290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под лучами красного карлика(СИ) » Текст книги (страница 9)
Под лучами красного карлика(СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Под лучами красного карлика(СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 18 страниц)

Четырехчасовое дежурство на пульте центральной диспетчерской уже заканчивалось, скоро должен был появиться сменщик. Откинувшись в кресле человек сомкнул руки на затылке и с силой, так что хрустнули сухожилья, потянулся. Так все же, какой подарок выбрать на день рождения тестя, подумал он. Завтра вечером его с женой пригласили на торжество…

Тревожно взвывший ревун тревоги больно ударил по ушам, заставив человека вздрогнуть от неожиданности. На краю большого монитора появилось несколько светящихся красным точек – космолетов аборигенов. Картина на экране приковала взгляд человека к монитору. Ревун затих, на миг стало тихо словно в могиле. Несмотря на то, что двигатели приближающихся кораблей не работали, электронный разум сумел идентифицировать космолеты и построить траекторию их движения. На конечном участке она почти соприкасалась с орбитой Ковчега. Особенно настораживало то, что корабли аборигенов пытались приблизиться скрытно. С добрыми намерениями так не поступают. «Неужели это вооруженное нападение аборигенов на Ковчег?» Сердце бешено заколотилось у горла, он изо все х сил сжал кулаки а губы невольно прошептали:

– Fuck.

Растерянность длилась совсем немного сказалась длительная подготовка, человек почти сразу взял себя в руки:

– Компьютер, Зеленый код! – приказал он. Тысячи сигналов и приказов полетели по электронным системам Ковчега, поднимая пилотов космических кораблей и руководство Ковчега по тревоге и предупреждая о нештатной ситуации, готовя корабль к действию и возможному бою.

* * *

Аппетитный запах свежепожареной картошки с грибами висел над столом. Две тарелки еще исходили парком. В животе забурчало. Сглотнув голодную слюну Иван опустился на свое место за столом напротив висевшего на стене головизора. Предавали какой-то старинный боевик. Удовлетворенно улыбнувшись, довольная произведенным эффектом матушка опустилась напротив, но ни ложки Иван съесть не успел. Изображение на экране исчезло, вместо него поползло сообщение: «Внимание Зеленый код! Внимание Зеленый код!» Одновременно затрясся браслет коммуникатора. На него пришло тоже сообщение. Иван почувствовала озноб. Он знал что означает Зеленый код. Несколько мгновений на кухне стояла полная тишина, потом он поднялся.

– Ванечка, что случилась, – слегка испуганным голосом спросила мать. На ее памяти перерыва головещания ни разу не было. Парень хотел выглядеть спокойным, однако лоб предательски, выдавая напряжение, собрался в морщины.

– Пока не знаю, но думаю что ничего страшного, я должен срочно прибыть в отряд! Извини…

– А ужин! – вскинулась мать и уже хотела подняться, но Иван мягко надавил ей на плечи, останавливая порыв.

– Все потом, я в отряде перекушу.

Через пару минут, переодевшись и прихватив «дежурную» сумку, он метнулся на выход. Мать торопливо поцеловала в щеку сына, хлопнула дверь…

Женщина вздохнула и вернулась к столу. На экране все также висело сообщение. Внезапно раздался пронзительный звуковой сигнал, от которого женщина едва не поперхнулась горячим кофе. Сообщение изменилось: «Внимание! Предупреждение центральной диспетчерской! Через десять минут, после предупредительного сигнала сиренами Ковчег приступает к маневру, в результате чего произойдет изменение псевдогравитации. Рекомендации: срочно закрепить тяжелые и хрупкие предметы, людям присесть в кресла или лечь в кровати!»

Женщина несколько мгновений ошеломленно смотрела на экран, потом судорожно сглотнула. «Что случилось? Почему Ковчег будет проводить внезапный маневр? Такого ни разу за историю корабля не было! Нет ответа…» Собственная, привычная квартира, ставшая за двадцать пять лет родной, вдруг встал незнакомой и чужой. Несколько секунд женщина выглядела беспомощной, но недаром она была вдовой и матерью космонавта. Замешательство длилось недолго, ахнув про себя, опрометью кинулась метаться по дому.

* * *

Не только тиадары наблюдали за колоссальной глыбой Ковчега, но и люди прекрасно видели атакующий флот аборигенов. Любой корабль излучает тепло и прекрасно заметен на фоне охлажденного до 273,15 градусов вакуума за многие десятки миллионов километров. В космосе всегда прекрасная видимость и отсутствуют плохие метеоусловия, что могло бы замаскировать приближение врага поэтому скрытность в в пространстве невозможна. Земные приборы исследовали яркость и температуру реактивных струй кораблей тиадаров, компьютеры сопоставили данные с их ускорением и вычислили массу вражеских космолетов. К Ковчегу в районе экватора, там, где нет лазерных батарей, стремительно приближалась линия вражеских кораблей. В центре три корабля по размеру аналогичны средним космолетам ковчеговцев. Справа и слева по два малых и по одному сверху и снизу. Сила немалая. С вражеских кораблей стартовали дроны, оказавшиеся тепловыми ловушками и целями-ловушками. Попытка аборигенов ввести в заблуждение землян не сработала, мощные компьютеры Ковчега сумели легко отличить ложные цели. Попытка связаться с приближающимся флотом ни к чему не привела. Тиадары высокомерно проигнорировали землян.

На полюсах Ковчега одна за другой загорелись яркие вспышки реактивных струй экстренно стартующих космолетов. Других платформ для запуска ракет и дронов у ковчеговцев не было. Вскоре в пространстве рядом с Ковчегом встал боевой порядок земных кораблей, тут же укутавшийся густыми облаками пыли. Это хорошая защита от атаки лазером. Космолеты выстроились аналогично атакующему флоту, лишь сверху и снизу по два малых космолета. Корме кораблей осветились ярчайшим, рожденным атомным распадом пламенем, флот двинулся навстречу врагу. Весящий сотни мегатонн Ковчег разворачивался медленно и пока он не развернется к врагу полюсом, на котором расположены лазерные батареи, земные корабли должны задержать врага. Выстоять под огнем лазерных установок и ливнем атакующих дронов и ракет. Земляне не предполагали, что совершив межзвездное путешествие, они встретятся с враждебными аборигенами и понадобится вести бой, поэтому пришлось срочно приспосабливать имеющиеся космолеты. Успели немного, изготовить и установить на космолеты электромагнитные пушки, зеркальную броню и сделать в дополнение к торпедам дроны-перехватчики. А вот корабли пилотировать пришлось штатным космонавтам.

Только в фильмах и компьютерных играх космический бой похож на морские сражения эпохи наполеоновских войн и адмирала Нельсона, только в космических интерьерах, когда огромные корабли обмениваются залпами из исполинских орудий. На самом деле все гораздо прозаичнее и быстрее. Миг и космос впереди словно взорвался, столько дронов и ракет одновременно выпустили вражеские корабли. Каждый – от десятков до нескольких сотен дронов и ракет: перехватчиков, атакующих и другого назначения. В пространстве засияли десятки разноцветных облаков, выпущенных дронами-постановщиках помех, радиоэфир взорвался шумом и воем, это тиадары попытались заглушить радиосигналы человеческого флота. Хаотично изменяя траекторию, дроны и торпеды словно стая разъяренных ос, ринулись навстречу досадной помехе – человеческому флоту, а вражеские корабли расцвели направленными вперед плазменными струями – начали тормозить. Не стоит находится поблизости от места, где вскоре расцветут рукотворные термоядерные звезды и разнесется на куски гигантский корабль пришельцев.

Знакомый до последней заклепки пилотажный отсек выглядел непривычным и незнакомым. Тревожно горели многочисленные дисплеи на пульте управления и самое главное не видно космоса. Лобовое стекло пялится в людей чернотой. Его как и весь корабль закрыли зеркальной броней. Иван посмотрел на второго пилота. Сквозь прозрачный пластик гермошлема тот в ответ нервно улыбнулся. Элеватор провернулся, подавая очередную ракету, Иван нажал на кнопку пуск, корабль слегка тряхнуло. Злая, мстительная улыбка исказила лицо, если бы мать сейчас его видела, то не поверила бы, что ее добрый и любящий сын может стать таким. За свою Родину – Ковчег он готов был порвать любого.

На передней части обшивке вспыхнуло яркое пятно света. Экран мигнул, высвечивая надпись: «Лазерная атака!». В глазах на миг потемнело от перегрузки, ускорение вмяло в кресло. Компьютер уводил космолет с линии атаки. Корабль, вопреки сложившемуся у людей мнению не самое удачное место для лазерного оружия: громоздко и требует отдельного реактора для запитки. А если луч попадет на зеркальную броню, то отразится а чтобы пробить такую защиту, необходимо удерживать луч на месте секунды. Непростительная роскошь для молниеносного боя в космосе.

– Черт! – прорычал сквозь зубы Иван, когда перегрузка закончилась, выплюнул сгусток крови из лопнувшей губы. Ну что ж, потерпим! Он торопливо отправил навстречу врагу очередную торпеду и бросил взгляд на дисплей. Броня медленно остывала. Лазерный луч не сумел ее проплавить, но если бы удержался на корпусе пару секунд, то вскрыл бы корабль словно консервным ножом! Запоздалый холодок пробежался по спине.

– Парни, все нормально? Доложить в порядке номеров кораблей! – перебивая треск поставленных тиадарами помех в наушниках послышался встревоженный голос командора.

– Я 1/бис, Все нормально, я 2/бис, нормально! Все хорошо! – доносились доклады экипажей.

Дождавшись очереди, Иван доложил:

– Я 3/бис, корабль исправен, экипаж готов к бою!

Впереди, за миллионы километров, две стремящиеся навстречу дуг-другу стаи аппаратов встретились. Дроны и торпеды сошлись в бою, в котором нет места хрупкому человеческому телу. Ускорения в десятки g, непредсказуемые траектории полета – все для того, чтобы максимально сблизиться и подорваться рядом с врагом или выпустить по противнику облако разогнанной до космических скоростей шрапнели. Спустя миллисекунду в угольно-черном космосе расцветают новые звездочки ядерных взрывов. Разлетается осколками металла атакующий дрон, получивший в упор облако шрапнели от ракеты землян. Дальше аппарат тиадаров самоубийственно приблизилась к творению земного разума. Вспышка ярче тысячи солнц, испаряющая оба аппарата. Ничтожно малая часть секунды, пока творения человеческого и тиадарского ума ожесточенно уничтожали друг друга, и прорвавшиеся торпеды и дроны несутся дальше. К кораблям прорвалось не более четверти встретившихся аппаратов и часть из них получила повреждения, превратившие их в безжизненные куски металла и пластика.

Заработала электромагнитная пушка – ближний рубеж обороны. Миг и она уже не рычит, а ревет на полной мощности, ежесекундно направляя навстречу врагу килограммы металла. Транспортер едва справлялись с подачей сверкающих металлом снарядов. Цель вражеские дроны и ракеты. Они главная угроза Ковчегу и кораблям. Заградительный огонь был невероятно плотным, но часть дронов продолжала нестись к поверхности Ковчега. На экране дисплея начался обратный отсчет до момента, когда вражеские снаряды настигнут корабли землян. Иван невольно сжался и глянул на товарища. Тот моргнул и облизал губы. Тоже волнуется. Молодой космонавт прислушался к себе. Страшно? Да, но и это можно перетерпеть. Больше всего угнетала невозможность что-либо еще предпринять. Стой и жди собственной судьбы. Так же стояли под ливнем вражеских пуль кутузовские солдаты на багратионовских флешах. Их далекие потомки предстояло повторить подвиг предков.

– Сейчас подойдет шрапнель, голос Машеры слегка дрогнул.

О том что к кораблям прорвется ракета с ядерной боеголовкой даже думать не хотелось. Хотя два поражающих фактора атомного оружия: ударная волна и радиоактивное заражение в вакууме не действуют, но и того что осталось, более чем достаточно.

На экране дисплея мелькнула цифра ноль, тут же сменившаяся бегущим по экрану огненно-красным строками: «Разгерметизация корабля! Внимание, Разгерметизация корабля!»

* * *

Голова Насти мотнулась от тяжелой пощечины, едва не сбившей девушку с ног, на щеке моментально вспух багровый отпечаток.

– Ты что очумела? – опуская руку проорал крупный, немного заплывший жиром парень, звеньевой ячейки ревнителей справедливости, в которую входила девушка, – Ты пойдешь с нами делать революцию?

Девушка промолчала, лишь просверлила стоявшего перед ней парня ненавидящим взглядом и прикоснулась к наливающемуся на щеке синяку. Жила она отдельно от родителей а квартирный компьютер, как всегда когда ее навещали товарищи по партии, она отключила. Так что прийти на помощь было некому.

– Как ты не понимаешь Настя! – голос парня изменился, стал почти ласковым, – Сейчас когда одни империалисты уничтожают других, у нас появился реальный шанс взять власть! Сейчас или никогда! Как только мы захватим рубку, Ковчег наш. Прости что пришлось тебя ударить, но иного способа образумить тебя не было!

Он остановился, пристально разглядывая покрасневшую девушку. Человеку свойственно взрослеть а те, кто остались с Троцким, словно задержались в подростковом возрасте с его юношеским максимализмом. Настя отчаянно пожалела что связалась с «ревнителями справедливости». Что хочет от нее звеньевой? Она вроде бы ясно дала понять, что уходит. О революции хорошо мечтать а вот проливать за нее кровь знакомых, убивать, она было не готова.

– Это твой вояка – космонавт на тебя так подействовал? Выбирай ты с прогрессивными силами или с империалистами? – пафосно закончил он.

Вздохнув поглубже, девушка решилась. Глаза полыхнули жгучей яростью. Изо-всех сил она пнула парня в пах. В фильмах от такого удара мужчина падал на землю, но не в этот раз. Парень рукой отвел удар в сторону и не успела нога девушки опуститься на пол как сокрушительный удар в челюсть вышиб из нее сознание. Беспомощно пошатнувшись, Настя рухнула на пол. Белые кружева трусиков показались из-под задравшейся юбки. Взгляд у брюнета масляно загорелся, скользнув с трусиков на изумительной формы загорелые ножки и обратно. Парень плотоядно облизнулся. Влюбленная дура безнадежна. Ну что же еще один кандидат на исправление. Руки у ревнителей справедливости длинные и память на предателей хорошая. Парень презрительно хмыкнул и задумчиво почесал небритый подбородок. Троцкий приказал поспешить, но уж больно девка хороша, а много времени это не займет. Решившись, он спустил с себя штаны, наклонился и решительно стянул с бедер трусики…

Насильник вернулся из ванны и довольно ухмыльнулся. Девчонка оказалась девственницей. Эйфория уже спала но настроение оставалось превосходным. Девушки обычно предпочитали его избегать находя грубым и вульгарным а тут так подфартило! После победы обязательно возьму ее себе и еще кучу сучек, решил он. Подхватив бесчувственную жертву на руки, донес до дивана и бросил ее туда словно мешок. Потом связал по рукам и ногам, заблокировал электронику квартиры вместе с дверью и вышел на улицу.

По ярко освещенным улицам неудержимой лавиной катилась толпа ревнителей справедливости. Не много, не больше сотни человек. Мелькают сосредоточенные лица подростков и молодых людей, девушек не больше десятка. Глаза неестественно горят, словно после употребления наркотиков или возбудителей. Топот ног лишь время от времени прерывается громкими и дружными речевками: «Мы тут власть! Революция!» Толпа дополнительно накачивала себя решительностью, будто зажигательной речи Троцкого о революции им не хватило. Гремят заостренные металлические палки по стремительно пролетающим стенам и дверям, мимо которых проносится толпа. В руках у большинства холодное оружие: от палок до экзотических нунчак. На огнестрельное и его детали в принтеры корабля еще на Земле ввели программный запрет, вот и пришлось вооружаться чем попало. Ничего, зато и сбушников его нет, а в решительности ревнители их на голову превосходят! Троцкий провозгласил, кровь рождает власть, значит они прольют кровь… Чужую… Сейчас или никогда! Они победят! Если в рубку закроют ворота, то ревнители взорвут их. Два мощных заряда, их несут самые испытанные ревнители, гарантируют это. Троцкий объявил:

– Вредить кораблю никто не хочет. У нас нет ненормальных. Мы хотим одного, справедливости и нашей, революционной власти!

Во главе толпы двигались пара десятков крепких бритоголовых парней в кожаных куртках с одинаковыми надписями на спине: «Даешь революцию!» Ревнители надеялись добраться до рубки Ковчега по метро, но проклятые империалисты остановили поезда. Хорошо еще, что хакеры ревнителей сумели перехватить управление освещением и гермодверями, предусмотренными конструкторами для изоляции частей корабля, так что их ничто не остановит. Ничего, идти не долго а они не гордые! Троцкий движется в центре толпы рядом с ближайшими соратниками, задумчив. Он надеялся незаметно добраться до рубки, а тут сюрприз с отключением транспорта. Скрытность утрачена, но и пусть. До рубки идти недолго, минут двадцать пять, но раз о революции известно, где какое-либо противодействие? Почему нет сбушников? Неужели задумали какую-то каверзу? Эта мысль заставляло его с каждым пройденным шагом все больше мрачнеть.

Толпа подошла к перекрестку, еще пол километра, и рубка… Неожиданно на мостовую перед толпой выползла черепаха робота-уборщика. Несколько парней с искаженными гневом лицами выскакивают вперед, окружают механизм. Мелькают металлические палки, яростные крики! Получай, творение империалистов и эксплуататоров! Изувеченный остов робота остается на дороге, а парни возвращаются в одобрительно загудевшую толпу. Троцкий провожает их отеческим взглядом. Пусть мальчики немного спустят пар. Сегодня можно все! Встречные прохожие, кто не успел убраться с пути или не обратил внимания на предупреждение службы безопасности, отлетают с пути. В испуге жмутся к стенкам. Такого на Ковчеге еще не видали. И не дай бог, если ты не понравишься ревнителям или скажешь что-нибудь не то… Несколько прохожих, уже валялись изломанными, окровавленными куклами на каменных мостовых.

Завернули в тупик, туда где дорогу перегораживали ворота рубки Ковчега. Толпа начала останавливаться. Задние, кто не видел, что впереди, еще продолжали напирать, и не понимали почему впереди останавливаются, наконец завернули и остановились всего в нескольких метрах от перекрывших дорогу людях в ненавистной форме сбушников. Установилась зловещая тишина. Ряд высоких, до земли, прозрачных щитов перекрывала улицу всего в десятке метров перед рубкой. Яростные взгляды превратившихся в монстров ревнителей просверлили правозащитников. На одно бойца СБУ как минимум пять ревнителей, силы не равны.

– Внимание! – раздался голос со стороны сил правопорядка, – Ваши действия незаконны…

Договорить он не успел. Откуда-то из середины толпы раздался истеричный выкрик, как бы не самого Троцкого: «Бей их!»

Толпа взорвалась нечеловеческой ярости криком, ринулась вперед. Десяток гулких ударов сердца. Словное древние пикинеры, стоящие впереди боевики изо всех сил ударили отточенными остриями железных палок в щиты. Яростные выкрики противников, мат, глухой стук отточенного железа о пластик щитов! Большинство устояло, только в одном месте нападавшие сумели опрокинуть сбушника, но этого хватило. Несколько крепких парней влетело в проем. Мелькание железных палок. На мостовую брызнула первая кровь. Через секунды бой превратился в дикую свалку, где каждый сам за себя.

Аааа! – глухо стонет сбушик в животе его торчит окровавленная железная палка, подскочивший подросток с разбегу бьет его по голове нунчаками. Взгляд стекленеет мужчина, как подкошенный, рушится на мостовую.

Вот сбушник, изловчась, с размаху бьет ногой в живот бритого наголо парня. Того сметает назад. Успех не остался незамеченным. Подобравшаяся сзади юная девушка втыкает в спину бойца железную палку. Изогнувшись всем телом боец падает на окровавленную мостовую.

Сбушник с окровавленной головой пытается приподняться, но раз за разом падает на окровавленную мостовую, рядом лежит лысый парень. Тело сотрясает крупная дрожь, отходит.

Через пару минут посреди бушующего моря ревнителей остался лишь маленький остров сбушников из десятка человек, оборонявшихся у ворот рубки. Еще пара минут и защитников стопчут.

– Конец Вам! – промычал сквозь зубы стоявший позади дерущихся Троцкий и, до крови закусил губу. Сейчас закончат с сбушниками, подорвут ворота и рубка в его распоряжении!

– Полундра! – оглушил ревнителей раздавшийся позади грозный клич морского десанта. Он прозвучал словно мощный раскат грома, громко и уверенно, вселяя надежду в прощавшихся с жизнью сбушников и задерживая палки боевиков.

Троцкий стремительно обернулся и не поверил своим глазам. От поворота на ревнителей неслись не меньше трех десятков парней, закованных в знакомые по фильмам скафандры космодесантников. Вид решительный и грозный. В руках крепко зажаты автоматы. Глаза Троцкого потрясенно распахнулись, губы жалобно дрогнули. Как же так! Он точно знал что огнестрельного оружия на Ковчеге нет! И десантников нет, так, клуб военных реконструкторов. Откуда эти бойцы, совсем не похожие на любителей? Откуда у них автоматы?

– Бей их! – жалобно выкрикнул он. Несколько остро отточенных металлических палок полетели навстречу несущейся на врага десантуре. Большая часть не попала или была на ходу отбита бойцами. Одно – ударило десантника в грудь, но тут же, не причинив никакого вреда, бессильно упало на мостовую. Они в настоящих костюмах космодесантников, тут не то что палкой, пулей не пробьешь, с ужасом понял Троцкий. Когда до сплотившихся в кучку ревнителей осталось пара десятков метров, передовые десантники на ходу метнули в толпу черные шарики.

Адский грохот дикой болью ударил по барабанным перепонкам, вспышка ярче тысячи солнц ослепила. Троцкий успел почувствовать как что-то теплое потекло по ноге, когда сознание милосердно покинуло его.

* * *

Коротко взвыла сирена. Через секунду позади послышался грохот, а надпись на экране о разгерметизации корабля сменилась строкой: «Герметические переборки опущены». Иван повернулся назад. Дверь в остальной корабль автоматически закрылась. Несколько мгновений он ошеломленно смотрела на нее, потом судорожно сглотнул. По спине прополз холодок запоздалого страха.

– Ты как? – обернувшись, спросил он слегка побледневшего товарища. Не каждый день твой корабль расстреливают…

– Норм!.. сильно нас задело?

Иван повернулся к монитору. Компьютер космолет, датчики которого пронизывали корпус корабля, уже установил причину герметизации. Повреждение в кормовом отделе. Направлен робот-ремонтник. Ориентировочное время ремонта: 10 минут. Оба космонавта облегченно выдохнули и откинулись в ложементе. Они еще легко отделались. Разогнанная до космических скоростей шрапнель, могла сделать из корабля решето, а что могло произойти при попадании в ядерное сердце космолета, не хотелось даже представлять.

– Уф! – произнес Машера, так и младенцем можно стать…

Иван недоуменно покосился на приятеля, наконец не выдержал.

– Это как? – поинтересовался он.

– Обделаться как младенец! – хохотнул Алексей.

– Да ну тебя! – отмахнулся Иван.

– Внимание! – послышалось в наушниках, – доложить о состоянии кораблей и личного состава.

После докладов оказалось, что порцию шрапнели досталась почти всем земныем кораблям, но только два из них получили довольно серьезные повреждения. Одного космонавта легко ранило. Защитные меры земной эскадры: электромагнитные пушки, зеркальная броня и дроны-перехватчики, оказались достаточно эффективными. А вот вражеской эскадре не позавидуешь. Ковчег почти завершил разворот, остались считанные секунды. Корабли тиадаров погасили скорость и начали разворачиваться назад, но поздно, катастрофически поздно.

Вспышки лазеров, подпитанных стационарной электростанцией тераваттной мощности, следовали одна за другой. Уйти из нападавших не удалось никому. Победителям достались разной степени разбитости корабли, полтора десятка трупов и больше тридцати пленных. Материала для анализа возможностей аборигенов более чем достаточно.

От применения светошумовых гранат обделался не один Троцкий. Его вместе с соратниками отмыли. Арестовав, поместили в пустующий склад. За всю предыдущую историю Ковчега большего криминала чем домашние ссоры на нем еще не было. Людей, пятьдесят лет тому назад отправившееся в межзвездное путешествие, выбирали из лучших представителей человечества, только вот внуки тех отчаянных подкачали. Несмотря на все усилия родителей, детского сада и школы, появились те, кто считал себя выше морали «обычных» людей. Одного раненного сбшника несмотря на усилия врачей спасти не удалось, «ревнителей» по единодушному решению ковчеговцев ждал суд.

Большая часть флота тиадаров погибла в битве у Ковчега. Теперь земляне могли чувствовать себя относительно спокойно. По крайней мере в ближайшее время, пока аборигены не построят новые космические корабли…

Вечером этого длинного дня в кабинете Капитана собралось внеочередное совместное заседание Советов Ковчега и Этики. Решали как поступить с тиадарами. На бурном совещании насмерть схлестнулись две точки зрения. Несколько человек отстаивали выдвинутое руководителем службы безопасности предложение изготовить ядерные боеприпасы мегатонного класса и вбомбить Тиадаркерал в каменный век. Нанести удар возмездия по столице Высших и по шельфовой океанской зоне, чтобы колоссальной силы цунами смыть прибрежные города. Чудовищное предложение вызвало бурное возмущение большинства и по этическим моментом и в связи с нецелесообразностью. Ядерной нападение не только не могло защитить Ковчег от ответного удара с уцелевших ракетных баз и космодромов но и гарантировало на будущее смертельную вражду будущих поколений тиадаров и людей. Руководители научников предложили иное. Точечная бомбардировка военных и правительственных объектов Высших железо-никелевыми глыбами разогнанными до скоростей тысяч километров в секунду гарантировало уничтожение инфраструктуры врага. Конец яростной дискуссии положило вето Совета этики. Его председатель заявила, что на тотальный геноцид решались только фашисты и не следует землянам следовать их примеру. Преодолеть запрет могло лишь всеобщее голосование ковчеговцев, но проигравшие на него не пошли. Еще одним результатом совещание стала отставка с поста главы службы безопасности с формулировкой за недостатки в работе приведшие к жертвам и значительное расширение полномочий и функций СБ. Теперь она помимо традиционных обязанностей по контролю за охраной труда, поддержанием общественного порядка и проведением спасательных работ стало заниматься выявлением, предупреждением и пресечением шпионажа, террора и преступности.

По итогам боя и с учетом прежних заслуг Ивану вместе Машерой торжественно вручили звезды Героев Ковчега. Это событие стало на головидении сенсацией и оба космонавта на время сделались весьма популярным. Первые дни Ивана прямо на улице останавливали малознакомые и даже вообще незнакомые люди, чтобы пожать руку, а от предложений девушек познакомиться, отбоя не было. Он смущался, но ничего поделать не мог. Несколько раз по электронной почте приходили приглашения дружить, но его интересовала только одна девушка и он неизменно отвечал вежливым отказом. А та, единственная, которая его интересовала, перестала появляться помимо работы где-либо и игнорировала попытки связаться. Настю, как пострадавшую от «ревнителей» и не замешанную в бунте лишь допросил пару раз вежливый дознаватель сбшников и оставили в покое. Ничего не вечно под луной, проходит все, в том числе и земная слава. Жизнь вернулась в привычное русло. Работа, дом, отдых, опять работа. Так прошел почти месяц.

В субботу у него был выходной. Он только что проснулся и продолжал валяться в постели, когда раздался пронзительный писк коммуникатора. Иван приподнял голову с подушки. В комнате полумрак, лампочка на потолке горит еле-еле. Рука торопливо зашарила по тумбочке. Восемь утра! Они что там сдурели? У него законный выходной, дайте поваляться в постели! Он включил сообщение и сон словно рукой сняло. Поднявшись с кровати еще раз перечитал сообщение: «Вас приглашают прибыть на прием в канцелярию Капитана Ковчега к десяти утра». Иван удивленно почесал затылок и принялся лихорадочно вспоминать события за последний месяц. От старших товарищей он слышал, что обычно вызов к начальству означал грандиозный втык с последующими кадровыми решениями. Сколько Иван не напрягал память, ничего, наказуемого, что могло бы стать поводом для вызова не вспоминалось. Время поджимало, поэтому решив, что нечего гадать и что он все узнает во время встречи, юный космонавт поспешно оделся и направился на станцию монорельса.

День был рабочий и, основной поток спешащих на работу ковчеговцев уже схлынул. Наполовину пустые вагоны метро следовали один за другим, поэтому добрался Иван быстро. Через двадцать пять минут он переступил порог приемной. Просторная комната с полом из досок натурального, еще земного дерева, роскошь для Ковчега, пустовала. Высокая, почти в два человеческих роста дверь в кабинет блестела благородным красным деревом. Все основательно и дорого. Робот-секретарь за стойкой, обилием датчиков и мигающих лампочек больше напоминающей один из пунктов управления Ковчегом, чем место секретаря, дружелюбно мигнул элементами красного цвета, служившими ему глазами, показывая, что узнал посетителя. Внешне он отдаленно напоминал человека, две ноги, две руки, голова, только из блестящего металла.

Едва он зашел в приемную, как дверь позади приоткрылась и порог переступил Машера. Окинув Ивана недоуменным взглядом, протянул руку приятелю.

– О! Здорово. Тебя тоже пригласили к Капитану? – удивился Иван, крепко пожимая протянутую руку.

– Ага, и тебе привет, меня на десять, а тебя? – с невозмутимым видом поинтересовался Алексей.

– И меня то же на время пригласили. Не знаешь зачем нас вызвали?

Алексей лишь отрицательно махнул головой.

– Входите, Вас ждут, – возвестил робот неожиданно тонким, похожим на женский, голосом.

Иван посмотрел на висевшие над дверью роскошные часы с белым циферблатом и золотыми стрелками. Они показывали без трех минут десять. Рано, подумал он, но раз приглашают, надо идти.

Он аккуратно постучал, и, с видимым усилием открыв оказавшуюся неожиданно тяжелой дверь, перешагнул порог кабинета. С любопытством огляделся. Слегка раскачивая длинные, до пола шторы, Дул прохладный ветерок, едва слышно гудел климатизатор. Посредине внушительного по величине помещения, размерами больше похожего на небольшой зал, чем на кабинет, располагался длинный, метра пять, конференц-стол с десятком черных вместительных кресел вокруг. Ничего лишнего, все строго и функционально. Хозяин кабинета вальяжно откинулся на кресле из натуральной кожи во главе стола, справа от него сидел Ойе. Он был без скафандра, видимо проблему биологической совместимости удалось решить. Больше в огромном кабинете никого. Позади Капитана, на стене, занимая ее от пола до потолка, белел громадный экран.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю