332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мистер Улыбка » Возрождая Империум (СИ) » Текст книги (страница 26)
Возрождая Империум (СИ)
  • Текст добавлен: 16 декабря 2020, 18:30

Текст книги "Возрождая Империум (СИ)"


Автор книги: Мистер Улыбка




Жанры:

   

Мистика

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 42 страниц)

И вот тут зал по-настоящему взорвался океаном криков и голосов. В этой бессвязной мешанине звуков трудно было сказать, кто поддерживает Викторию, а кто осуждает. Но девушка еще не закончила.

Стоило женщине поднять свою руку, закованную в мощную броню, как гул стих.

– Одновременно с этим, ко мне в руки попали очень интересные документы, принадлежащие Секретному Комитету. Прямо в это мгновение они должны быть опубликованы для широкой общественности. Я думаю, американским героям будет интересно почитать про операцию «Мертвая Рука».

– Джарвис! – внезапно закричала Старк, что все это время пристально наблюдала за речью Дум с экрана телевизора. Вместе с ней на большом кожаном диване, расположенном в Башне Мстителей, сидели Роджерс и Тор. – Срочно информацию о документе!

– Сию минуту, мисс Старк, – отозвался искусственный интеллект.

Через пару минут из гостевой комнаты башни Мстителей донесся громогласный голос Капитана Америки:

– Что, чёрт возьми?!

Менее “правильные” Тор и Гвенет были более многословны.

В тоже самое время, глубоко под землей, одинокая фигура, сидя перед большим экраном компьютера, довольно захлопала в ладоши.

– Браво, Дум! Браво! – И мистер Злыдень захохотал так сильно, как позволяют ему легкие.

========== Интерлюдия. Цена слов. ==========

– …Не могу поверить, что такое дерьмо случилось.

– Хех, а я догадывалась, что нечто подобное произойдет в ближайшем будущем.

Дженни Блейз и Флора Томпсон. Две разные, но столь похожие по судьбе девушки, что оказались жертвой истории. Если раньше они были супергероями… Пускай и не идеальными, нередко перегибавшими с силой. Но они боролись за справедливость. За лучший мир для всех.

А в итоге… лишились сил и теперь занимаются благотворительностью, работая на Красный Крест. Но даже это не сравнится с тем, что произошло сейчас…

Девушки восприняли новость по-разному. Если стойкая и оптимистичная Блейз ехидно хмыкнула и залпом осушила стакан с водой, то меланхоличная Томпсон поникла, тяжело вздохнула и вцепилась пальцами в светлые волосы.

– Мне безумно интересно, как наш фанатичный старикан отреагировал на это? – Джейн немного подалась вперед, положив руки на стойку бара. Стоящая напротив неё девушка, что до этого непринужденно натирала пивные кружки до блеска, сейчас уставилась в экран телевизора, широко разинув рот.

– …Не знаю.

– Готова поспорить, что он сейчас рвет и мечет, – Блейз мрачно улыбнулась. – Старый добрый генерал Росс еще проявит себя – в этом я уверена. Может, соберет новую команду.

Никто не заметил, как в помещение пивного бара вошла необычная парочка. Мужчина и женщина, которым от силы можно было дать двадцать пять лет. Молодые, красивые, словом, очень привлекательные. Но что самое странное – абсолютно идентичные. Цвет волос, глаз, черты и пропорции лица, рост, кожа – все одинаковое. Единственное отличное – характерные женские и мужские признаки.

Брат и сестра.

Но при этом темноволосая двоица держалась слишком близко друг другу, чтобы быть всего лишь родственниками. И когда парочка подсела к Томпсон и Блейз, последняя заметила их сразу. Особенно обратила внимание на то, как они поцеловались. Это был совсем не братско-сестринский поцелуй…

«Фу… Бля… Инцестники… Какая мерзость», – несмотря на внутреннее отвращение, Джейн сохранила лицо и просто отвернулась в сторону, соблюдая правила приличия.

– Мисс Томпсон, мисс Блейз, – заговорила девушка с зелеными глазами, привлекая к себе внимание двоицы бывших супергероинь, – Как мне приятно видеть вас целыми и невредимыми.

– Эм, простите, мы знакомы? – Джейн нахмурилась. – Я вас точно не знаю.

– Разумеется, вы нас не знаете, но мы с братом за вами давно наблюдаем…

«Чертовы сталкеры-инцестники», – пронеслось в голове Блейз.

– Ага… – безразлично протянула Флора.

– Сестра, позволь мне, – улыбнулся брат. – Сперва я хочу вам кое-что показать.

И в то же самое мгновение мир Блейз и Томпсон изменился навсегда. Сквозь пространство и время, оказавшись в месте, что находилось за пределами их понимания, они предстали перед двумя фигурами, чьи тела сотканы из звездного полотна…

***

Неизвестное место

В полутьме кабинета сидел тронутый годами человек в военной форме высшего офицера. Несмотря на полностью седые волосы, сказать, что он был слаб или дрябл, никак нельзя было. Даже сквозь строгий зеленоватый пиджак можно было заметить мощную мускулатуру и прямую осанку, которые делали его примером хорошей физической формы и гордого офицера. Сейчас обычно твердый взгляд мужчины устремился в никуда: он погрузился в глубокие раздумья.

Дисциплина и контроль.

Таков всегда был девиз Тадеуша Росса. Он же Гром, Громовержец, Рекс, хотя эти прозвища, которые ему дали старые сослуживцы, уже давно и прочно всеми были забыты. Ибо появилось новое, куда более запоминающееся – Красный Халк.

Изначально его неимоверно бесило то, что его постоянно сравнивали с его злейшим врагом. Ведь она же сущий дьявол, как и почти все современные бабы (кроме его дорогой доченьки, естественно)!

Ага, как же. Он до сих пор чувствовал огромный груз вины за многие из своих действий. Как связанные с Беннер, так и не имеющие к ней никакого отношения. И этот груз не становился легче, насколько бы сильнее не становился Росс. Даже если он теперь может ударом кулака уничтожить гору, то это не значит, что все грехи были отпущены. Словно в насмешку, судьба, или ещё кто, сделала его похожим на монстра из глубин Ада во время его «красного режима».

Однако это не означало, что, если бы ему предоставили шанс изменить свою историю, он бы сомневался хотя бы мгновение. Росс точно знал, что иногда необходимо сделать поистине ужасные вещи, чтобы невинные гражданские могли спать спокойно.

Он твёрдо верил в свою родину и высшую справедливость.

До сегодняшнего дня.

Будучи довольно высокопоставленным человеком, Росс знал о существовании теневого правительства США. Но он никогда не стремился покопаться в чужих грязных тайнах. Своих хватало.

Но то, что он увидел, поразило до глубины души старого вояку.

Эти ублюдки… Они совсем кукухой поехали?

Как вообще можно было додуматься взрастить настолько двинутую машину смерти, по мощи сравнимую с Гиперионом, а то и Икарисом, сильнейшим Вечным? Даже он, работая с Мерзостью и Лидером, имел парочку запасных планов на всякий случай. Сверхточный ракетный залп с тепловым наведением на цель гарантировал бы кончину этих тварей.

Но не Патриота. Этот псих был силён как Супермен из комиксов!

Надо сказать, что у Тадеуша в жизни было множество периодов, подаривших ему бесценный опыт, вроде призыва в армию, женитьбы и рождения дочери. Всё это, несомненно, было очень важно для него. Он помнил то опьяняющее счастье, когда наконец поцеловал свою невесту в прекрасном белом платье, помнил слёзы радости, которые лил, держа в руках маленький плачущий комочек, в то же время рыдая из-за смерти любимой.

Тогда-то он и принял самое главное, по его мнению, решение. Посвятить жизнь своей стране. Дядя Сэм, конечно, не идеален (достаточно вспомнить Хиросиму и Нагасаки), но для того он и вступил в ряды армии – сделать её лучше. Изменить изнутри. Ну, и обеспечить семью заодно, ибо военное дело было единственным, в чем он прекрасно разбирался. А жениться заново… Нет уж, он был однолюбом по своей натуре. Так его воспитали родители, выросшие, как и он сам, в совершенно другом мире, в других условиях, когда количество мужчин и женщин было примерно равно.

Поэтому он согласился курировать тот злополучный проект с Беннер. Поэтому он охотился за ней, как сумасшедший, и даже пошёл на государственную измену, объединившись с Мерзостью и Лидером. Потому что угроза Родине вынудила его так поступить. Цель оправдывала средства.

Однако от тех зверств, что творили эти больные стариканы, даже его передёрнуло. С такими ресурсами они могли бы прекратить все войны в мире, побороть голод, болезни. Да, это заняло бы время, да, это было бы очень затратно, но действенно! Он видел лишь одну причину, почему «тени» этого не делали. Это невыгодно. Они наживаются на конфликтах, на смертях мирных граждан, мировых кризисах и других катастрофах и бедствиях – это огромные деньги. Нахера им столько? А поди их спроси. Все попрятались по своим норам.

Однако долой пустые размышления! Они ни к чему не приведут. Росс был человек действия. Он пообещал себе обязательно узнать всю подоплёку ситуации и наказать виновных последних ужасающих событий, отомстить за своих девочек, что лишились сил.

В полутьме грозно сверкнули два его жгуче-жёлтых глаза, не предвещающие ничего хорошего тем, на кого будет охотиться их обладатель.

***

После оглашения столь чудовищной информации Дум залегла на дно. Хотя это очень грубое выражение: на самом деле она просто вернулась в Латверию и погрузилась в государственную работу. Несколько тысяч беженцев с Дженоши требовали к себе особенного внимания. Их надо было накормить, обеспечить одеждой, работой, жильем. Если первые пункты казались вполне осуществимыми, так как промышленность маленькой страны могла снабдить несчастных мутантов всеми необходимыми вещами, то последнее… Придется беженцам подождать, пока бригады роботов возведут новые строения. А они это делают очень быстро. Целый квартал с достойным жильем и всеми коммуникациями за несколько дней.

Впрочем, её ждал «приятный» сюрприз. Кто бы мог подумать, что оставшиеся вампиры решат поговорить с ней. С владычицей Латверии, что убила самого Дракулу по версии мира. И никто иные, а самые влиятельные семьи Восточной Европы, объединившиеся с единственной дочерью покойного лорда вампиров – Яной Цепеш.

Виктория обладала широкой сетью шпионов в Европе. Ей было вполне известно, в каком печальном состоянии находилось общество вампиров. После того, как Амон и Кейн сразили бессмертного кровососа, дети Кхтона лишились власти. Как часто бывает, старые влиятельные семьи вспомнили давние обиды и начали выяснять, кто должен занять вакантное местечко. Яна теоретически могла взять бразды правления, но Дракула никогда не называл её своей законной преемницей. Насколько знала Дум, Владислав относился к ней как к малому, наивному дитю. Поэтому Виктория сильно удивилась тому, что семьи Восточной Европы решили поддержать девушку. Она оказалась не такой простофилей, какой казалась с первого взгляда.

Выслушав посланника, что предстал перед ней в образе летучей мыши, Виктория согласилась принять древних графов и графинь. Если раньше она предпочла бы позвать «Альбея» в качестве поддержки на переговорах, то сейчас она была уверена в собственных силах.

В назначенное время и час, когда солнце уже опустилось за горизонт, десять фигур появились в гостиной Дум. Теперь настала очередь обитателей ночи удивляться. Самое первое, что они заметили – Виктория была абсолютно одна. Она сидела на мягком диване из черной кожи и попивала из хрустального бокала ярко-алое вино. Рядом с ней, на тумбочке, стоял позолоченный граммофон, что сейчас проигрывал пластинку «Полет Валькирии».

Второе – Виктория предстала перед вампирами в пышном кружевном зеленом платье, выгодно подчеркивающем её красивую фигуру. На лице девушки застыло самодовольное выражение. Пухловатые губы примкнули к краю бокала. Голова немного приподнята вверх, голая шея обнажена на зло вампирам.

И третье, самое важное – вампиры не увидели на шее девушки черный медальон с белым черепом. Талисман Ван Хельсинга, так его называли, был одним из самых сильных антивампирских артефактов. Любой, кто его носил, становился неуязвимым для детей Кхтона. Если они попытаются хотя бы дотронуться до носителя этой штуки, их ждет мгновенная дезинтеграция. Даже покойный Дракула боялся этого предмета, но если Дум не надела эту вещь…

– Рада приветствовать вас в своем скромном поместье, достопочтенные дамы и господа, – Виктория торжественно подняла полунаполненный бокал, чтобы затем снова поднести его к губам и сделать несколько медленных глотков, всем своим видом показывая, как она наслаждается вкусом. – Какая жалость, что вы не в состоянии познать полноту этого драгоценного напитка.

Дум не упустила возможности напомнить гостям об одном из самых главных минусов жизни вампира. Пускай нормальная человеческая еда для них не ядовита, но она не несет никакой пользы… Скорее, даже может навредить слабым детям ночи. Из-за проклятья организма они не способны ощутить вкус даже этого напитка. Для них он будет сродни обычной газированной воде. А навредит тем, что пробудит жажду крови, отчего молодые вампиры, что недавно были людьми, сильно страдают.

– Дум… – протянула сквозь сжатые зубы стоящая впереди девушка, обнажив острые вампирские клыки. Это была никто иная, как Яна Цепеш. На ней был строгий белый деловой костюм, а под ним – черная рубашка и белый галстук. – Сперва ты отняла у меня отца, а теперь еще издеваешься надо мной. Имей совесть, зазнавшаяся сука.

– Ох, какие грубые слова от столь приятной на вид девушки, – Виктория поставила бокал с вином на поднос и поднялась с дивана. – Немудрено, что твой покойный отец относился к тебе так.

Среди вампирских лордов и вельмож прокатился недовольный ропот. Разодетые в строгие костюмы, при полном параде, с драгоценными кольцами, золотыми украшениями, они выглядели как пережитки давно минувшей эпохи. Все, кроме одной.

На вид эта вампирша очень походила на остальных присутствующих здесь: пышное, розовых оттенков платье до пола, которое на первый взгляд не особо отличалось от одежды викторианской эпохи; шляпка с длинными полями, чуть сдвинутая набок; пронзительно-белые перчаточки на руках, словно бы светящиеся сами по себе; бледное личико с яркими румянами из-за тонны слоёв пудры, на которые явно нужно было потратить некоторое число специальных кремов; прочие черты аристократичного вампира из древнего общества вроде аккуратно раскрашеных алым губ тоже бросались в глаза.

Что можно было заметить (если знать, на что смотреть) – это то, что платье было выполнено в особом стиле, который позволял носительнице платья обходиться без жесткого корсета. Поэтому конструкция одеяния позволяла девушке свободно двигаться или за несколько движений отстегнуть юбку, чтобы драться не сдерживаясь. Однако, радужной расцветки ноготки на её руках, ставшие видимыми после того, как она таки стянула перчатку, явно были сделаны не по классическим правилам маникюра. Алый цвет волос тоже только дополнял образ, на который повлияла современная мода.

Стоя позади Цепеш, окружённая сородичами со всех сторон, в начале она явно не пыталась привлечь к себе внимания, сливаясь с толпой, но всего нескольких слов Дум хватило, чтобы она сместилась, всего за миг оказавшись сбоку от правительницы.

Яна немного изменила выражение лица, чуть прищурив глаза и уставившись на Викторию куда пристальнее.

– О, а вот и маленькая Аня решила выйти из тени, – Виктория приложила ладонь к груди, умиляясь реакции двух вампирш. – Неужели и ты решила почтить память покойного господина? Хочешь, я подарю тебе специальный бокал, сделанный из праха Владислава? Он придает очень изысканный и крепкий вкус любому напитку. Может, тогда ты поймешь, что такое настоящая еда.

–…очень смешно, Дум, – последнее слово прозвучало как нечто среднее между плевком и рычанием. – Ты серьёзно думаешь, что троллить вампира тем, что он не может испытать тех удовольствий, которые могут получать хомосапы вроде тебя – это показатель превосходства и доминации, а не самоунижение?..

Кажется, не стоило никаких усилий заставить эту вампиршу поменять свою позицию: её лицо, до того нейтрально-недовольное, тут же исказилось в искренней злобе, которая, тем не менее, сделала её личико только милее и красивее. Тонкие брови свелись к переносице за секунду, а уголки губ чуть-чуть ушли вниз – в сочетании с сужающимися, наливающимися кровавым и золотым светом глазами, это была уже не невинная милашка, а злобная фурия.

Кажется, остальные вампиры от происходящего стали вести себя ещё тише, но ни у кого не было на лице ни одного признака того, что кто-то недоволен эмоциональностью Анны.

Стоит отметить, что в вампирском обществе, в котором умение держать лицо находится в списке исключительно естественных для любого вампира и абсолютно необходимых для того, чтобы тебя считали хоть сколь-нибудь значимым, есть всего несколько вещей, которые могут компенсировать отсутствие этого навыка…

– Вот за это я тебя и люблю, – Дум улыбнулась еще шире и слегка наклонилась в сторону маленькой вампирши, которая уже бурлила злобной темно-красной аурой. Одновременно с этим она буквально упивалась тем, как дочь Цепеша сдерживает себя из последних сил, чтобы не наброситься на неё. – Тебя так легко вывести из себя. Ха-ха-ха.

– Меня не надо любить или не любить, моё существование надо принять и примириться с ним, – глаза Анны, золотисто-жёлтый и багрово-красный, встретились со взглядом Дум. – Тем более, если речь о ком-то вроде-

– Анна! – вперёд шагнул седой, с идеально ровной осанкой мужчина во фраке. – Я не хочу прерывать тебя, но…

– Себас! – на лице вампирши быстро сменились разные эмоции. – Ты ведь?..

– Верно, – он кивнул сначала ей, потом Яне, вызывая тень в глазах последней, и затем чуть заметно поприветствовал Викторию. – Вы ведь уже имеете мысли о том, что мы хотели обсудить?

Так же быстро, как её охватил азарт, Виктория вернулась к своему обычному, очень серьезному состоянию. Если секундой ранее на её лице была улыбка, то сейчас она сменила маску и абсолютно серьезно посмотрела на седого вампира.

– Предполагаю, что вам интересна судьба ваших родичей, что были в Трансильвании на момент смерти Дракулы. Может быть, вам интересны некоторые реликвии, что хранились в личной коллекции Цепеша. И… – взгляд Дум плавно опустился на Яну, – Право на наследие вампирского трона. Я ничего не упустила?

Тихо вздохнув, наследница вампиров наконец прервала своё молчание:

– Верно, Дум, – сказала Яна.

Её выражение лица не имело ничего общего с немного напуганным, но решительным Себасом или с абсолютно злой Анной. Это было лицо серьёзного, делового человека, который был готов идти на всё ради достижения своих целей.

– Стоит ли нам ожидать подвоха? – Анна снова вмешалась в разговор и снова переглянулась с Цепеш.

Кажется, у них сформировалось нечто вроде команды.

– Подвох? Хм… – Виктория сделала несколько шагов по направлению к разожженному камину. Скрестив руки на груди, владычица Латверии с холодным взглядом посмотрела на буйство огня. – Все зависит только от вас. Если прямо сейчас вы решите уйти, то я не стану вас задерживать. Но если вы захотите остаться и узнать правду, то тогда все будет зависеть от вас. Но в любом случае – можете не волноваться за ваши жизни, – Дум обернулась к вампирам. – Убивать вас не стану. А я свои слова на ветер не бросаю.

– А если мы узнаем правду, – Яна снова ответила взглядом на взгляд, – чем это нам грозит?

Взгляд Дум сфокусировался на огне.

– Видимо, какими-то злобными тайнами аля Фонд, – Анна снова позволила себе вставить ремарку, за которую иному оторвали бы голову, – иначе она не говорила бы половину фразы в начале без дополнительных условий. Я правильно понимаю?

– Я сказала все, что вам требуется знать для принятия решения, – Дум окинула холодным взглядом всех своих гостей. – Выбор ваш, дамы и господа.

Большая часть вампиров переглянулась, кое-где раздались шепотки. Тем не менее вампиры довольно быстро пришли к единогласному решению.

– Видимо, мы действительно должны подписать контракт с дьяволом – ради нас самих же, – Яна, закончив краткие перекидывания взглядами с Анной, снова взглянула на Дум. – Если, конечно, Мисс Завышенная Самооценка не будет против такого прозвища.

– Мари будет рада, – Анна закатила глазки. – Таки что, скрепляем тайны кровью или пера с чернилами будет достаточно?

Было заметно, как изменилась манера речи Цепеш, когда она приняла решение последовать в кроличью нору: ярость потухла, сменилась чем-то неопределённым, а появившиеся шутки были натужными и неестественными. Похоже, ей самой было непросто согласиться играть по чужим правилам, и подобные действия её лидера вызывали у неё странные эмоции – нечто сходное с тем, что, вероятно, чувствовала и сама Яна, когда даже не попробовала вытянуть больше информации из собеседницы, прежде чем так быстро решиться на её предложение…

Дум пропустила мимо себя эти детские потуги тронуть её чувство собственного достоинства. За всю жизнь она успела наслушаться куда более грубых и едких слов в свой адрес. А это… Жалкий пшик.

– Никакого пера, никаких чернил, – Виктория качнула головой. – Только мои слова. Если вас это устраивает, прошу следовать за мной.

–…Веди.

Кивнув, Яна шагнула вперёд, немного напрягаясь; Анна, чуть посторонившись и пропуская наследницу, чему-то кивнула и шагнула следом. Себас был третьим. Остальные, помявшись, последовали уже за ними…

И Дум повела своих гостей по длинным коридорам семейного поместья, пока компания не оказалась возле двери лифта, которую охраняли два думбота. При виде своей госпожи машины расступились в стороны, пропуская её и гостей внутрь.

– Прошу, – как подобает хозяйке, жестом руки Виктория указала гостям пройти внутрь. Когда последний вампир зашел в просторный лифт, Дум последовала за ним, став спиной к упырям.

Один из вампиров, высокий крепкий мужчина лет тридцати, жадно облизнулся, оказавшись так близко к Виктории и её обнаженной шее. Невольно он попытался наклониться к ней, приоткрыв рот, но тут же остановился, когда Себас толкнул его в плечо, тем самым спасая ему и остальным не особо сильным товарищам жизнь. Мужчина встретил взгляд, который так и говорил: «Даже не смей!».

И лифт начал плавно опускаться.

Пока лифт опускался до нужного этажа, внутри него царила напряженная тишина. Вампиры чувствовали себя неудобно, находясь так близко рядом с Дум. Переглядывались между собой и шептались. А сама владычица Латверии держалась уверенно, и изредка оглядываясь, смотрела на гостей холодным взглядом. Но с каждым пройденным этажом все отчетливей слышался строительный шум.

Все изменилось, как только механизм лифта плавно остановился на нужном этаже и дверки раскрылись. Быстрым, решительным шагом Дум направилась в технический зал, освещенный темно-зеленым светом, откуда и доносится шум. Следуя за ней, вампиры обнаружили, что перед ними открылась настоящая конвейерная линия, штампующая сотни, если не тысячи думботов. Бесчисленное количество сборочных машин растянулись вдоль огромного комплекса, собирая величественную армию. Готовые боевые роботы сами покидали станок, вставая в плотные ряды растущего войска. Даже самые смелые дети Кхтона не решились посчитать, сколько уже думботов было произведено и ждет команды.

За всем этим процессом пристально наблюдало несколько фигур. Одна из них была закована в утонченную броню, что напоминала гибрид рыцарского доспеха и футуристической брони, с символикой Латверии на плечах и двуглавым орлом на груди. Другой воин обернулся к Виктории, показывая гостям свой шлем, в центре которого находился один крупный глаз, светящий зеленым цветом. В руках он держал продвинутую импульсную винтовку.

– Вы спрашивали, что стало с вашими знакомыми и друзьями, что были в Трансильвании? – Виктория подошла к воину и положила руку на его плечо. – Вот ответ, который вы так желали узнать. Теперь они служат мне.

Секундная пауза – ровно столько потребовалось вампирам для того, чтобы осознать, что именно происходит.

Момент истины между «до» и «после».

Медленно напирающий ужас – и последующий удар, пробивающий плотину сдержанности, превращая напыщенных вампиров в кого угодно, но не чувствующих себя уверенно и властно графов и графинь.

Суженные глаза Яны вспыхнули алым спустя миг, и она шагнула вперёд; брови её спутницы взметнулись ввысь, а затем, сойдясь на переносице снова, довершили её искажающееся выражение лица.

– ДУМ! – теперь из уст Анны это звучало даже не в половину столь мирно, сколь раньше, куда больше смахивая на проклятие адских бездн, – ОБЬЯСНИСЬ!.

Цепеш замерла напротив Виктории, игнорируя подругу.

Слишком далеко для того, чтобы обычный человек мог достать противника с одного удара.

Слишком близко для стрельбы и магии.

Только они обе знали, кем являются их противники.

– Я надеюсь, у тебя есть продолжение. Скажи, что они добровольно присягнули тебе на верность, – голос правительницы ночного народа был холоден, как у ледяного великана, – иначе я сочту, что реакция Анны… не отображает и части тех чувств, что должна.

– Глупые, наивные девчонки, – и в то же мгновение Викторию охватило зеленое колдовское пламя. Столь яркое и мощное, что Анне и Яне пришлось зажмурить глаза, дабы не ослепнуть, как и всем вампирам.

Когда свет поугас, гости узрели госпожу Латверии в своем привычном репертуаре, закованную в грозную броню. Доспех буквально пылал пугающей энергией.

Дум щелкнула пальцем, и шлем с помощью телекинеза был снят с её слуги-вампирши, открывая вид её лицо. Яна сразу поняла, кто это. Несколько раз она видела эту даму – одна из придворных её отца.

Но с их последней встречи девушка изменилась. С кожи исчезла болезненная белизна, появился легкий румянец. Исчезли все признаки нежити и скверны Кхтона. Однако взгляд у неё был стеклянный, будто она не живой человек, а робот.

– Двадцать тысяч вампиров населяли Трансильванию, когда я захватила её. Теперь все они служат мне как верные солдаты моего войска, что поведут людей в новую эру. И в отличие от вас они по-настоящему живые.

Дум слегка топнула, и возле вампиров из зеленых вспышек появилось два десятка думботов, взявших кровососов в плотное кольцо.

– Ж-живые?.. – голос Себаса дрогнул, и тот уставился на Викторию, – Как?..

– Лучше скажи, какого… Гребаного демона… ТЫ ТВОРИШЬ, ДУМ?! – Анна взревела, обрывая как слова старика, так и мешая высказаться Яне, уставившейся на всё это с широко распахнутыми глазами, – ВЕРНИ ИМ ИХ РАЗУМ, ЭТО НЕ ТВОЙ НАРОД!..

Аура вампирши вспыхнула, как тёмное солнце, являя её мощь миру и уничтожая всё на своем пути. А также кое-что проясняя.

Если ранее клан Карнштайн был малоизвестным в делах по обе стороны маскарада, что разделял сверхсилы и магию, то нынче его наследница наконец перестала сдерживаться, показывая, почему она так свободно вела себя в этом обществе и почему Яна чувствовала себя увереннее, позволяя Анне говорить то, что та хотела.

Перед Викторией разверзлась чудовищная Додревняя Тьма, глядящая на правительницу сквозь разноцветные яростные глаза маленькой вампирши. И казалось, что нечто голодное и хищное, чудовищно опасное, находящееся в глубинах по ту сторону этой Тьмы, обратило внимание на происходящее тут.

– You have one last chance, Doom, – Анна использовала английский вместо латверийского в этот момент, словно бы дополнительно пытаясь подчёркнуть разницу между собой и Викторией. – Освободи их и дай им свободу выбора.

Это больше не звучало как пустые угрозы.

Цепеш лишь молча следила за происходящим, пока её мысли разрывались от гнева на содеянное Дум и от того, что Анна пересекла черту и теперь нельзя надеяться на мирное решение проблемы.

Вместо того, чтобы атаковать, создать какое-то магическое заклятие или дать отмашку думботам, Виктория поступила совершенно иначе. Она заговорила. И лица всех вампиров без исключения наполнились страхом. Первобытным ужасом перед чем-то столь пугающим и отвратительным, что его нельзя описать словами.

– Не мертв, кого навек объяла тьма.

В пучине лет умрет и смерть сама.

Когда настанет судный час,

дитя ночи ответит перед мастером своим.

То, что сделала сейчас Виктория – высшая степень богохульства и познания темных искусств для любого уважающего себя мага Земли. Воспроизвести слова из Даркхолда на языке потерянных и проклятых могут считанные единицы. Любой, кто попытается это сделать, напрямую взывает к Кхтону, Темному Повелителю, Демону Ночи и Владыке Тьмы. Неподготовленный глупец рискует впустить в свой разум древнего бога, стать его сосудом. Но если воля заклинателя сильна, как у Виктории, то он может воспользоваться этими знаниями. Пока не берёт на себя слишком многое, естественно.

Милая девушка, что мгновение назад парила над землёй, окутанная древней мощью, упала замертво. Она умерла без боли: закрыла глаза и повалилась на пол, чтобы затем её тело охватило золотое пламя, пожравшее вампиршу за мгновение. Теперь её душа находилась во власти Кхтона. Самая худшая участь для любого кровососа. Ведь это вечные страдания в хватке проклятого бога.

Наследница Цепеша, упав на колени, лишь тихо наблюдала, как тело её давней подруги рассыпается в прах вместе со всеми надеждами, мечтами и мыслями.

Она случайно вспомнила, как Анна пришла к ней совсем недавно – тогда, когда почти никто не верил в неё, Анна ван Карнштайн, Тёмная Принцесса Багровой Луны, протянула ей руку помощи и оказала доверие.

«С твоей силой», – девочка улыбнулась, – «И моими ресурсами… Мы наконец покончим со всей этой кутерьмой, объединимся по-настоящему, усилим друг друга, и, быть может, когда-нибудь… Перестанем быть паразитами?..»

Она уверяла, что у неё есть планы. Есть солдаты. Есть ресурсы.

Она связала Яну с той странной, взбалмошной колдуньей из клана Шварцлихт, и она же привела клан Себаса, побочную ветвь своего, всегда служившую ей, под знамёна самой Яны, что могла править уже как минимум одной из трёх Великих Семей и её побочными родами, и, следовательно, становилась силой, с которой уже нельзя было не считаться. В конце концов, прожив более трёх сотен лет, Анна видела слишком многое и была знакома с огромным количеством людей – и всегда менялась под новые времена, оставаясь верной себе.

Изменять плохое, оставляя хорошее – это было чертой вампира, которую многим людям следовало бы перенять.

***

Из воспоминаний Яны

– Я всегда была горда своим происхождением, – Анна поставила чашку на стол и улыбнулась, позволяя алому чаю остаться на уголке её губ. – Я родилась вампиром. Мой отец был рождён вампиром. Мой дед, мой прадед, даже мои давние предки – все они были рождены детьми ночи.

Она чуть помрачнела, устремляя взор вдаль.

–…Ты не представляешь, каково это – слышать о том, что это лишь проклятие Кхтона, – она никогда не боялась говорить то, что заставляло вздрагивать сотни и тысячи более могучих существ, например, звать по имени Того, Кого Нельзя Было Упоминать, бога теней и крови. – Почему только люди всё время могут делать это?

Анна моргнула, не видя странного взгляда Яны.

– Делать… что? – Цепеш решилась.

Её подруга, дрогнув, повернулась к ней лицом.

– Отрицать возможность стать кем-то другим. Чем-то другим… – она покачала головой, – Ради того, чтобы сохранить себя. Чтобы сохранить свою человечность.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю