290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под лучами красного карлика(СИ) » Текст книги (страница 7)
Под лучами красного карлика(СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Под лучами красного карлика(СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 18 страниц)

Глава 4

В непроглядной черноте не мерцая горели разноцветные, колючие искорки звезд, складываясь в непривычные земному глазу созвездия. Из бездны космоса они осторожно заглядывали в лобовое стекло корабля. Освещения в пилотажной земного корабля едва хватало чтобы разогнать царивший в отсеке полумрак. Обычно в пилотажной дежурил один человек, но сейчас, когда где-то рядом, возможно, находятся напавшие на земной корабль инопланетяне, оба космонавта дежурили. Иван управлял космолетом, а расположившийся в ложементе второго пилота Машера сканировал пространство в поисках корабля чужаков.

В тусклом свете лица космонавтов казались безжизненными масками. Лишь изредка, когда пальцы касались пульта, на них появлялось подобие жизни и эмоций. Печальные события, произошедшие на Ауреме крепко засели в памяти молодых космонавтов. Машера старательно сгонял с лица озабоченность и тревогу, хотя ему, пожалуй, приходилось тяжелее. Он первый обнаружил погибших товарищей, но сказывался характер этого человека: бесшабашный и веселый. Он даже попытался поднять настроение товарища.

Алексей отвернулся от пульта, покосился на сосредоточенное лицо младшего по возрасту товарища, коротко и гулко хохотнул.

– А помнишь, как вместе бегали на Новый год в самоход а куратор курса заходил в общагу и обнаружил на постели вместо нас свернутую в ком форму? Ну и лицо у него было!

Нелепая история произошла на первом году обучения. Дружно смеялся весь курс, но с тех пор история обзавелась изрядной бородой. Алексей считал себя остроумным человеком, но юмор у него был специфичный, понятный только служивым людям.

Иван угрюмо покосился на товарища, но ничего не сказал и лишь поморщился. Алексей украдкой вздохнул, что отвлечь товарища не получилось.

Прошло почти три часа с момента старта с Аурема, Алексей, который почти минуту тревожно всматривался в экран своего монитора, повернулся к товарищу и хрипло произнес:

– Фиксирую работу мощных сканеров. Командир – нас преследует!

– Где? – Иван резко повернулся, вгляделся в изображение на дисплее, – Вижу…

Вынырнув из-за астероида, всего в нескольких сотнях мегаметров, неизвестный корабль ускорялся, взяв курс наперерез траектории землян. Космолетов ковчеговцев в этом районе больше не было, так что это мог быть только корабль тиадаров. Иван нахмурился, от аборигенов он ничего хорошего не ожидал. Пальцы торопливо заплясали по пульту. На экране дисплея сверкающая точка неизвестного корабля увеличилась, превратилась в вытянутый, раза в два длиннее космолета землян цилиндр, с короткими «плавниками» фотоэлементов по бокам, яркими и зловещими сполохами из дюз позади. Чем то неуловимым, то ли формой, то ли «крыльями» он напоминал безжалостную хищницу земных морей: акулу. Ее Ивану приходилось видеть в фильмах, взятых с Земли. Корабль инопланетян выглядел по сравнению с элегантными космолетами землян неуклюжим, зато размерами был гораздо крупнее. Значит там большой экипаж и возможно больше оружия. По крайней мере места для этого предостаточно, подумал Иван. По крайней мере при атаке земного космолета на Ауреме тиадары применили что-то типа лазерной пушки. Несколько тягостных секунд Иван с озабоченным видом вглядывался в изображение на мониторе, затем, скрипнув ложементом, повернулся к мрачному Машере:

– Ты тоже думаешь, что тиадары попытаются атаковать?

– Нет догоняют поздравить нас с прибытием в систему! – слегка раздраженно ответил Машера. Парень хотел выглядеть непроницаемо спокойным, но лоб предательски собрался в морщины, выдавая напряжение, – Конечно попытаются и на нас напасть!

Иван досадливо хмыкнул:

– Прямо пираты, какие-то… средневековье. Может мы, что-то не понимаем в намерениях инопланетников? – задумчиво произнес Иван, – Что предлагаешь делать?

– Да что тут думать! Давай попробуем все-таки разойтись мирно. Предлагаю оторваться от преследования. Одновременно постараться связаться по радио и спросить, что они от нас хотят, но вначале необходимо доложить о ситуации дежурному на Ковчег.

Иван и задумчиво потер подбородок. Предложения товарища логичны и соответствуют Уставу службы космонавтов.

Иван слабо улыбнулся в ответ и задумчиво потер подбородок. «Что делать дальше? Возвращаться назад и постараться спрятаться в поясе астероидов и дожидаться помощи? Не пойдет. Корабельных запасов хватало под упор на путь к Ковчегу.» Тряхнув головой, отогнал глупые мысли. «Попытаюсь не доводить дело до столкновения и постараться оторваться от преследования. Кто его знает, какую скорость и как долго может развивать вражеский корабль, а его космолет – совсем новенький с минимально изношенными двигателями.» Предложение связаться с тиадарами тоже логично. Таиться не имело смысла, тиадары уже обнаружили прилетевший на спасение корабль землян. Иван согласно наклонил голову и посмотрел на товарища.

– Тогда я поведу корабль, а ты давай связывайся по рации.

– Есть – по-уставному доложил второй пилот.

Иван наклонился над пультом управления и взял первый аккорд на клавиатуре компьютера. Глухо зашумел, вновь запускаясь основной двигатель, через миг оглушительно грохотало. Ускорение впрессовывало пилотов в ложементы. Машера нажал тумблер включения рации. Тишина пилотажной взорвалась писком межзвездных шумов.

Космолет, неуклюже, подобно матерому кабану-секачу, разогнавшемуся за потревожившим его наглецом и вынужденному повернуть за новым обидчиком, развернулся на 30 градусов. Радужная от температуры плазма яростно полыхнула из всех трех сопел маршевого двигателя ракеты. Преследователь поспешно повторил маневр земного космолета. Корабль разгонялся в режиме форсажа. Машера наконец настроился на волну Ковчега и прижал усик микрофона. Дожидаться отклика диспетчера не стал. Раньше, чем через часа он не придет. Космолет находился с Ковчегом в одной солнечной системы, но межпланетные расстояния слишком велики даже для радиоволн, перемещающихся в пространстве со скоростью света.

– Борт 3/бис вызывает Ковчег! У нас чрезвычайная ситуация! За нами гонится корабль чужих, считаем, хотят атаковать, – громко, перекрикивая шум двигателя произнес он.

После как можно подробнее рассказал о преследователях, одновременно направив на Ковчег видеофайл с изображением пирата, а также информацию со сканеров.

– Попробуем выйти с тиадарами на связь, надеюсь все прояснится! – сказал космонавт на прощание и отключил связь.

Подключив к рации планшет Машера активировав программу перевода и вновь вышел в эфир. Видеоизображение не стал включать, ограничившись лишь звуком. Ни к чему тем, кто уже убил землян знать, сколько космонавтов на борту.

Полчаса Алексей на разных частотах упрямо повторял в микрофон:

– Земной космолет 3/бис вызывает корабль тиадаров, ответьте!

Но преследующий корабль инопланетяне молчал. Земляне почти утратили надежду связаться, когда рация, наконец, ожила.

Безжизненный, измененный компьютерным переводчиком голос гнусаво произнес:

– Что Вам нужно, низшие?

– Почему Вы преследуете нас? Мы мирное исследовательское судно землян и возвращаемся домой.

– Вы посмели оскорбить своим присутствием небеса! Глушите двигатели, иначе смерть Ваша будет ужасна! А если подчинитесь, мы подарим вам легкую смерть.

Иван яростно сжал кулаки, оглянулся на товарища. Ноздри курносого носа Машеры трепетали, губы побледнели и сжались в тонкую линию. Вот уроды, подумал он. В ответ на оскорбительные слова хотелось ударить в ответ ракетами, но полученные космонавтами перед полетом инструкции требовали сделать все возможное чтобы решить дело миром. В конце концов земляне пришельцы в системе Барнарда а тиадары хозяева. Иван постарался успокоиться. Низко же они нас оценивают и предлагают не очень приятную перспективу, подумал он. Наклонившись к микрофону спросил:

– Это Вы уничтожили наш корабль на Ауреме?

– Такая же участь ждет и Вас, низшие!

Иван до боли сжал кулаки, костяшки на его пальцах побелели. Ненависть, злоба и желание наказать погубивших коллег убийц, переполняли его.

– Ну-ну, попробуйте! – выкрикнул Иван в эфир, – Сейчас у вас не получиться напасть исподтишка!

Машера немедленно нажал на кнопку отключения микрофона, дальше вести переговоры смысла не имело. Машера молча, но с явным одобрением слушавший разговор, налил себе сока и, прежде чем выпить, одобрительно заметил:

– Так держать, они нам за все ответят, собаки волосатые!

Следующий час погони показали, что у врагов со скоростью все в порядке. Несмотря на все усилия землян и форсирование двигателя корабля, пират мертвой хваткой повис на хвосте, постепенно нагоняя.

– Догоняют, гады… оторвавшись от пульта – хриплым от волнения голосом произнес, словно сплюнул Машера. Оставалось принимать бой и постараться отомстить за погибший земной экипаж. Алексей повернулся к Ивану:

– Одеваем скафандры?

Тот молча кивнул. По очереди космонавты помогли друг другу одеться, шлем надевать не стали, успеется. Устаревшей модели скафандры гарантированно спасали от воздействия вакуума и вселенского холода, вот только от осколков снарядов и ракет, спасти не могли, но хоть какая-то защита! Юный капитан космолета до боли сжал челюсти, так что во рту появился солоноватый вкус крови «Оторваться не удалось, что делать дальше?» Оглянувшись на правака[14]14
  Правак – второй пилот, слэнг пилотов.


[Закрыть]
, приказал:

– Включай оружейную консоль. На тебе пуск ракет. Попробуют нас атаковать, или по моей команде, стреляй!

Машера внимательно посмотрел на капитана, но ничего не сказал, только в знак согласия молча кивнул и забарабанил по пульту.

Так, в тревожном ожидании прошел еще десяток минут. Враг безмолвствовал. Корабль тиадаров приблизился почти вплотную по космическим масштабам – на расстояние всего лишь несколько тысяч километров. Космолет землян с такого расстояния теоретически уже мог атаковать ракетами и, логично было предположить, что и вражеский корабль тоже сможет ударить, но враг почему-то медлил. Иван вглядывался в изображение противника на мониторе и машинально барабанил пальцами по пульту. «Стрелять первым, или подождать? Пираты расстреляли земной борт лазером или чем-то похожим, наверное, это их основное оружие и они пытаются приблизиться на расстояние уверенного поражения. Видимо оно меньше расстояния торпедного пуска!»

Бой неизбежен, но как выйти из него победителем? В колледже Ивану преподавали тактику космического боя, да и на тренажёрах, отрабатывая фигуры высшего пилотажа, пришлось попотеть. Но одно дело теория, совершенно другое – реальный бой. Запускать ракеты назад космолет не мог, не позволяла конструкция торпедных аппаратов. Если попытаться включить двигатели ориентации и развернуться космолет носом к пиратам, то велика вероятность, что враг успеет среагировать на маневр и атакует первым. Иван почувствовал, что от волнения его прошиб пот, и тут в голову пришла дерзкая мысль, заставившая его злобно ухмыльнуться. Еще на первом курсе на занятии по военной истории, преподаватели рассказали о приемах высшего пилотажа, применяемых летчиками древней атмосферной авиации. Один из них, называвшийся Чакра Фролова, состоял в том, что самолет на малой скорости разворачивался вокруг собственного хвоста, совершая мертвую петлю с очень малым радиусом разворота. «Значит, если попытаться совершить нечто подобное, корабль землян окажется позади пирата и в выигрышном положении! Мы сможем осуществить ракетный пуск, а смогут ли пираты стрелять лучом назад, большой вопрос! Все может получиться!» Время неумолимо шло и, надо было на что, то решаться. Иван рискнул. Излишне задорно, пытаясь скрыть напряжение, подмигнул Машере и процедил сквозь зубы:

– Говорите, мы низшие? Ну-ну… – Иван и повернулся к праваку, – Покажем тиадарам чудеса пилотажа?

Алексей быстро и внимательно глянул на капитана и задумчиво кивнул в ответ. Таким он своего молодого друга еще не видел. Новая ипостась старинного приятеля: решительная и не признававшая полумер, решительно ему нравилась.

От волнения Ивану стало жарко, не глядя он рванул, растягивая, ворот скафандра. Решительно нажал кнопку на пульте, переводя автоматику в ручной режим и взялся за джойстик управления двигателем. Рванул на себя. Впереди басовито загудели коррекционные двигатели. Нос корабля стремительно поднялся почти на девяносто градусов. Ивана с силой впрессовало в сиденье, широкие предохранительные ремни впились в тело. Ложемент исправно принял на себя основную долю перегрузок, но и оставшихся оказалось более чем достаточно. Спустя считанные секунды космолет совершил огромную петлю в пространстве, перевернувшись вокруг своей горизонтальной оси на 360 градусов, одновременно потеряв почти половину скорости. Иван глянул в дисплей, Пират не смог повторить маневр Ивана, из-за куда больших габаритно-массовых характеристик корабля. Положение поменялось. Корабль тиадаров только начала менять траекторию, а земной космолет оказался в хвосте у пиратов почти на дистанции ракетного удара.

– Ты смотри что он вытворяет! Ваня! Ты красавчик! – восторженно взвыл Алексей, только сейчас понявший маневр командира.

Пираты ответили на маневр землян залпом из трех ракетных установок назад. Шесть снарядов отправились в сторону космолета землян, но расстояние оказалось слишком мало. Они не успели навестись и бессильно проскочили мимо. Через считанные мгновения позади космолета землян космос расцвел бутонами взрывов. С пирата подали сигнал на сработку самоликвидаторов.

Алексей не сплоховал, поймал врага в перекрестие прицела.

– Я готов! – срывающимся от волнения голосом доложил он.

– Стреляй, – азартно и со злостью, выдохнул приказ Иван.

Люки на фюзеляже космического корабля землян открылись, корпус слегка вздрогнул, выплевывая вслед пиратам пару ракет, самонаводящиеся снаряды умчались вперед. Протяжный рокочущий гул, слегка приглушенный броней донесся до космонавтов. Враг, обнаружив пуск ракет, немедленно начал отворачивать в сторону, что только отсрочило на несколько секунд гибель. Дальнейшие события приятели наблюдали через монитор, приблизивший корабль тиадаров. На расстоянии считанных метров от вражеского корабля распустились яростные бутоны взрывов.

Пират мгновенно прекратил маневрировать, из двигателя перестал вырываться столб алой плазмы. Корпус запарил из многочисленных отверстий переливающимися в свете солнца всеми цветами радуги газами. Несколько мгновений Иван рассматривал медленно рассеивающуюся дымку вокруг вражеского корабля, затем медленно поднял руки от джойстика к лицу. Пальцы от волнения мелко, но отчетливо тряслись. Сердце торопливо бухало о ребра, его удары гулко отдавались в голове. С детства он любил играть в стрелялки, особенно в космические, когда гонки среди звезд и планет, титанические битвы галактических линкоров. И что греха таить-любил и сейчас расслабиться за хорошей игрой. А тут на тебе. Сбылась мечта идиота! Гонки и стрелялки, только в реале, категорически ему не понравились.

Машера довольно рассмеялся и, залихватски вновь хлопнул Ивана по плечу:

– Ты сделал их! Молодчага!

Иван прогнулся под тяжестью больше похожей на медвежью лапы:

– Ты это! Поаккуратнее, а то следующего раза не будет, сломаешь спину! – он хотел нахмуриться, но не выдержал и белозубо улыбнулся.

В лобовом стекле космолета показалась стремительно растущая звездочка. Корабль землян потихоньку тормозил, вражеский корабль в лобовом стекле рос. Наконец, космолет приблизился к вражескому борту на чисто символическое по космическим меркам расстояние нескольких сотен метров. Иван перешел на ручное управление, включив на реверс двигатели малой тяги. Скорость сближения космолетов сначала уменьшилась до нескольких десятков сантиметров в секунду, а потом и вовсе корабль пиратов застыл в неподвижности.

Весь залитый янтарным лучами местного светила, корабль пиратов выглядел особенно зловеще. Верх бочкообразной конструкция блестел серебром, снизу корпус отсвечивал бурым, цвета засохшей крови. Сквозь крупные дыры в корпусе, густо испещрившие сторону, повернутую к землянам, проглядывали внутренние помещения. Ближе к корме космолета в маленьком белом кругу скалилось зубастой пастью изображение инопланетного хищника.

Иван подался вперед с жадным любопытством рассматривая корабль инопланетян. «Герб их что ли?» Корабль пиратов, продолжал слабо парить газами из многочисленных пробоин. Сейчас он казался не достойным справедливого возмездия беспощадным убийцей, а нуждающейся в сочувствии жертвой. Сами виноваты в своей гибели, с неожиданным ожесточением подумал Иван и до боли стиснул зубы. Не надо убивать землян, и уж тем более не нужно пытаться атаковать наш корабль! Иван повернулся к товарищу и удивленно поднял брови. Тот сидел, уставившись в пульт, губы слегка подрагивали. Не каждый день становишься причиной смерти разумных существ. Заметив взгляд Ивана, он судорожно повел плечами, словно стряхивая наваждение. Ему было неприятно что старый приятель увидел нервный срыв. Нахмурившись, откинулся в ложементе и спросил недовольным тоном:

– Ну что, сканировать будем корабль чужаков?

Он прав я что-то расслабился как мальчишка с раскаянием подумал Иван. Торопливо кивнув, наклонился над пультом. Через несколько секунд на экране монитора появилось изображение внутренностей. Несколько мгновений он с жадным любопытством вглядывался в изображение чужого корабля. Аварийные системы корабля продолжала работать, а в передней части, там, где в космолетах землян находилась пилотажная, светилась розовым точка. Ему стало не по себе. Это означало что кто-то из инопланетян выжил, но сейчас без сознания. Он невольно сглотнул и повернулся к товарищу.

– Что будем делать?

– Предлагаю лететь на Ковчег, – буркнул Машера, – пусть с трофеем разбираются аварийщики.

Иван покачал головой:

– До планеты тиадаров в десять раза меньше расстояние чем до Ковчега, а корабли чужих развивают скорость не меньшую, чем наши. Значит прибудут сюда быстрее. Мы утратим единственный шанс получить образцы их техники. К тому же там остался живой инопланетник. Видимо успел одеть скафандр. Если не оказать помощь, он погибнет. Не по ковчеговски так поступать!

Машера поскреб затылок. Вроде бы в инструкциях запретов на обследование потерпевшего аварию или подбитого корабля ничего нет. Как бы не были злы земляне, но оставить погибать в космосе живое существо они не готовы. Воспитывали из в традиции: сам погибай, но товарища выручай. И неважно что на этот раз в безвыходном положении инопланетянин. К тому-же корабль тиадаров сам по себе ценный приз, ящик, полный неизвестных землянам технологий.

– Ладно, тогда я иду на разведку!

Иван упрямо боднул головой:

– Пойду я, ты на страховке.

В соответствии с Уставом службы космонавтов на борту всегда должен оставаться один член экипажа. Значит пойдет кто-то один. Машера удивленно вскинул брови. Он хотел поспорить, уже открыл рот, но не успел ничего сказать. Иван, решительно махнул рукой, словно отрезал:

– Не спорь, капитан я, а ты второй пилот! Это мое решение.

Секунду они еще бодались взглядами. Алексей хотел что-то сказать. Несколько раз открыл и захлопнул рот, словно рыба, выброшенная на берег, но дисциплину в полете никто не отменял. Он обмяк, расплылся на ложементе, молча и с удивлением во взгляде наблюдая за капитаном. Иван поднялся с ложемента, зашарил по встроенным в стены шкафам. Мелочевка, которая может пригодиться на чужом корабле, отправилась в рюкзак. Он еще раз огляделся. Вроде все собрал.

– Ты собираешься лезть в чужой корабль без оружия?

Иван смущенно хмыкнул. Надо же так опростоволоситься!

– Наверное ты прав, – произнес сконфуженным голосом.

Машера, довольный, что поставил товарища на место, удовлетворенно кивнул и забубнил в микрофон радиостанции. Ковчег необходимо известить о победе и принятых решениях. Иван зашел в свою каюту, скрипнул открываясь вмонтированный в стену сейф. На верхней полке сверкало сталью два пистолета. Один из них забросил в карман.

У стены шлюзовой его поджидал многоцелевой аппарат для передвижения в космосе: космический мотоцикл, только с реактивным приводом. Сумка отправилась в багажник. Опустив забрало шлема, включил видеокамеру. Все, готов к выходу в пространство! Оседлал аппарат, он активировал процедуру выхода в космос. Взвыли пронзительно, откачивая воздух, вакуум-насосы. Через десяток ударов сердца вой прекратился, загорелась красная лампа. В шлюзовой вакуум. Бесшумно дрогнули двери, в шлюзовую заглянули холодные искорки звезд. В ту же секунду сработала катапульта, с ускорением выбросив аппарат вперед. Космонавта на мгновенье вжало в кресло, и вот он парит на расстоянии десятка метров от космолета, на безопасном для включения двигателя аппарата, расстоянии. Вокруг простиралась привычная угольная чернота космоса, подсвеченная миллионами разноцветных звезд. Впереди лежит все еще истекающий газами из многочисленных пробоин корабль пиратов.

Иван нажал кнопку запуска двигателя. В корме космического мотоцикла запульсировал ракетный всполох. Постепенно ускоряясь, аппарат, полетел к вражескому кораблю. Когда до пирата остались считанные метры, Иван среверсировал двигатель. Аппарат завис в пространстве на расстоянии пятидесяти метров от космолета пирата. Фюзеляж со стороны, обращенной к землянам густо изрешечен. Сквозь многочисленные отверстия периодически мигали красные проблески все еще работающей аппаратуры. Иван медленно облетел вокруг вражеского корабля, передавая на земной космолет общий вид пришельца. От близкого взрыва особенно пострадало казавшееся снаружи темным, почти черным, лобовое стекло космолета. Его сплошь покрыли крупные трещины и дыры, так что оно напоминало дуршлаг. Корпус пирата гладкий, без единого намека, где расположен вход, только на копчике[15]15
  Копчик – хвостовая часть фюзеляжа, слэнг пилотов.


[Закрыть]
, где на земных космолетах располагался люк, темнела, резко контрастируя с окраской корпуса, черная окружность, диаметром полтора метра. Аппарат застыл в нескольких метрах от фюзеляжа пирата.

Так… и где здесь люк, задумался Иван. Рука потянулась почесать затылок, но натолкнулась на шлем. Он досадливо поморщился. Наконец решился.

– Лечу к копчику. Там какой-то непонятный круг черного цвета. Возможно это люк, озабоченно произнес он в микрофон

– Принято, – сухо отозвался Машера.

Космонавт вновь активировал двигатель. Аппарат послушно устремился к корме пирата, неподвижно зависнув в паре метров от корпуса.

– Действительно, похоже на люк – воскликнул довольный Иван.

– Да возможно, – согласился Алексей, наблюдавший все онлайн по видеокамере, – Молодец! Углядел!

Космический мотоцикл осторожно, по сантиметру, скользнул вплотную к кораблю. Когда до корпуса оставался один шаг, аппарат застыл.

– Иду во внутрь! – доложил слегка напряженным голосом Иван.

– Принято! – ответил Машера,

– Будь поосторожнее!

– Принято!

Космонавт ухватился за одну из разбросанных по корпусу чужого корабля ручек, подтянулся вместе с аппаратом поближе и включил магнитные захваты. Теперь мотоцикл не унесет из-за случайного толчка. Вынув башмаки из держателей, придвинулся к небольшому углублению, в котором находился предполагаемый люк. Сверху и снизу виднелись две неглубокие, сантиметров десять, лунки. Иван застыл, ни к чему не прикасаясь. Возможно, лунки – это клавиши, открывающие и захлопывающие люк, прикинул он. У земной техники подобные приспособления отличались конструктивной простотой, поэтому Иван не ждал от инопланетян ничего другого. По его мнению логика и целесообразность, одинаковы для каждого разумного существа в любом уголке Вселенной. Палец в перчатке поочередно прикоснулся к лункам, сначала к верхней – реакции не последовало. Затем нажал на нижнюю, люк плавно сдвинулся в сторону.

– Я открыл чужой корабль. Сейчас буду заходить, – доложил Иван.

– Принято, – донеслось из наушников.

Иван осторожно заглянув вовнутрь, не видно ни зги. Нашарив в кармане фонарик, включил. Небольшое световое пятно поползло по шлюзовой камере. Перед ним раскинулась окрашенная в невзрачный серый цвет труба, шириной два метра и длиной полтора. На противоположной стороне виднелся внешне такой же, как на корпусе корабля, люк. Рядом с ним располагались такие-же две лунки, как и на входе в корабль. Иван установил в ближайшую пробоину горошину ретранслятора радиосвязи. Корпус корабля тиадаров металлический и без него вряд ли без нее удастся связаться с Машерой. Неторопливо вплыл внутрь, космонавт приблизился к следующему люку.

– Нажимаю верхнюю! – передал он в эфир, прикасаясь к верхней лунке. Ничего не произошло.

– Вторую, – люк бесшумно открылся, а позади захлопнулся. Иван хотя и ожидал этого, но невольно поежился.

Взяв в одну руку фонарик, а в другую пистолет, Иван осторожно вплыл в следующий отсека. Сквозь многочисленные пробоины в корпусе пробивался солнечный свет, едва-едва освещая узкую полоску вокруг люка и совсем не добираясь до дальних углов. Противоестественная на космолете тишина давила почти физически. Вентиляторы и другие, издававшие шум устройства, это вечные спутники космического корабля, а если не слышно шума их работы, значит, атмосфера на корабле исчезла и он мертв. Он оттолкнулся от стены и проплыл на середину. Световое пятно фонаря неторопливо поползло по стенам и полу. Глазам Ивана открылось помещение, производившее одновременно парадоксальное и мрачное впечатление. Квадратный отсек, со стороной не более шести метров был пуст и резал глаз чужеродностью, особенно поражала раскраска уже покрывшихся ледяным налетом стен. Одна перегородка цвета венозной крови, остальные окрашены в серый, мышиный колер. Несмотря на странности, во всем остальном корабль как корабль. Построен с соблюдением универсальных требований инженерной логики. Справа и слева от Ивана вполне узнаваемые дверцы, только непривычно узкие и окрашенные в серый цвет, по две справа и слева и широкая, словно ворота, окрашенная в ядовито-красный цвет дверь впереди. На стенах, справа и слева, пялились чернотой закрытые шторками иллюминаторы. На секунду у Ивана возникло ощущение, что он оказался в старом заброшенном доме.

– Я на месте! – доложил Иван на корабль.

– Принято, – оглушительно, так что он невольно вздрогнул, прозвучало в наушниках, – Как температура, хотя бы остатки атмосферы сохранилась? – послышалось в наушниках.

Иван, покосился на термометр, вмонтированный в рукав скафандра:

– Градусов на три-четыре теплее, чем в открытом космосе. Прохладненько, а атмосферы нет. Какая тут к черту может быть атмосфера – корпус светиться от дырок.

– Где инопланетянин? – спросил он товарища.

– Прямо перед тобой, все также без сознания.

Иван почувствовал, как по спине бежит холодок. Опасливо покосившись на дверь впереди, он подплыл к стене и открыл иллюминатор. Лучи проникли в помещение, невесомая пыль закружилась в свете далекого солнца. Несколько раз сфотографировав обстановку, Иван застыл посредине отсека. Идти туда, где скрывался живой тиадар категорически расхотелось.

Иван нажал тангетку рации, одновременно сбрасывая файлы с снимками:

– Сначала осмотрю что за маленькими дверями, держи фотки помещения.

– Принято, – отозвался Машера.

Кинув еще один опасливый взгляд на дверь, за которой скрывался инопланетянин, Иван поплыл к помещениям с левой стороны корабля. Толкнул сразу обе двери, по очереди заглянул в крохотные комнаты. Луч света выхватил из темноты вполне привычные стандартные каюты с двухъярусными кроватями. Напротив входа – длинные столы. Вокруг них стояли прикрученные к полу широкие табуретки на четырех опорах. Справа от дверей – ручки встроенных шкафов. Космонавт аккуратно протиснулся в помещение справа. Луч фонаря упал на стол. Над столешницей плавал прозрачный контейнер, внутри находилось что-то, показавшееся Ивану похожим на сухари. Рядом висела вполне узнаваемая белая кружка с замерзшей жидкостью. На полу темнела груда тряпья. Луч фонарика скользнул по нему. Иван понял что это труп тиадара. Сердце от неожиданности на секунду пропустило удар. Тело успело распухнуть от воздействия вакуума, покрыться инеем и мало напоминало существ из просмотренной на Ковчеге телепередачи. На покрытом серым мехом лице инопланетянина бросались в глаза крупные, впору волку, распахнутые в мертвом оскале зубы. Под шлемом землянина волосы встали дыбом. Он бочком, стараясь не прикоснуться к погибшему, пулей вылетел из каюты.

Пяти минут хватило, чтобы осмотреть оставшиеся каюты, только в последнюю землянин не смог попасть. Сколько он не дергал за ручку, дверь так и не открылась. Больше тиадаров он не обнаружил. Видимо, когда корабль подбили, единственный погибший инопланетник отдыхал после смены.

Оставался последний не осмотренный отсек, за большой дверью. Именно там, похоже, находился экипаж, когда взорвались торпеды земного космолета.

Там же находится и живой тиадар, напомнил себе Иван. Он осторожно подплыл к двери, но зайти не успел. Едва он прикоснулся в ручке как почувствовал изнутри удар. Через несколько секунд он повторился. Словно кто-то или что-то, стучалось в дверь.

Иван вздрогнул, одним движением отпрянул от двери к противоположной стене. Мысли в голове с бешеной скоростью сменяли друг дружку, не давая возможности сосредоточиться. Наставив пистолет на дверь, космонавт застыл.

Неужели это живой тиадар?

Иван нервно сглотнул. Липкая струйка пота потекла по спине.

Оттолкнулся от стены и замер напротив двери, чутко прислушиваясь.

Воображение нарисовало стоящего за стенкой с огромным бластером в руке тиадара.

Нет, нет, этого просто не могло быть… Неужели и правда кто-то сумел не только выжить, но и готов напасть на незваного пришельца? Не может быть! После взрыва там не могло остаться готового к бою врага!

Немного успокоившись, он покрепче перехватил оружие и подплыл к двери. Осторожно нажал на клавишу открытия. Дверь беззвучно отворилась. Выставив вперед пистолет и фонарь, вплыл во внутрь и застыл на пороге. От представшей его глазам достойной пера Пикасо картины, глаза округлились.

Немалых размеров помещение выглядело наподобие первого круга преисподней. Сквозь растрескавшееся и покрытое множеством отверстий лобовое стекло, в отсек заглядывало далекое светило, освещая гораздо лучше, чем осмотренные ранее помещения.

Каждые несколько секунд отсек ярко освещался тревожным красным светом. Это на потолке периодически вспыхивало аварийное освещение. У лобового стекла располагалась вполне узнаваемая дуга пилотского пульта с множеством подмигивающих красным лампочек. Посередине пилотажной, а отсек, несомненно, являлся местом, откуда управлялся корабль, стояли в два ряда шесть массивных кресел. Над ними неторопливо парили истерзанные взрывом кроваво-красные и серые скафандры с мертвыми телами тиадаров.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю