332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Geshka » Гарри Поттер и повелитель дементоров (СИ) » Текст книги (страница 2)
Гарри Поттер и повелитель дементоров (СИ)
  • Текст добавлен: 9 ноября 2017, 22:30

Текст книги "Гарри Поттер и повелитель дементоров (СИ)"


Автор книги: Geshka






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 20 страниц)

– Я… М-м-м… Гм… Ну ладно. – Люпин помрачнел и предпринял последнюю попытку освободиться от поручения: – В конце концов, это ведь лишь предположения, фантазии… Зачем тратить время на досужие домыслы?

– Напротив – свежая, оригинальная версия! – заверил его профессор Снейп. – Вы ведь все равно безработный… А так – глядишь, что-нибудь да раскопаете.

После этого Люпин поспешно ретировался. Профессор Снейп некоторое время молчал, после чего, наложив на дверь заглушающие чары, обратился к Дамблдору:

– Вы можете думать что угодно, но я ему все-таки не верю.

– Кому? Люпину, что ли?

Снейп кивнул:

– Быть не может, чтобы он действительно ничего не знал.

– Северус, – поморщился директор, – мы ведь неоднократно говорили об этом… Разве у нас были причины не доверять ему?

Мастер зелий взял в руки чашку, но лишь для того, чтобы тут же со стуком поставить ее обратно:

– Я не считаю, что Люпин – предатель, но это не мешает ему замалчивать важные сведения. Опять же, – пару секунд зельевар молчал, видимо, подбирая слова, – ему уже случалось лгать ради тех, кого он хотел защитить, исходя из своих странных представлений о справедливости.

– Что вы имеете в виду? – нахмурился старый маг.

– Вы помните, как комиссия расследовала применение запретного заклинания в школе? Мне не хотелось бы ворошить эту историю… Но тогда именно Блэк давал правильные показания, а Люпин солгал.

– И вы молчали все эти годы? – Взгляд директора стал осуждающим.

Снейп потупился:

– Меня можно понять. К тому же, теперь и Поттер, и Блэк мертвы. Какое это может иметь значение?

Дамблдор, вздохнув, воззрился на газетный лист:

– А он сильно изменился.

– Колдография очень маленькая, да и качество неважное.

– Похоже, дело не в снимке, – покачал головой директор.

Глава 4. В предвкушении школы

Ночью Гарри снились дементоры: степенные серые тени с безвольно обвисшими конечностями и ошметками одеяний, полощущимися в воздухе, они напоминали мертвых пауков, подвешенных на веревочках. Серые фигуры тесной толпой наплывали на сновидца, и отодвигались в сторону, словно он был скалой, разделяющей эту сонную волну. Но один из дементоров подлетел ближе: желтоватые, изрытые язвами кисти потянулись к капюшону, складки материи раздвинулись. Гарри невольно зажмурился, но вместо ужасного лика перед ним предстало лицо Сириуса; его остекленевшие глаза смотрели сквозь мальчика, в полураскрытые губы с шумом врывался воздух, чтобы затем с присвистом выйти.

Гарри проснулся, задыхаясь, и сел на кровати, подтянув колени к груди. Постепенно он успокоился и задумался, что могло означать видение. Просто впечатления от подслушанного разговора и последовавшей беседы с Дамблдором? Или… опять Волдеморт? Гарри поежился. Ему вовсе не хотелось бы, чтобы увиденное во сне имело какую-нибудь связь с реальностью.

Юноша задумался, стоит ли рассказывать про этот сон профессору Снейпу. С одной стороны, непохоже, чтобы он имел значение. С другой… да все с той же, не хотелось делиться с ненавистным профессором сокровенными переживаниями и страхами. Поэтому Гарри решил просто забыть приснившееся как можно скорее. В конце концов, он должен радоваться, что ему приснился обыкновенный кошмар. Незаметно тягостные мысли, закружившись, уплыли куда-то вдаль...

Дурной сон постепенно забылся, и вскоре голову Гарри занимали совсем другие вопросы. После завтрака он обратился к Люпину:

– Я хотел бы съездить в больницу Святого Мунго по одному делу.

– Не советовал бы тебе предпринимать это сейчас, – нахмурился оборотень. – Не лучшее время для путешествий.

– Но мне нужно туда немедленно! Профессора Снейп и Дамблдор не позволят, они слишком озабочены моей безопасностью. Но я думаю, что нет ничего страшного в разговоре с обычным человеком…

– Полагаю, ты жаждешь переговорить с мистером Уолтером, – предположил Люпин.

Гарри промолчал, удивляясь, откуда об этом узнал профессор ЗОТИ.

– Ни к чему скрывать то, что известно нам обоим. Но уверяю тебя, ни к чему хорошему эта встреча не приведет.

– Я просто хочу…

– Гарри, уж поверь мне, по ряду причин он просто не станет с тобой разговаривать.

– Мне лишь нужно узнать, кто он на самом деле.

Люпин задумчиво посмотрел куда-то в потолок:

– Это вопрос, который ты можешь задать половине населения земного шара, и не получить вразумительного ответа. А, с добрым утром, Северус.

Зельевар хмуро кивнул в ответ и направился к плите за чайником.

– Значит, вы не разрешаете, профессор? – обреченно вздохнул Гарри.

– Нет.

Юноша кивнул и вышел.

– Чего на сей раз возжелал мистер Поттер? – поинтересовался Снейп. – Судя по тому, с какой решительностью вы ему отказали, он просил о чем-то вроде ручного дракона.

– Хотел повидаться с мистером Уолтером. – Люпин сделал быстрый глоток и поморщился, обжегшись чаем.

– Да когда же он, наконец, перестанет совать нос в чужие дела?! – Снейп раздраженно громыхнул чайником о стол.

– Возможно, когда узнает то, что его так интересует… И не одного его, – предположил Люпин.

– Лучшее в данном случае – вообще ничего не знать, – буркнул зельевар.

– Северус, а вы не собирались зайти к директору?

– Его пока нет.

– Может, какое-нибудь срочное задание?

– Какие могут быть задания в десять утра? У меня, как-никак, отпуск; а в чем дело?

– Вы с Гарри вот уже полчаса не даете мне позавтракать! – раздраженно бросил Люпин.

Выписывая буквы на пергаменте, Гарри размышлял о неудаче в недавних переговорах. Его посетила мысль, что, возможно, удастся сбежать и проникнуть в больницу из Косого переулка, но поездка за учебниками, словно назло, все откладывалась. Оставив эти мысли, Гарри принялся с удвоенной энергией скрипеть пером по пергаменту. К сожалению, на содержание написанного это не оказало ровным счетом никакого положительного влияния. От раздумий над вопросом: «Заново написать, или так сойдет?» – его отвлек Рон, которого также постиг творческий кризис:

– Как ты думаешь, кто у нас будет в этом году по Темным искусствам?

Гарри почесал в затылке:

– А ты?

– А у меня созрело свежее предложение: вообще отменить этот дурацкий предмет! В последнее время от него одни неприятности…

Гарри не мог не признать, что это утверждение было близким к истине. Но все же ему было не менее любопытно, кого в этом году определят на пост преподавателя ЗОТИ: ведь именно благодаря Защите от темных искусств он познакомился с Люпином, который, будучи другом его отца, стал другом и для него самого.

– Главное – чтобы не Амбридж, – наконец изрек он.

– Уж Министерство для нас расстарается, – буркнул Рон. – Гермиона, а ты как думаешь? – окликнул он подругу, которая подозрительно безмолвствовала, по уши зарывшись в конспекты.

– Это – не наше дело, – мрачно прокомментировала та.

Гарри списал резкость ее тона на издержки угрызений совести по поводу происшествия с профессором Амбридж и вновь погрузился в работу, которая была не слишком интересной – домашнее задание по анимагам. Как назло, все анимаги, в изобилии водившиеся вокруг него в раннем детстве, именно сейчас были вне зоны досягаемости. Когда Гарри спросил у Люпина, помнит ли он хоть что-нибудь о том, чем увлекались его лучшие друзья, тот фыркнул:

– Я тебе могу рассказать, как без особого труда превратиться в оборотня. Только этот процесс, как бы сказать, односторонний.

С раздраженным вздохом отложив пергамент, Гарри присоединился к Рону, просматривавшему список вещей, которые необходимо было купить к началу учебного года. Они провели не один час, выясняя, что можно не покупать, а одолжить, выпросить и купить подержанным. Это представлялось довольно забавной игрой; еще больше интереса придавало то, что денег на приобретение у Гарри было более, чем достаточно. А может, давали знать о себе привычки, возникшие в полном лишений детстве.

– Рон, а у Фреда с Джорджем есть какие-нибудь особенные ингредиенты? Мне-то подарят по старой дружбе?

– Ерунду какую-нибудь подарят, а что ценнее – самим, скажут, надо. Для родного брата – и то жалеют…

– Гермиона, не знаешь, где продаются уцененные ингредиенты?

Девушка бросила на Гарри укоризненный взгляд:

– У вас еще задание по половине предметов не готово, а вы не нашли ничего лучшего, чем заняться торговыми махинациями!

– Ей не понять, – вздохнул Рон. – А это что за… «Охрана безопасности в период военных действий»?

– Ты что, список с конца читаешь? – Гарри проглядывал листок в поисках поразившего друга названия.

– Может, вместо Защиты от темных искусств? – предположила Гермиона.

– Это что же, – усмехнулся Рон, – Дамблдор решил, что отвратит рок от этого злосчастного предмета, просто поменяв название?

– Наверно, ситуация критическая, – пожал плечами Гарри.

– Она была критической еще пять лет назад, когда исчез Квирелл, – возразила Гермиона. – Между прочим, единственный, кто благополучно преподавал несколько лет, несмотря на… некоторые неудобства. Кстати, нам надо выбрать день для посещения Косого переулка.

Рон скроил кислую мину:

– Лучше б они вместо этих списков прислали наши результаты по С.О.В.! Обещали прислать в июле, а уже август кончается! И как мы будем покупать вещи к школе, если даже не знаем, что у нас будут за предметы?

– Рон, не паникуй. Я слышала краем уха, что в Министерстве сейчас серьезные проблемы.

– А это нас касается?

– Но наши результаты обрабатываются именно там. Так что насчет Косого Переулка?

– А нас отпустят? – спросил Гарри.

– Да, я спрашивала Дамблдора, Хмури, миссис Уизли, Тонкс, а профессор Снейп сказал...

– ...что мы можем не возвращаться? – предположил Гарри.

– Как ты угадал?

– Это просто. Я могу предсказать практически все его реплики при общении со мной, и примерно половину – с другими учениками.

– Это наверно, из-за занятий окклюменцией, – предположил Рон.

– Нет, это от переизбытка общения со Снейпом.

– Итак, я в третий раз напоминаю, что нам надо выбрать день…

– Не переживай, поедем завтра, нам и так всего пять дней спокойной жизни осталось, – отозвался Гарри.

В Косом переулке царила атмосфера всеобщей подавленности: многие магазины закрылись на неопределенный срок, другие заканчивали работу гораздо раньше обычного.

Рон заметил:

– А ведь мы до закрытия не успеем. Придется и завтра приезжать.

– Ерунда, – возразила Гермиона, – но нужно поторопиться. Я могу купить все учебники, а вы закупайте остальное, и не забудьте про мой новый котел. Вот вам список ингредиентов.

– Э-э, Гермиона, нам с Роном только по Темным искусствам, остальные мы у его братьев одолжим. И потом, я сам зайду некоторые книжки посмотреть.

В связи с наличием собственных литературных интересов, Гарри бросил Рона на пополнение Гермиониного фонда и отправился в книжный магазин. Там он застал картину по меньшей мере необычную: его школьная подруга ругалась с продавцом, в то время как выбранные ею книги стопкой лежали рядом. Немного пошарив по полкам, Гарри подошел послушать их разговор, тем более что все равно собирался оплачивать покупки.

– И где вы нам предлагаете его искать?

– Чего вы от меня хотите? Я про эту книгу даже не слышал. Видимо, еще не вышла.

– Как же она, в таком случае, попала в наши списки?

– Можно подумать, ваши списки составлял я!

– И как мы будем учиться без учебников?

– Откуда мне знать? Да хоть вообще не учитесь! Таких настырных детей надо исключать из Хогвартса! В последнее время стало абсолютно невозможно работать: от меня требуют несуществующих книг. У вас в Хогвартсе стало модно читать сверх школьной программы?

– Сверх?! – взорвалась Гермиона. – Это учебник по школьному курсу! И преподавателя не будет волновать, почему у нас его нет!

– С ним и разбирайтесь! – огрызнулся продавец. – И извольте покинуть магазин. Я закрываюсь!

– Но еще нет и семи! – робко вставил Гарри.

– А я закрываюсь в полседьмого!

Вытолкав друзей за дверь, продавец удалился. Гарри с Гермионой решили, что благоразумнее будет подождать Рона рядом, чем искать его по всему Косому переулку. За это время Гарри пришлось выслушать абсолютно все, что Гермиона думает про магазин, его продавца, Отдел магического образования, будущего учителя по новому предмету и много еще про кого.

Спустя минут пять они имели удовольствие наблюдать, как продавец вывесил на двери внушительных размеров объявление: ««Охраны безопасности в период военных действий» нет!»

– Безобразие! – продолжала Гермиона. – Неудивительно, что Фадж опасается Дамблдора. Я бы сказала…

Гарри поспешил заметить:

– Еще не хватало, чтобы нас причислили к оппозиции. Я и так, по мнению Министерства – самая подозрительная личность в Хогвартсе.

Когда к ним присоединился Рон, Гермиона тут же поведала ему о своих злоключениях.

– Нам сказали, что учебник не издан. Я, конечно, уверена, что продавец врал мне в глаза. Но все же это наводит на размышления…

– У тебя все наводит на размышления, – ворчливо отозвался Рон, который успел устать и проголодаться.

– Рон, – прошипел Гарри, – не нарывайся! Ну, вот, поздно…

Северус Снейп как раз заканчивал обед чашечкой чая, когда ему послышались какие-то крики из холла. Сначала он подумал было, что это портрет матери Сириуса, но потом вспомнил, что не так давно его общими усилиями удалось снять. Затем он различил голос Грейнджер. Поттер прошмыгнул в кухню как раз в тот момент, когда о дверь ударилось что-то тяжелое; парень поморщился и тут же направился к заварочному чайнику. Через несколько секунд раздался его озадаченный голос:

– Профессор, а где вся заварка?

– Не знаю. Я не имею привычки полагаться на здешние запасы. Предупреждая ваш следующий вопрос, я также не имею безразмерных карманов, чтобы снабжать чаем все население этого особняка.

– У нас неприятности с учебниками, профессор, – неожиданно для себя самого признался Гарри.

– Пожалуйтесь директору, – хмыкнул Снейп.

– Его здесь нет, и неизвестно, удастся ли нам узреть его до первого сентября…

– А вы зрите в корень. Надеюсь, учебники не по зельеварению?

– По Охране безопасности в период военных действий. Вы не знаете, кто будет ее вести?

– Нет. Но Дамблдор сказал, что я буду изрядно удивлен. Так что готовьтесь к худшему, Поттер. Что это за вопли?

– Ах, это, сэр… Ну, Гермиона… Она все воспринимает слишком близко к сердцу.

– Между прочим, здесь штаб-квартира Ордена Феникса, а не детский сад, – недовольно заметил профессор.

– Пойду, скажу им это, – вздохнул Гарри. – Если не вернусь, считайте меня мракоборцем.

– Весьма оригинальный способ избежать домашнего задания, Поттер. Останетесь здесь в качестве призрака-достопримечательности или переберетесь в родную школу?

– Да я вообще не хочу быть привидением, – выходя, вполголоса пробормотал Гарри. – Разве что в вашем шкафу, профессор.

Расслышав последнюю фразу, зельевар хотел было сделать Поттеру внушение, но решил, что без того забот хватает. Например, о Дэвиде Уолтере, слежка за которым до начала учебного года была возложена на Мастера Зелий.

Изо дня в день ему приходилось держаться неподалеку от этой блистательной личности, причем Уолтер не мог не побывать менее чем в десяти местах за день. К тому же, профессора в его миссии с самого начала сопровождали неудачи, самой крупной из которых было то, что он глупейшим образом попался на глаза преследуемому, и тот узнал его. Скользнув по зельевару равнодушным взглядом, Уолтер улыбнулся и спросил, щурясь на солнце:

– Вы меня помните?

Снейп от неожиданности чуть было не брякнул имя, которое рвалось наружу, но вовремя сдержался:

– Сказать по правде, не припоминаю.

– Как же, – Уолтер выдыхал слова, почти не двигая губами, – мы встречались в министерском Отделе разработок зелий. Кажется, вы преподаете зельеварение. Мое имя – Уолтер. Дэвид Уолтер.

– Теперь вспомнил, – пробормотал профессор. И как он мог не заметить его тогда?

«Итак, он меня опознал! – усмехнулся Снейп про себя. – С другой стороны, это даже хорошо: теперь за ним побегает другой «счастливчик» из Ордена. Близится учебный год, а еще уйма неоконченных дел… И что это за новый предмет, который так увлеченно обсуждала эта компания?»

Глава 5. Первые потери

Гарри лихорадочно пихал вещи в и без того набитый чемодан. Они с Роном, как всегда, опаздывали. И, как всегда, никто не знал, что послужило этому причиной: невообразимый размер багажа, то, что они с Роном не могут встать в положенное время или тот факт, что подобные мероприятия без спешки не обходятся. Впрочем, этот вопрос обычно отходил на второй план, когда ребята торопливо завтракали, и начиналась новая суматоха, связанная с проблемой спуска чемоданов с лестницы.

С горем пополам они добрались до вокзала на такси, подарив шоферу массу ни с чем не сравнимых впечатлений. Прибыв на Кингс-Кросс, ребята оказались в окружении волшебников знакомых и не очень: одни не обращали на них внимания, другие дружелюбно улыбались в знак приветствия, ну а третьих представлял Драко Малфой, который, выслушивая последние наставления матери, строил Гарри страшные гримасы.

Друзья кинулись к своему вагону. Гарри уже протянул руку, чтобы схватиться за поручень, когда кто-то дернул его за мантию и раздался голос, от которого во рту моментально стало кисло:

– Поттер, Уизли, попрошу вас не торопиться.

– Но мы же опоздаем! – запротестовала Гермиона.

– Вам не впервой, – процедил профессор Снейп. – Вы, двое, за мной… Впрочем, и вы, мисс Грейнджер, тоже. Опыт подсказывает мне, что если две величины из вашей троицы в чем-то замешаны, то подразумевается и причастность третьей.

– Что на этот раз, профессор? – недоумевал Гарри. – Мы же практически всё время были перед вами!

– Видимо, не всё, – отрезал Снейп.

С платформы вся компания направилась в Министерство магии, прямиком в Департамент магического правопорядка. В кабинете уже собралось приличное количество народа; с их приходом все затихли.

– Прошу, изложите мистеру Поттеру суть проблемы, – предложил Снейп. – Он тут самый любопытный. И разумеется, – он сделал акцент на последнем слове, – понятия не имеет, о чем идет речь.

– Мы расследуем исчезновение Дэвида Уолтера, – начал деловитый молодой человек.

«Начинается, – пронеслось в голове у Гарри, – так и знал, что эти сны без последствий не останутся. Вот и объясняй теперь, что это не я его убил, и не закапывал в подвале особняка Сириуса, и вообще – что я не Волдеморт…»

– Нам сообщили, мистер Поттер, что у вас имеется некая… информация.

Гарри покосился на профессора Снейпа:

– Не думаю, что ее можно считать достоверной.

– Не время выламываться, Поттер, – раздраженно отозвался зельевар. – Речь идет об общественной безопасности. Учтите, что у меня есть полномочия напоить вас зельем правды в том случае, если вам придет в голову отпираться.

Поежившись, Гарри принялся пересказывать свой последний сон, связанный с его извечным врагом. Все слушали очень внимательно, а нервный молодой человек даже принялся что-то записывать в блокноте. Профессор Снейп на протяжении этой процедуры мрачно созерцал потолок. Когда юноша закончил, служащие поблагодарили его и принялись вполголоса что-то обсуждать.

Рон робко заметил:

– Прошу прощения, но почему вызвали меня? Уверяю вас, мне ничего не снилось.

Все повернулись к нему как по команде, воцарилось неловкое молчание. Наконец молодой человек с блокнотом объяснил ему:

– Мы вынуждены задержать вас, мистер Уизли, поскольку среди ваших вещей были обнаружены улики, свидетельствующие о вашей причастности к исчезновению мистера Уолтера…

– Чего-о-о?! – Вопль Рона заглушил дальнейшие слова служащего Министерства. Краем глаза взглянув на профессора Снейпа, Гарри отметил, что тот поражен не меньше Рона.

– Да, к сожалению, – окончательно смутился докладывающий.

– Позвольте спросить, – вклинился Гарри, – в вещах Рона что, производился обыск? А на каком основании?

– Нет, – ответил за служащего мракоборец, с которым Гарри познакомился в прошлом году. – Обыска не было. Удостоверение мистера Уолтера на право пользования магией было случайно обнаружено Нимфадорой Тонкс в комнате мистера Уизли наряду с каминным порохом и кровью василиска – запрещенным к продаже ингредиентом.

– Но это же чистый бред! – возмутился Рон. – В какой такой комнате? Нет у меня никакого каминного пороха! Я вообще про этого Уолтера первый раз в жизни слышу!

Изрядно побледневшего Рона куда-то увели. Снейп обратился к Гарри и Гермионе:

– Вы что, решили остаться с обвиняемым? Следуйте за мной.

Гермиона спросила дрожащим голосом:

– Профессор, когда Рона отпустят?

– Может статься, быстро, – сухо ответил зельевар.

«Или никогда…» – закончил про себя Гарри. Ему ли было не знать, что в Азкабане помимо преступников порой находились совершенно невинные люди.

В Хогвартс они ехали вместе с профессором, и это путешествие было не из веселых: произошедшее повергло в уныние даже Снейпа. Тяготясь обществом друзей ребят, он то и дело куда-то выбегал из купе. Во время одной из его отлучек Гарри заметил:

– Что ни говори, Гермиона, а так в Хогвартс мы еще никогда не возвращались.

– Надеюсь, больше и не будем, – вздохнула девушка. – Как-то там родители Рона…

– Да-а-а… – протянул Гарри. – Не везет им… Не дети, а сплошная неприятность. Сначала Перси, теперь Рон...

Гермиона оживилась:

– Но это же очевидно, что Рона подставили! Ему подкинули эти вещи специально, чтобы все хотя бы на время занялись им, а настоящий преступник в это время успеет… Что успеет? – Она вопросительно уставилась на Гарри.

– Для начала давай определимся, кто это сделал. Надеюсь, ты не думаешь, что это я?

Гермиона пожала плечами:

– Подозревать тебя у меня столько же оснований, сколько и самого Рона.

– Это радует. Я полагаю, это также и не ты.

Гермиона фыркнула:

– Я тоже так считаю.

– И кто тогда?

– Гарри, да там было столько народу! – воскликнула девушка. – Весь Орден Феникса…

– И никого постороннего? – предположил Гарри.

Гермиона задумалась, затем покачала головой:

– Разве что домовой эльф Сириуса. Никто из посторонних туда не допускался.

– Знаешь, конечно, мы можем гадать и дальше, но у меня уже есть гипотеза.

– Да? – с интересом воззрилась на него Гермиона.

– По-моему, это профессор Снейп, – шепотом сообщил ей Гарри.

Девушка вздохнула:

– Гарри, я понимаю твою логику, но какой у него мотив? Чтобы нас всех выгнали из школы?

– Мелочь, а приятно.

– Почему тогда все это подкинули Рону, а не тебе?

– Тогда все бы сразу подумали на него! К тому же, он мог перепутать.

Гермиона задумалась:

– Перепутать?

– Да ладно, я пошутил. По-моему, Снейп был удивлен не меньше нашего: очевидно, что он сам не знал, в чем дело, когда тащил нас в Министерство. Прямо не знаю, что и думать. Выходит, в Орден Феникса закрался предатель?

– Получается, что да, – в задумчивости пожала плечами Гермиона. – Как-то все это странно… Мне почему-то кажется, что мы рассуждаем в неверном направлении… Эта история чем-то напоминает мне детектив, в котором тоже пропал человек, улики нашли у нищего, а он и был этим человеком, только переодетым...

– Ты что, читаешь детективы? – Гарри пропустил весь сюжет мимо ушей.

– И фантастику тоже, там попадаются интересные мысли.

Пораженный Гарри не знал, что и сказать. Подумав, он предложил:

– Надо срочно сообщить Дамблдору о предательстве.

– Думаю, он сам все отлично знает, – возразила Гермиона. – Наверняка ему уже сообщили, что приключилось с Роном, и он не мог не прийти к тем же выводам, что и мы. Я уверена, что он поможет Рону, как тебе, когда тебя чуть не засудили.

– Ага, и как Сириусу, – мрачно закончил Гарри.

Девушка не нашла, что возразить, поэтому лишь пожала плечами и отвернулась к окну, за которым уже мелькали девственные зеленые луга.

В Хогвартс они подоспели аккурат к концу распределения. Когда друзья проходили к своему столу, Малфой не преминул шепнуть им вслед:

– Уголовнички!

Гермиона подсела к Джинни. Припомнив недавние слова Снейпа, Гарри шепотом обратился к Невиллу:

– А кто наш учитель по этим, как их там, Войне и миру? Которые вместо Темных искусств?

– Да вон сидит. – Невилл указал вилкой на преподавательский стол, на место справа от того, что обычно занимал профессор Снейп. Там сидел худощавый молодой человек с бледным лицом, усыпанным веснушками, и короткими вьющимися волосами иссиня-черного цвета, которые торчали в разные стороны, словно венчик репейника. – Профессор Фиг-Выговоришь О`Рахилли. А у тебя есть учебник по Военным действиям?

– Да откуда ему взяться, – буркнул Гарри.

– У меня тоже, а ведь я все магазины обошел.

– Да что мы – Гермиона обошла все магазины!

Невилл, наконец, заметил:

– А куда подевался Рон?

– Вы еще не слышали? – удивился Гарри. – Это целая история…

Когда Гарри закончил рассказ, который с интересом выслушивал весь гриффиндорский стол, Дин Томас заметил:

– Скажите спасибо, что ему не подкинули наркотики. А кто это, у вас есть подозрения?

– Это мог быть кто угодно, – вмешалась Гермиона. – Все эти вещи мог подбросить на улице любой житель Лондона.

Гарри хотел было возразить, что вещи обнаружили в штабе Ордена Феникса, но вовремя проглотил свое замечание, поймав предостерегающий взгляд подруги.

Все принялись увлеченно обсуждать услышанное, а Гарри перевел взгляд на вошедшего профессора Снейпа: не дойдя до стола, профессор застыл, вперив взгляд в новообретенного коллегу, и отразившейся на его лице яркой эмоцией была отнюдь не радость встречи. Новый профессор, в свою очередь, уронил ложку под стол, уставившись на Снейпа с вниманием, коего яркая личность профессора зельеварения никогда не удостаивалась прежде. Далее Мастер Зелий поступил и вовсе странным образом: развернувшись, он прошагал обратно к выходу, и больше этим вечером не появлялся.

– А насчет ЗОТИ – это ты зря, Гарри, – заметил Невилл, – она тоже будет. Со следующей недели.

Гарри воззрился на него с непониманием:

– Сначала на один-единственный предмет преподавателя найти не могли, а теперь на два сразу отыскали? Как-Там-Его и... кстати, кого?

– Ну, не то чтобы отыскали… По Темным искусствам опять будет Люпин. Только он куда-то отбыл на неделю. А заменять его будет угадайте, кто.

– А, может, второй преподаватель и нужен для того, чтобы заменять Люпина? – предположила Гермиона.

– А, может, чтобы заменять Снейпа, заменяющего Люпина? – выдвинул встречную версию Гарри.

– Кстати, занятия Отряда Дамблдора возобновятся? – с надеждой поинтересовался Симус.

– Посмотрим, – пробурчал Гарри, – они плохо кончаются. Раз ЗОТИ будет вести Люпин, в них нет никакой надобности. Боюсь, у нас и без того многовато странных предметов.

Гермиона подсела к Гарри и осведомилась:

– Ты видел расписание? Мы с тобой все пропустили.

– А что, уже что-то было?

– Нет, только речь Дамблдора. Оказывается, результатов С.О.В. еще нет, и вообще непонятно, когда они будут. Поэтому, пока что, будем учиться по расписанию пятого курса. Надеюсь, что это ненадолго. Вот, взгляни… – Гермиона протянула Гарри пергамент. – Тебе ничего не бросается в глаза?

– Военные действия три раза в неделю! А почему это они все время первым занятием? Ему что, по утрам не спится?

Гермиона только пожала плечами в ответ.

То ли из-за треволнений этого дня, то ли из-за плотного ужина Гарри почувствовал, что уснуть ему не удастся, и потому решил пройтись по коридорам и поглядеть, не появилось ли в любимой школе чего-нибудь нового. Видимо, за размышлениями он потерял чувство времени: стоило ему по привычке свернуть к библиотеке, как над ухом раздался знакомый голос:

– Мистер Поттер, не поздновато ли для учебы?

– Неужели в самом деле так поздно, сэр? – отозвался Гарри. – Прошу прощения, у меня часы отстали.

– Так вот почему вас постоянно встречают в коридорах по ночам? Наконец-то разрешилась эта таинственная загадка. Минус десять баллов… за то, что не удосужились починить их до сих пор! Надеюсь, путь в гостиную вы найдете без компаса, который наверняка сломался вместе с часами. – Ухмыльнувшись, профессор Снейп направился дальше по коридору.

Гарри поплелся в гостиную, кляня себя за то, что не прихватил плащ-невидимку, понадеявшись, что преподаватели, выпив на банкете, не станут отлавливать учеников по коридорам. «А Снейп, ко всем своим недостаткам, еще и трезвенник… – уныло подумал парень. – И зачем это, интересно, он сам по школе шатается на ночь глядя?» Мучимый этими мыслями, Гарри, едва зайдя в спальню, тут же кинулся к своим вещам за Картой мародеров.

Оправдывая его подозрения, профессор направился не к себе, а в комнату отсутствовавшего Люпина. В течение пяти томительных минут зельевар бродил взад-вперед по помещению, после чего вышел. Гарри улегся спать с мыслью о том, каким ветром Снейпа туда занесло, и вдруг на ум пришла тревожная догадка. Либо что-нибудь забрать, в том числе, возможно, и украсть, либо произвести обыск… или подкинуть что-нибудь! По инерции Гарри бросился было будить Рона, но, наткнувшись на пустую кровать, приуныл. Поразмыслив над этим, Гарри надел плащ-невидимку и отправился в комнату, которую четверть часа назад покинул зельевар.

Там он с полчаса безрезультатно искал какие-нибудь подброшенные предметы, но ничего необычного на глаза не попадалось, а что именно составляет обычное убранство комнаты оборотня, у него не было ни малейшего понятия. Зевая, Гарри остановился в центре комнаты и оглядел сотворенный им беспорядок: «Придется еще объяснять Люпину, какого Мерлина я рылся в его вещах. Хотя, когда тот узнает, сам, небось, еще не так будет копаться…» – Успокоенный этой мыслью, Гарри решил, что от дальнейших поисков все равно толку мало, и отправился в башню Гриффиндора.

Глава 6. День первый

Пробуждение на следующее утро было не слишком приятным: осмотревшись, Гарри обнаружил, что спальня пуста. Надев очки, он прочел оставленную на тумбочке записку: «Гарри, мы пытались тебя разбудить, но ты дрых, как свинья. Твои друзья». «Тоже мне, друзья, – думал Гарри, впохыхах одеваясь, – уж Рон бы меня растолкал…» Ему вовсе не улыбалось опаздывать на первый же урок нового преподавателя. Взглянув на часы в гостиной, он сделал еще более неприятное открытие: первое занятие уже закончилось, и теперь ему грозило опоздание на зельеварение. Чертыхаясь, Гарри кинулся за котлом.

Перепрыгивая через две ступеньки, юноша бросился вниз, к подземельям. Учитывая способ его передвижения, не было ничего удивительного в том, что он налетел на профессора Рахилли; а вот то, что тот умудрился удержаться на ногах, в то время как Гарри скатился до самой лестничной площадки, было вполне достойно восхищения.

– Если я не ошибаюсь, вы – проспавший мое занятие мистер Поттер? – изрек профессор, оправившись от потрясения.

– Вы не ошиблись, сэр… – Гарри опасливо взглянул на нового преподавателя.

– Поттер! – раздалось из глубины коридора. – Мои занятия начинаются через полминуты, а вы еще ошиваетесь тут?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю