290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под лучами красного карлика(СИ) » Текст книги (страница 15)
Под лучами красного карлика(СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Под лучами красного карлика(СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 18 страниц)

Повинуясь невидимому сигналу боевые машины Высших дружно рванулись вперед, ворвались на позиции, давя и вминая в землю уцелевших защитников. Сходу перемахнули первую линию траншей, и пошли дальше, в глубину обороны. Вслед за техникой густая цепь пехоты подобралась к окопам, вперед полетели черные мячики ручных гранат, вслед за ними солдаты Высших с яростным ревом ворвались в траншеи. Обреченные наемники встретили их в мечи. Дрались всем, что попадалось под руку, прикладами, палками, вплоть до лопат, оставшихся после обустройства укреплений. Яростное и упорное сопротивление наемников задавили числом, накидываясь на одного вдвоем, втроем. Черная волна гвардейцев перелилась через первую линии окопов. На дне их навечно застыли в лужах крови убитые. Лишь откуда-то с правого фланга продолжало постреливать упрямое орудие и раздаваться одиночные выстрелы пехоты. Но это не меняло общую картину, первую линию Высшие прорвали.

Иван до хруста стиснул зубы, союзников там добивают, а он тут сидит, и ничего не делает! Позади карателей осталось густо покрытое уныло дымящимися боевыми машинами, ямами и похожими издали на изломанные злым ребенком куклы неподвижными телами бойцов поле.

На то чтобы преодолеть первую линию обороны у карателей ушли считанные минуты.

Взревели двигателями не менее пяти десятков боевые машины Высших. Вминая мокрую траву в лужи и грязь, они поползли по изрытой воронками равнине к второй линии укреплений. Пройдя вперед совсем немного, метров двести, остановились. Высшие не стали изобретать чего-либо нового и повторили принесший им победу удачный тактический прием. В следующую секунду над траншеями и блиндажами второго рубежа обороны расцвели несущие смерть огненные цветки, тут же превращающиеся в столбы серой пыли и дыма. Пехотные цепи подтянулись к линии машин и залегли.

Ежесекундно по ушам хлопали невидимые ладони разрывов. Земля под ногами заходила ходуном, в воздухе повисла густая взвесь пыли и кислый запах сгоревшей взрывчатки.

Командиры Высших правильно рассчитали, что они постепенно прогрызут любую оборону Наемников, но не учли только один фактор-землян. Это у тиадаров не было ручного оружия, способного поразить боевые машины с большого расстояния. А вооружение землян позволяло жечь бронемашины на любой разумной дистанции. Тридцатимиллиметровый гранатомет, закрепленный на стволе автомата АК-386 прожигал броню до двух метров толщиной. Вряд ли у Высших найдутся монстры с такой броней, так что вооруженный гранатометом боец вполне способен заменить артиллерийское орудие.

– Пора, твои левые, мои правые, – злорадно проговорил в микрофон шлема Иван.

– Принято, – негромко ответил Машера.

Пятикратная оптика приблизила вражеский танк, словно он стоит совсем рядом. Совместив мушку с целиком, Иван нажал на спусковой курок. Приклад ударил в плечо. Под аккомпанемент жуткого грохота, снаряд умчался к обреченному танку, через секунду ударила в башню пониже орудия. Несколько томительных мгновений ничего не происходило, потом на корпусе сверкнул чудовищный взрыв. Башня подлетела метров на пять в небо и, на секунду замерев в воздухе, рухнула вниз, словно злой великан выбросил надоевшую игрушку. Сдетонировал боезапас танка, понял Иван. Вместо грозной боевой машины осталась груда металлолома, не подлежащая восстановлению.

Азарт боя овладел Иваном. Океан адреналина выплеснулся в вены, добавляя силы, решительности, делая работу мозга четче, яснее, ярче. Он открыл забрало шлема, злобно рассмеялся и, гордо вскинув подбородок проорал, повернувшись к товарищу:

– Видал? Как я его!

– Вижу: горит. – на секунду повернувшись к Ивану, невозмутимым кивнул тот, шлем то закрой! Вышибут мозги, без них не постреляешь! Потом отвернулся, продолжая выцеливать врага.

– Ну, кто следующий? – оскалился в злобной усмешке Иван, закрыл шлем и перевел прицел на следующую жертву.

На броне очередного танка сверкнула вспышка. Чуть попозже, струя пламени с ревом выплеснулась из корпуса. Одного за другим Иван подбил еще четыре танка, несколько-сколько именно ему было плохо видно из-за накрывшего позиции Высших дыма – поразил Алексей. Технике досталось сильно их ожесточенно отстреливала еще и артиллерия наемников, да и минные поля собрали дань. Вражеский обстрел не сумел взорвать все заранее припрятанные сюрпризы. Вскоре десятки дымящихся танков и роботов застыли перед линией обороны. Теперь они пригодны на что-нибудь лишь после капитального ремонта, а многие вообще пригодны только в качестве сырья для доменной печи.

Боевые машины врага принялись маневрировать, пытаясь скрыться за горящей техникой и нащупать огневые позиции врага снарядами. Но все тщетно, экипажи даже представить не могли, что с ними так лихо управятся наемники. Не выдержав избиения, бронемашины попятились назад, вслед за ними побежала и пехота Высших.

Теперь можно немного и отдохнуть. Иван оглянулся. Линия окопов разительно изменилась. Казалось, здесь прокатился чудовищной силы смерч, разрушил и переломал все, что только возможно. В рытвинах, траншеях громоздились кучи отстрелянных гильз. Привалившись к стенкам, сидели, отдыхая после отражения атаки, выжившие бойцы, Поодаль – убитые, в пропитанной кровью униформе, еще не одеревенелые, хранящие на телах следы предсмертных судорог. Иван посмотрел вниз. У пыльного башмака, на самом дне окопа, рос крохотный синий цветочек. Землянин усмехнулся, мимолетно удивившись, как он его не затоптал. Жизнь продолжается, несмотря на все игры разумных со смертью, невольно подумал он.

Передышка длилась не долго. Вновь густо полетели снаряды, расцветая гейзерами взрывов вокруг траншей. Рядом молча упал тиадар, стоявший справа, в соседней ячейке.

Первой к нему подскочила Вайя, подруга Ойе, засуетилась с бинтами и лекарствами. Женщины наемников не стали покорно дожидаться исхода сражения. Многие из них, с оружием в руках, стояли в окопах рядом с своими мужьями, братьями, отцами, иные, как Вайя взяли на себя помощь раненым. Читай на Книгоед. нет

Двое медиков-женщин, перевязали бойца и, осторожно придерживая за плечи, повели в тыл.

Женщинам не место на передовой, но Вайя, почему-то задерживалась, вопросительно поглядывая на Ивана.

– Чего? – приподняв щиток шлема угрюмо буркнул Иван.

– А где обещанная Вашими старейшинами помощь? – произнесла, прикрывая рот рукой и потупив глаза в землю, женщина.

– Ковчег делает все, что может, обещали что будет, значит нужно ждать и держаться!

Женщина подняла взгляд на землянина и уже разинула рот, собираясь что-то сказать, но в последний момент передумала, и опять потупила взгляд. Иван отвернулся и не видел, как она ловко, словно ящерка, уползла на тыловые позиции…

Всего через двадцать минут в блиндаже где укрылись от обстрела земляне послышался крик оставленного следить за противником наблюдателя:

– Гвардейцы пошли в атаку!

Иван выбрался из укрытия и занял свое место. Орудия врага продолжали терзать линию обороны Наемников, но на опушке уже появились густые цепи пехоты Высших. Видимо командующий карателями решил не рисковать боевыми машинами. Он поднял автомат, тщательно прицелился. Сквозь мушку все, что происходило в ее тесном обхвате, представлялось Ивану отдаленным и мутным, словно за синей сеткой дождя. Казалось, что все происходит не с ним, а с кем-то другим. Ствол расцвел на срезе пламегасителя хищным огоньком. С поражающим его самого хладнокровием Иван ловил в прицел фигуру ближайшего карателя и стрелял спокойными, ровными очередями по три патрона, как учили инструктора. Нового врага перечеркнуло свинцовую очередь, он отлетел на землю. Получайте уроды, лихорадочно подумал землянин.

– В кость попал, что ли? – вслух пробормотал Иван, иначе почему его так откинуло?

Машера, что-то услышав, повернулся и приподняв забрало, одобрительно подмигнул Ивану.

В рядах атакующих появились бреши. Врагов это не остановило, они перли на траншеи Наемников, словно наскипидаренные. Еще издали каратели начали стрелять на ходу из автоматов. Несмотря на разрывы тяжелых снарядов артиллерии Наемников, сплошной стеной вставших перед линией траншей и массированный ружейный огонь обороняющихся, грохочущее, дымящее скопище неотвратимо набегало на окопы.

Ровная строчка пуль смертоносной струйкой пробежала по брустверу окопа, красиво вздымая фонтанчики, Иван вздрогнул и на миг отшатнулся. Потом он почувствовал, как ярость бросила его вперед и прильнул к теплому прикладу автомата.

Пехота Высших сумела приблизиться к укреплениям на расстояние броска гранаты. Дымные стебли полетели к окопам, на кромке траншей поднялись, глуша огневые точки, кроваво-красные цветы разрывов.

– Гранатой – огонь! – заполошно заорал поблизости кто-то из командиров Наемников. «Наши» тиадары в окопах по соседству принялись в ответ швырять черные мячики ручных гранат, впереди загрохотало – то ли гранаты, то ли Высшие напоролись на противопехотные мины.

Иван стрелял, разряжая раз за разом магазины; ни о Насте, ни о маме он не думал– некогда, только одно он хорошо ощущал, потные ладони. Из-за них непослушно выпадали из пальцев полные магазины, а всегда удобное цевье автомата выскальзывало из рук словно намыленное. Чтобы избавиться от мерзкого ощущения он периодически доставал из кармана траншеи тряпку, но это помогало мало, через минуту руки становились снова потными, как и раньше. Гвардейцы то и дело докатывались до окопов, и тогда поле боя вскипало ожесточенными рукопашными схватками. Наконец они не выдержали и начали отступать к лесу.

Все последующие события для Ивана смешались в кровавую какофонию, он смертельно устал, не столько физически, сколько в моральном плане. Новые атаки, пусть и не такие ожесточенные как первые, следовали одна за одной. Враг надломился внутренне и больше не напирал с безумием смертников. Еще дважды Высшие бросались в наступление, залегали, снова поднимались, но с каждым разом все с меньшим напором. Стало очевидно, что их силы иссякают, но и защитников становилось все меньше. По итогам первых часов войны наемники потеряли убитыми и ранеными до трети бойцов, сумев нанести гвардейцам Высших, несмотря на их численное преимущество, многократно большие потери. На пространстве перед второй линией окопов навечно застыли сотни трупов и десятки подбитых боевых машин. Исход сражения замер в шаткой неопределенности. Кто сейчас переупрямит, перетерпит противника, тот и победит.

Время подходило к полудню, когда по соседству послышался короткий вскрик. Иван повернулся и тут же, забыв об опасности, вскочил на ноги. Машера безжизненной куклой падал на дно окопа. Иван метнулся в соседнюю стрелковую ячейку. Перед траншеей взорвался снаряд, взрывной волной его качнуло, но он не обратил на это внимание. В животе товарища виднелась дыра в какую мог свободно пролезть кулак взрослого человека. Видимо в землянина попало что-то крупнокалиберное, что не удержала защита костюма десантника. Иван упал на колени перед товарищем, его затрясло. Автоматическая аптечка костюма мгновенно сработала, придавила место ранения, пытаясь остановить хлынувшую кровь. Шприцы, прямо через ткань вкололи обезболивающее и лекарства. Но все тщетно, рана слишком велика, кровь продолжала хлестать ручьем. Торопливо выхватив из аптечки упаковку с бинтом, порвал ее и попытался перевязать товарища, но кровь шла так обильно, что мгновенно пропитывала бинты и вату. Из-под шлема раздался глухой хрип, Иван надавил на крепление и откинул забрало на землю.

На белом как мел лице страшно закатились глаза, на губах пузырилась розовая пена. Иван с содроганием понял, Машера при смерти.

– Леха, держись! Не умирай, прилетят наши, тебя вылечат! – захрипел Иван, хватая за руку друга. Сейчас он теряет его. Только теперь он осознал, как дорог ему старший товарищ. Машера начиная с колледжа помогал и опекал, а он не может помочь ему. Если бы здесь находились врачи Ковчега и вовремя оказали помощь, возможно Машера смог бы выжить, но на Тиадаркорале, шансов остаться в живых у него не было. Перед смертью Машера пришел в сознание, в глазах появилось осмысленное выражение, он попытался что-то сказать, но так и не смог. По телу пробежала судорожная дрожь, лицо вмиг осунулось, а из глаз медленно ушла жизнь.

Иван продолжал стоять на коленях и смотрел на погибшего товарища. Он не в силах что-либо изменить. Ненависть, злоба и желание отомстить врагам переполняли его душу.

«Фють! Фють!» – басовито пропели крупнокалиберные пули над окопом но Иван не обратил на них внимания. Челюсть заныла от боли с такой яростью он стиснул зубы, еще чуть-чуть и станет крошится эмаль. Мыслей не было остались только чувства. Он не знал, что умеет ненавидеть с такой силой. Его самый близкий товарищ и наставник, ушел. Они через многое прошли вместе: странствия по Аурему, бой в астероидах, путешествие по Тиадаркоралу… И теперь его нет. Землянин разжал судорожно, до побелевших суставов сжатые кулаки. Словно он уже сжимал ими горло убийц. Не отрывая взгляда от лица друга, Иван медленно снял с правой руки боевую перчатку. Наклонился над телом и осторожно прикрыл мертвые глаза. Потом он поднялся, неторопливо проверил датчик наличия патронов и обернулся к врагу…

Время близилось к полудню, враг в очередной раз откатывался от полуразбитых позиций Наемников, когда что-то яростно ударило Ивана в грудь, откинув словно пушинку к противоположной стене окопа. На миг перед глазами вспыхнул яркий свет. Успела промелькнуть мысль. Это что все? Так быстро… жаль… мир померк перед его глазами… Он уже не видел, как две молодые тиадарки в форме медиков засуетились над бездыханным телом.

Вышедшая на орбиту планеты земная эскадра в короткой схватке разбил три оставшихся корабля Высших. Экономика Тиадаркерала позволяла содержать очень ограниченный космический флот. Его едва-едва хватало на связь с небольшой колонией, основанной на второй, обладающей жизнью планете солнечной системы. В центре боевого построения землян блестела в лучах местной звезды длинная, немного неуклюжая конструкция: наскоро собранный электромагнитный ускоритель с сердцем: термоядерным реактором, способный разгонять огромные глыбы из железоникелевого сплава до гигантских скоростей. Космолеты, выпустили тучу дронов-постановщиках помех и дронов-перехватчиков навстречу стартующими с планеты зенитными ракетами. На орбите разгорелось настоящее сражение: боевые аппараты безмолвно взрывались шрапнелью, расцветали шарами ядерных взрывов, но перевес оставался за землянами.

Первый снаряд – запущенный с орбиты со скоростью несколько тысяч километров в секунду, врезался в планету туда, где находилось временная база воздушных кораблей. Несколько титанических размеров дирижаблей ночью прилетели к городу, чтобы заменить уничтоженные. Перед глазами наемников и их противников в небе, на северо– западе, почти у горизонта, появилась яркая точка новой звезды, отчетливо видимая даже на фоне стоящего в зените солнца. Никто не успел среагировать. Через неуловимо краткий миг от новой звезды стремительно протянулась к поверхности планеты сверкающая нить раскаленной плазмы, в которую превращались и снаряд, и воздух на пути небесного посланца. Почти горизонтальная траектория падения молниеносно изогнулась дугой вниз, к земле.

На горизонте вспыхнул, на глазах разрастаясь вширь и стремительно подымаясь в стратосферу гигантский гриб огня, подобный тому, какой возникает при ядерном взрыве, но менее смертоносный, так как проникающая радиация не появилась. Тепловое излучение в радиусе нескольких сотен метров от взрыва мгновенно испарило все, даже то, что не может гореть. Деревья, боевые машины, тиадары исчезли в яростной вспышке, горела и плавилась даже почва. То, что находилось немного дальше, мгновенно воспламенилось. Через секунды почва ушла из-под ног свидетелей нового Армагеддона, противники попадали, а еще через несколько – оглушающе донеслось:

«БАММ!»

Будто великан во всю мощь ударил по гигантскому барабану. Эхо многократно отразившись от леса, пошло гулять по полю. Ударная волна повалила всех, кто не сообразил вовремя залечь.

Раздались отчаянные и испуганные крики. На месте стоянки дирижаблей никто не мог спастись. Устрашенные противники наемников теряя оружие и бросая еще исправные боевые машины побежали с поля сражения, превратившись из карателей в стадо трусливых зайцев. Вскоре они исчезли на опушке леса. Лишь густо истыканная оспинами воронок, телами погибших стрелков и исходящими вонючим черным дымом догоравшей техники равнина, напоминала о прошедшем бое.

Наемники один за другим вылезали из окопов и застывали, завороженно уставляясь в вздымающуюся ввысь колонну. Они не понимали, что произошло. Кто или что, уничтожило воздушные аппараты Высших. Все они были виртуозами в обращении с оружием, но образование большинства ограничивалось религиозным воспитанием, изучением законов Высших и умением читать и писать. Послышались первые панические крики:

– Это месть древних богов за отступничество!

Через минуту в землю вонзился второй снаряд, и опять по стоянке кораблей. В небо, подобно новому всаднику Апокалипсиса, поднялся новый столб огня. Звук взрыва еще не успел долететь до города Наемников, как в землю врезался третий, самый маленький снаряд. Он упал рядом с позициями наемников, в лес, где располагались тыловые подразделения Высших. И все повторилось. Чудовищный силы грохот, неистовой мощи толчок сбросил тиадаров на землю, через миг стремительная и тугая волна горячего воздуха ударила с бешеной силой. Уцелевшие в городе строения задрожали, частью обрушились. Там, где ударили космические посланцы, в небо вонзались три чудовищные колонны из дыма и огня. До этого разрозненные панические крики тиадаров слились в единый вопль ужаса.

Наемники, ошеломленно тряся головой, поднимались из окопов и укрытий, куда они попадали от последнего взрыва. Застывали на месте, пораженно разглядывая последствия разгула огненной стихии. Самые образованные наемники, что-то кричали о кознях пришельцев, но их никто не слушал. Особо религиозные бросались в молитвенном экстазе ниц, пытаясь вымолить у высших сил спасение их древнего и многогрешного мира. Большинство с потерянным видом просто бродили по полю. Первыми опомнились от шока старейшины. Они отлавливали подчиненных и нагружали работой по оказанию помощи пострадавшим и восстановлению города. Лишь тех, кому не помогала «трудотерапия» запирали в сохранившихся зданиях, дожидаться, пока их излечением смогут заняться священники и доктора.

* * *

В это же время. Солнце неторопливо плыло по извечному пути по голубому небосводу над городом Власти, так-же, как и многие сотни лет, после захвата Высшими власти над планетой. В дневное время в столице оставались только Высшие с многочисленными потомками и прихлебателями, управляющие планетой. Обслуга; дворники, повара сантехники и многие другие без кого невозможно обойтись, проживали в нищих поселках вокруг города. Ранним утром они убиралась в гетто, дабы не оскорблять своим видом изысканный вкус Высших. На крайнем юге города величественно поднимался в небеса дворец главы Комитета вечных, за отсвечивающие желто-оранжевым цветом стеклянные стены прозванный «Золотой башней».

На вершине небоскреба, на террасе, расположенной на двухсотом этаже, в удобном кресле сидел Глава комитета вечных Гуан-фу. Гневный и тревожный взгляд скользил по простирающемуся до горизонта городу. Из зеленого океана бесконечного парка драгоценностями вздымались сверкающие миллионами окон небоскребы. Его город Власти. Одной рукой Высший гладил по шерсти довольно урчащего ручного дикого кота, другая покоилась на подлокотнике. Животное очень редкое и позволить его себе могли только Высшие. Таким как Гуан-фу не пристало волноваться, но сейчас он подобно дикому в волнении сжимал костлявые кулаки. Мало того, что появились инопланетные дикие, так еще и восстал клан Наемников, а посланная на их уничтожение гвардия с утра возилась с мятежниками и лишь посылала просьбы о подкреплении. Как будто их там мало, этих бездельников!

Нет, подумал он, слишком они ожирели, вернуться, нужно будет провести децимацию[21]21
  Децимация– казнь каждого десятого по жребию, высшая мера дисциплинарных наказаний в римской армии.


[Закрыть]
, это их взбодрит!

Рациональное решение не принесло спокойствия. Казалось, что в ближайшем будущем произойдет нечто страшное! Рациональная сторона личности Гуан-фу говорила, что все под контролем. В его распоряжении ресурсы планеты, а город надежно защищен от любых возможных атак. Ни самолеты, ни дирижабли, ни ракеты не могли проникнуть сквозь прикрывающее город Власти защитное поле, их отбросит назад. Флот голокожих на орбите? Ну и что! Куда состязаться нескольким десяткам тысяч пришельцев с сотнями миллионов тиадаров! Запас дронов и ракет у голокожих рано или поздно закончится а подземные военные заводы Тиадаркерала создадут оружия столько, сколько будет необходимо чтобы прогнать пришельцев. Потом построят космический флот, намного сильнее чем прежний и Высшие вновь померяются силами с пришельцами. Гуан-фу понимал, что это всего лишь глупый и ни на чем не основанный страх, но ничего не мог с собой поделать. Звериное чутье на опасность, продолжало буквально вопить немедленно прячься, убегай! За бесконечно долгую жизнь он привык безоговорочно доверять интуиции. Благодаря ней он вышел победителем из бесчисленных закулисных схваток за власть и достиг нынешнего положения.

Пожалуй будет надежнее если он на время разбирательства с наемниками переедет в загородный дворец, окончательно решил Гуан-фу. Поднявшись с кресла, шагнул к охранникам и краем глаза заметил яркую стрелу, пронзившую голубизну неба и тут же мир вокруг залил нестерпимо яркий, обжигающий свет, ярче тысячи солнц. Глыба из железоникелевого сплава, ускоренная электромагнитным ускорителем землян на орбите планеты до гигантских скоростей, обладал колоссальной кинетической энергией. Благодаря этому она преодолела защитное поле над городом. Небоскреб судорожно содрогнулся словно от землетрясения. Громовая волна раскаленного воздуха с бешеной силой ударила в спину. Гуан-фу словно пушинку откинуло на несколько шагов, он полетел по лестнице вниз, вокруг все тряслось, сыпалась пыль. Несколько мгновений Высший лежал на каменном полу, в ошеломлении не понимая что произошло. Подскочившие охранники подняли его. Заболело плечо. Видимо вывих или синяк, подумал он. Для своего очень почтенного возраста он отделался удачно.

– Отведите меня назад! – велел он.

Охранники с секретарями помогли Главе комитета вернуться на террасу. Центра города, где традиционно возводило дворцы большинство Высших, не существовало. Там стояла сплошная завеса пыли, пепла, дыма, подсвеченная изнутри пламенем многочисленных пожаров. У подножия Золотой башни во множестве лежали тела. Множество мертвых, но были и те, кто еще шевелился и жалобно стонал. Небесный посланец рванул с силою, эквивалентной взрыву десятков если не сотен тонн тротила. Гуан-фу несколько мгновений молчал, осмысливая увиденное. «Это могли сделать только инопланетные низшие». Лицо его было бесстрастно, хотя внутри все кипело от гнева и негодования. Голокожие осмелились нанести удар по священному городу Власти. Праведность оскорблена! Ну ничего, следующий ход за мной! Для достойного ответа я сам нарушу древний закон! Расконсервирую склады с оружием Судного дня и выжжу скверну с лика вселенной! Решив для себя все, произнес глухим голосом:

– Ты, – он указал пальцем на старшего секретаря, – машину к подъезду и собрать в загородном дворце Комитет вечных, всех кто уцелел!

Вот только добраться до машины ни Гуан-фу ни его свита не успели. Следующий небесный посланник вонзился в крыльцо здания Главы Комитета, сдув километровой высоты небоскреб с лица планеты, словно его построили из бумаги.

Космические пришельцы все рушились и рушились на город Власти, от взрывов гигантские небоскребы плавно складывались, падали на землю, словно картонные. Пожары охватили значительную часть города, огнеборцы были бессильны потушить их. По улицам, ведущим к окраинам потянулись целые стада автомобилей. Жители спешили покинуть обреченный город. К утру следующего дня положение еще больше осложнилось. Пожары объединились в одну грандиозную огненную бурю. Для наблюдателей с космической орбиты она выглядела как зловещая красная клякса с тонким слоем дымки сверху. Усыпанные обугленными телами погибших улицы и кварталы пылали. Жуткий запах сожженной плоти не давал дышать. Спустя считаные минуты город засыпал серый пепел слоем более десяти сантиметров. Воздух внутри грандиозного пожарища прогрелся, его плотность уменьшилась. В соответствии с законами термодинамики он поднялся вверх, а на его место с грозным ревом налетели новые, холодные массы воздуха с периферии пожара. В свою очередь они тоже нагрелись. Возникший механизм подсоса воздуха начал действовать как непрерывно работающие кузнечные меха. Образовавшийся воздушный поток увлекал пепел, пыль и дым с поверхности на высоту более шести километров. Температура в центре пожара возросла до 1000 градусов. Горючие и даже неспособные гореть материалы, «всосалось» в огонь восходящим потоком воздуха. Успевшие спрятаться в подвалах позавидовали погибшим в первые секунды. Сначала они задохнулись. Жадное пламя выкачал из воздуха кислород, а потом мертвые тела стали достоянием огня. Несколько дней длились пожары, пока не сгорело все. Под руинами рухнувших небоскребов и в пожарах погибли многие десятки тысяч жителей. Спастись у них было не больше шансов, чем у разумного, рядом с которым взорвалась ядерная бомба.

Спустя несколько дней пожары отбушевали. Города Высших больше не существовало. Взору наблюдателя предстала на месте, где целую вечность назад гордо стремились в небеса небоскребы столицы Высших, серая равнина, покрытая толстым слоем пепла. Посреди нее зияло пять перекрывающих друг друга огромных воронок, каждая десяток метров глубиной, и сотню в радиусе. Лишь на окраинах бывшего города сохранились циклопические, высотой десятки метров, завалы из громадных глыб расколотого бетона, перемешанного с искореженной и перекрученной арматурой.

Внезапный удар из космоса по столице превратил государство Высших в некое подобие курицы лишившейся головы. Тело еще существует а управлять им некому. Девяносто процентов Высших постоянно проживало в городе и никто из них не пережил этого дня и сполна заплатили за собственные грехи и преступления пращуров.

Если даже кто из Высших и сумел спастись, базы для восстановления прежнего всевластия у них больше не было. Разрушением города Власти земляне не ограничились. Двое суток продолжалась бомбардировка. По планете ударило более ста снарядов. Аэродромы, ракетные базы, склады оружия массового уничтожения, военные заводы, информационная инфраструктура Высших были необратимо разрушены. К этому времени поток зенитных ракет «Земля-Космос», непрерывно атаковавший земной флот на орбите, иссяк. Неизвестно сколько Высших погибло от орбитальной бомбежки и вызванных ею пожаров, но не меньшее число погибло в кровавых схватках с бывшими рабами и сателлитами, осознавшими, что теперь сила на их стороне. Началась война всех против всех и одним из центров вокруг которого начали объединяться тиадары, стал город Наемников.

Несколько тысяч тиадаров, обитавших на базах на колонизируемой Высшими планете, отныне должны научиться существовать самостоятельно. Выжить и произвести потомство, сохранив цивилизацию или погибнуть. Для Тиадаркорала началось новое время, эпоха после падения Высших.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю