332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Чернецов » Время выбора » Текст книги (страница 21)
Время выбора
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:18

Текст книги "Время выбора"


Автор книги: Андрей Чернецов


Соавторы: Влад Левицкий



сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 21 страниц)

Эпилог

И опять розовое сияние, чуть мягче, чем в прошлый раз. Но теперь он уже не колебался. Мановение руки, и его окутала прозрачная серая дымка.

Все те же полупрозрачные стены, за которыми угадывались очертания дальних гор, все то же резное кресло-качалка, а подле него... все та же собеседница. Снежно-белые крылья расправлены, словно их обладательница парила в воздухе, хотя на самом деле она просто стояла. И смотрела на своего седовласого гостя.

– Все намного хуже, чем я думал, – вздохнул высокий седовласый воин, однако на его лице все-таки промелькнула теплая приветливая улыбка.

– Неужели намного хуже? – недоверчиво покачала головой Крылатая. – Я следила за развитием событий. И могу сказать, что у тебя опять все получилось... Но как ты узнал, где и когда вступить, кому помочь, а кому – нет? Признаться, я, которую тысячелетия назад называли великой прорицательницей, и то не сразу сообразила, откуда исходит угроза и что надо сделать, чтобы ее отвернуть!

– Ты переоцениваешь меня, Рианнон. Я до сих пор не знаю точно, откуда исходит угроза... Я лишь подтолкнул тех, кто мог справиться с последствиями и предотвратить гораздо большие беды, чем те, что уже выпали на долю мира.

– Погоди-ка, ты назвал меня по имени? – удивленно воскликнула Крылатая. Большие фиалковые глаза прищурились, снежно-белые крылья неистово хлопнули по воздуху. – Я не ослышалась? Рианнон? Не Крылатая, Повелительница Птиц или еще как-нибудь... Ты нарушил клятву!..

– Она больше не имеет смысла, – пожал плечами седовласый. – Я дал ее, когда не было другого выхода... Когда я вмешался в борьбу туатов и Сыновей Миля, мир разваливался на части. Но все-таки у него был шанс. Теперь же все по-другому... Когда-то мы отреклись от своих имен, от своих сущностей. Мы перестали быть хранителями. И мы лишились имен...

– Прекрати читать мне лекции! – воскликнула Рианнон. – Я прекрасно помню, что случилось тогда... Ты не ответил на мой вопрос. Почему именно сейчас, Хозяин Вод? Почему именно сейчас ты нарушил клятву?

– Все изменилось. Я не нарушал клятву. Просто ее не стало... И прошу тебя, больше никаких Хозяев Вод. Просто Манавидан. И все.

Оба бывших бога-хранителя умолкли. Но лишь на мгновение.

– Нас ждет очередная война, – грустно вздохнул Манавидан. – Возможно, последняя, не буду гадать – все равно не угадаю. Соглашение нарушено, и нарушил его тот, кто сейчас сильнее всех! Но я до сих пор не знаю, кто с ним, и не знаю, кому доверять!..

– Мне ты можешь доверять... Кстати, а что ему нужно? Ведь он имеет и власть, и силу!..

– Похоже, он задумал что-то грандиозное... Что-то совсем небывалое – что-то, к чему не будем готовы ни ты, ни я.

– И ты думаешь, что мы вдвоем с тобой справимся?

– Мы вдвоем – наверное, нет... Устоявшийся в мире порядок нарушен окончательно, и теперь против очередных его нарушителей выступят простые смертные. Мы с тобой можем лишь поддержать их в последнюю минуту – не более того. Теперь они – настоящие хранители Да Дерга, и в их руках судьба мира! И теперь они справятся!

– Ты веришь в судьбу? – Брови Крылатой-Рианнон взлетели вверх. – Вот это да! Великий, всемогущий, всезнающий Манавидан, Хозяин Вод, повелитель водной стихии, тот, кто заключил в себя часть огня миров, – верит в какую-то судъбу!

– А ты будто бы не веришь, – прищурился Манавидан.

– Хм... Ладно, поймал. Верю. Но что это меняет?

– Ничего. Судьба – это не то, что предначертано нам кем-то более сильным. Судьба – это наши поступки, порывы и наши страсти. Не нам уготовано идти по заранее проложенной дороге, а наоборот – мы ее прокладываем.

– Х-ха! Очень интересная трактовка судьбы как таковой! Во всяком случае, мой камешек думает по-другому.

– Потому, что отчасти думает как ты, – парировал Манавидан. – Но я бы не хотел сейчас обсуждать достоинства твоих камешков.

– А что бы ты хотел обсудить сейчас, всезнающий Манавидан, Хозяин Вод? – усмехнулась Рианнон.

Манавидан вдруг потупил взор и замолчал.

– Послушай, а покажи мне тех, кто нарушил планы «наших» собратьев, – мягко проговорила Крылатая, подходя к Хозяину Вод и беря его под руку. Вернее, теперь уже не Хозяину Вод, нет, Манавидану. Просто Манавидану.

Два взгляда соприкоснулись. Два любящих, но боящихся признаться себе сердца встретились.

– Ты и вправду этого хочешь? – поднял глаза бог-хранитель. – Зачем?

– Потому что хочу, – решительно ответила богиня-хранительница. – Хочу посмотреть на тех, кто показал тебе, что такое настоящая жизнь. Посмотреть на тех, кто показал тебе, что клятвы, пусть даже и такие, – ничто в сравнении с чем-то большим, в сравнении с такими словами, как любовь, преданность и самопожертвование!

– Ты ж их видела.

– Раньше, много раньше. Когда еще не знала, на что они способны. Теперь же все по-другому. Ты сам так сказал.

– Тогда пойдем.

И они шагнули вперед. Очертания розовой комнаты расплылись, а спустя несколько секунд исчезли вовсе. Они висели в воздухе. А перед ними простирался во всей своей красе огромный, наполненный жизнью мир.

Да Дерг.

– Сначала лес.

– Согласна.

...Высокий черноволосый эльф, закутанный в коричневый с зеленым плащ, остановился, оглянулся назад, вздохнул и, резко выбросив вперед руку, что-то еле слышно проговорил. С тонких изящных пальцев сорвалось несколько темно-зеленых густых капель. Они упали на густой травяной ковер, забил веселый ручеек и, разливаясь, образовал кольцо. Трава внутри кольца стремительно высыхала, рассыпалась пеплом. Земля вздыбилась, и через мгновение наружу показался тонкий светло-зеленый росток.

Эльф улыбнулся, вздохнул. Дело сделано, а остальное – удел молодых. Он еще раз оглянулся назад – никого не было, никто его не провожал, никто не махал вслед рукой, не просил задержаться хоть на мгновение... Так надо. Никто не должен видеть покидающего свой лес правителя.

Финтаэль повернулся и быстро зашагал на север, навсегда покидая свой дом. Лесной дворец смотрел вслед своему бывшему хозяину пустыми грустными окнами-бойницами, наполовину заросшими густой, переливающейся всеми оттенками зеленого.

– Что он сделал? – тихо прошептала Рианнон. Манавидан вздохнул.

– Он оставил часть себя – молодым. Древо Жизни погибло, а значит, пришло время уходить и его создателю. Но напоследок он... оставил частичку своей души лесу, чтобы тот смог вырастить новое Древо. Его приемнику будет легче, если...

– Новое Древо Жизни проклюнется из зерна старого, – закончила Рианнон.

Финтаэль затряс головой, оглянулся по сторонам. Ошибся. Никого. На мгновение он как будто бы почувствовал чье-то незримое присутствие...

– Не волнуйся, он нас не видит.

...Бывший правитель эльфов Лунного леса обошел лесной дворец по кругу. Здесь стояли вечные, как сам лес, древесные стражи. Однако они еще помнили своего бывшего повелителя и оттого пропустили его.

Финтаэль вошел в усыпальницу героев. Быть может, и он когда-нибудь найдет здесь свое последнее пристанище? Кто знает...

Уже у самого выхода он остановился, повернулся к трем свежим могилам. Глаза предательски заслезились. Находиться подле них было выше его сил.

Он коротко поклонился, выпрямился, поплотнее запахнулся в коричневый с зеленым плащ и двинулся прочь.

Ветви страж-деревьев сомкнулись за спиной бывшего правителя эльфов Лунного леса Финтаэля.

Они взмыли в воздух.

– Куда теперь?

– Теперь к тем, над кем не властна сама судьба. Кажется, это твои слова?

– ?

– Я тоже следил за развитием событий.

Ровную серебристую гладь зеркала пересекла одна-единственная трещина. Тир уронил руки, вздохнул и опустился в кресло. Сегодня было намного лучше – Сила, пробудившаяся в нем после уничтожения Меча Балора, наконец-то начала подчиняться своему хозяину. Но все равно это была лишь та малость, на которую он теперь был способен. А ведь он думал, что стал настоящим волшебником!.. Э-эх!..

– А ты все тренируешься, – сказал голос за спиной.

Тир повернулся. В дверном проеме стоял Сконди.

– Если Роланда узнает, что ты опять принялся портить мебель, – я тебе не завидую, – улыбнулся гном. – Ох, и выпишет она тебе!.. И мне, кстати, тоже – так, за компанию.

– А у тебя получается? – спросил Тир, проигнорировав издевку друга.

– Так, совсем чуть-чуть, – отмахнулся Сконди. – Но я, в отличие от тебя, тренируюсь во дворе.

Тир отвернулся.

– Неспроста досталась нам эта сила, – вздохнул гном. – Попомни мои слова, беда еще найдет нас...

– Будем надеяться, что как можно скорее, – ответил новый барон Ильтиу. – Не люблю ждать.

– Но по-другому у нас никак не получится... Остается только ждать...

Друзья молчали. Время шло, но для них оно тянулось уж слишком медленно... Тир и Сконди ждали – ждали, когда смогут отдать то, что было им даровано. А в том, что это именно дар, – ни фириец, ни гном не сомневались...

Рианнон недоверчиво взглянула на своего спутника:

– Это твоих рук дело? Я почувствовала в них зреющее начало – начало чего-то нового и невероятного.

– Нет, это не моих рук дело, – замотал головой Манавидан. – Сила у них – очень странная... Что-то от Хаоса и от стихий... Наверное, что-то случилось, когда Донн почерпнул силы у Фала...

– Слишком многое случилось... Мои камешки открыли мне, что у этих двоих нет судьбы!.. Понимаешь? Нет судьбы! Я даже не могу представить, что бы это значило!

– Мы слишком долго бездействовали, – вздохнул Манавидан, Хозяин Вод. – Пока мы занимались расстановкой фигур на шахматной доске – противник уже сделал несколько ходов. И смысла этих ходов я пока не могу понять. Но еще больше пугает меня то, что у нас не один противник!

– Ты думаешь, что...

– Я не уверен, – Манавидан опустил взор. – Среброрукий, фоморы, Истинный Бог... Быть может, они действуют сообща, а может, и нет. Мир изменился, и они почувствовали это! Каждый из них преследует ведомые лишь ему одному цели. Но на какой-то стадии их планов они могут совпадать.

– Среброрукий, фоморы, Истинный Бог – все они, конечно, опасны. Но нельзя забывать и о других. Мне, например, до сих пор непонятно, зачем последний сатир Да Дерга полез в Звездный лес? И какую роль в предстоящих событиях отводит себе Вечная? Ведь не зря же она посетила Донна?..

– Не зря... – Манавидан задумался. – У меня нехорошие предчувствия. Я уже говорил тебе, что это лишь начало – начало той великой войны, которая вот-вот разразится. И боюсь, для нас она может стать последней.

– Ты не веришь в победу?

– Верю, но все равно боюсь...

* * *

Пятеро окутанных мраком фигур застыли подле Кристалла, излучающего слабый розоватый свет. Внутри него пульсировала Сила – не покоренная никем, не побежденная и не подвластная ничьему разуму.

Время шло, а они молчали, не в силах отвести взгляда от поистине великого творения... Кого? Ни Донн, ни его друзья не знали, кто создал Камень. Может, боги туатов, может, сам Создатель, а может, названный Камнем Судьбы родился сам, где-то в далеких мирах бескрайней Вселенной. Совокупность Миров таила в себе множество тайн, и даже всесильные боги порой не могли разгадать их.

– Что теперь? – Донн неожиданно повернулся к замершей, словно статуя, Ахтене.

– Я и Малио уйдем на запад, к нашим братьям по крови.

– Сиды... – задумчиво протянул старый маг. – Да, наверное, это единственный выход.

Ахтене не ответила. И старый маг снова умолк.

Камень Фал внезапно вспыхнул бордовым светом; своды пещеры затряслись в судорогах. Партолон и Дельред потянулись к оружию, не зная, откуда ждать опасности. Донн же лишь недоверчиво покачал головой.

– К нам идут гости, – сухо сказал маг. – Но это – не враги.

– Приятно слышать, что ты не считаешь нас врагами, – ответил голос из темноты – голос сильного, уверенного в себе человека.

Но появившийся из тьмы – человеком не был. Рядом с ним стояла высокая светловолосая женщина с ярко-зелеными глазами и снежно-белыми крыльями за спиной. Странная пара шагнула им навстречу; вырвавшийся из-за их спин ветер едва не сбил с ног мага и его друзей.

– Мы пришли, чтобы поблагодарить вас, – неожиданно мягко сказала обладательница крыльев. – Но впереди у вас судьба, которой не позавидовала бы даже я!..

– Ты ждал, когда мир изменится, маг Донн? – поддержал свою спутницу высокий седовласый воин. – Ты стремился получить свою вожделенную свободу? Теперь ты можешь радоваться, маг Донн. Мир изменился, и твоя свобода близка, как никогда. Но заплатишь ли ты за нее самым дорогим, что у тебя есть?

– Опять загадки? – отмахнулся хранитель Кристалла. – Я уже устал от них.

– Вся наша жизнь – одна большая загадка. Но сейчас не об этом... Ахтене и Малио отправляются к сидам? Это хорошо... Думаю, очередной удар будет нанесен именно на западе. Ты же, маг Донн, и вы, Партолон и Дельред, его ученики, – все вы остаетесь здесь. До поры, конечно же. Вы выиграли лишь одну битву, войну же еще не выиграл никто. Поэтому будьте начеку, очень скоро все решится.

– Мы готовы, Великий! – Партолон опустился на одно колено, вскидывая над головой тал вар. – Одного твоего слова будет достаточно...

– Не торопись, юный маг. Придет время, и ты услышишь мое слово. Но не только мое – слово, сказанное самим Да Дергом! А теперь разрешите откланяться, у нас с моей... спутницей еще много дел.

Камень Фал вновь вспыхнул бордовым светом, ослепляя стоявших возле него эльфов, магов и человека, заставляя их зажмуриться. А когда они наконец открыли глаза – двух великих... сущностей уже не было. Они растворились во мраке, словно утренний туман под солнечными лучами.

Их вновь осталось пятеро. Маг Донн, хранитель Кристалла; его ученики, Партолон и Дельред, последние из некогда великого племени Искателей; Ахтене Лесная, эльфийка, одна из сильнейших магов Звездного леса, которую изгнали свои же собратья; и Малио, простой дозорный эльф, последовавший за Мудрейшей, вняв гласу совести и рассудка.

Великий сказал, что мир изменился, а значит – изменились и они. Теперь они – последний рубеж, последний оплот Да Дерга в предстоящей великой войне!.. И они не отступят. Даже когда будет казаться, что надежды больше нет.

Они будут стоять до конца!

* * *

Здесь, в потаенных глубинах Междумирья, время текло совсем по-другому. Кому-то казалось, что прошедшая минута растянулась на годы, столетия, а кому-то – совсем наоборот. Междумирье таило в себе множество загадок и тайн, которые так и не смогли познать даже кажущиеся всесильными боги!

Междумирье само по себе было одним громадным миром среди других, населенных различными живыми существами миров.

Этот бескрайний «мир» жил своей особой, никому не понятной жизнью. И именно здесь, куда не было хода простым смертным, обосновались те, кому всемогущей судьбой было предначертано править великой Совокупностью Миров!..

– Никак не могу отделаться от того, что за нами кто-то следит. – Невысокий кряжистый мужчина в красном кожаном кафтане, с закинутым на плечо огненным мечом, остановился, оглянулся по сторонам и, никого не обнаружив, двинулся дальше.

– А ты думал, что здесь мы будем недосягаемы? – улыбнулся его собеседник, высокий светловолосый, с призрачной короной над головой. Его синий плащ трепетал за спиной, точно живой. – Не-ет. Даже здесь мы не находимся в полной безопасности. Существует гораздо больше Сил, чем ты думаешь, которые могущественнее и тебя, и... меня.

– Что правда – то правда, – вздохнул мужчина в красном.

Оба странных собеседника замолчали. Они шли по вымощенной красно-желтым камнем дорожке строго на запад. Хотя кто разобрал бы, где здесь, в Междумирье, запад, а где восток? Но для этих двоих это был сущий пустяк.

С виду они чем-то напоминали человека и эльфа... Но только лишь с виду. Светловолосый гигант с раскосыми глазами и тонкими, заостренными кверху ушами эльфом не был. Как, впрочем, и его приятель, которого человеком назвать нельзя было никак.

Междумирье просто не потерпело бы на своих просторах простых, пусть даже и могущественных, смертных. Нет. Это были... боги.

– Наш план с самого начала дал громадную трещину, – сказал мужчина с призрачной короной. – Но все еще можно поправить, если соблюсти все условия и, главное, соблюсти последовательность.

– Ну не знаю, Аргатлам... Ты ведь рассчитывал именно на Копье Ассала и Меч Балора? А их теперь нет.

Мужчина в синем опустил голову. Его правая рука, место которой занимал выполненный с потрясающей точностью серебряный протез, потянулась к висевшему на шее четырехгранному серебряному медальону, на котором было выгравировано всего лишь одно слово – «Финеас».

– Ты все еще хочешь собрать все четыре медальона вместе? – улыбнулся мужчина в красном. – Думаю, ничего у тебя не выйдет. Два у тебя уже есть, допустим, и третий добудешь... Но вот с четвертым будут «небольшие» проблемы...

– А ты не лезь, куда тебя не просят, Сурт, – немного резче, чем следовало, оборвал его обладатель серебряного протеза. – Ты лучше скажи, как так получилось, что Никта смогла воплотиться в Да Дерге? И откуда она узнала о Копье Ассала?

– Она всегда была способной... хм... женщиной, – невозмутимо ответил Сурт.

– Хорошее определение для одного из сильнейших среди всех слуг Хаоса, которые остались в Да Дерге!..

– Не спорю, она – одна из сильнейших, – согласился обладатель огненного Меча. – Но если сравнивать ее с канувшими во тьму веков предками...

– Больно много ты знаешь о ее предках, – отмахнулся Аргатлам. – Тебя еще не было, когда мы схватились с ними. И поверь мне, противники они были на загляденье!..

– Именно с тех пор у тебя серебряная рука вместо...

– Да, именно с тех пор. Никта была всего лишь телохранителем Балора. А сам царь фоморов... У-ух и битва же была! Но потом все закончилось... Балор и Индех погибли, а Тетра... стал на праведный путь, как он сам тогда сказал.

Они вновь замолчали.

Впереди, на темно-синих горизонтах Междумирья, вспыхнул гигантский алый цветок. Разноцветные искры рассыпались вокруг частым дождем.

– Но теперь у нас нет достойного соперника, – нарушил молчание Сурт.

– Ты прав, мой дорогой огненный бог, – улыбнулся Среброрукий. – Последними были твои соплеменники. Иттх и Абракко были достойными противниками. Но, увы, Дагда опять перестарался... Никогда его не понимал: то ему жалко противника, то он свирепеет так, что от его врага не остается даже мокрого места...

– Давай не будем об этом, – нахмурился Сурт. – Хватит воспоминаний. Среди Сыновей Миля были сильнейшие из сильных, но они пали жертвой собственной глупости и недальновидности!

– Как скажешь, последний из Сынов Миля, – улыбнулся Аргатлам.

Мужчина в красном окинул своего собеседника взглядом, полным ненависти и злобы. Однако, увидев на лице Среброрукого чуть печальную, полную понимания улыбку, лишь вздохнул и отвернулся.

– Не злись, Сурт, – обладатель призрачной короны хлопнул товарища по плечу. – Что было – то прошло. Сейчас лучше думать о грядущем.

– Кстати, а почему ты сам не забрал Меч и Копье?

– Во-первых, эти артефакты должны были набрать свою Силу именно в руках простых смертных. Дело в том, что они очень долго оставались в забвении и утратили часть своего могущества... Во-вторых, если бы я в открытую вмешался в происходящее, то обнаружил бы себя раньше времени. И в очередной раз сместил баланс сил...

– Точно Манавидан не догадывается о тебе. – Огненный бог украдкой бросил взгляд на Аргатлама. Тот вдруг подобрался, черты его лица заострились, а серебряный протез с хрустом сжался в кулак.

– Конечно же, этот идеалист о чем-то догадывается, – сквозь зубы прошипел Среброрукий. – Он не так прост, каким хочет казаться. Но у меня в руках козырь, а у него – нет... И даже несколько козырей!

– Интересно послушать – каких?

– Простых! Я опережаю его на несколько ходов. К тому же у него почти нет союзников – так, простые, ничего не значащие смертные...

– Я бы не стал их недооценивать.

– А я и не недооцениваю. Я просто констатирую факт. Смертные – всего лишь пешки, которые могут что-либо, лишь дойдя до противоположного конца шахматной доски... Но кроме того, у нас есть слово «хозяина», а оно что-то да значит.

– Снова соглашусь с тобой, – кивнул Сурт. – Но тогда скажи мне, Аргатлам, зачем тебе понадобилась помощь этого «хозяина», сила которого, быть может, не уступает силе самого Создателя?!

Обладатель серебряного протеза улыбнулся и запустил здоровую руку в полы плаща.

– Видишь вот это? – сказал Аргатлам, вертя перед глазами такой же точно серебряный медальон, как у него на шее. – Знаешь, что на нем написано?

– Догадываюсь, – скривился Сурт.

– «Фалеас». Один из четырех призрачных миров. Сила «хозяина» нужна мне только до определенного момента. Как, впрочем, было нужно и его Копье... После того как я соберу все четыре медальона, я смогу открыть двери в мир, напитанный поистине безграничными силами! Тогда даже Создатель вынужден будет считаться со мной, не говоря уже о каких-то там «лордах Хаоса и Истинных Богах»!

– Крепко ты замахнулся, братец Аргатлам, – вскинул брови Сурт.

– А по-другому – не умею, – парировал Среброрукий. – Все только начинается. Но конечная цель уже совсем близко... И тогда я щедро отблагодарю тех, кто стал со мной рядом, когда требовалась помощь... И именно поэтому я в очередной раз спрашиваю тебя, о могущественный Сурт. Не разделишь ли ты со мной бремя величия и могущества? Не станешь ли ты со мной рядом, когда я столкнусь со своими врагами лицом к лицу?

Сурт колебался лишь мгновение.

– Я и так почти на твоей стороне... Но все-таки мне пока еще есть о чем подумать.

– Думай-думай, друг Сурт! – Аргатлам отвернулся. Где-то вдалеке вспыхнул еще один огненный цветок. – А когда надумаешь – сразу же сообщи мне. Что-то мне сдается: ты примешь правильное решение...

– Я уже почти принял его. – Огненный бог вновь опустил голову. – И надеюсь, что не огорчу тебя...

– И я тоже надеюсь...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю