290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 15)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 22 страниц)

– Потому что? – продолжила Эбби и тут поняла, отчего покраснел Паган.

– Если бы мужчина носил только один крил, то ничто или почти ничто не могло бы помешать ему легко соединиться со своей женщиной. Чтобы, она смогла добраться к нужному ей быстрее…

– О… – теперь настала очередь Эбби покраснеть.

– Я бы сказал, двенадцать – это много, – пробормотала Янир.

– Вам известно истинное число отпрысков Короля Варика? – взгляд Пагана переместился к Яниру, не в силах скрыть потрясения.

– Почему он не мог знать об этом, Паган? – нахмурилась Эбби, глядя на него.

– Многие, когда их спрашивают, говорят, что у Короля Варика было шесть отпрысков… Они просто позабыли, что его потомками также были и самки.

– Но почему? Женщины ведь так важны для торнианцев!

– В древние времена, леди Эбби, все было по-другому.

– Да, – ответил ей Янир и вдруг понял, что это было то, что Бертос не включил в программу Обучателя, или каким-то образом она не смогла получить эти знания, и поэтому она не знала об этом. Его бедная маленькая Эбби. Она была такой смелой. Она не боялась задавать вопросы, когда чего-то не понимала. Не боялась того, что могут подумать о ней другие. Это было то, чему он должен был учиться, особенно с ней, потому что он знал, что она никогда не будет думать о нем хуже, если он откроет ей правду. – Во времена Короля Варика было более чем достаточно женщин, и более значимыми для Империи считались мужчины.

– Это правда, – согласился с Яниром Паган. – о самках Короля Варика просто позабыли. Но не вы, – Паган вопросительно поднял бровь, прежде чем осознал, что только что сделал. – Прошу прощения, мой лорд, – Паган быстро склонил голову.

– Не надо извиняться, Паган. Я знаю о двенадцати потомках, потому что… – Янир посмотрел на Эбби. Что она подумает… поверит ли ему?

– Янир? – Эбби не понимала, почему он так странно на нее смотрит.

– Я знаю об этом, потому что родословная моего манно берет свое начало непосредственно от первой самки Короля Варика, принцессы Ори.

– Правда?!! – глаза Пагана распахнулись от шока, когда он посмотрел поверх плеча Янира. – Вы происходите непосредственно от Короля Варика?

– Так мне сказали, – Янир перевел взгляд с Эбби на то, что привлекло внимание Пагана. В этот момент первый луч утреннего солнца проник комнату и скользнул по изножью кровати на внешней ее стороне. Сам не зная почему, Янир окинул взглядом раму и почувствовал, как его сердце забилось быстрее.

Резьба по дереву, хотя и была выполнена мастерски, но не была чрезмерно вычурной. Она была простой, но четко давала понять, кто был ее хозяином. Если бы он увидел это раньше, Янира бы смутили, увиденные вырезанные в изножье буквы «Дж». Но теперь он знал, что буквы «Дж» означает «Джейкоби» – имя, которое когда-то носил этот дом. У него перехватило дыхание, когда он взглянул на изголовье, потому что в центре изголовья был вырезан портрет женщины, настолько похожей на Богиню, что это могла быть только одна женщина.

– Королева Роуни, – прошептал он и вдруг понял, что его сон на самом деле не был сном. Он действительно встретился с Богом и Богиней. Склонив голову, Янир мысленно поблагодарил Роуни за все, что она сделала.

Эбби смотрела, как Янир медленно приблизился к кровати, в которую она влюбилась с первого взгляда. Наблюдала, как он оценил мастерство, с которым было изготовлено, и поняла, что она приняла правильное решение, оставив ее. И это был мужчина, которого она знала и которому доверяла, ее место было рядом с ним, и она подошла к нему.

– Ты знаешь о ней? – тихо спросила она.

– Кое-что, – Янир с удивлением посмотрел на Эбби, обнаружив, что она подошла к нему. – Когда-то она была Богиней, но отказалась от бессмертия и всего, что имела, предпочтя стать Королевой Варика.

– Она была по-настоящему храброй.

– Была, так же как и ты, Эбби, – Янир повернулся, обхватив ее лицо ладонями. – Ты тоже многим пожертвовала, чтобы стать моей леди.

– Я ни от чего не отказывалась, это просто отняли у меня, – Эбби удивила их обоих резкостью своего тона.

– Ты права, – с сожалением произнес Янир и увидел, как ее глаза наполнились слезами.

– Прости, Янир, – Эбби наклонилась вперед и потерлась лбом о его грудь, пытаясь успокоить. – Я знаю, что ты не имеешь ко всему этому никакого отношения.

– Торнианцы похитили тебя, Эбби, – Янир чувствовал стыд, даже когда обнял ее и прижал к себе. – Я – торнианец. Следовательно, я имею к этому какое-то отношение, тем более что я извлек выгоду из этого недостойного поступка, но это не мешает мне благодарить Богиню за то, что ты сейчас в моих объятиях.

Эбби подняла голову, положив подбородок ему на грудь, и увидела по его глазам, что сейчас он абсолютно искренен. Он сожалел о том, как она попала сюда, но не сожалел о том, что теперь она здесь.

– Могу с тобой согласиться, – прошептала она, слегка улыбнувшись и обняв его за талию. – Значит, ты не против, если мы ее оставим. Кажется, здесь ее место.

– Да, – согласился Янир, – и для меня будет честью разделить ее с тобой… когда у нее найдется подходящий матрас.

Глава 18

Некоторое время спустя, находясь на третьем этаже, Эбби была не в силах поверить своим глазам. Они с Яниром сели за стол, чтобы вместе разделить утреннюю трапезу, понимая, что им все же нужно обсудить кое-что, когда Яниром неожиданно вызвали в командный центр. Между оставшимися воинами произошла крупная стычка, и Дэй хотел узнать, какими будут указания Янира на этот счет. Яниру пришлось сразу же покинуть ее, быстро поцеловав Эбби на прощание и пообещав, что они поговорят обо всем позже.

Теперь же она стояла на третьем этаже, потрясенно озираясь по сторонам. Эбби казалось, что то, что она видела в покоях Рисы на «Вознесении», должно было морально подготовить ее к тому, что могло ожидать ее здесь. Она ошибалась. Она совсем не была готова к тому, что обнаружит здесь.

– Что все это значит? – спросила Эбби, в ужасе глядя на Пагана.

– Это то, что Риса получила, отдавая свой дар мужчинам, с которыми она соединялась, – ответил он ей.

– Серьезно? – Эбби вошла в комнату через потайную лестницу, которую показал ей Паган.

– Я всегда серьезен в таких вещах, моя леди, – продолжил Паган, хмуро глядя на нее. Он не понимал, почему она так сказала.

– Это выражение с Земли, Паган, – сказала Эбби, заметив, что тот нахмурился. – Для разных людей это может означать разные вещи, но для меня это означает: «я не могу в это поверить».

– А во что тут можно не верить? – спросил Паган, разглядывая комнату и не находя в ней ничего «невероятного».

– Что каждая женщина может требовать так много… и получать так много, просто соединившись с мужчиной, – взгляд Эбби скользил по заполненной комнате, и ей подумалось, что такое могло граничить с понятиями о проституции или отчаяния. Брать так много того, что ей предлагали, когда она решала уйти.

– Женщина всегда берет все, что ей дарит мужчина. Бертос был пятым мужчиной Рисы.

– Неужели? Она не казалась достаточно старой для этого всего.

– Я считаю, что ей было 33 года на момент ее смерти.

– Я… – Эбби не знала, что ответить. – Вы ведь скажете мне правду, Паган? Только правду, нравится мне это или нет.

– Конечно, моя леди.

– Нет, Паган, я хочу, чтобы вы действительно понимали все до конца, прежде чем ответить мне. Вам могут не понравиться мои вопросы.

– Госпожа, я здесь, чтобы служить вам. Если вам нужна правда, я скажу ее вам.

– Даже если мне это не понравится?

– Если это будет не так, вы прикажете убить меня?

– Нет! Никогда!

– Тогда я буду говорить вам только правду.

Эбби кивнула, понимая, что он имел в виду.

– Так скажите мне, Паган, если женщина забирает все с собой, когда покидает мужчину, что остается потом после нее?

– Потом почти ничего не остается, моя леди, – ответил ей он. – Но для мужчины достаточно того, что его род продолжится.

– А это место? – Эбби обвела рукой комнату, которая была заставлена богато украшенной мебелью, которая в свою очередь была завалена рулонами с дорогой материей и пышными подушками. Столы были уставлены разнообразными предметами искусства, большими и маленькими, и большинство из которых Эбби понятия не имела, что это такое.

– Это были приемные покои Рисы, госпожа. Именно тут она и оставалась, когда на этом этаже появлялся кто-то еще.

– Я думала, что в женские покои никто кроме ее пары не допускается.

– Все верно. Бертос был единственным мужчиной, которому разрешалось входить сюда в любое время и оставаться с ней наедине в любой из комнат. Когда же приходили слуги и приносили ей еду, она ждала их в этой комнате, а потом уходила в ту, где любила принимать пищу, – Паган указал на дверь в другом конце комнаты. – Она также оставалась здесь, когда слуги занимались ее остальными комнатами.

– Занимались ее остальными комнатами? – Эбби нахмурилась, слушая его.

– Да, когда их чистили, застилали постель, меняли простыни. Она также пользовалась этой комнатой, когда приходила портниха для примерки ее покрытий.

– Понимаю, – Эбби прошла через комнату, уверенная, что готова увидеть, что находится за следующей дверью… Но это было не так…

– О… мой… Бог!!! – выдохнула она, глядя на то, что возникло перед ее глазами.

В то время как «приемная» была весьма просторной, эта комната, наверное, как весь второй этаж, включая спальни… И она тоже была заполнена до отказа! Если Эбби не ошибалась, в некоторых местах – до потолка.

– Ваши вещи, моя госпожа, – тихо произнес у нее за спиной Паган.

– Я… она… – Эбби пошатнулась от увиденного… Это было похоже на Форт-Нокс или Лувр вместе взятые. Боже милостивый! Что ей делать со всем этим? Она даже не поняла, что произнесла этот вопрос вслух.

– Наслаждаться, госпожа.

– Наслаждаться?!! – Эбби чуть не заорала от возмущения. – Наслаждаться? Я – девушка из маленького городка… Никогда в жизни я… Мне бы даже в голову такое не пришло… – и Эбби выскочила из комнаты. – Я должна связаться с Лизой!

* * *

Янир не мог поверить, насколько глупыми и недисциплинированными были эти самцы! Не мог поверить, что они не могли контролировать себя. Во время тренировочных боев… И теперь у него было пять воинов, нуждающихся в медицинской помощи и услугах регенерационного блока.

– Капитан Дэй!

– Лорд Янир, – немедленно отозвался капитан.

– Я хочу, чтобы вы собрали всех воинов, всех новобранцев, которые служили под началом Бертоса, и через пять минут они были на тренировочных полях! Также я хочу, чтобы и все наши воины там!

– Даже те, сейчас в карауле?

– Оставьте минимальное число необходимых людей, все остальные пусть прибудут туда! Это понятно?

– Да, лорд Янир.

Корин стоял рядом со своим лордом, когда мужчины бывшего Дома Бертоса начали прибывать на тренировочные поля. Многие шли, спотыкаясь, и смотрели вокруг затуманенными глазами, кое-как надев форму, что свидетельствовало о том, что их, возможно, только что разбудили ото сна. Они даже не выстроились в линию, а просто стояли в разброс на поле.

За ними следовали воины, отправленные остальными торнианскими Домами. Статные и гордые, с настороженными взглядами, безупречно одетые в форме, даже те, кто, как Корину было известно, только что сменились с дежурства. Они образовали идеальные линии по обе стороны поля, загоняя внутрь других самцов.

Это вопиющая разница вызвала в Корине чувство глубокого стыда. О чем он только думал, когда привел Мабона в этот Дом? Посмотрев налево, он увидел своего лорда, который стоял, возвышаясь, и смотрел на появление своих воинов.

Янир окинул взглядом группу самцов, собравшихся перед ним. На лицах новобранцев ясно читался страх, когда как бывшие воины Бертоса бросали на остальных высокомерные взгляды. Никто не стоял смирно. Никто не выстроился в соответствии со своим рангом или положением. Что ж, быть по сему…

– Я – лорд Янир, – хотя он и не повысил голоса, его слова было легко расслышать повсюду. – И теперь этот Дом принадлежит мне! Посмотрите на мужчин, которые окружают вас. Смотрите!!! – взревел Янир, когда его приказ не был исполнен.

– Эти мужчины – воины! Доблестные воины из всех Домов Империи! Посмотрите на них! Видите, как они выстроились? Как они организованы? Чей они личный состав? Каждый из них знает, что он представляет своего лорда, и никогда не опозорит его, построившись так, как вы. Они усердно тренировались. Упорно работали, чтобы получить положение, которое они сейчас занимают, и они никогда не опозорят себя, прибыв к их господину, как вы! Они работают вместе, чтобы достичь своих целей, и каждый знает, что мужчина рядом с ним может однажды спасти ему жизнь. Они – братья по оружию! – Янир сделал паузу, останавливая взгляд на каждом из мужчин, участвовавших в драке.

– Они не враждуют между собой из-за пустяков. Император поручил мне превратить этот Дом в пример для всех остальных. Воины из этого дома будут очень востребованы, так как все будут знать, что они более чем заслужили это звание и действительно достойны его. Никто из вас, кто сейчас стоит передо мной, не достоин этого, – Янир тут же услышал потрясенный и сердитый ропот, пронесшийся среди самцов Бертоса. – С этого момента единственными воинами в этом Доме – останутся те, кто стоит перед вами по периметру, – Янир указал на самцов из других домов. – Все остальные теперь – новобранцы.

Бывшие воины Бертоса протестующе взревели.

– Мы заслужили свое звание! Вы не можете просто забрать то, чем нас наградил другой лорд! – заявил Яниру самец по имени Васаки, который спровоцировал недавнюю драку.

– Ты прав, Васаки, – Корин наблюдал за тем, как Васаки скрестил руки на груди и высокомерно ухмыльнулся, подумав, что только что поставил на место нового лорда. – Бертос оказал тебе эту честь, и я не могу это оспорить. Для любого из вас, кто захочет сохранить это звание «воина», которое дал вам он, ворота там! – Янир выхватил меч и указал на поднимающиеся врата. – Теперь идите и предложите свои услуги всем как воины Бертоса. Мужчины, которого вся Империя теперь считает недостойным и непригодным. И посмотрим, кто возьмет вас в услужение!

Улыбка Васаки исчезла.

– Я дам вам время до обеда, чтобы принять решение! – Янир окинул взглядом всех своих людей. – Все, кто останется, будут считаться новобранцами в моем Доме! Воины, которых вы видите вокруг, оценят ваши навыки и разделят вас на соответствующие тренировочные группы. Никому! Ни бывшему воину или самцу первого года обучения не гарантировано место в моем Доме. У вас будет неделя, чтобы доказать, что у вас есть потенциал. Что то, чему вы научились у Бертоса, не разрушило вашу честь и вашу готовность служить мне. Любой вновь прибывший, кто не пройдет отбор, будет возвращен его манно вместе с гонораром, который он заплатил Бертосу. После этого… начнется настоящая работа. Вас научат правильной стратегии и навыкам. Вы научитесь уважать себя и уважать своих братьев по обучению. Вы будете тренироваться усерднее, чем когда-либо в своей жизни, и если… если после всего этого я сочту вас достойными звания воинов, тогда вся Империя узнает, что это действительно так!

Развернувшись, Янир покинул тренировочное поле.

* * *

– Мой лорд, можно вас на минутку? – спросил Корин, следуя за Яниром с поля.

Услышав вопрос Корина, Янир замедлил шаг.

– Идем со мной, – сказал он ему. – Что у тебя, капитан?

– Я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы позволили мне вчера проведать Мабона. Я знаю, что мой долг – быть рядом с вами.

– Ты был капитаном после того, как выполнил свой долг перед братом, – ответил Янир, входя в командный центр. – Закрой дверь, – приказал он, встав у своего стола.

Мгновение мужчины просто смотрели друг на друга, и Янир понял, что обязан сказать этому мужчине правду.

– Я все еще не уверен, что хочу видеть тебя своим заместителем, Корин. Я не уверен, что могу доверять тебе. Ты провел всю свою жизнь на службе у Бертоса, и это не внушает к тебе доверия.

– Я понимаю, милорд, но не вся моя жизнь прошла здесь. Мой первый год обучения прошел в Доме Луанды.

– Повтори…

– Я только что закончил свой первый год обучения, когда Король Грим получил травму. Затем мой манно отправил меня сюда.

– Поэтому Король Грим узнал тебя на Люде.

– Этого я не знаю. Он никогда не говорил мне об этом.

Янир повернулся и бросил взгляд на Корина, пытаясь собираться с мыслями. Благодаря Эбби он теперь знал, что этот самец пожертвовал своим будущим, чтобы дать будущее брату. Тогда он пожертвовал своей честью, чтобы защитить его. Янир уважал это и задавался вопросом, смог бы он сделать то же самое еще раз. Он снова посмотрел на Корина.

– Как я уже сказал, то, что ты служил Бертосу, не внушает мне доверия, но твои действия, когда ты встал на защиту Королевы Лизы и готовность давать показания перед Ассамблеей достойны уважения. Ты также помог мне, охарактеризовав всех оставшихся в этом Доме. Я хотел бы, чтобы ты и впредь был так же откровенен в том, почему ты остался на прежнем месте.

– Мой лорд? – Корин посмотрел на него в замешательстве.

– Отчасти это моя вина. Я никогда не задавал этот вопрос. Вопрос, почему ты остался. А Эбби сделала это.

– Она необыкновенная женщина, – согласился Корин и тут же заметил, как нахмурился Янир. – За то короткое время, что она среди нас, она уже проявила больше доброты и заботы к мужчинам этого Дома, чем любая другая женщина за всю мою жизнь. Она – это все, о чем могут говорить новобранцы.

– Она – такая, и именно благодаря ей я теперь понимаю, что заставило тебя остаться частью Дома Бертоса. У тебя есть честь, Корин. Ты защищаешь невинных. Это то, что делает пригодным и достойным воина, даже если это стоит ему жизни.

Корин не мог поверить в то, что говорил ему Янир. Он не ожидал этого. Он пришел сюда только для того, чтобы заверить Янира, что Мабон не помешает Корину исполнять его обязанности.

– И по этой причине я склонен думать, что Император был прав, требуя, чтобы ты стал моим заместителем.

– Я… не понимаю, мой лорд…

– Я верю, что ты будешь полезен моему дому, Корин, и хочу, чтобы ты работал вместе с капитаном Дэем, чтобы потом ты смог начать выполнять некоторые его обязанности.

– Я… – Корин не мог поверить своим ушам. Он понимал, что они с Дэем столкнутся лбами, но если он пережил Бертоса, то сможет справиться и с Дэем. – Я могу это сделать, мой лорд, – ответил он, отдав честь своему лорду.

* * *

– Эбби! – взволнованный голос Лизы заставил Эбби едва ли не расплакаться от переизбытка чувств. Хотя она была знакома с Лизой недолго, но они быстро подружились.…

– Эбби, что случилось? Мне позвать Грима?

– Нет… Нет, не беспокой Грима… я в порядке… я… просто… услышала твой голос… и я не успела попрощаться или поблагодарить тебя за то, что ты позаботилась о моих вещах.

– Включи видео у себя, Эбби.

– Что? Видео? Что ты имеешь в виду?

– Разве Ким тебе не показывала?

– Она показала мне, как работать с коммуникатором.

– Но забыла о видео…

После выполнения указаний подруги Эбби была в восторге, наконец, увидев улыбающееся лицо Лизы в своем устройстве.

– Также так можно сделать на стационарном коммуникаторе, – сказала ей Лиза, – что-то вроде Скайпа.

– О, вау… это круто! Хочу сказать, я была рада просто связаться с тобой, но на самом деле увидеть тебя, увидеть девочек, будет здорово!

– Да. Теперь рассказывай, что случилось?

– Мне нужна твоя помощь…

Эбби рассказала Лизе о том, что нашла не только в замке Бертоса, но и в покоях Ризы. Что она уже сделала и что еще нужно предпринять.

– Вау… – Лизы удивленно смотрела на Эбби. – Я никогда даже и особо не рассматривала все то, что было на женском этаже, когда прибыла на Люду, ну там тоже было много чего… Я имею в виду, что этим всем мы украсили наш замок…

– Я знаю! Что мне с этим делать, Лиза? Я имею в виду, это же все принадлежало Рисе!

– Да, я понимаю тебя, она была сукой, но Эбби, ее больше нет. Она больше не сможет насмехаться над тобой.

– Я знаю, но здесь так много «неправильного». Понимаешь, о чем я? Я имею в виду, что я избавилась от большинства вещей Бертоса, но эти вещи… Лиза, эти вещи очень ценные. Мужчины всю жизнь усердно трудились, чтобы приобрести их. Как я могу просто выбросить их?

– Так не выбрасывай.

– Тогда что мне делать?

– Перебери их, Эбби. Да, это займет некоторое время, но и тебе будет чем заняться, пока Янир выполняет свои обязанности. И после того, как ты разберешься с ними, ты сможешь тогда начать украшать ими свой дом.

– Но…

– Послушай, я понимаю твои опасения. Мне дурно только от мысли о том, чтобы прикоснуться к тем же вещам, коими владели эти двое… – Эбби увидела, как содрогнулась Лиза. – Но, может быть, не все так плохо, ведь ты же мне рассказывала про кровать…

– Согласна.

– Так рассортируй все и реши, захочешь ли ты оставить что-то себе. Если ты этого не хочешь делать, а это ценно, тогда я уверена, что со всем этим можно что-то сделать. Возможно, это может быть продано, а доходы можно передать, чтобы помочь кому-то еще. Разве это не обожгло бы задницу Рисы, если бы она узнала, что ее вещи используются для помощи кому-то другому?

– Богиня… она перевернется в могиле.

– Разве это не стимул к действиям?

– О, да!!!

Эбби и Лиза закончили разговор на эту тему, и потом Эбби действительно удалось пообщаться с Мики и Карли, которые прибежали, чтобы рассказать Лизе, что Грим научил их прыгать на батуте.

Закончив сеанс связи, Эбби улыбалась и уже не чувствовала себя такой подавленной, как раньше.

* * *

– Все в порядке, моя госпожа? – спросил Паган.

Эбби обернулась и увидела, что он стоит в дверях комнаты отдыха.

– Вы были там все это время, Паган?

– О нет, госпожа. Я бы никогда не вторгся к вам без спроса, – Паган был ошеломлен этой мыслью. – Я только что принес вам обед, – он перевел взгляд на блюдо, которое принес.

– Уже время полуденной трапезы? – Эбби взглянула в окно и увидела там яркое солнце. Неужели она так долго проболтала по комму? – Боже мой, я и забыла… Простите, Паган.

– За что, госпожа? – подойдя ближе, он поставил блюдо на стол.

– За то, что я совсем забыла о времени. Я заставила вас ждать.

– Это то, ради чего я здесь, моя госпожа, и, как только вы поедите, я велю принести новый матрас.

– Все готово?!!

– Да, миледи.

– Тогда пусть принесут прямо сейчас! О, я так взволнована.

– Но… еда…

На что Эбби просто отмахнулась.

– Это может подождать, – сказала она, не осознавая, что просто шокировала этим Пагана.

– Если вы этого желаете, госпожа.

– Да, так и желаю.

Повернувшись, Паган подошел к двойным широким дверям и открыл их, за которыми стояли Мабон, Лотем, Пранав и Брон, изо всех сил стараясь удержать массивный матрас в вертикальном положении.

– Несите его сюда, – приказал Паган, и все четверо быстро повиновались.

– Как насчет простыни, Паган? – поинтересовалась Эбби.

– У меня было несколько, леди, но я не уверен, что они подойдут вам.

– Почему бы и нет? – спросила Эбби, нахмурившись.

– Единственный материал, который у меня был, был не по стандартам, которые требовали Бертос или Риса, и был белого цвета. Я могу найти другие, – быстро поправил себя он, – мне просто нужно знать, какого цвета вы хотите.

– Понятно. Этот материал, который есть у вас, кто-нибудь, кроме Ризы и Бертоса, может найти его подходящим?

– О да, госпожа.

– Тогда все будет в порядке с цветом… каким он должен быть?

– Многие выбирают его цветом своего Дома, госпожа.

– О… ну, я не уверена, какой цвет выберет для этого Янир, так что белый подойдет.

– Да, Миледи, – Паган повернулся к молодым людям. – Отправляйтесь на тренировочные поля.

– Да, мастер Паган. Моя госпожа, – произнесли все хором и выбежали из комнаты.

– Тренировочные поля?

– Да, миледи. Лорд Янир приказал всем новобранцам собраться на главном поле, чтобы он мог оценить, останутся ли они в его доме.

– Понятно.

– Есть еще кое-что, госпожа.

– Что такое, Паган?

– Прибыл столяр Кэрбр.

– Кто? – Эбби растерянно посмотрела на него.

– Столяр Кэрбр, госпожа. Мой родственник, – напомнил он.

– О! Тот, кто мог бы сделать для меня мебель.

– Да, миледи, – кивнул Паган.

– Но вы же сказали, что он не придет?

– Я… смог убедить его, что это в его интересах, госпожа.

– Убедил его… Паган, что вы сделали?

– Он угрожал уничтожить мой магазин и дом! – сердитый голос заставил Эбби повернуться к дверям, а Пагана вытащить меч.

– Как ты смеешь входить в покои моей госпожи?!! – Паган тут же встал между ним и Эбби. – Тебе велели ждать у входа в крыло.

– Это покои лорда, – возразил мужчина, – то место, куда мне приказали прийти, и вот я здесь!

Кэрбр перевел взгляд на маленькую самку, которая вышла из-за спины Пагана, потрясенный увиденным. Она была крошечной, совсем не похожей на торнианку. Ее волосы были светло-золотистого цвета с темными прядями, а глаза – ярко голубыми. Кем было это существо?

– Лорд и леди отдыхают вместе! Это их комнаты, и ты не войдешь без разрешения! Ты извинишься перед госпожой. Сейчас же! Или повстречаешь Богиню!

* * *

– Все в порядке Паган, – Эбби мягко положила свою ладонь на его руку. – Я уверена, что столяр Кэрбр не хотел вас обидеть. Так вы – Кэрбр? – тогда, как ее голос был тихим и мягким, взгляд, устремленный на Кэрбра, – нет.

– Я… конечно, нет… – мужчина запнулся, не зная, как ответить. Эта женщина обратилась прямо к нему. Она коснулась Пагана. Что, во имя Богини происходит? – Мне сказали, что я должен осмотреть мебель в покоях лорда… поэтому я вошел.

– Понятно… значит, воин Навон и воин Морио запросто позволили вам войти в это крыло? Без предупреждения? – Янир перед уходом упомянул, что Навон и Морио теперь приставлены к ней в качестве охраны.

– Я не знаю имен воинов, – произнес Кэрбр, настороженно глядя на нее.

– Воина Навона и воина Морио нет у дверей, миледи. Лорд Янир дал им время ознакомиться с замком, – Паган медленно вложил меч в ножны. – Менава и Ошош у дверей. И все же мне трудно поверить, что они просто так пропустили Кэрбра.

– Я помог воспитанникам с матрасом, – наконец-то признался Кэрбр.

– И они не допросили тебя! – Паган был возмущен. – Это надо исправить!

– Да, надо, – согласилась Эбби. – Никто не должен входить в это крыло. Что, если бы в это время Янир отдыхал? – Эбби не заметила потрясения на лицах мужчин, когда изучала Кэрбра, от того, что она обеспокоена о лорде, а не о себе. Он оказался старше, чем она ожидала, – лет шестидесяти, если можно так выразиться. В его длинных черных волосах виднелись седые пряди, а кожа приобрела легкий загар. Он был меньше мужчины-торнианца, примерно на полголовы, и немного иной была форма его глаз. И тогда Эбби пришла к выводу, что он не был чистокровным торнианцем.

– Итак, Кэрбр, Паган рассказал мне, что вы делаете удивительную мебель, что члены вашей семьи когда-то были мастерами в этом Доме.

Прежде чем заговорить, Кэрбр бросил взгляд на Пагана, не в силах поверить, что мужчина поделился этой информацией.

– Это правда.

– И что они потеряли это место, потому что один из них соединился с женщиной-неторнианкой и у них появилось потомство.

– Да, госпожа, – Кэрбр напрягся в ожидании ее реакции к тому факту, что он был наполовину торнианцем, и был потрясен услышанным после.

– Что ж, ваш предок достоин уважения. Он отстаивал то, что считал правильным, даже если это стоило ему чего-то важного. Немногие могут так поступать.

– Я… да, миледи… это правда… – Кэрбр нахмурился, взглянув на маленькую женщину по-новому. Он ожидал, что она окажется такой же, как любая другая торнианка, особенно после того, как ему приказали явиться сюда. Эгоистичной, требовательной и мелочной.

– Да, и сейчас я прошу прощения за то, что Паган угрожал сделать, чтобы вы оказались здесь. Он знал, как сильно я хочу поговорить с вами, но не должен был угрожать, – повернувшись, она посмотрела на Пагана. – Этого больше не должно повториться, понятно, мастер Паган? Этот Дом больше не будет использовать запугивание и шантаж против народа Этрурии. Лорд Янир – не Бертос, а я – определенно не Риса! Я думала, вы лучше всех это понимаете.

– Да, моя госпожа. Прошу простить меня, – склонил перед ней голову Паган. Ему не понравилось, что он разочаровал ее. – Это больше не повторится.

– Я уверена, что этого не произойдет, – Эбби положила руку на плечо Пагану, ободряюще сжав его, прежде чем оглянуться на Кэрбра. – Но я рада, что вы здесь, Кэрбр, потому что мы обнаружили удивительный предмет мебели, и мастер Паган считает, что он был создан одним из ваших общих предков для Короля Варика.

– Что?! – Кэрбр не смог скрыть потрясения. – Это невозможно! Ничто не смогло бы сохраниться так долго. Он, – Кэрбр указал на Пагана, – ничего не знает об этом ремесле. Он всего лишь слуга!

Паган напрягся от оскорбления.

– Он – мастер Паган Дома Ригель, – голос Эбби стал жестким и холодным, а в глазах блеснул лед. – Он отвечает за это крыло, и ему доверяют его лорд и леди, мастер Кэрбр. Он также тот, кого я считаю другом. Вы будете уважать его. Это понятно?

– Я… да… – пробормотал Кэрбр.

– Что «да»?!! – спросила Эбби. Она была не из тех, кто требовал использовать титул при обращении к леди, но Кэрбр выводил ее из себя.

– Моя госпожа…. – продолжая заикаться, Кэрбр не был уверен, у кого теперь на лице было более удивленное выражение – у него или у Пагана.

– Хорошо, – решительно кивнула Эбби. – Теперь, когда мы со всем разобрались, я покажу вам предмет, о котором идет речь, и мы посмотрим, кто и насколько знает свое ремесло.

Повернувшись, она повела Кэрбра к кровати.

* * *

Кэрбр был ошеломлен, увидев стоявший перед собой деревянный каркас.

Не может быть… упав на колени, он провел дрожащими пальцами по поверхости, ощущая шелковистость, которую только время могло дать дереву. Он провел им по краям резьбы, которые, хотя и смягчились со временем, все еще были вполне ощутимы.

Не обращая внимания на боль в старых суставах, Кэрбр, опустившись на пол, лег спину и полез под раму. Он должен был увидеть, как соединяются части. Это подскажет ему, когда было сделано изделие. Он хотел посмотреть, везде ли есть патина. Встречалось много предметов, которые были лишь подделкой под старину. И еще должно было быть клеймо, известное только его семье… Это клеймо ставилось только на мебель, предназначенной для самого Короля, изготовленную его «мастером-столяром».

Каждый мастер создавал свой уникальный знак, который добавлялся к печати его лорда. И это оформлялось документально. Клеймо, использовавшееся для печати, уничтожалось после смерти мастера, чтобы никто не мог претендовать на его работу. Найдя клеймо, Кэрбр почувствовал, что его вселенная перевернулась.

* * *

Эбби молча наблюдала, как Кэрбр изучает кровать. Она не сомневалась, что это Варик и Роуни, особенно после реакции Янира. Эбби казалось, что подлинность подтвердится, и это было еще до того, как Паган рассказал ей о Короле и Королеве.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю