290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 13)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц)

И еще там было много всяких предметов интерьера, которыми были заставлены столы, покрыты стены. Некоторые из них просто были расставлены на полу. Стены удивили ее этим, ведь она решила, что мианраи дабх был нерушимым. Паган объяснил ей, что это так, и если меньший фрагмент камня поместить в больший, вставив что-либо между ними, то это все вскоре станет единым целым из-за особенных свойств камня. Он снял огромный портрет Бертоса, зная, что она захочет, чтобы тот исчез, чтобы показать ей это. Рассказав ей, что когда меньший фрагмент будет изъят из стены, то оставшаяся стена вскоре станет вновь гладкой. Остальная большая часть камня словно «зарастет» подобно тому, как могут заживать раны на теле.

Это было очень круто.

Паган продолжал рассказывать, какие предметы в комнате имеют большую ценность, а какие нет. Эбби была поражена… той ценностью, которую, с ее точки зрения, имели некоторые вещи. Но Паган объяснил, что дело не в ценности «предмета», а в том, из чего он сделан. Некоторые предметы были из чистого серебра, другие из чистого золота, а еще там были большие куски чего-то, о чем она понятия не имела, что это такое.

Доверившись Пагану, она решила упаковать все те вещи и отправила их на хранение в одну из пустых спален. Пусть Янир решает, что с ними делать. Это коснулось подавляющей части вещей в их покоях. Мебель убрали, ну, кроме каркаса кровати. Было убрано абсурдное количество портретов Бертоса и других «предметов», которые лежали вокруг, которые были упакованы, чтобы Янир мог потом на них взглянуть.

Когда они наконец добрались до шкафа… шкафа Бертоса… Эбби содрогнулась от отвращения. Паган пытался уговорить ее позволить ему навести порядок в большой гардеробной, которой позавидовала бы любая женщина на Земле, но она отказалась. Это было то, что она должна была сделать сама, хотя она не знала почему. Это дало бы представление о том ей, каким должен быть гардероб лорда… и каким не должен быть… потому что она действительно не имела об этом ни малейшего понятия.

Это заняло некоторое время, она медленно перебрала все жакеты, осторожно проверяя карманы его одежды, и была потрясена, обнаружив бриллианты, драгоценности и золото почти в каждом из них. Паган объяснил, что именно так торнианцы покупали разные вещи, и Эбби пришла к выводу, что для Бертоса это было чем-то вроде «мелочи на карманные расходы». Она складывала то, что находила, в чашу, которую принес ей Паган. Вскоре шкаф был очищен от ненужной одежды, и все, что теперь осталось, – это переполненная чаша «мелочи» и пустые вешалки.

Именно тогда Паган шокировал ее тем, что спросил, не хочет ли она отправиться в покои леди.

– Что? – изумленно спросила она, совсем позабыв, что здесь был еще один этаж… покои Рисы.

– Покои леди, госпожа. Быть может, вы захотите увидеть все то, что теперь стало вашим? – так поступила бы любая другая женщина – сразу же по прибытии потребовала бы увидеть все ее богатства. Но леди Эбби, казалось, забыла об них.

– Моим?

– Да. Теперь вы хозяйка замка, так что все, что здесь находилось, теперь принадлежит вам.

– Я и забыла об этом… – прошептала Эбби, глядя в потолок. Богиня, если покои Бертоса так ужасны, что же тогда ждет ее там? – Думаю, я подожду до завтра, Паган, – и встретив его молчаливый взгляд, добавила: – Уже поздно, я думаю, что, как только мы уберем эту одежду, на сегодня этого будет достаточно.

– Как пожелаете, госпожа.

– Так и пожелаю.

* * *

И вот теперь она сидела перед камином на подушках, принесенных с кушеток с первого этажа, с помощью которых она соорудила импровизированную кровать, и ждала возвращения Янира.

* * *

Янир не мог поверить, что уже так поздно и насколько, оказывается, он устал. Свидетельством этого было то, что он не сразу понял, что именно Навон и Морио открыли ему двери в покои.

– Почему вас не сменили? – поинтересовался Янир и увидел, как переглянулись воины, прежде чем ответить.

– Лорд Янир, мы не получали такого приказа, – наконец ответил ему Навон.

Янир выругался и потянулся к коммуникатору. Это была одна из многих вещей, о которых он должен был позаботиться сегодня.

– Дэй! – зарычал он в коммуникатор. Он все еще злился на капитана за то, как тот обошелся с Мабоном, но не мог придраться к тому, как ему удалось организовать охрану территории резиденции.

– Да, лорд Янир, – сухо произнес капитан в ответ.

– Пришлите воинов Тохо и Сафи на охрану моих покоев.

– Двоих моих воинов? – изумление Дэя было слышно в его голосе. Его люди были воинами! Они не должны охранять чьи-то двери!

– Да, капитан Дей! Воины Навон и Морио были на дежурстве более двадцати часов без перерыва! Пока я лично не выберу воинов для охраны моей леди, вашим людям придется выполнять и эти обязанности.

– Да, лорд Янир, я пошлю их немедленно.

Янир окинул взглядом своих воинов, которых знал много лет. Оба всегда относились к нему с уважением, хотя он был всего лишь третьим отпрыском. И они никогда не пытались как-то унизить его. Никогда не бросали ему вызов и не наносили ненужных ударов во время тренировок, как другие. Они оба были достойными самцами. Доверяя своим инстинктам, он принял решение.

– У вас обоих будет двадцать четыре часа на отдых, как только прибудет замена. Отдохните, затем познакомьтесь с планировкой замка. На данный момент Вы первые два воина личной Гвардии леди. Обо всем происходящем здесь будете докладывать лично мне. Это понятно?

Мгновение оба мужчины потрясенно смотрели на него, прежде чем после ответить в унисон.

– Да, мой лорд!

После слов Янира их усталость исчезла мгновенно. Они были отправлены на Этрурию по приказу лорда Ориона. Лорд Орион был достойным мужчиной, несмотря на то, что бы там ни думали другие. Он был строгим наставником и всегда требовал от них максимум, но также он был справедливым и щедрым лордом. Они оба надеялись прослужить ему, пока не повстречали бы Богиню. И никак не ожидали, что им предложат такое важное место в новом Доме.

Статус любого воина, служившего в Этрурии, зависел от степени его важности для Империи, но быть назначенным в Элитную гвардию… пусть даже для охраны самки… Хотя ранее это не было бы такой большой честью, поскольку женщины редко покидали свои покои. Все изменилось в тот момент, когда Королева Лиза показала свою признательность за свою Гвардию, и теперь в Империи не было ни одного мужчины, который бы сейчас не желал быть членом личной Гвардии земной женщины.

Кивнув им, Янир отправился на поиски своей Эбби, не замечая, как к нему обратились Навон и Морио. Ранее они обращались к нему как к лорду Яниру, как к любому другому лорду, кому бы они не служили. Теперь они обращались к нему как к своему лорду, подтверждая тем самым, что были членами его дома, а не дома его манно.

* * *

Янир обнаружил Эбби, заснувшую у камина в комнате отдыха лорда… в их комнате отдыха. Почему она не была в кровати, как она должна быть? Почему же она лежала на каменном полу? Нет, она не лежала прямо на полу, он увидел под ней подушки, накрытые белой простыней. Но это все еще не объясняло, что его леди делала на полу!

За такое кто-то может лишиться головы.

Должно быть, он издал какой-то звук, потому что Эбби медленно открыла глаза. Сначала они были полны сонного замешательства, потом ее взгляд сфокусировался, и когда она увидела его, замешательство уступило место теплу, от которого у него екнуло сердце.

– Наконец-то ты вернулся… – прошептала она, а ее голос и выражение лица выражали радость, когда она села. Одеяло, которым она была укутана, упало, и отблеск огня осветил ее пышную фигуру сквозь тонкую ткань покрытия.

– Мне жаль, что я так долго отсутствовал, – сказал ей, опускаясь на колени рядом с подушками. Не отдавая себе отчета в том, что делает, он запустил пальцы в ее волосы и прижался губами к ее губам. – Я собирался вернуться несколько часов назад.

– Шшш… – прошептала она у его губ. – Ты вернулся тогда, когда смог, – она подарила ему поцелуй, прежде чем отстраниться. – Ты голоден? – повернувшись, она указала на низкий столик по другую сторону подушек и нахмурилась. Она попросила прислать с кухни несколько блюд с мясом, сыром и фруктами, которые, как она знала из разговоров через изгородь, были его любимыми. Но теперь, похоже, кое-чего не хватало.

Янир заставил себя отвести взгляд от ее красивого лица в ту сторону, куда она указывала, и не мог поверить своим глазам… Она помнила, что ему нравилось… из тех разговоров, которые теперь казались такими давними. И она убедилась, что они дождутся его, когда он придет. Никто никогда не делал для него ничего подобного… никто так не заботился о нем.

– Нет, – хрипло ответил он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее еще раз, – но спасибо, – то, что она делает для него, он никогда для нее не делал.

– Это неправда, – возразила Эбби, и он понял, что произнес последнюю часть вслух. – Ты послал Мабона и остальных помочь мне. Ты выслушал меня, когда я ворвалась в ваш командный центр без предупреждения. Ты даже связывался со мной несколько раз в течение дня, чтобы узнать, все ли со мной в порядке.

– Этого было недостаточно, особенно после того, как ты сделала все это для меня, – он указал на еду.

– Это просто еда, – тихо произнесла она. – Не то, чтобы я действительно сделала это. Я только что связалась с кем-то на кухне, и они выполнили мою просьбу.

– Но ты подумала об этом, – сказал он. – Думала обо мне и моих нуждах. Ты даже вспомнила мои любимые блюда, – при этих словах его голос слегка дрогнул. – До тебя, Эбби, никто не делал для меня ничего подобного.

Эбби изумленно смотрела на него… Никто никогда не знал, какие у него любимые блюда? Не интересовался, есть ли они у него? Даже по особым случаям? Ее мама всегда делала ее любимый торт на день рождения Эбби… «Ангельскую еду»… слоеный торт, украшенный клубникой и свежими взбитыми сливками. При одной мысли об этом у нее потекли слюнки. Это всегда заставляло Эбби чувствовать себя особенной потому, что мама находила время, чтобы сделать это для нее. То, что никто не удосужился этого сделать по отношению к нему, разозлило ее. Он был слишком хорош… слишком особенный… Она знала, что он сомневается в этом, потому что он был третьим отпрыском, но теперь он был ее, и она собиралась удостовериться, чтобы он узнал, насколько особенным он был… начиная с этого момента.

– Ладно, – ее руки потянулись к его рубашке и начали расстегивать ее. – Если ты не хочешь есть, то давай тогда отдыхать. Это был долгий день.

– Так и есть, – он устало пожал плечами, стягивая рубашку и отбрасывая ее за спину. Повернувшись, он тяжело опустился на подушки, снял обувь, потянувшись руками к штанам.

Эбби забыла, что должна помогать ему, наблюдая, как перекатываются и напрягаются мышцы спины Янира. Богиня, он был так прекрасен! Он был таким теплым… и сильным… и весь принадлежал ей. Что она протянула руку и провела пальцами по мышцам его спины.

– Эбби… – хриплый шепот Янира заставил ее поднять на него глаза.

– Что? – спросила она и вдруг поняла, что он весь напрягся от ее прикосновения. Богиня, что она делает? Он был измучен и утомлен, а она практически к нему приставала. Покраснев, она опустила голову и потянулась к штанине. – Давай я тебе помогу, – произнесла она, потянув ее вниз.

– Эбби… – и тут одна рука Янира остановила ее, а другая приподняла ее лицо. – Что случилось, Эбби? Почему ты перестала меня трогать? Ты больше не хочешь? Тебе это больше не нравится?

– О, конечно мне это нравится, – она посмотрела ему в глаза и увидела в них сомнение. Сомнение в том, что ей нравится прикасаться к нему. Она не могла этого допустить. – Мне действительно слишком это нравится Янир, – протянув руку, она провела ладонью по его груди. – Ты так красив… – прошептала она.

– Красив? – теперь настала очередь Янира покраснеть. – Я не красив… Женщины красивы, а не мужчины.

– О, ты ошибаешься, – она нежно улыбнулась ему. – Сказать тебе, что, по-моему, делает тебя таким красивым?

Но почувствовав, что пока не может произнести ни слова, Эбби продолжала гладить его грудь, а он просто кивнул.

– Ну, во-первых, твое тело прекрасно сложено, – добавила она, положив вторую ладонь ему на грудь, понимая, что никогда такую огромную область одной рукой не объять. – Я никогда не встречала никого похожего на тебя. Только сама Богиня могла создать нечто столь великолепное. Интересно, кто ее вдохновил… – голос Эбби прервался, когда она наклонилась вперед и поцеловала его грудь.

– Эбби… – рвано выдохнул Янир. Никогда прежде он не думал о своем теле так, как о чем-то таком, к чему ей было бы приятно прикасаться. Для него это был просто инструмент, который он отточил, чтобы как можно лучше служить своему будущему господину. Теперь он был рад, что так усердно тренировался, что это сделало его привлекательным для Эбби.

Поднявшись на колени, Эбби мягко прижала его к подушкам, которые сложила сверху.

– Ляг на спину, Янир, и я поведаю тебе о том, что еще я считаю прекрасным в тебе.

Испустив тяжелый вздох, Янир позволил ей прижать его к себе и закинул ноги на импровизированную кровать, удивляясь тому, как чудесно было просто принять горизонтальное положение.

Эбби не удивилась. Она видела усталость вокруг его глаз, вокруг которых появились маленькие морщинки, которых не было, когда он проснулся утром. По ее оценке, он находился на ногах почти двадцать четыре часа, учитывая перелет и смену времени. Она устала и вздремнула, прежде чем он вернулся.

– Ты такой сильный, Янир, – прошептала она, потянувшись, чтобы освободить его вторую ногу из штанов.

В этот момент Янир согнул и передвинул ее так, чтобы она оказалась между его конечностями.

– Сними свое покрытие, Эбби, – мягко приказал он.

– Я сделаю это, – сказала она, отбрасывая его штаны в сторону, не заботясь о том, куда они упали, – через минуту, но сначала, ты узнаешь, как я себя чувствую, зная, что ты так силен? Так силен, что я знаю, ты всегда сможешь защитить меня, – она позволила своим пальцам пробежаться по каждой ноге, начиная от лодыжек, наслаждаясь ощущением его волос на огрубевшей коже икр, прежде чем перейти к его большим мускулистым бедрам, которые слегка дрожали под ее прикосновением. – Но я также знаю, что ты никогда не применишь эту силу, чтобы причинить мне боль.

– Лучше я покончу с собой, – поклялся он, задыхаясь, когда ее пальцы скользнули по его бедрам, заставляя его еще шире раздвинуть их.

Эбби приподняла его тяжелые яички, осторожно поглаживая их.

– Я знаю, но я бы никогда не хотела, чтобы ты делал это, – она посмотрела на него серьезными глазами, слегка сжимая самую чувствительную часть его тела в своих руках, достаточно, чтобы его глаза слегка распахнулись. Понимая, что добилась своего, она ослабила хватку. – Если я потеряю тебя, Янир, это убьет меня.

Посмотрев вниз, она увидела, что, хотя он был утомлен, его член становился все толще и начал подниматься от ее прикосновения.

– Даже сейчас ты показываешь свою силу, – ее пальцы медленно переместились выше, чтобы пробежаться по его утолщающемуся стволу. – Твое тело не должно быть способно на это. Ты устал.

– Это не имеет значения, – сказал он ей, – когда ты рядом. Ты – моя леди. Моя Эбби. Даже после того, как я сделаю последний вздох и встречу Богиню, я клянусь тебе, Эбби, это останется так. Потому что я твой и не этого не изменить никогда.

Глаза Эбби наполнились слезами от искренности слов Янира. Никто никогда не говорил ей так, насколько она важна для него. Да, ее семья всегда говорила ей, что любит ее, и они показывали ей это, но это… это было совсем другое… Это был Янир, говоривший ей, что будет любить ее вечно, что он будет любить ее до гроба, что он никогда не оставит ее, не так, как ее семья сделала из-за своей смерти. Эбби знала, что это нелогично, но именно так она чувствовала себя, когда проснулась на больничной койке. Они все оставили ее…, и даже не попрощались… глубоко внутри та маленькая девочка, которой она когда-то была, задавалась вопросом, неужели им просто не хватило времени, чтобы попрощаться… Но Янир только что сказал ей, что он никогда не скажет ей «прощай»… но это потому, что он никогда не оставит ее… даже после смерти.

Наклонившись, она нежно опустила голосу ему между бедер, втягивая его запах глубоко в свои легкие, позволяя своей душе впитывать его, пока он навсегда не станет частью ее. И только потом, тогда она продолжила подниматься по его телу, поклоняясь ему, пока не оказалась с ним лицом к лицу.

– Но ты желаешь узнать, что я считаю самой красивой частью тебя? – спросила она, пристально глядя ему в глаза.

– Хочу, – прошептал Янир, отчаянно желая услышать ее слова, но так же отчаянно желая ее поцелуя.

– Это то, что у тебя здесь, – она нежно коснулась его виска, – и то, что у тебя здесь, – она положила руку ему на сердце. – Для меня это самое прекрасное в тебе. Ты такой крепкий, сильный и достойный мужчина, Янир. Это видно всем. Но то, что они не могут видеть… то, что ты показал только мне. Я считаю самым прекрасным. У тебя самые прекрасные мысли, Янир… О твоем мире… о твоем народе… о твоих братьях… ты так обо всех заботишься, что даже рисковал собой ради женщины, о которой ты ничего не знал, которая сидела и плакала с другой стороне изгороди… Что ты позволил мне стать твоей женщиной… я благоговею перед тобой…

– Богиня! Эбби! – Янир опустил голову к нему для обжигающего поцелуя. – Разве ты не знаешь, что это я боготворю тебя? – он снова поцеловал ее, на этот раз с меньшей силой, но не менее эмоциональными. Он поцеловал ее снова, на этот раз с меньшей силой, но не менее эмоционально. Когда его губы перестали шевелиться, Эбби подняла голову и обнаружила, что он погрузился в сон.

– Упрямый мужчина, – пробормотала она, но в ее словах не было тепла, лишь только беспокойство. – Кем он себя возомнил? Богом? – осторожно пошевелившись, она потянулась за одеялом. Затем накрыв их обоих, она устроилась в объятиях своего мужчины и заснула.

* * *

– Ты совсем на меня не похож…

Незнакомый мужской голос заставил Янира вскочить на ноги, потянувшись к мечу, чтобы защитить Эбби. Но он обнаружил там пустоту. Ошеломленный, он посмотрел вниз и обнаружил, что он полностью обнажен, а его Эбби не оказалось рядом.

– Где она? – зарычал Янир на стоявшего перед ним мужчину, облаченного лишь в короткую тогу, закрывающую его тело от талии до середины бедра, с пристегнутым с боку мечом.

Янир никогда раньше не встречал такого самца. Его кожа… она меняла цвет, когда он двигался, как у хамелеона. Он был высоким, выше любого мужчины, которого когда-либо видел Янир, и, хотя у него были темные волосы как у торнианцев, глаза его светились, как у кализианцев. Но Яниру было все равно, кто этот мужчина и что у него нет меча, он заставит этого мужчину сказать ему, где его Эбби… потому что без нее его жизнь бессмысленна и пуста.

– Это верно, – сказал мужчина глубоким голосом, который, казалось, эхом отражался отовсюду.

– Что именно? – уточнил Янир, приготовившись в случае чего отразить возможную атаку.

– Что твоя жизнь будет пустой и бессмысленной без твоей женщины.

– Моей леди! – инстинктивно поправил его Янир и внезапно понял, что кем бы ни был этот странный мужчина, он может читать его мысли. – Где она?!! – потребовал ответа он. – Что ты с ней сделал?!!

– Я ничего с ней не делал, – ответил мужчина с оскорбленным видом. – Смотри.

И он взмахнул рукой. Янир напрягся, когда рука мужчины скользнула к полу между ними, показав внизу мирно спящую Эбби, в безопасности в его объятиях… В его объятиях??? Янир споткнулся и возможно бы упал вниз, если бы сильная рука не схватила его за плечо.

Пол сомкнулся, отделяя его от Эбби.

– Нет! – Янир попытался высвободиться из захвата. – Я не хочу расставаться с ней.

– И не расстанешься! Из всех иррациональных…

– А чего ты ожидал, Райден? – послышался мелодичный женский голос. – Когда вырвал его из объятий его пары, пока он спал? Что бы ты сделал, когда это бы случилось с тобой?

– Я перерыл вселенную в поисках тебя! – зарычал мужчина, оглядываясь через плечо на голос.

Внезапно Янир почувствовал что-то у себя на торсе и, посмотрев вниз, обнаружил, что от талии до колен его прикрывает какая-то ткань. Что это было?

– Это называется крил, и моя Богиня не желает видеть никого, кроме меня, – отпустив плечо Янира, мужчина по имени Райден направился к женщине, закрывая ему обзор собой, и нежно поцеловал ее.

– Ты просто не смог устоять от любопытства, – Янир услышал, что она слегка поддразнивает его.

– Она сказала, что только ты могла создать что-то настолько великолепное, и поинтересовалась, кто тебя вдохновил…

– Оригинал всегда вне конкуренции, любовь моя… – засмеялась она, проведя рукой по его груди, прежде чем обойти его.

И когда Янир наконец увидел женщину, он тут же упал на колени и склонил голову.

– Богиня, – благоговейно прошептал он.

– Встань, лорд Янир. Твоя Эбби права, эти коленопреклонения и поклоны раздражают, – она подождала, пока он выполнит ее приказ, и продолжила: – Я вижу, ты уже познакомился с моей парой Райдером Нейси Великим, Императором всех известных вселенных, вестником мира… и Богом.

Янир заметил, как мужчина за спиной у Богини снисходительно улыбнулся, когда она представила его, пока не дошла до «Бога».

– Мой Райден… – Богиня игриво посмотрела на него, – не любит, когда его называют Богом.

– Это незаслуженный титул, – проворчал он.

– Но это то, кто ты есть, – парировала Богиня, и Янир понял, что это давняя история.

– Император? – осторожно спросил он, не зная, как эти двое отреагируют на его вмешательство в их диалог.

– Да! – Богиня обернулась, улыбаясь ему, и звезды мгновенно заискрились повсюду вокруг, но когда ее улыбка исчезла, они вернулись к своему обычному сиянию. – Ты ничего о нем не знаешь, не так ли?

– Я… Я никогда не слышал этого имени, – признался Янир.

– Будь проклят Дако! Он полностью стер твое имя из памяти твоего народа! – она обернулась к Райдену, и пространство задрожало.

– Все в порядке, любовь моя. Успокойся, – Райден нежно коснулся ее щеки. – Неважно, помнят ли меня другие. Самое главное – что помнишь ты.

– Это имеет значение! Так было! И это должно было быть передано потомкам от их предков! Особенно когда здесь один из твоих… – Богиня замолчала, и ее глаза вернулись к Яниру. – Я помню, не так ли, и раз уж он здесь… садись! – приказала Богиня, и внезапно под Яниром появился стул, сбив его с ног. Он быстро схватил свой крил, который задрался вверх от внезапного падения, убедившись, что он остается прикрытым.

Райден зарычал, а Богиня только рассмеялась. Для них появились тоже два стула, и они сели гораздо грациознее, чем Янир.

– Я уже сказала тебе, что знаю, что мой вариант – намного лучше. Мне не нужно искать что-то другое.

– И все же… – Райден продолжал сердито смотреть на Янира.

– Я поведаю тебе о твоем прошлом, лорд Янир, – взгляд Богини вернулся к нему. – Это то, что никогда не должно было быть забыто.

Откинувшись на спинку стула, богиня начала.

* * *

– Много… много… веков назад вселенные были совсем другими. Тогда существовала всего одна раса… и у этой расы не было названия, потому что она не нуждалась в нем. То был один народ, которым правил величайший Император, Райден Нейси, мужчина, который сидит рядом со мной.

Богиня наклонилась и положила свою ладонь на его руку. Райден тут же повернулся к ней, нежно взяв ее руку.

– Император Райден принес мир всем известным мирам, – она увидела вопрос в голове Янира. – Да, Янир, между планетами были войны, потому что, хоть и они были одной расой, они не всегда жили в мире между собой, и многие умирали из-за мелочей, – и в ее взгляде появилась гордость, когда она посмотрела на свою пару. – Райден изменил это, когда стал Императором. О его подвигах, храбрости и доброте слагали легенды… как и о его красоте… – Богиня усмехнулась, и Янир с изумлением увидел, как лицо Райдена одновременно начало менять цвета, и его щеки потемнели. Он покраснел.

– Да, – продолжила Богиня, ее глаза вернулись к Яниру. – Он не считает себя красивым, он просто был красив, и, кажется, у вас все же есть что-то общее.

– Может быть, – согласился Янир.

– Так что же оставалось делать юной Богине, когда даже звезды шептались о нем? – ее взгляд наполнился озорством. – Я решила посмотреть сама.

– И упала в мои объятия, – самодовольно сказал Райден.

– Я споткнулась! На скале! – парировала она в ответ.

– И упала в мои объятия, – повторился Райден, – и с тех пор ты там.

– Да, я там, – Богиня снова обратила свое внимание на Янира. – Но пришло время, когда я должна был уйти, потому что, Янир, хоть и во Вселенной существовала только одна раса, они были смертны. А боги и богини бессмертны. И хоть это и считается нормальным для нас, иногда соединяться со смертными, но брать себе в пару таких было не приемлемо. Но я была молода и импульсивна…

Улыбка Богини внезапно стала лучезарной.

– Спасибо, Янир, я не получала подобных комплиментов уже много тысячелетий.

Янир в изумлении уставился на нее, потом понял, что она уловила его мысль о том, что она едва ли выглядит старше его Эбби. Райден сердито посмотрел на него, прежде чем повернуться к своей паре.

– Я все время делаю тебе комплименты! – с недовольством заявил он.

– Да, но иногда женщинам нравится слышать это от других, – наклонившись, она с нежностью сжала бицепс на его руке. – Ты же знаешь, что ты – единственный мужчина, которого я хочу.

С ворчанием Райден расслабился.

– Так на чем я остановилась? – спросила она.

– Ты должна была покинуть, – оба мужчины произнесли это одновременно, и Богиня напряглась.

– Да, – я получила известие, что должна была вернуться обратно на Пантеон. Но я отказалась возвращаться без Райдена. Это вызвало большой переполох в небесах, так как осталось очень мало незамужних Богинь, и Боги не собирались терять еще одну из-за какого-то смертного.

– И все же он здесь, – сказал Янир.

– Да, потому что я сделала его Богом.

– Что? – Янир не мог скрыть потрясения.

– Так можно сделать, но смертные редко становились достойными и подходящими для этого, – Богиня посмотрела на Янира, – причем каждый представленный смертный умирал прежде, чем такое решение принималось. Ваша жизнь так коротка… А я не собиралась позволять этому случиться своему возлюбленному… если только этого бы не захотел Райден. В конце концов, последнее слово было за ним и только за ним. Ему пришлось бы покинуть свой народ, оставить Империю, которую он создавал всю свою жизнь. И эту жертву пришлось бы принести ему, а не мне.

– Не было никакой жертвы, любовь моя. Править Империей до самой смерти или жить вечно рядом с тобой. Решение было простым.

– Но тебя забыли… никто даже не помнит твоего имени…

– Потому что я – не Бог, – Райден приложил палец к ее губам. – Но я – пара самой прекрасной Богини, когда-либо созданной, и мне завидует каждый самец, смертный или Бог. Думаю, это более чем равный обмен.

– Но твой народ должен был помнить тебя не только из-за этого, Райден. И если бы не Дако, то так и было бы.

Янир видел, как Райден вскочил со стула.

– Не упоминай в моем присутствии имя этого Бога! – взревел он, и комната задрожала от его ярости.

– Райден… – встала тоже она и подошла к нему.

– Он забрал тебя у меня. Он отнял тебя…

– С помощью предательства и обмана, – она встала перед ним, обхватив его за талию. – Ты не виноват, любовь моя. Он нанес удар, когда узнал, что ты был занят другим. Он пошел против всех законов и был наказан за это.

– Но недостаточно! Он остался жив! – и, пытаясь побороть свою ярость, Райден нежно обнял ее.

– Он в небытие, – напомнила она ему, – и никогда больше не приблизится ко мне.

– И все же он может причинить тебе вред, как сделал это с помощью Лукана.

– Что? – Янир не смог удержаться от вопроса и понял, что о нем явно позабыли, когда они вдруг с удивлением повернулись к нему.

– Поскольку Дако больше не может прикасаться к моей Богине напрямую, он нападает на нее через семью.

– Не понимаю… – Янир хмуро посмотрел на него.

– Пойдем, – Богиня высвободилась из объятий Райдена и повела его обратно к их прежним местам, – в этой истории есть много чего еще.

Как только все разместились, она продолжила:

– Присутствие Райдена на небесах не было принято Богами, – и фыркающий звук Райдена подсказал Яниру, что это еще мягко сказано. – За право находиться там, ему было брошено много вызовов… которые он всегда выигрывал, – Богиня будто вся была переполнена гордости, когда смотрела на свою пару, – самый явный, хотя он никогда не бросал вызов Райдену напрямую, исходил от Дако, который был оскорблен тем, что я предпочла ему смертного. Поскольку Дако был трусом, он из мести решил напасть на то, что Райдену пришлось оставить – его народ и Империю. Его целью было стереть имя Райдена из памяти его народа, и, похоже, ему это удалось, – ее глаза потемнели от печали. – Ты понятия не имеешь, как сильно Дако преуспел в этом, Янир. Империя Райдена была более чем в два раза больше Торнианской и Кализианской вместе взятых. Она также включала в себя те миры, которые вы недавно обнаружили… даже Землю. Центром ее была планета Кальтор, где находился Дом Императора. Люди легко путешествовали между планетами, во всей вселенной все говорили на одном языке, подчинялись одним законам.

– А где сейчас расположен Кальтор? – спросил Янир.

Оба удивленно посмотрели на него.

– Вы называете его Торнианом.

– Когда-то это был ваш мир? – Янир потрясенно смотрел на него.

– Да, но Дако превратил все в пыль, что я построил там и на других планетах. Мой народ больше не мог путешествовать в космосе. Они больше не могли общаться. Они изменились, и каждый начал развиваться дальше по-разному.

Янир словно заново увидел Райдена, осознав, что теперь он видит каждый оттенок торнианской кожи у Райдена.

– Так вот почему мы могли иметь совместное потомство. И почему вы похожи и на торнианцев, и на кализианцев.

– Да, было время, когда ты был одним из них.

– Именно поэтому, когда Дако похитил меня, он спрятал меня на Калторе. Там, где все началось.

– И поэтому Король Варик ответил первым ваш призыв о помощи, – закончил за нее Янир.

– Да. Дако думал, что уничтожил народ Райдена на Калторе и что, спрятав меня там, он уничтожит и Райдена. Он не понимал, насколько стойкими могут быть его люди. Хотя они сильно пострадали, но все же сумели восстановить свои силы. Король Варик почти в одиночку изменил облик своего мира. Он объединил народ, и это было время великого процветания. Он рискнул всем этим, придя мне на помощь.

– Поступить иначе было бы недостойно его, – ответил ей Янир.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю