355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Вячеслав Дегтяренко » Рассвет на Этне. Мой итальянский маршрут (СИ) » Текст книги (страница 21)
Рассвет на Этне. Мой итальянский маршрут (СИ)
  • Текст добавлен: 4 ноября 2017, 04:00

Текст книги "Рассвет на Этне. Мой итальянский маршрут (СИ)"


Автор книги: Вячеслав Дегтяренко



сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Мессина – выполняет функцию крупного пересадочного узла и третий по населению город Сицилии. Храмы, музеи, магазины, парк.

Энна – город, расположенный на горе почти в центре острова. Здесь мало туристов, ниже темп жизни. Сюда надо приезжать либо рано утром. Либо после обеденной сиесты, так как в полдень жители исчезают с улиц и всё закрывается. Её интересно фотографировать с соседнего холма. Захватывающий вид открывается со стен средневекового замка. Неподалеку от города имеется пресное озеро, куда можно доехать на автобусе. Если до отправления автобуса будет лишних пару часов, то можно прогуляться по городскому кладбищу.

Кальтаджироне – также не пляжный город. Мы побывали в музее археологии, музее фотографии и кукол, прогулялись по парку и прошлись по именитой лестнице. Случайно попали на экскурсию в монастырь монахов-капуцинов, которую нам бесплатно провел служитель церкви.

Рандаццо и Адрано. Города, находящиеся в нижнем поясе вулкана Этны. К ним можно добраться по старинной железной дороге ferovia circum Etnea. Её поезда и станции – настоящие музейные экспонаты. В Адрано красивейший монастырь, замок, музей, театр, парк и древние виадуки. В Рандаццо красивая базилика, напротив которой в одноимённом кафе работает серебряный призер Чемпионата Италии по мороженному в 2012 году.

Calatabiano – городок на пути к парку Gole Alcantara. На его окраине имеется замок, который виден из поезда или с трассы Катания – Таормина. К нему можно добраться на фуникулере или пеше. В замке тихий, уютный и современный музей с минимумом посетителей.

Mascali – ближайший к нашему хутору городок. Имеет рынок, несколько супермаркетов, храмы. Возле центральной площади piazza Duomo – установлена довольно большая карта, выполненная на керамической плитке. Подобные карты встречались во многих городах. Два кафе – bar Condorelli и Il Pescatore заслуживают того, чтобы зайти к ним на кофе с мороженым. Бар "У рыбака" предлагает свыше тридцати видов этого лакомства. Возле него по утрам рыбаки задёшево продают утренний улов. Через Fondachelo проходит велотрасса Masimed протяженностью девять километров и на ней часто тренируются велогонщики. По субботам с 19:00 до 24:00 работает вечерний рынок. Цены на сыр, колбасы, оливки, фрукты самые дешевые из встреченных на острове. Три четверти торговцев ориентируются ни китайскую легкую промышленность и пытаются подделывать штрих-коды на своем товаре. В окрестностях два кемпинга, четырехзвездочный отель, имеется железнодорожная станция, но поезда останавливаются лишь каждый третий-четвертый.

Giarre-Riposto – это два города, хотя станция одна. Между ними невидимая граница, так как улицы одного переходят в другой. Рипосто – это город-порт, в нем крупнейшая стоянка яхт и рыбный рынок. Из баров нам приглянулся Averna, хозяин которого установил и wifi. Джиарре известен своим собором, в нем есть госпиталь, два стадиона, крупный торговый центр с ориентиром Conforama. В городах имеются турист информ, в которых можно получить городские карты.

Сиракузы. Днем изучали старый город – Ortigia. Остановились на ночь, так как нас не посадили на последний римский поезд. Без труда нашли отель. А утром проснулись от рыночного шума. Под окнами отеля шла бойкая торговля рыбой и фруктами. В моем табеле о рангах – это лучший рынок из увиденных. Даже Катания проигрывает. После рынка ухо Дионисия и развалины амфитеатра показались скучными, но прогуляться между ними стоит.

Сувениры или что привезти

Традиционные сувениры. К ним можно отнести керамику, фарфор, веера, сицилийскую повозку, куклы, бубны, куски лавового камня.

Продуктовые. Сыры, колбасы, хамон (лучше иметь термоконтейнер), вино и граппу, оливки и масло из них, свежую или сухую пасту, плоды кактусов или продукты из них, миндальную, каштановую пасту, фисташковую муку и пасту, соус песто, артишоки, лимоны, апельсины, шоколад из Modica (лучший в Италии), кофе, какао, орехи или каштаны с Этны, мёд, сушеные помидоры, мяту, орегано, вафельные заготовки для каноли, специи.

Можно вырыть кактус в горах, можно купить его в супермаркете, но последний вариант похож на те, что продаются в Москве. Плоды можно нарвать в горах или полях, как и ежевику, орехи, гранаты.

P.S. Уезжать с острова немного грустно. За месяц отдыха привыкаешь к продавщице, которая пожелает "приятного воскресенья!", к фермеру, который угостит детей гроздью винограда, к бесчисленным "грацие, бонжорно, сальде", к вкусу натуральных продуктов с грядки и сыроварни, к фумароле, к щебету птиц по утрам. Может быть потому, что это был просто отдых, когда не думаешь о работе и прочих жизненных сложностях.

Июнь 2015 г.


Италия весной

– Месье, я не могу вас посадить на этот рейс!

– Почему, мадам?

– Ваш самолёт в Рим улетел два часа назад... Посмотрите, на вашем билете время посадки двенадцать часов.

– Что же мне делать?

– Обратитесь на стойку информации Airfrance, – вежливо произнесла чернокожая француженка, регистрирующая пассажиров на рейс Париж-Рим.

Кажется, что пол аэропорта превратился в раскачивающееся на волнах судно. Я лихорадочно вспоминал, где, на каком этапе я допустил просчёт. Такого со мной ещё не было. От рейсов отказывался. Но не опаздывал. Может, виной тому сегодняшнее настроение, с которым я прилетел в аэропорт Шарль де Голль.

Он мне не нравился уже с первых шагов, несмотря на красный ковролин под ногами и эклектичный дизайн, и я оставлял злые заметки на форсквере. "На выходе из самолёта вас встречают четверо полицейских. Скоро дойдёт до того, что эмиссары будут заходить в салон". "В магазине Relay самая дешёвая вода со скидкой стоит 2,2 ┬ за поллитра, а чашка эспрессо – два с половиной... Чтобы русский турист почувствовал себя, как в Шереметьево". Хотя опять же в Кофемании американо стоил почти пятьсот рублей. "В магазине "buy Paris" моего компаньона из Ижевска Андрея обсчитали на 35 ┬, и он двадцать минут доказывал неправоту кассира, калькулируя магниты-ручки-башенки". Ещё больше я был зол на IAAF и "чёрные углеводороды", из за которого лечу на Чемпионат Европы в качестве туриста-наблюдателя. Авиабилеты и оплату стартового взноса провёл ещё в сентябре. Первые по невозвратному тарифу, а второй элемент организаторы первенства не спешили возвращать через PayPal. На введенную дактилоскопию, из за которой появилось ощущение, что в ЕС меня изначально будут подозревать то ли в воровстве, то ли в иных смертных грехах. В том, что отель в Риме снял бронь с четвёртого на пятое апреля, так как на моей кредитке "недостаточно средств", хотя заявлено было, что "она нужна лишь для подтверждения статуса клиента". Что вода в умывальниках перехлорирована, а питьевые фонтанчики отсуствуют. Что вокруг сплошная бутафория: российский чай "Кузьмич", французский "Фрагонард" с "Эрме"... И эмоции отозвались на мне сторицей. Как я мог позабыть, что билет Андрею я покупал на десять дней позже своего и второй сегмент перелёта у нас совершенно разный. Хотя с другой стороны, как успеть на стыковочный рейс, если на всё про всё у меня выходило тридцать минут свободного времени, а аэропорт Шарль де Голль погряз в пассажирской пробке и бесконечных проверках документов и багажа?

– Следующий рейс в Рим будет в шестнадцать ноль-ноль, месье, – вежливо изучив мой билет, сказала чернокожая полноватая дама французской авиакомпании, – вас это устроит?

– Конечно, мадам.

– Я возьму ваш посадочный... Вернусь через двадцать минут. Не уходите.

Интересно, сколько стоит билет на этот рейс? Скайсканер показывает цену 34470 рублей. Нет, на такие траты я пойти не могу. Уж лучше отказаться и добираться лоукостерами. Vueling обещает перевезти за десять, Ryanair сегодня за двенадцать, а завтра за семь с половиной. Лихорадочно изучаю пути подъезда к Орли и Бовэ и размышляю о возможной предстоящей ночёвке во французской столице.

– Ваш билет, месье... – протянула она новый посадочный талон, – не опаздывайте больше.

– Сколько с меня? – вежливо уточняю у неё, как бы на всякий случай и ещё не веря своему счастью. Мне показалось, что она больше благодарила меня за конфеты "Белочка", чем я её за билет. По случаю праздника заказал кофе и свежий круассан в Paul!

Андрей улетел двухчасовым рейсом. Я даже не успел передать ему причину своей задержки. Интересно, знает ли он название отеля и как добраться на вокзал в Термини, где мы запланировали место встречи с Дмитрием, вылетевшим из Москвы в Верону? Ведь он ничего не расспрашивал и не имеет распечатки с букинга. Отправил смс в дорогу, что буду в Риме в районе шести вечера.

В аэропорту Рима обнаружил пропажу своего чемодана. Сеньор службы потерянного багажа из компании Alitalia внимательно выслушав мой рассказ, попросил написать два заявления с указанием размера, цвета, покрытия чемодана и места проживания в Италии. У меня забронировано два отеля в Риме, отель в Римини и дом в Анконе. Выписав квитанцию, он клятвенно заверил, что мой чемодан доставят в отель в ближайшее время, а на телефон придет СМС. С собой был лишь ноутбук, планшет и фотоаппарат. Я не верил второму везению и искал его, блуждая по залу прилета и расспрашивая уборщиков, где скапливаются не забранные чемоданы.

"Слава, твой чемодан у меня. Я сижу у памятника Павлу второму, что в зале прилета. Куда ехать и где жить, я не знаю" – прислал смс Андрей. Наши чемоданы прилетели одним рейсом, как рассказал он позднее. "Слава, я жду вас у первого пути на вокзале Термини. Что делать и куда идти?" – прислал смс Дмитрий, который только приехал поездом из Вероны. Ура! Нам всем сегодня повезло. На автобусе за сорок минут добрались до вокзала, на метро с пересадкой – до района, где располагался отель. Обратил внимание на военных, которые попарно с автоматами наперевес и кобурами на бёдрах, в модных фетровых шляпках с перьями неспешно прохаживались по перронам всех станций метро. В Европе у силовых структур объявлена повышенная готовность, что вносит коррективы в привычную жизнь.

Отойдя от метро сто метров, а может и ещё меньше, мы окунулись в индо-пакистанский квартал. Со своими уличными законами, правилами, надписями на хинди, ржавеющими на привязях велосипедами и вездесущим мусором. Редкие итальянцы парковали свои малолитражки под взглядами темнокожих эмигрантов, торопясь исчезнуть в домах позапрошловековой постройки. Я пытался определить их отношение к нам, хотя бы на невербальном уровне, но моих навыков было недостаточно. Никто из прохожих, конечно, не знал, где находится наш отель Casa del Pepe, что и немудрено, так как вывеска его отсутствовала. Лишь на подъездной двери маленькая табличка с указанием телефона хозяина. Джузеппе обещал приехать через двадцать минут. Но, как типичный итальянец, не сдержал слова и появился спустя час. С другой стороны, в нашем распоряжении оказался отдельный домик, построенный во дворе многоэтажек. С автономным питанием, верандой, продуктами и прочими удобствами. Как всегда отсутствовал чай, чайник и чайная посуда, зато было три сорта кофе и гейзерная кофеварка. Как всегда хозяин попросил заплатить дополнительно городской налог в виде 3,5 ┬ с человека в сутки и порекомендовал оставить ключи в доме при выселении. Лишь ярко-красное бельё поначалу смущало нашу мужскую команду. С другой стороны, спортивный настрой сужал границы возможных интересов, ограничивая разговорами о тренировках да соревнованиях.

Утренний кофе, русская овсянка, римские круассаны и быстрые сборы в дорогу. На знакомство с городом оставлен последний день пребывания в Италии. До вокзала Термини четыре с небольшим километра, и мы выдвинулись пеше. Рим, несмотря на орды мигрантов и груды мусора, ещё остаётся привлекательным городом. Со свежим воздухом весной, с цветущими лиловым жаккарандами и аппетитно проглядывающими из частных вилл лимонами-апельсинами, с тысячелетними каменными памятниками в окружении пушистых сосен, умело вписанными архитекторами в городскую среду. Из утренних кафе ароматно пахнет кофе, но мы пробегаем мимо, так как на дорогу взяли час. Но вывеска Carefour всё же заманила. Ещё вечером я обратил внимание на привлекательные цены в вечерних продуктовых лавках пакистанцев. Поэтому отказаться от клубники, мушмулы, сыра монтазио, прошутто, салата с помидорами и итальянской воды было невозможно. Запыхавшиеся, довольные и взмокшие за пять минут до отправления влетели на запруженный пассажирами и полицией перрон вокзала Roma Termini. На сайте trenitalia загодя куплены билеты по тарифу super sconto. За 9 ┬ можно проехать три сотни километров и пересечь страну с запада на восток. Главное – не забыть распечатать билет или сохранить его электронную форму, так как на перроны не зайти без подтверждения.

Весенняя Италия радовала из окна поезда яркими красками, ухоженностью и красивыми пейзажами, сочетающими в себе невысокие горы с чистыми реками и зелеными лужайками. Поблуждав по небольшому стотысячному городку почти два часа, мы оказались у Палиндора – крытого манежа, в котором уже второй день проходил чемпионат Европы. Наше первое выступление будет лишь завтра вечером, но в палаточном аккредитационном шатре нам отказали в выдаче бейджика участника. "Извините, Россия дисквалифицирована ИААФ" – комментировала девушка из числа волонтёров. Я смотрел на флаги стран, от которых приехали атлеты, и мне было до слёз обидно. За людей, которые возвели спорт в мерило своих экономических интересов и пытаются смело рулить окружающими. Я пять лет выступал на международных соревнованиях. Становился чемпионом Европы, Мира, Всемирных Игр и сегодня почувствовал своеобразное беззастенчивое унижение. Не себя... Страны. Зато обратил внимание на американцев, которые прилетели на здешнее первенство, прихватив за компанию канадцев, венесуэльцев и мадагаскарцев. Нам же преградили путь на спортивную арену, чтобы мы не мешали своим присутствием или не создавали потенциальных угроз. Ко мне подходили знакомые немцы, итальянцы, украинцы, латыши, французы, и, узнавая решение ИААФ, крутили у виска, жали руку и успокаивали.

Вскоре подъехал представитель нашей команды, чтобы урегулировать ситуацию. Несмотря на запрет, который озвучили лишь тринадцатого марта, из России прилетела сборная из трёх десятков атлетов, что в четыре раза меньше обычного количества. Как и мы, многие покупали билеты по невозвратным тарифам, и, конечно же, надеялись на чудо и благоразумие организаторов. Ведь ветеранский спорт, как и детско-юношеский, построен лишь на личной инициативе самих участников и о применении допинга здесь не может быть и речи, так как здесь нет никаких призовых выплат, договоров со спонсорами, и было удивительно узнать о таком шаге. Поднимать шум не хотелось, и я лишь поинтересовался о возвращении стартового взноса. Всё же шестьдесят восемь евро можно будет потратить на воскресный пробег в Русси, что в двух часах езды на поезде от Анконы, где нет таких жёстких критериев отбора спортсменов. После переговоров нас впустили в зал соревнований. Оперативно отпечатали пластиковые карточки для прохода на спортивные объекты. В связи с недавними терактами соревнования решили проводить без зрительской поддержки. А через час вернули ещё и стартовые взносы.

У девушки-волонтёрши, хорошо владеющей русским языком, узнал, что в стотысячной Анконе с двухтысячелетней историей имеются три крупные достопримечательности: старый город, живописная бухта и пляж – Portonova и паломнический центр Лоретская базилика. Перестроив планы, направились на поиски апартаментов, которые бронировал через airbnb за месяц до поездки. Найти в городе отели по приемлемым ценам, учитывая, что в европейском первенстве принимают участие свыше трёх тысяч человек и две тысячи сопровождающих, практически невозможно. Поэтому решил пожертвовать близостью к городу и узнать, как живут в относительной глубинке, а точнее – на хуторе в местности под названием Сенегаллия.

В нашем распоряжении оказалось две комнаты с балконами, из которых открывался шикарный вид на зелёные поля и морскую дымку, кухня, небольшая гостиная и тишина. Перед отъездом из Анконы зашли в Coop, и сегодня я баловал друзей на ужин приготовленными артишоками, гигантской пастой, салатом и прочими местными деликатесами. Италия – страна хлебосольная, и её всегда интересно посещать, так как постоянно открываешь для себя что-то новое, как с духовной стороны, так и гастрономической.

День третий начался с часовой тренировки по просёлочным дорогам. Решили, что устроим себе спортивный сбор, раз оказались здесь. Наподобие тех, что организуют российские спортсмены в Адлере и Кисловодске, когда готовятся к ответственным соревнованиям. Хотя вчерашняя фраза немецкого тренера Борсча и судьи, с которым мы общаемся пять лет: "Возможно, увидимся в следующем году", не внушала оптимизма. Майский чемпионат в Португалии и первенство Мира в австралийском Перте будет проходить без россиян.

Италия весной радовала. Обычно я выбираю туристические места и редко останавливаюсь в деревнях-селах. А зря. Ведь сюда не дошла городская грязь-мусор и потоки мигрантов, которые заполнили все крупные города. Второе – это тишина. По отутюженным дорогам изредка бегали фиаты и альфа-ромео, водители которых аккуратно обгоняли и на ходу приветствовали нашу команду. Италия весной завораживает, как сочной зеленью травы, так и огородами с остролистными артишоками, выделяющимися нераскрытыми бутонами. И хоть не знаю большую часть местных цветов-растений, школьный курс ботаники остался в памяти, и я открывал для себя воочию багряник (иудово дерево) с его фиолетовыми соцветиями, покрывающими даже ствол, листоопадающую магнолию с белыми чашечками цветов, а также пурпурные цикламены, белые калы с жёлтыми пестиками и обычные ромашки. У некоторых усадеб отсутствовали заборы, и я на ходу рассматривал ландшафтные изыски.

По пути забежали в селение с неземным названием Монтемарсиано. Три улочки и две архитектурные достопримечательности: водонапорная башня, датируемая позапрошлым веком и величественный храм Святого Антония, в котором кроме нас больше никого не было. По вечерам настоятель приглашал на проповеди и концерты органной музыки. На ходу попались парк, сквер, десяток кафе-магазинов, гостиница, муниципалитет, парикмахерская, прачечная и общественный туалет. Всё необходимое для трёх сотен жителей. К этому сложно привыкнуть для человека, родившегося в СССР, что такая мелкая территориальная субъединица имеет весь городской арсенал.

Позавтракав, отправились на станцию Марзокка. В пути нас трижды останавливала одна и та же патрульная машина с надписью "карабинеры". Сеньорам было невдомек, что мы быстро идём по дороге только потому, что нам так хочется. Честно говоря, неприятно, когда ты ещё ничего не украл, а тебя уже заочно подозревают. Приходилось давать объяснения, показывать бейдж зрителя Чемпионата Европы. Хорошо, что до дактилоскопии дело не дошло.

На станции встретили фруктово-овощную лавку. Цены в ней в два-три раза отличались от магазинных, да и выбор продуктов значительно превышал. Наш посёлок, как и станция, довольно небольшие, и здесь отсутствовал даже билетный терминал и помещение вокзала. До поезда оставалось полтора часа. Правда, чуть не уехали в противоположном направлении в Римини, так как рельсы и движение поездов отзеркалено к привычному российскому. Разобраться с автобусным движением довольно несложно, хотя и здесь нужно привыкнуть к тому, что автобусы обозначаются буквами, цифрами, дробями, а билеты покупаются в барах и табачных киосках. Турникетов нет, но входить через вторую и третью дверь запрещено. Правда, темнокожим мигрантам закон не писан. За то небольшое время пребывания в Анконе мы ни разу не видели, чтобы они оплачивали проезд, хотя временами составляли бо́льшую часть пассажиров салона. Мы же, как "обиженные" спортсмены, ездили по городу по своим карточкам, демонстрируя их водителям. Лишь единожды водитель попросил купить билет в табачном киоске, но последний оказался закрыт на трёхчасовую сиесту. Он подождал, пока я схожу за билетом и, выслушав мои аргументы, разрешил проехать бесплатно. Не знаю, как выкручивается местная молодёжь, так как на многих киосках Tabacchi предупреждающие таблички "Младше 18 лет вход запрещён". Возможно, это обусловлено игровыми автоматами или тем, что в них наливают спиртное.

Я посетил почти сотню итальянских городов и поселений и давно обратил внимание на то, что все они колоритны и насыщены достопримечательностями. Но не ожидал от города с населением в сто тысяч, который не стоит на пути туристических маршрутов из России, какого-либо разнообразия и исторической насыщенности.

Первое, что повстречалось на пути – это море и порт. Порт в Италии значит многое. Вокруг него складывается определенная атмосфера, и он притягивает туристов, рыбаков, владельцев яхт и судов. Анкона – это крупный центр ремонта и строительства круизных судов. Взобравшись на холм исторического центра, можно наблюдать за тем, как кипит работа по возведению металлических остовов многоэтажных гигантов или демонтаж отслуживших своё, а также на сотни причаленных яхт и катеров. Здесь и а арка или Porta, которая являлась в древние века входом в город для прибывающих морем. Тут же и бастион, в стенах которого позже размещалась тюрьма, а сейчас музейные экспозиции. Неподалеку от театра-музея мы раздобыли бесплатные туристические карты города, чтобы ставить галочки увиденного и рекомендуемого. Городу две с половиной тысячи лет, и об этом напоминают развалины амфитеатра, бани и фундаменты поселений. Сейчас в амфитеатре проводят вечера музыки. Тут же и Duomo, названный в честь святого Иуды Скариота – покровителя города. Мне поначалу была непонятна любовь городских садовников к багрянику, который красиво цветёт и осенью покрывает асфальт липкими несъедобными плодами-бобами. По преданию Иуда повесился на этом дереве, и, очевидно, городские мужи проследили некоторые аналогии.

В сегодняшних планах была прогулка к морю, и хотелось добраться в красивую бухту Портоново, но в табачной лавке на вокзале нас предупредили, что автобус 94 й курсирует только в летний период. Поэтому, гуляя по городу, интуитивно искали выход к городскому пляжу. Городские достопримечательности расположены на разном уровне над высотой моря, поэтому мышцы требовали расслабления и отдыха.

– Вы не подскажете, как пройти к морю? – спросил я у двух дам лет пятидесяти пяти, разговаривающих между собой на украинском языке.

– Море...– задумчиво произнесла блондинка, – это довольно далеко. Если хотите, мы проведем вас к нему, и если не спешите, покажем достопримечательности.

– С удовольствием... Вам на каком языке удобнее рассказывать?

– Конечно, на украинском! – ответила брюнетка в солнцезащитных очках.

Нам повезло найти настоящих экскурсоводов, которые преподносили город не всегда с глянцевой стороны. Разговаривали они на "двойном" суржике (украинский с русскими словами) с итальянским. Дамы работали сиделками и уже шестнадцать лет живут в Анконе, ухаживая за пожилыми итальянцами.

– Я уже заработала на итальянскую пенсию, – похвасталась Ирина, – правда, она одна из самых низких в стране.

– И сколько, если не секрет?

– Не секрет... Сто пятьдесят евро... Смешно, конечно. В прошлой жизни я была преподавателем... – грустно вспоминала Ирина, – а теперь ухаживаю за дементными пациентами. Повезёт, если дед спокойный. А если расторможен?! Они – горячие сеньоры... Даже на старости лет. Но всё равно, с мужчинами легче, чем с женщинами. Те, как правило, сварливые и капризные попадаются. В большинстве своём, мне показалось, что итальянцы не любят своих родителей и нанимают нас за тысячу евро в месяц. Чуть больше платят чехам и полякам. Если работа почасовая – пятьдесят евро в час, полякам – семьдесят. Плюс кров над головой и питание. Раз в неделю выходной. Иногда обвиняют, что мы желаем скорейшей кончины их старикам. А мне ведь и самой тяжело, когда они умирают. К новым людям привыкать. Переезжать. В выходные ходим в театр, кино, или на фитнес. Часто гуляем с Галиной по два-три часа по историческому центру, чтобы развеяться от быта, памперсов и лекарств... Лучше, чем дома сидеть... с пенсией в сорок евро в месяц.

– А пойдёмте в парк Кардетто, мальчики... если вы не торопитесь плавать? – предложила Галина, – там красивая тропа, живописные виды и два работающих маяка.

Мы, конечно же, согласились и не зря. Ирина прекрасно ориентировалась в истории Анконы, ботанике и осыпала нас фактами, большинство из которых, как это бывает у туристов "вышло из другого уха". Запомнилось лишь старое еврейское кладбище, жертвенный каменный круг в два метра диаметром с древнеегипетской клинописью, да бывшие пороховые склады с предупреждающей надписью: "разговаривать шёпотом". Маяки, арки ворот, кладбище, университет, "восстановленный богатым евреем из бывших конюшен", вещевой рынок, советы по продуктам и поездкам и многое другое. Расставались почти друзьями. Уже не впервые нам помогают женщины-сиделки, сбежавшие из страны на заработки в Италию. Лет пять назад подобная ситуация случилась и в Болонье, когда необходимо было отправить посылку в Россию. И так же мы гуляли по новогоднему городу и изучали достопримечательности вкупе с фактами от женщины из Ровно.

Городской пляж представлял скорее место для прогулок, чем зону для принятия солнечных ванн и релаксации. В прилегающих скалах были выдолблены гроты-стоянки для лодок и катеров. "У анконцев престижно иметь свой грот" – вспоминался рассказ нашего недавнего гида, – "мой хозяин купил его себе со скидкой пять лет назад... за семьдесят тысяч евро... хотя лодку так и не приобрел..."

Сегодня день старта на три тысячи метров, и мы поспешили в Palaindoor, где проходила почти вся программа Чемпионата Европы. Хотя напрасно, так как регламент местные судьи довольно спокойно сдвигали. Так и сегодня старт перенесли на тридцать пять минут вперёд. В принципе первое место было предсказуемо. Немец Стефан Борсч был вне конкуренции. Я смотрел финиш моих соперников, а внутри закипали противоречивые чувства. Хотелось плакать от обиды на спортивных функционеров международного формата, которые лишили меня потенциально серебряной медали, так как мой недавний результат на Чемпионате России в Смоленске был существенно выше показанного времени испанца, которому досталась серебряная медаль, и одновременно закипала злость на отсутствие справедливости в спортивном мире, с помощью которого страны решают свои политические амбиции.

Представители осеннего марафона вокруг озёра Гарда разливали в качестве угощения белое, красное и розовое бутылочное вино. Тут же и закуска. С горя выпили с ребятами по стаканчику всего, что было, и, повысив настрой, ушли за покупками в супермаркет у спорткомплекса.

***

Несмотря на проходящий чемпионат Европы, смотреть на соревнования больше не хотелось. Разочарование не покидало нашу маленькую команду, хоть мы и продолжали активно тренироваться по часу в день и исследовать окрестности по 30 40 км в день. Ко второму параметру не привязывались, так как это считал планшет, анализируя в конце дня пройденное расстояние. По Италии приятно ходить пешком, несмотря даже на периодическое отсутствие тротуаров, лихачество местных водителей и скутеристов, так как с позиции пешехода совершаешь больше открытий и фотографий. "Они бешено носятся..." – вчерашняя фраза Ирины, – "не ходите в Портоново по дороге..." Тем не менее, аварий не видел. Да, не уступают на зебре и иногда на красный, но после Москвы – привычное дело.

– Хотел бы домой чего-нибудь прикупить... Вещей, продуктов... Будет у нас супермаркет или торговый центр? – спросил Андрей.

– Давайте начнём с духовного, а закончим материальным, – предложил я, – многие итальянцы выбрали в качестве паломничества городок Лорето. Это в двадцати шести километрах от Анконы. Быть в Анконе и не посетить такое место будет непростительно для нас. Ирина вчера говорила, что на R можно добраться и билет стоит не дороже трёх евро.

– А может наши бейджики прокатят? – вмешался Дмитрий.

– Может. Но, как ты будешь себя чувствовать при этом? Ты же приехал не из Африки какой то. У нас много леса, нефти, земли. Давайте же будем выше иных зайцев!

Но наша эRка с коротко стриженой женщиной-водителем за рулём отходила, и мы практически на ходу запрыгнули в уже закрывающуюся дверь. Краем глаза заметил, что следующая отправлялась через полтора часа. На выезде из Анконы заметил множество торговых центров, и договорились, что после культурной части заедем сюда за подарками. Из окна показался город на скале с красивой крепостной стеной и возвышающейся базиликой в виде башни. Когда же подошли к входу в виде древней арки, задумались над вывеской Castelfidardo. Об этом городке в путеводителях я ничего не встречал. Туристов не было. Все заведения закрыты на трёхчасовую сиесту, и мы практически одни гуляли по красивым мощёным безлюдным улочкам, фотографируя себя на фоне достопримечательностей. Городок – центр гармошки, и соответственно имел музей (тоже был закрыт) и памятник в виде обнажённого мужчины, падающего или взлетающего с гармошкой в руках. Ненароком забрели в красивый парк, утопающий в пальмах и высоких кипарисах, с фонтанчиками и детскими площадками, клумбами и лужайками. На воротах красовалось вывеска – монумент региона Марке, а на холме в парке установлена композиция в виде атакующего взвода, выполненная из бронзы, гранита и растений, посвящённая войне, судя по оружию, конца девятнадцатого века. Ни вывесок, ни туристов, только садовники, не понимающие английский.

В Лорето добрались лишь к полудню. Место туристическое, и, судя по фотографиям на плакатах, временами здесь бывает очень многолюдно. Но сегодня лишь несколько сотен туристов, да карабинеры с военными автоматчиками и боевой машиной итальянской пехоты. В стране всё ещё усиление. Но наша троица не вызвала интереса, и нас беспрепятственно пропустили, косо смерив слегка высокомерным взглядом.

Описать красоту дворца невозможно, также как и не передать атмосферу. Из необычного – это молельный дом в центре зала, выполненный из белого мрамора. Внутри домика фотографировать запрещено, и можно лишь, оперевшись на обожжённые кирпичные стены, постоять в тишине и подумать о вечном. Как и в других соборах региона Марке, свечи предлагают взять за добровольное пожертвование либо включить электронную. В церковной лавке же вместе с иконами продавались продукты региона Лорето: разнообразное вино, мёд, паста, хлебобулочные изделия, оливковое масло, а также бижутерия, детские книги, открытки с конвертами и магниты. Под сводами храма разместился бар и магазин местной винодельни с энотекой. В этот день дегустировалась граппа двух видов и вино шести сортов – уйти с пустыми руками было практически невозможно. Лишь в отеле в спокойной обстановке рассмотрел купленный в церковной лавке виноградный напиток от Понтифика. Сканер штрих-кода показал, что вино выпускается под видом книжной продукции, и на нём отсутствовала акцизная марка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю