290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под лучами красного карлика(СИ) » Текст книги (страница 12)
Под лучами красного карлика(СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Под лучами красного карлика(СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 18 страниц)

Моментально бухнувшись на колени, он склонился к полу. Потом бросив взгляд на страшных пришельцев, воздел руки вверх и громко завопил:

– Приветствую Вас! О Высшие!

Боятся даже встречи с Высшими, подумал Иван, здорово их запугали…

Не вставая с колен, абориген повернулся к входу и громко крикнул:

– Счастье великое пришло к нам! Нас посетили Высшие! Бегите сюда, чтобы выказать уважение!

Десяток тиадаров, в самых разнообразных, облачениях, от комбинезонов, до уж совсем невообразимых одеяний, напоминающих индейские пончо, но одинаково изодранных, робко подталкивая друг друга вперед, вошли в помещение. Заходить не хотелось, но и деваться некуда. При виде грозных фигур, облаченных в металлизированные комбинезоны десантников и с оружием наперевес, толпа упала на колени. Не вставая, они дружно воздели руки вверх и, нестройно прокричали:

– Приветствуем Вас, Высшие!

Ойе, отпустив эфес клинка и, сделав друзьям знак убрать оружие, громко произнес:

– Кто Вы? И что здесь делаете?

Один из тиадаров, стоящий на коленях впереди толпы и, одетый в почти целую и относительно чистую одежду, поднялся с колен. Скрестив руки на груди, он с поклоном объявил:

– Землевладелец я местный, Фао-жи, зовут меня. А это, – он повел рукой в сторону коленопреклоненной толпы, – мои рабы. Пришло мне известие, что где-то здесь скрывается беглый холоп мой и пытается сколотить себе банду из таких же негодяев и бездельников. Собрал я верных слуг моих, чтоб отыскать и примерно покарать нечестивца, восставшего против порядка, установленного Высшими! Да прибудут они вечно! Дрова и столбы заготовлены и на него и на всю его банду! Могу я сослужить службу Вам, Высшие? – он дважды поклонился в сторону друзей, сначала направо, потом налево.

– И Вам, о воин, – снова поклон, но уже в сторону Ойе.

– Высшие не нуждаются в тебе, можешь идти – высокомерно ответил Ойе.

– Слушаю и повинуюсь, – довольный тиадар еще раз склонился к полу. Затем шустро попятился назад, к выходу, не поворачиваясь спиной к космонавтам. Окружавшее его сборище, не вставая с колен, последовала за ним. Через мгновенье из коридора послышались шаги, это тиадары торопливо бежали прочь.

Иван слегка расслабился. Открыв шлем, расплылся в улыбке, в которой на этот раз чувствовалась толика презрения:

– Трусы. Что-то мне надоело здесь гулять, пошли назад, а то есть захотелось, – произнес он пренебрежительным тоном. Закинул автомат обратно, за спину и первый двинулся на выход.

Все произошло неожиданно и стремительно. Вдали уже показалось светлое пятно выхода, друзья расслабились и начали спорить, чем ужинать. Иван даже сообразить ничего не успел. Вот только что он спокойно идет по слабо освещенному коридору чуть позади своих товарищей, как краем глаза видит нечто, стремительно мелькнувшее сбоку.

Искры брызнули из глаз, а он отлетел к стене от сильнейшего удара, как будто с маху огрели по голове бейсбольной битой.

Со всего маха приложило об стену. Дыхание перехватило и ушибло спину. Он зашипел от боли. Спас шлем, дубина с него соскользнула. Если бы не он, голову бы точно пробило.

А навстречу снова летела направленная в голову здоровенная дубина, он только и успел, что подставить под удар локоть, тот бронированный, ему не больно.

«Бах!..» – какое там не больно, локоть мгновенно отсушило от удара, а дубье на сантиметры разминулось с головой.

Сердце безумно заколотилось, кровь в висках застучала набатом. Глаза залил оранжевый свет. Мысли исчезли, осталась лишь первобытная ярость зверя, стремящегося порвать врага.

Урыть паскуд!

Оскалив в злобной гримасе внушительные клыки худосочный тиадар изо всех сил долбанул палкой сверху вниз. Иван вновь подставил под удар руку. Палка соскользнула и врезалась в каменный пол, а враг провалился. Изловчившись, Иван со всей дури пнул тиадара в грудь. Того смело, словно его ударило пушечное ядро. Разница в росте на две головы и в весе на тридцать килограмм – с такими аргументами не поспоришь! Выронив дубину, враг с каким-то деревянным стуком врезался головой в стену. Сполз вниз, затих. На губах запузырилась кровь.

Вновь появился звук, как будто кто-то включил головизор с дешевой комедией. Жуткая какофония из оглушительного рева, смачных шлепков ударов, шарканья подошв и криков на тиадарском языке:

– Бей инопланетных демонов!

Заорав что-то невнятное, Иван бросил руку за спину за автоматом, но не успел его достать. На него летел с высоко поднятой над головой дубинкой и ощеряясь в крике, новый противник,

Не успеваю, понял Иван. Стремительно присел, как провалился и подхватил с земли дубинку. Распрямляясь успел подставил ее под летящий в голову удар.

Иван в свою очередь изо всех сил ударил тиадара дубьем. Не попал, тот сумел отпрыгнуть. Ловок! Зато землянин успел оглядеться. В полутьме коридора дико орущая толпа оборванцев пинала, колошматила дубьем ворочающиеся на каменном полу тела. Иван узнал тиадаров. Это те же самые, что только что разговаривали с нами во дворце. Ойе лежал без сознания на полу. Лицо с закрытыми глазами повернуто к Ивану. На моментально заплывшей синяками физиономии застыло выражение недоумения. Орава оборванцев вокруг, самозабвенно пинала беспомощное тело, подлетавшее вверх после особенно сильных ударов. Судя по всему, он так и не успел ничего понять, как ему прилетело. Слабоват оказался наемничек. Рядом, в тщетных попытках подняться с четверенек, ворочался и ошеломленно тряс головой Машера. Ясно… поплыл после хорошего удара. Четверо тиадаров висели на землянине, тянули за руки и ноги, пытаясь повалить на землю, остальные утробно хекая, пинали. Снял шлем вот и получил по голове. Автомат его свалился с плеча после первого удара и лежал в нескольких метрах, но так, что до него не дотянуться. Плохо дело, подумал Иван, сейчас с Машерой покончат и всей оравой примутся за меня. Их слишком много, мне не продержаться…

Заорав, что-то невнятное противник ударил Ивана справа, сверху. Без труда закрывшись дубинкой, землянин в свою очередь ударил. Туземец, не рискуя парировать удар гораздо более крупного, чем он противника, увернулся. Утробно хекая, они несколько секунд обменивались ударами.

Вдруг, к восторгу Ивана, Алексей с рычанием, больше подобающему медведю потревоженному неосторожным охотником в собственной берлоге чем человеку, выпрямился. Тиадары разлетелись, словно кегли при удачном броске шара в кегельбане, лишь двое остались висеть на человеке. В искаженном лице землянина не было ничего человеческого. Словно в его теле проснулся покарать врагов древний берсеркер.

Толпа тиадаров яростно взревела.

Схватив повисших на нем худосочных противников словно котят за шкирки, Машера столкнул их лбами. Раздался сухой деревянный стук, тиадары обмякли и упали на каменный пол.

Вокруг Алексея продолжали бесноваться тиадары, они били его дубинками, подпрыгивая, пинали. Но землянин не обращал на это внимание. Что ему до жалких усилий врагов! Он был занят. Прикрыв лицо локтем правой руки, левой щупал пространство перед собой. Вот нащупал очередного тиадара, рука сомкнулась на одежде, подтащила… Правая распрямилась в мощном хуке[18]18
  Хук – классический фланговый удар из традиционного бокса. «Хук» в переводе с английского означает «крюк», что совпадает с традиционным русским названием этого удара. Однако в настоящее время чаще используется англоязычное название.


[Закрыть]
.

Бам! Во все стороны летят брызги крови, тиадар повисает в отключке. Тело отбрасывается, а процесс повторяется.

– Так их Машера! – исступленно-яростно проорал Иван в полутьму коридора.

Все дальнейшее произошло быстро.

Изловчившись, Иван удачно приложил дубьем врага. Тот беззвучно рухнул, дав возможность вытащить из-за спины автомат. Нового нападавшего тиадара встретил удар приклада в голову. Тот отлетел назад, с треском впечатался в стену.

Скинув на автомате предохранитель, Иван нажал спусковой крючок. На конце ствола расцвел ярко-желтый мерцающий цветок, очередь над толпой. Пули с хищным стуком впивались в стены, намекая нападавшим, что их время кончилось.

Раздался полный животного страха крик:

– Бежим!

Через считанные мгновения, дикие исчезли. На поле битвы, остались лежащие в нелепых позах окровавленные тиадары. В воздухе жуткая смесь запахов разгоряченных тел и кислого, железистого запаха крови.

Только теперь Иван почувствовал, как болит ушибленная об тиадара нога, да и локоть по которому прошлась дубина, побаливал.

– Как ты? – устало прислонившись к стене, но так и не опустив автомат, спросил он Машеру.

– Да нормально, – буркнул Алексей и осторожно потрогал наливающуюся на глазах шишку на макушке, болезненно скривился, потом нашел в себе силы похвастаться:

– Что мне эта мелочь пузатая сделает? Свалили в первый момент, так это я не ожидал нападения.

Осторожно надев шлем, Машера с самодовольным видом оглядел поле боя с валяющимися по всему коридору тиадарами:

– Как я их?

– Ну ты зверь! Кто бы рассказал про такое, я бы не за что не поверил, что возможно так драться! Ладно, берем Ойе и уходим! Дикие могут вернуться с подкреплением и с настоящим оружием, а не с дубинками.

– Подожди, – прервал его Машера, – посмотрю, что с Ойе. Землянин опустился рядом с бесчувственным тиадаром и приставил два пальца к шее.

– Живой? – спросил юный космонавт изо всех сил стараясь не выдать беспокойства. За время подготовки он успели привыкнуть к тиадару и почти подружится. К тому же без Ойе земляне не смогут связаться с старейшинами клана Наемников и их миссия теряла смысл.

– Жив! – облегченно выдохнул Машера через пару секунд.

Закинул автомат за плечо, поднял тиадара как ребенка на руки и поспешил наружу. Иван с автоматом настороже побежал впереди. Мимо стремительно пролетали ярко освещенные дыры, в которых когда-то стояли окна, темные провалы комнат и залов. У выхода притормозили. Лучше места для повторного нападения трудно найти, поэтому первым осторожно выглянул Иван. Двор пустовал, только откуда-то издалека доносились крики неведомых зверей. Напавших на путешественников тиадаров и след простыл, лишь с десяток дубинок валялись посредине двора. Словно и не произошло ничего, не встречи с дикими, не их внезапного нападения. Решившись, он выскочил наружу и мгновенно прижался к стене, осторожно контролируя двор автоматом. Следом выскочил Машера.

Как ни странно, путь назад прошел спокойно и быстро. Только Машера время от времени спотыкался на невидимых ему из-за того, что он нес на руках Ойе, кочках нецензурно поминал тиадаров. Дикие видели лица землян. Значит информация о появление на Тиадаркерале инопланетян рано или поздно дойдет до Высших и оставаться на месте стало бы глупостью. Представителям Ковчега к этому моменту необходимо находиться как можно дальше. Через пять минут земляне спешно разобрали электронного сторожа, загрузили Ойе в его вертолет и, включив на нем автопилот, стартовали.

Внизу мелькала бескрайняя зеленая, девственная пустыня. Ни единого следа разумных. Роскошная трава подымалась в рост человека если не выше, миллионы разноцветных цветов превращали степь в роскошный ковер. Стада диковинных травоядных и стаи их извечных врагов – хищников странствовали по равнине. Теплый летний ветер гнал по зеленому океану подобные морским волны, бессильно разбивавшиеся о редкие рощи. Пение ветра смешивалось с криками бесчисленных птиц, воплями охотящихся зверей. Возможно такой же была Земля пока беспокойный хомо сапиенс не переделал ее под себя. Простор, воля, что еще нужно человеку чтобы почувствовать себя счастливым?

Прошло полчаса, преодолев почти пятьдесят километров, друзья принялись выглядывать место, где можно остановиться для ночевки. Внезапно в наушниках раздалось легкое шипение. Затем что-то щелкнуло и послышался слабый, но вполне отчетливый голос:

– Десант 1 и 2, как слышите, прием.

Тиадара они погрузили на вертолет в бессознательном состоянии, и он все не приходит в себя. Это беспокоило Ивана все больше и больше, а теперь он наконец пришел в себя. Иван облегченно расслабился и нажал тангетку.

– Слышу хорошо, Ойе. Как себя чувствуешь?

– Чувствую лучше, чем усопшие, но хуже, чем живые. Где я и что со мной случилось, раздери меня Чернобог!

– Мы попали в засаду диких. В первый же момент ты пропустил хороший удар по голове и потерял сознание. Мы смогли их разогнать. Сейчас мы летим подальше от места, где нас видели, чтобы устроиться на ночевку.

Некоторое время в наушниках слышалось только шипение эфира, потом раздался тихий, но донельзя изумленный и немного растерянный голос Ойе:

– Я родился в семье воителей, воспитывался бойцом, я сам воин. Но упал после первого удара как несмышлёный ребенок. Вы не воины, у Вас совсем нет воителей, но победили Вы.

– Почему нет? У нас есть космодесантники.

– Вы не космодесантники!

– Это все Машера, ты не видел еще, как он им всыпал!

– Невообразимо, – прошептал Ойе в эфир и надолго замолчал.

Еще через пять минут, Иван нашел подходящее место для ночевки, обширную поляну, защищенную деревьями от ветра и нескромных взглядов и скомандовал посадку. Вертолеты опустились вниз. Подняв с земли облако густой пыли, приземлились на широкой, заросшей буйной травой проплешине посреди большой рощи. Деревья, подступающие к поляне вплотную, уже купались в кроваво-красных лучах заходящего солнца, а налетевший ветер, умиротворенно шумел, запутавшись в кронах. Алексей первый, не дожидаясь пока пыль осядет, вылез из вертолета, за что и поплатился. Он не закрыл вовремя шлем и, пыль попала в нос, заставив несколько минут оглушительно чихать.

Стоянку оборудовали быстро, солнце даже не успело окончательно упасть за горизонт. Раскинули датчики и модули электронного сторожа, этого вполне достаточно, на десятки километров вокруг нет ни одного поселения тиадаров, а если со спутников засекут огонь, то решат, что это дикие. Собрав палатку, уже через двадцать минут в сумеречном свете заката разглядывали полученные боевые раны. Меньше всего пострадал Иван, более серьезно только – Ойе. Впрочем, благодаря надетым костюмам десантника, хорошо амортизирующим удары, все ограничилось многочисленными синяками и ссадинами. Только у тиадара возможно было сотрясение мозга. Первым делом вытащили медикаменты из аптечек, земляне из своих, а тиадар из предназначенной для туземцев и обработали боевые раны.

К этому времени солнце окончательно зашло. Стемнело. У Ивана засосало под ложечкой и зверски захотелось есть, целый день на сухомятке – это не шутка. По общему решению к готовке Ойе не привлекали, пусть отлеживается, ему и так сегодня досталось.

Собрали валежник и разожгли огонь, поставили на него вытащенную из вертолетов немудренную снедь. Вкусный, пахнущий мясом дымок разнесся по полянке, заставляя сглатывать голодную слюну. Наконец Иван решил, пора. Рассевшись на теплоизолирующие коврики, утолили первый голод. Лежа у огня, они уже неторопливо наблюдали за настаивающемся в котелке чаем. Уютно трещали сгорающие полешки, языки пламени исполняли извечный танец. Тиадар за время пребывания на Ковчеге успел пристраститься к напитку землян.

Негромко беседовали, вернее, разговаривали люди. Так ни о чем, о знакомых девчонках, о планах на будущее и тому подобном. Несмотря на то, что они выполняли важнейшую для судьбы маленькой колонии землян миссию, мальчишки и на чужой планете остаются мальчишками и темы их разговоров везде одинаковы. Дома о работе, а на работе о женщинах. Тиадар, сложив ноги по-восточному, сидел рядом, потупив взгляд, и молча слушал.

– Поведайте мне, что происходило, пока я лежал без сознания, – тихонько попросил инопланетянин.

Затем он поднял глаза, в них даже земляне смогли уловить нешуточное волнение, которое испытывал всегда бесстрастный инопланетянин.

– Ну наконец то заговорил! – подумал обрадованно Иван, – а то молчал как мешком пришибленный, все небось переживал, что его, потомственного воина в десятом колене, побили дикие! Устроившись поудобнее, он рассказал тиадару, как произошло нападение, как друзья отбивались от разбойников, как глушил врагов Машера, как потом он разогнали их выстрелами в воздух. Алексей изредка короткими репликами уточнял повествование. Тиадар, не поднимая глаз от земли, без единого звука, выслушал рассказ землянина. Потом Иван спросил Ойе, почему на них напали? Неужели заподозрили их инопланетное происхождение? Несколько мгновений Ойе молчал, обдумывая ответ, затем оскалился, что, как знали друзья, обозначало улыбку:

– Скорее всего дикие хотели, напав неожиданно, ограбить тут много таких шаек. А что кричали про инопланетных демонов, это потому, что увидели ваши лица. Не стоило открывать забрала. Моя вина, что я не предупредил вас!

Затем слегка скривившись, подвел итог:

– Я расскажу Вам старинную притчу:

– Однажды в одной стране заезжий мастер меча вызывал на бой туземного доходягу. Тот не мог отказаться от поединка, так как иначе он потерял бы положение в обществе. Заезжий мастер меча пришел в назначенное место и время. И получил из зарослей болт меж ребер. А потом второй в брюхо. Мораль этой притчи: не следует связываться с арбалетчиками, которые не любят фехтовать.

Что это было? Друзья обалдело переглянулись. А Ойе болезненно скривившись, встал, помолчал некоторое время, потом ухмыльнулся и произнес:

– Кажется, это называется у вас юмор?

А затем добавил:

– Вы гораздо крепче чем кажетесь на первый взгляд. Теперь я верю, что небывалое свершится и Тиадаркерал обретет свободу.

Потом чего низко, до земли, поклонился землянам. Друзья с немым изумлением уставились на обычно сдержанного в чувствах, даже скрытного наемника.

Следующий день похода прошел спокойно. Нигде не садясь, даже перекусив на лету всухомятку, путешественники мчались подобно теням над землей. Редкие поселения тиадаров огибали, так чтобы даже случайно не попасть на глаза. Летящие навстречу озера и реки пускали в глаза солнечные зайчики, бесчисленные стада травоядных провожали взглядами полупрозрачные тени в небе, леса прощально кивали ветками, а когда солнце собралось падать за горизонт, окрашивая его в цвета крови, внизу простирался вековой лес, тянувшейся до окраин города Наемников.

Озабоченно глянув на коммуникатор, Иван решил, что пора искать место для ночлега. Внизу мелькнула одинокая поляна посредине леса, окаймленная высокими деревьями, напоминавшими земные клены, с густыми зарослями кустов внизу. Рядом поблескивала сквозь сочную листву синевой неширокая река, с высоты больше похожая на ручей. Из нее можно набрать воды, это стало еще одним преимуществом выбранного места.

То, что нужно, решил Иван и скомандовал в микрофон:

– Садимся, – вертолет круто спикировал и приземлился посредине поляны.

Спешить особой необходимости не было, по плану, они должны попасть в город Наемников на следующий день. Ночью все кошки серые и вечернее время – не лучшее для завязывания контакта между инопланетными расами. Здесь, определился Иван, они будут ждать результатов переговоров Ойе с старейшинами. Лопасти винтов перестали крутиться, он отстегнулся и слез с вертолета. Пахло свежестью и хвоей, словно в сибирской тайге. На этот раз ноги затекли не так сильно как в первый день путешествия. Поприседав и попрыгав, Иван почувствовал, что кровь пошла по жилам побыстрее, онемение вскоре исчезло.

Прежде всего огородили поляну по периметру электронным сторожем. Как это часто бывает, перед закатом ветер утих, стояло мертвое безмолвие, тишину нарушали только голоса путешественников. Лесные обитатели, устрашенные никогда не слышимыми механическими звуками, замолчали и попрятались.

Земляне разожгли костер, вкусный запах дыма поплыл по поляне, напоминая об ужине и заставляя сглатывать голодную слюну. Они заканчивали ставить палатку, когда Ойе остановил людей коротким взмахом руки.

– Не двигайтесь! – прошипел он.

Застыв на месте, тиадар впился острым, словно прицеливался, взглядом в кусты на опушке. Меч молнией взлетел над головой. Земляне сообразили, что-то происходит не то и потянулись к оружию. Перехватив клинок двумя руками Ойе на слегка согнутых ногах метнулся к краю поляны. Грозный рев разгневанного хищника встретил его, земляне содрогнулись от неожиданности. Черная как ночь, тень стремительно прыгнула навстречу.

Гибко извернувшись но, не прекращая движение вперед, тиадар страшным, неуловимым для глаз махом, весь упав вперед, полоснул зверя острием. Пронзительно свистнул разорванный воздух. С глухим стуком тело хищника рухнуло на траву, отрубленная голова упала немного дальше. У костра, перевернувшись несколько раз, замерла, уставясь на людей мертвеющим взглядом. Алая кровь из перерубленной шеи залила траву, могучие лапы несколько раз конвульсивно дернулись, вырывая острыми когтями черные комки земли и вырванные с корнем пучки трав. Пахнуло кровью. Сердце Ивана бешено стучало, словно он пробежал в виртуальном тренажере не меньше часа, стало жарко. Обалдевший Иван, только и успел, что проводить глазами страшный подарочек и опустить оказавшийся в руках автомат. Судорожным движением Иван переключил костюм десантника в режим охлаждения.

– Добрая охота, – повернувшись к людям сообщил довольно оскалившийся тиадар.

Мертвый зверь, внешне выглядел неуклюжим. С отвисшим животом, короткими, кривыми задними ногами и облезлым хвостом, он напоминал удлиненной мордой с острыми клыками и вытянутыми ушами псовых. Вот только размером и весом соответствовал земному льву. Иван содрогнулся. Килограмм двести, прикинул он. Если бы зверь смог добраться до землян, не факт, что они успели бы открыть огонь.

Тиадар неторопливо нагнулся и вытер об траву окровавленный клинок. Покачав головой чему-то своему, добавил:

– Я угощу вас пищей достойной истинных воинов! Ждите меня!

Оставив оторопевших землян рассматривать напавшего хищника, направился к окаймлявшему поляну лесу. Меч он так и не убрал в ножны, крепко держа его обеими руками перед собой чуть ниже гарды[19]19
  Гарда (франц. garde – охрана) часть эфеса клинкового холодного оружия служащая для защиты кисти руки от удара оружием противника. Термин «гарда» чаще всего применяется по отношению к длинноклинковому оружию (шпаге, рапире).


[Закрыть]
.

Внимательно осмотрев ближайшие деревья, выбрал подходящее, диаметром сантиметров пятнадцать. Выставив вперед ногу, с коротким выдохом, который вырывается у мясников, разделывающих топором свиную тушу, рубанул ствол около корней. Ствол вздрогнул и медленно сполз вниз, зацепившись ветвями за кроны окружающих деревьев. Новый мах почти прозрачного клинка, едва уловимый в свете закатного солнца, и от ствола отделился обрубок, шлепнулся на покрытую мхом землю. Вновь блеснуло лезвие, и новый кусок упал на траву. Под взмахами бритвенно-острого клинка обрубки падали на землю один за одним, словно рубилось не дерево а мягкое масло. Попади сейчас под замах голова – разрубит и не заметит.

Земляне первым делом занялись выяснением причины почему зверь сумел пробраться сквозь защиту электронного сторожа. Оказалось банальное короткое замыкание. Заменив сгоревшую деталь и убедившись в работоспособности остального оборудования, космонавты продолжили возиться с обустройством лагеря. Через двадцать минут на поляне возвышалась большая палатка, перед ней ярко пылал костер. Ночь еще готовилась вступить в свои права, темнота на поляне еще не стала непроницаемой, но среди деревьев уже владычествовала черная как сажа тьма. Постреливающий угольками костер очерчивал светом около себя невеликий круг, создавая подобие уюта и иллюзию безмятежности. Поляна дальше тонула в полумраке. Изредка кто-нибудь из землян с любопытством поглядывал на Ойе. Нарубив дров, он вернулся на поляну. Сверкнув мечом, отсек заднюю ногу добычи, снял с нее шкуру и тщательно промыл мясо в речке. Затем попросил космонавтов помочь перенести нарубленные дрова на поляну. Пока земляне носили, прошелся по окрестностям, принес пахучие травы и валежник.

Непривычно суетливого Ойе, не допуская никого к процессу готовки, порезал мясо на небольшие кусочки, нанизав его на только что выструганные деревянные вертела вперемежку с какими-то травками и луковицами. Дождавшись прогорания углей, выложил мясо на костер. Сидя на корточках, тиадар непрерывно поворачивал вертела, не давая благоухающим ломтикам и зелени подгореть или высохнуть. Костер весело потрескивал, освещая мирную картину – двое землян и тиадар вокруг огня; в импровизированном мангале дымятся угли, над которыми, шипя и источая умопомрачительный запах, жарятся деревянные шампуры с мясом.

Иван, подложил под спину теплоизолирующий коврик и устроился у костра. Задумчиво глядя на пламя, наблюдал за процессом. Машера, лежал рядом и, с присущим ему фатализмом дремал. Бесконечно можно смотреть на огонь, воду и лицо любимой женщины, размышлял Иван. Хорошо вот так сидеть перед живым огнем и не думать о предстоящей завтра встрече. Потом мысли его перескочили на недавний эпизод со зверем. Зря мы с иронией относились к мечу. Напавшим на нас тиадарам повезло. Если бы они сразу не вырубили Ойе, он в одиночку нашинковал бы всех диких в капусту.

Когда голод, подкрепленный ароматом жарящегося на углях мяса, обильно сдобренного специями, стал совсем нестерпимым, проснулся Машера. Шумно принюхался и судорожно сглотнул слюну. Ожидание стало невыносимым. Наконец Ойе выпрямился и, указывая величественным жестом на костер, провозгласил:

– Отведаем пищи настоящих воинов!

– Попробуем, – хмыкнул и довольно потер руками Машера, принимая первую порцию шашлыка.

Иван, медлил, не прикасаясь к еде, потом качнул головой и нервно рассмеялся:

– Я честно говоря испугался, когда эта тварь напала на нас.

Ойе поднял деревянный вертел, как-то отстраненно глянул на Ивана и откликнулся:

– Только сумасшедший ничего не боится.

Потом задумчиво поскреб подбородок и продолжил:

– Воин знает, что такое страх, он чувствует его внутри себя, он осознает его лучше, чем любой из смертных. И это делает сильным, то, что ты победил страх, преодолел его не однажды – много раз, пока это не стало инстинктом. Но независимо от количества побед, которые ты одержал и количества сражений, которые ты прошел, твой страх никогда не оставит тебя полностью. Учись жить со страхом внутри себя и справляться с ним.

Ойе замолчал, уперев в собеседников проницательный взгляд. Друзья, растерялись, не зная, что ответить на неожиданный спич[20]20
  Спич – краткая приветственная застольная речь.


[Закрыть]
, предпочтя промолчать и приналечь на угощение. Крепкие зубы с наслаждением впились в ароматное мягкое мясо. Горячий сок капнул на землю. Мясо оправдало все возлагаемые на него надежды, вкус был бесподобным. Пробовал Иван шашлык и получше но, по правде сказать, такое вкусное и ароматное мясо он ел всего лишь пару раз в жизни. Ойе показал себя настоящим мастером.

Первым, сдался Иван, отлипнув от достархана. Вместо короткого перекуса, каковым, по его мнению, должен быть трапеза разведчика, все действо затянулось часа на полтора. Так что когда они закончили с ужином, стояла ночь. Еще раз, проверив электронного сторожа, они залезли в палатку и улеглись спать.

Утром путешественники поднялись, когда небо на востоке только-только стало светлеть. День начался как обычно: туалет, умывание. После завтрака, а перекусили остатками приготовленного вчера мяса с буханкой земного хлеба, друзья загрузили аппаратуру связи в вертолет тиадара.

Ойе уселся в кресло вертолета, пристегнулся. Винты, со слабым шелестом рассекая воздух, раскрутились, через несколько секунд слившись в сплошной полупрозрачный диск. Поток воздуха поднял с земли пыль, травинки, ударил по стоявшим рядом землянам, заставив отступить на пару шагов. Аппарат величественно взвился в безоблачное небо и рванул вперед. На ходу пилот накинул отражающую свет ткань, и аппарат стал невидим. Земляне, помахав на прощанье рукой, остались на стоянке ждать новостей.

Вдвоем друзья по-быстрому собрали походный лагерь, вещи закинули в багажники хелихоптеров. Замаскировали следы пребывания, даже угли костра закрыли аккуратно срезанным в лесу дерном. Упаковки, непромокаемая ткань, одноразовые тарелки: все, что могло натолкнуть аборигенов на мысль о том, что здесь ночевали инопланетяне полетели в яму. Через сорок минут только примятая трава выдавала место расположения бывшего лагеря землян. На всякий случай положили в карманы пистолеты и по одной гранате. Живыми попадать в плен они не собирались. В честности Ойе земляне не сомневались. Он стал им товарищем и не далее чем вчера спас им жизнь, вот только как поведут себя старейшины? Это большой вопрос и лучше на всякий случай готовились к любому повороту событий.

Еще через полчаса ожила рация, голос Ойе сообщил, что он прибыл на место и направляется в дом старейшин.

Известия от Ойе о результатах переговоров все не приходили, рация молчала. Алексей, выглядел спокойным, словно танк. Устроившись рядом со вертолетом, задремал потом негромко захрапел. Иван лег на траву у своего. С раннего утра его трясло от волнения, время тянулось томительно медленно. Хуже всего на свете ждать и догонять, особенно когда от тебя ничего не зависит. Аналитики Ковчега, основываясь на имеющейся у них информации, предположили, что вероятность того, что клан Наемников согласиться с предложением, превышает девяносто процентов. Но девяносто, все-таки не сто, да и не известно учли ли аналитики все обстоятельства. Если окажется что упущено что-то важное, последствия для него и Машеры могут быть самыми плачевными. Молодой космолетчик раз, за разом прокручивал детали составленного на Ковчега плана на случай провала миссии. Время неумолимо шло вперед, а известия от Ойе не приходили. Иван не выдержал. Вскочив с земли начал лихорадочно метаться по поляне с каждым часом все больше и больше нервничая.

Проснулся Машера. Некоторое время он наблюдал за метаниями товарища затем обругал его. Это помогло. Иван немного успокоился и уткнулся в коммуникатор. Темнело, когда вновь ожила рация и, голос Ойе прохрипел сообщение, что старейшины их ожидают и готовы принять. Иван облегченно вздохнул и обвел тревожным взглядом поляну. Больше он сюда не вернется. Еще раз проверил спрятанное оружие и махнул товарищу рукой. Через пять минут хелихоптеры свечой взмыли вверх. Развернувшись на сигнал радиокомпаса с аппарата Ойе, понеслись двумя полупрозрачными тенями навстречу неизвестной судьбе.

Город Наемников открылся взгляду внезапно. Вот только что они парили в сумеречном свете заката над первозданным лесом и вдруг, совершенно неожиданно, чаща внизу исчезла, а впереди раскинулось зеленая равнина с темнеющим на горизонте поселением Наемников. Еще через минуту полета аппараты неподвижно зависли перед стенами города Наемников. Справившись с потрясением Иван с любопытством разглядывал цель их экспедиции. Первый инопланетный город видимый им вживую. Поселение поразительно напоминало военные городки далекой Земли. Территорию огораживала невысокая, метра два высотой, стена из серых, издали напоминающих бетонные плит. Колючая проволока вилась по верху. Мощеная аккуратными каменными блоками дорога заканчиваясь у невысокой башни с воротами под нею. Широкие улицы, покрытые тем же материалом, что и стены в центре сливались в обширную площадь. Городскую территорию густо застроили небольшими кварталами, каждый состоял из нескольких десятков однообразных одноэтажных, а ближе к центру и двух-трехэтажных домов, только в сердце города возвышались строения повыше, до четырех этажей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю