ничего страшного.

Положив коммуникатор, она накинула халат, прикрыв руки, прежде чем взять его снова.

– Исида! – воскликнула встревожено Эбби.

– Я здесь, Эбби, – успокоила ее Исида.

– Что произошло?!! Орион сделал вам больно? – Эбби даже не хотела в это верить, Орион казался таким заботливым с Исидой, но разве большинство насильников не притворялись?

– Конечно, нет! Мой Орион ни разу за двадцать пять лет не прикоснулся ко мне в гневе! Как ты могла подумать такое! – Исиде пришлось сделать глубокий вдох чтобы успокоиться.

– Потому что он никого к вам не подпускает. Если не он, то откуда у вас синяки? – прошептала Эбби.

– Несколько дней назад в замке произошел пожар. Во время беспорядка я ударилась о стену и получила ушиб. Я в порядке.

– Вы уверены?

– Да. Орион тогда немедленно позвал целителя. Они исчезнут к полудню. Теперь расскажи мне, дочь моя, Лиза смогла помочь тебе?

– Иногда мы отвлекались, когда я спрашивала ее, что мне делать со всеми вещами Рисы. Я до сих пор не могу поверить в то, насколько заполнены ее покои.

– Да, у нее было пять мужчин.

– Я знаю… это может быть не совсем нормально… но думаю, что мне действительно нравится мысль о продаже многого из всего того ее богатства, чтобы потом использовать вырученные средства для помощи народу Этрурии.

– Ты бы использовала все на благо других? Не оставила все это для себя?

– Богиня, нет! Вы знаете, сколько там всего? Конечно, нет, но это больше, чем может понадобиться любой женщине за десять жизней. Только подумайте, Исида, то, чем Риса дорожила больше всего, будет использовано, чтобы помочь тем, кого она считала непригодными, – Эбби не могла сдержать хитрый смешок.

– Она будет кричать от ярости на Дако, – согласилась Исида и поняла, что смеется от этой мысли.

– Да. Думаю, Богиня одобрила бы это.

– Я тоже, – согласилась Исида. – Твоя идея, Эбби, немного странная… но мне это нравится.

– Моя мама всегда говорила, что «когда жизнь дает тебе лимоны, делай лимонад».

– Я не совсем понимаю смысл этого выражения.

– Ну, это означает, что ты берешь что-то плохое и бесполезное и превращаешь это во что-то хорошее и полезное.

– Так, как ты собираешься поступить с вещами Рисы.

– Да.

– Думаю, даже оставив половину того, что она имела… ты сможешь сделать со всем этим очень много, Эбби.

– Именно это я и надеюсь сделать, но мне понадобится ваша помощь, Исида.

– Моя помощь? – удивленно переспросила Исида. Чем она могла помочь ей, находясь на Бетельгейзе?

– Да… – и Эбби рассказала Исиде о том, что происходило в их новом доме. Ну, не все, она не стала рассказывать ей о встрече Янира с Райденом и Богиней, но поведала о том, с какими проблемами столкнулся Янир.

– Я… я никогда об этом не думала… – потрясенно прошептала Исида.

– Не думаю, что кто-то об этом задумывался когда-то вообще. Янир так много трудится, пытаясь познать все это, но Исида, за столь короткое время нужно так много успеть. Вот почему он связался с Уллом и попросил его о помощи.

– Янир это сделал? – Исида не смогла скрыть потрясения в голосе. – Что ответил Улл?

– Что он «обдумает это»! – съязвила Эбби. – У Янира нет времени на то, чтобы Улл «думал». Он должен быть здесь ради своего брата! Сейчас же! Рядом с ним! Ему нужен Улл, тот, кого он знает и кому доверяет, чтобы поддержать его сейчас. Так, как всегда поддерживал его Янир! – с каждой фразой в Эбби росло раздражение от мыслей о том, что Улл не был предан брату.

Исида была слегка озадачена реакцией Эбби на отсутствие Улла. Женщина-торнианка потребовала бы, чтобы его никогда не подпускали ни к ней, ни к дому, в котором она жила после того, как он так с ней обошелся.

– Ты… ты хочешь, чтобы Улл прибыл к вам? – нерешительно спросила Исида.

– Дело не в том, чего я хочу, просто он нужен здесь. Янир – единственный мужчина, которого я хочу. Никогда в этом не сомневайся.

– Я не это имела в виду, Эбби, я знаю, что Янир – единственный мужчина для тебя так же, как я всегда знала, что Орион – единственный мужчина для меня. Возможно, я плохо выразилась, но, если смотреть на все это как обычные торнианки, многие не позволили бы пустить мужчину в их дом, который говорил так… грубо с ними.

– Я знаю, Улл расстроен тем, что выбрали не его, Исида, но он – брат Янира, и он – часть семьи, а семья важна. Никто не знает этого лучше меня, – гнев Эбби рассеялся, когда она вспомнила о своей семье.

– Мне очень жаль, Эбби. Я не хотела, чтобы ты вспомнила всех, кого потеряла.

– Я всегда буду помнить их, Исида, – Эбби почувствовала, как ее глаза наполняются слезами, – и когда у нас с Яниром будет потомство, я расскажу им о них. Они это заслужили.

– Потомство… ты…

– Нет! – рассмеялась Эбби, вытирая слезы. – Богиня, Исида, дайте нам немного времени, мы не пробыли здесь и недели!

– Понимаю. Я прошу прощения. Я просто хочу снова подержать малыша на руках.

– Тогда, возможно, он должен появиться у вас, – посмеиваясь, Эбби проигнорировала удивленный взгляд Исиды. – Ладно, вернемся к Уллу. Я надеюсь, что вы сможете использовать свое влияние и помочь отправить его сюда.

Несколько мгновений Исида молча смотрела на Эбби. Она не разговаривала с Уллом с тех пор, как они вернулись на Бетельгейзе. Ее первый отпрыск был задумчивым, и пришло время положить этому конец. Он поможет брату или ему придется иметь дело с ней.

– Улл будет у вас, – обещала Исида.

***

Эбби с улыбкой откинулась на спинку стула и отключила связь. Она даже не сомневалась в том, что у Исиды все получится. Даже самый могучий из торнианских воинов не имел ни единого шанса против решительной матери.

Зная, что на третьем этаже ее ждет работа, Эбби прошла мимо стола с остатками обеда. Ей нужно поговорить с Паганом – кухня продолжала посылать еды, достаточной для торнианского воина. Она никак не могла бы съесть два больших бутерброда, которые они прислали. Прихватив оставшуюся половину того, который начала есть ранее, она направилась наверх.

***

Паган улыбнулся, взглянув на пустой поднос своей госпожи. Ему нравилось, что ей нравиться еда, хотя он не представлял даже, как столь маленькая самка могла так много есть. Она ела, как воин.

– О, Паган! Не могли бы вы помочь мне здесь?

Обернувшись, Паган увидел, что его леди пытается спуститься по лестнице с большой картиной.

– Моя леди! Что вы делаете?!! Позвольте мне взять ее! Почему вы не позвали на помощь?!! – Паган засыпал ее своими вопросами так же быстро, сколь стремительна была его реакция в ее сторону.

– О, спасибо вам, Паган, – поблагодарила его Эбби, когда он забрал у нее портрет, после чего она повернулась и закрыла дверь, ведущую в покои третьего этажа. – Я отвечу на ваш вопрос – я не позвала на помощь, потому что думала, что смогу справиться со всем самостоятельно.

– Позовите меня в следующий раз! – Паган не сразу понял, что только что отдал приказ своей госпоже.

– Поверьте мне, я так и сделаю, если найду еще картину такого размера. Поставьте ее туда, пожалуйста, – она указала на место в конце комнаты. – Я действительно не могу поверить, что у Рисы оказалось что-то настолько удивительное.

– У нее было пять мужчин, госпожа, – ответил ей с почтением Паган.

– Да, но это то, что могло принадлежать только этому Дому.

Подойдя к картине, она повернула портрет так, чтобы Паган смог его видеть. У него перехватило дыхание от того, что он увидел. Как Рисе удалось заполучить нечто подобное? И где же он хранился до сих пор?

– Это то, что я думаю?

– Да… это семья Короля Варика, – сердце Пагана бешено колотилось. Где столько времени хранился портрет, чтобы Бертос отдал его Ризе? Картина значила намного больше, чем просто быть частью истории этого Дома. Это была часть истории Империи. Зачем ее отдали Рисе… Это было словно оскорбление для всего, что было до него.

– Она должна висеть у главного входа, Паган. Это часть истории Дома, и все должны видеть ее, – Эбби окинула взглядом картину. Каждый из них настолько впечатлял собой. Мужчины были высокими и широкоплечими, особенно мужчина в самом центре. Король Варик. В то время как самки были меньше ростом, как и Королева Роуни, но каждая из них божественно красива. Все они сидели или стояли вокруг своих родителей, и каждый был отражением Короля и Королевы.

– Согласен, моя леди.

Ответ Пагана заставил ее оторвать взгляд от портрета.

– А есть место, где висели портреты былых семей, прежних лордов и Королей?

– Нет, миледи, возможно в прошлом такое место и было, но я никогда о нем не слышал.

– Тогда мы создадим такое место, и начнем мы с него, – она указала на портрет.

– Да, моя леди, я начну поиски места в замке для такого зала.

– Зал должен находиться в главном холе замка, Паган. Картины должны висеть там, чтобы все, кто посещал замок, знали, с кем они имеют дело. Чтобы они могли знать, откуда мы пришли и куда идем.

– Я… да, моя леди. Хотите, я возьму портрет с собой вместе с вашими пустыми тарелками?

– Нет. Я хочу, чтобы Янир увидел его первым, и мои тарелки не пусты, – она рассеянно ответила ему.

– Да, моя госпожа. Я очень рад видеть, что вам так нравится наша еда.

– Что? – Эбби обернулась, чтобы посмотреть на тарелки, которые он поднял.

– Паган… – тихо произнесла она, оглядывая комнату.

– Да, госпожа?

– Я не съела всю эту еду, – пояснила ему она.

– Если вы говорите так, госпожа…

– Нет! – Эбби схватила его за руку, чтобы он понял, что она говорит серьезно. – Я не съела всю эту еду. Я съела один сэндвич и оставила один, потому что для меня это было слишком много.

– Но если вы этого не делали… – внезапно Паган понял, о чем она говорит. С грохотом уронив блюда, он выхватил меч. – Встаньте позади меня, – приказал он, и Эбби немедленно повиновалась.

Паган внимательно рассматривал комнату в поисках малейшего движения. Кто-то был здесь с его леди, и никто об этом не знал. Нужно тогда обыскать все крыло. Поднеся коммуникатор, он связался с Навоном, охранявшим дверь, и поведал ему, что у них возможно появился незваный гость.

Через несколько мгновений Навон ворвался в комнату с обнаженным мечом. Он оставил Джа охранять вход в крыло.

– Где? – тихо спросил Навон, ища глазами угрозу.

– Пока не знаю, – ответил ему Паган, все еще осматривая комнату. Он переместил Эбби в угол комнаты, закрыв ее собой. – Когда я только пришел, двери комнаты были закрыты, а леди Эбби находилась на третьем этаже, и эта дверь была открыта. Я закрыл двери комнаты, и когда леди Эбби спустилась на этот этаж, она закрыла ту дверь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю