290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под лучами красного карлика(СИ) » Текст книги (страница 8)
Под лучами красного карлика(СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Под лучами красного карлика(СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц)

Перед входом висел безголовый труп. Голова тиадара, словно отсеченная молодецким ударом шашки, медленно проплыла мимо землянина. На лице волчий оскал. Тиадар не успел одеть шлем. На мгновенье Ивану показалось, что мертвые глаза инопланетянина направлены на него, словно он следит за незваным пришельцем. Шарики с красным, самой различной величины, от микроскопических до огромных, величиной с голову взрослого мужчины, хаотично кружились по всему пространству пилотажной рубки.

Это кровь, с ужасом осознал Иван, а голову тиадару снесло шальным осколком. Глаза Ивана широко открылись, а на них опустились невидимые шоры, сужая мир до размеров леденящей душу картины напротив. Иван отчетливо почувствовал тяжелый, железистый смрад крови. Хотя он понимал, что никакие запахи в вакууме невозможны, да и не могут они проникнуть сквозь герметичный скафандр, но ничего собой поделать не смог. Тяжелый комок поднялся из глубин желудка, заставив сложиться в неистовом приступе рвоты. В последний момент он успел схватить зубами патрубок шлема. Откуда то, издалека пробивался взволнованный голос второго пилота:

– Что случилось, что происходит, что с тобой!?

Минуты через две, когда приступ утих и остался только железистый вкус крови во рту и едкий запах рвоты в шлеме, Иван нажал тангетку связи:

– У меня все нормально, а вот в пилотажной тут… полно трупов.

– Слушай, а включить камеру на шлеме?

Иван проверил камеру. Оказалось, что он случайно нажал кнопку выключения. Изображение пошло в эфир а в наушниках прозвучало удивленное:

– Ну ни… вот это да… – несколько мгновений Машера молчал, собираясь с мыслями, потом произнес, – Если бы сами первые напали, то остались бы живы!!!

Как не хотелось Ивану побыстрее покинуть мрачное место, но долг важнее всего. Еще раз, уже повнимательнее, он осмотрелся. С потолка, над входом, свисал разорванный трубопровод, из которого фонтанировал, поблескивая в свете далекого солнца слабый поток газа. Под его воздействием и перемещалось все не закрепленное в пилотажной, включая тела тиадаров. Каждые несколько секунд патрубок с негромким стуком бился об дверь.

Торопливо вытащив сканер, он потихоньку провел им по периметру пилотажной. Часть узлов корабля все еще под напряжением и самое главное, обнаружился живой тиадар. Поток газа загнал тело в дальний угол. Иван подплыл поближе. Инопланетянин был без сознания, но видимых повреждений скафандра Иван не заметил. Чужой успел одеть защиту и даже застегнуть шлем, но это не спасло его от результатов взрыва торпед. Прозрачное стекло шлема не мешало разглядывать аборигена. Облик местных жителей не понравился землянину. Этакие оборотни-волки из страшных земных сказок. Эволюция не избавила тиадаров от густого короткого меха, покрывавшего все тело, кроме обтянутого светлой кожей лица. Большие треугольные уши и удлиненные челюсти с мощными кривыми зубами скорее сближали его с волком, чем с произошедшими от обезьян людьми. В целом, лицом он походил на собаку, только лоб гораздо шире и челюсти не так сильно выдвинуты вперед. Наверное тиадары эволюционировали от псовых, предположил Иван и невольно поежился.

Надо связать его. Большая бухта скотча лежала в грузовом отсеке мотоцикла.

Спохватившись, что давно не выходил на связь, Иван нажал тангетку микрофона:

– Алексей, я забираю живого тиадара, а то умрет если не окажем помощь.

Несколько секунд в эфире стоял только шелест радиоволн, потом раздался немного недовольный голос Машеры:

– Принято!

Когда Иван вернулся назад, газ уже перестал вырываться из трубы, она замерла. Вместе с ней остановилось все, что до этого хаотично летало по отсеку. Аккуратно, стараясь не прикоснуться к висящим по всему помещению каплям крови, Иван снова подплыл к живому тиадару. Сначала тщательно обыскал пленника, вдруг у него с собой оружие? Ничего интересно не нашлось. Только из кармана, который у людей называться нагрудный, Иван вытащил похожее на гаечный ключ приспособление. Он разочарованно хмыкнул и перевернул тиадара. За спиной тиадара торчал матерчатый, привязанный к телу широким ремнем сверток. Из него высовывалась короткая и блестящая металлом палка. Иван осторожно потянул за нее. В алых сполохах аварийного освещения хищно блеснул длинный, с метр, чуть изогнутый на конце клинок. Самым удивительным было то, что полупрозрачное лезвие просвечивало в свете фонаря почти насквозь. Меч, ощутимо тяжелый, производил впечатление не игрушки, а настоящего боевого оружия.

Иван удивленно вскинул брови.

Пилот космического корабля вооружен мечом? Они что нас на абордаж собирались брать как в фильмах про средневековье? Что за чушь? Вдоволь налюбовавшись оружием, а какой мальчишка в детстве не мечтал о настоящем боевом клинке? Иван хмыкнул. Оружие, даже такое, будет тиадару лишним. Сняв с пленника ножны, он вложил в них меч и пристроил себе за спину. Затем тщательно примотал скотчем руки инопланетянина к телу. Подумал секунду и обмотал еще и ноги. Вдруг тот мастер ногомашества? Лучше не рисковать.

Юный космонавт нагнулся и, ухватив пленника под мышки, оттолкнулся ногами в сторону двери. Чужак оказался гораздо легче среднего человека. В невесомости трудно определить массу предмета, но даже там действует закон сохранения инерции, открытый стариком Ньютоном. Сдвинув с места тело инопланетянина один раз, Иван легкими толчками об стены менял траекторию движения, словно передвигался вообще без груза.

У входного люка он на секунду остановился, припоминая, не забыл ли чего. Тут в голову пришла разумная мысль – лететь еще два дня, чем кормить будем пленника? Пришлось заскочить в каюты. Как Иван и ожидал, в шкафу одной из кают оказались контейнеры, как Иван предполагал, с едой. Подхватив несколько, он вернулся к аппарату, забросил их в багажник. Как не пытался Иван усадить инопланетянина верхом на аппарат, тот неизменно падал, пришлось опять-же скотчем привязать его позади сиденья. Землянин уселся, ярко полыхнули ракетные двигатели космического мотоцикла. Корабль землян стремительно приблизился, аппарат аккуратно вполз в двери шлюза и остановился.

C легким шумом открылся шлюзовой люк/ В коридоре стоял одетый в легкий скафандр Машера. Не утерпел, выскочил посмотреть вживую на инопланетянина. Он всегда отличался любопытством. Подойдя к пленнику, наклонился.

– Ишь, ты! Экий красавчик, – с легким сарказмом произнес Алексей разглядывая сквозь прозрачный материал шлема клыкастую физиономию аборигена, – присниться такой, и кошмар ночью тебе обеспечен.

Отвязав пленника от аппарата, они вдвоем затащили легкое тело пленника в кают-компанию. Присели на тренажер. Леха немного побурчал, а потом сам предложил использовать свою каюту, только нужно установить туда микрокамеру. Два дня пути до Ковчега можно прожить вместе в капитанской каюте, благо в невесомости все равно где спать, на кровати или на потолке. Вестибулярный аппарат реагирует одинаково, главное привязаться, чтобы тебя не унесло во сне струями из воздуховода. Причем камеру поставить в незаметное место так, чтобы наблюдать, что делает инопланетянин, а перед входом установить силовое поле. Оно гарантировало от проникновения инопланетных микроорганизмов.

Космонавты за десять минут перенесли небогатые пожитки Машеры к Ивану. Укрепив в укромном месте будущей темницы микрокамеру и установив силовое поле, вернулись за пленником. Тот все еще лежал без сознания. Его занесли в каюту, прикрепили липучкой к кровати. Напоследок разрезав путы на руках и ногах, вышли, закрыв и заблокировав дверь от открытия изнутри.

Секреты чужого космического корабля должны были попасть в руки земных ученых. Иван не успел снять скафандр, ему и пришлось повторно лететь к кораблю пиратов и цеплять его на жесткую сцепку. Еще через десять минут, пилоты уже лежали в ложементах пилотажного отсека. Иван готовил космолет к старту. Второй пилот пробубнил в эфир с сообщение о пленнике и добыче, а затем присоединился к подготовке корабля. Спустя полчаса из всех трех сопел космолета вырвалась радужная плазма – корабль начал разгоняться а с Ковчега пришел категорическое указание. Действия космонавтов одобрили и приказали на форсаже возвращаться домой.

День выдался тяжелый. Иван оставил в пилотажной второго пилота а сам ушел к себе в каюту. Настроив микрокамеру в каюте пленника передавать картинку на планшет, снял магнитные ботинки и пристегнулся к кровати. Результаты разведки на Тиадаркерале – родине аборигенов свидетельствовали, что состав атмосферы на борту земного корабля пригоден для дыхания инопланетянина.

Крепкий, глубокий сон пришел не сразу, а когда Иван все же заснул, ему приснился кошмарный сон. В коридоре, ведущем в пилотажный отсек, кто-то бродит, громко топая ногами. При этом никого за дверью не могло быть априори. Иван вылетел в одиночку. Он стоит у запертого изнутри люка пилотажной и настороженно прислушивается к странным звукам из-за двери.

Внезапно в коридоре что-то громко и зловеще лязгнуло. Иван, вздрогнул и торопливо отпрянул от люка. Мысли с бешеной скоростью сменяли друг дружку, не давая возможности сосредоточиться.

Кто это? заяц? Или тиадары вернулись отомстить ему? А может….

Иван судорожно сглотнул тягучую слюну. Холодная, липкая испарина охватила тело.

Нет, нет, этого не может быть… Неужели и правда…

Со страшной силой в люк саданули чем-то тяжелым, почти пробив сталь. В самом центре возникла огромная вмятина.

Этого не может быть! Там сталь! Мгновенно мокрый, словно из душа, Иван отскочил к противоположной стене и судорожно закрыл уши ладонями.

Не открывать, не открывать, не открывать ни в коем случае…

Не подходить к люку…

– Открывааааааай… – послышался из-за двери скрипучий, могильный голос.

Иван метнулся к ложементу, из вмонтированного в него ящичка торопливо вытащил пистолет. Нацелив ствол, застыл напротив двери статуей.

В люк снова и снова, со страшным грохотом били чем-то тяжелым, от чего по центру сначала зазмеились трещины, а потом со страшным скрежетом металл, словно раздираемое изнутри руками, разошелся, образовав дыру, достаточную, чтобы через нее протиснуться.

Иван ждал, чувствуя, как бешено колотиться сердце.

– Попаааался, – прогнусавил тот же голос из-за двери. В дырке показался окровавленный с наполовину снесенным черепом, тиадар. Внушительных размеров клыки кровожадно оскалились.

Иван мгновенно похолодел. Он вспомнил, что видел его мертвым в пилотажной пиратов.

Глухо хлопнул выстрел. Пуля, вошла инопланетянину точно между глаз. Кусок черепа с фонтаном крови полетел назад. Тиадар вздрогнул, его немного откинуло, но не остановило. Мертвец оскалился и упрямо продолжил лезть.

Вторая пуля попала рядом, вызвав новый кровавый фонтан, но опять не остановила теадара. Иван нажимал, нажимал на курок, с ужасом понимая, что патроны заканчиваются, а тиадар сейчас залезет.

Когда Иван вынырнул из глубин кошмара, часы показывали шесть утра, а футболка на нем была вся мокрая от пота. Сердце лихорадочно билось о ребра, словно птица об прутья клетки.

– Дурдом, – хрипло произнес, мотая головой Иван.

Приснилась кровь, матушка вроде бы говорила, что это означает? Да ну глупости– он отрицательно мотнул головой, – не хватало еще в бабские сонники верить. Может это пленный тиадар как-то на меня воздействовал? Да нет глупости, у нас есть достаточно информации об аборигенах, чтобы знать на что они способны. Просто расшалилось подсознание. Смерти товарищей, бой и еще мясорубка в чужом корабле.

Отстегнувшись от кровати, космонавт оттолкнулся и подплыл к встроенному в стену шкафу. Он успел снять и переодеть футболку, когда его взгляд упал на планшет, передающий изображение из импровизированной камеры. Иван пораженно охнул и метнулся вперед и торопливо наклонился над экраном. Пленник, уже без скафандра висел посредине каюты, где-то в метре над полом. Поджав под себя ноги и уложив поверх них ладонями вниз руки, он не отрываясь смотрел куда-то поверх двери.

– Леха подъем! – сдавленным от волнения голосом каркнул Иван и крепко потряс товарища за плечо.

– Чего спать не даешь! – вздрогнув и открыв глаза, возмутился Алексей.

– Тиадар очнулся!

– Очнулся говоришь! Дай погляжу – Машера расстегнулся. Оттолкнувшись от стены, ловко приземлился на ноги. Надел ботинки и только после этого повернулся к экрану. Прищурился. Несколько секунд рассматривал изображение.

Затем пренебрежительно хмыкнул и забалагурил:

– Куды смотрит. Нас что ли ждет? Пошли, проведаем!

– Не нападет? – с нервным смешком спросил Иван, изо всех сил стараясь не выдать беспокойства.

– Пусть попробует, – откликнулся Леха и многозначительно посмотрел на кулак, напоминавший средних размеров дыню. Предъявленный аргумент внушал уважение, но чтобы быть готовым к любой неожиданности, Иван отпер сейф, достал пистолеты. Один отдал товарищу, другой забросил себе в карман.

Они включили на планшетах перевод с тиадарского на русский и обратно. Подцепив их к ремням и вставили в ухо горошину наушника. От него тонкая блестящая проволока тянулась к таблетке микрофона возле губ. Одели маски биологической защиты. Разблокировав замок комнаты с пленником, зашли. Скафандр и шлем инопланетянина, аккуратно сложенные лежали в дальнем углу комнаты. В остальном ничего не изменилось. Дверцы шкафа, по-прежнему открыты. Внутренности сверкают чистотой, стол все так же в углу. Все как обычно и если бы не чужеродная, висевшая напротив входа фигура инопланетянина, можно подумать, что начинается очередной рейс. Сейчас разложат вещи по местам и, помещение, наконец, приобретет обжитый вид.

Легкий скрип открываемой двери не заставил тиадара даже шевельнуться. Лицо все такое же каменное, насколько земляне могли понять мимику представителя иного вида. Только когда земляне зашли, тиадар опустил взгляд на своих тюремщиков. Потом стремительно выпрямил ноги. Ловко зацепившись за торчащую из пола скобу, выпрямился во весь рост. В глазах инопланетянина зажегся узнаваемый, вопреки всей несхожести биологических видов, огонек любопытства, пленник разглядывал землян, а они его. Тиадар был одет во что-то, напоминающее комбинезон и закрывавшее все тело за исключением кистей рук и шеи, покрытых коротким серым волосом, похожим на шерсть зверя. Конечности такие же, как у людей, даже руки похожи. Пятипалая ладонь с противостоящим большим пальцем, только пальцы более короткие, чем у человека и ногти, похожие на когти. Ростом гораздо ниже представителей рода Хомо, инопланетянин с трудом дотягивал Ивану до плеча. Где-то на периферии сознания, у Ивана промелькнула мысль, мелкие они какие-то.

Под взглядом черных и круглых как у собаки глаз Иван почувствовал себя неловко и невольно вздрогнул. Несколько секунд длилось молчаливое разглядывание, нарушаемое лишь слабым шумом работающей вентиляции. Тиадар, вытянул руку в сторону Машеры и что-то протявкал. По крайней мере, земному уху слова его языка больше всего напоминали лай и тявканье земных собак. Планшет синхронно перевел фразу:

– Ты спас меня?

– Нет, он, – Алексей покачал головой и протянул руку в сторону Ивана. Планшет послушно протявкал фразу на языке тиадаров.

Темные глаза тиадара повернулись вслед за рукой:

– Почему?

Иван удивленно вскинул брови. Несколько секунд он был в замешательстве и не знал что ответить. Не таким представлялся ему первый контакт с инопланетным разумом. Дружба, братство, в крайнем случае, война, но только не абсурдные вопросы.

– Ты бы погиб, если бы мы не забрали тебя, да и о своей планете рассказать нам сможешь, – слегка покраснев, буркнул Иван.

Несколько секунд глаза тиадара требовательно изучали лицо землянина. Затем, что-то, решив для себя, он плавно опустился на одно колено. Наклонив голову, произнес торжественным голосом:

– Меня зовут Ойе из рода Келлай, я из клана наемников. На мне долг крови перед тобой! Я выражаю тебе мою благодарность. Ты был вправе оставить меня, но вместо этого спас!

– О, как, – не выдержал Алексей, – Еще вчера ты убивал наших товарищей, пытался и нас лишить жизни, а сейчас уже долг крови?

Тиадар повернулся к говорившему. Склонив в легком поклоне голову, возразил:

– Я слишком ничтожен. Я всего лишь техник корабля, мое мнение при этих деяниях не имело значения. Но на мне нет долга крови перед Вами за убийство ваших товарищей!

– Ну ладно, – буркнул Алексей, есть, пить будешь?

– Если это не доставит вам, уважаемый, слишком много хлопот, – ответил тиадар и по-новому согнул голову, застыв в этом положении.

Инопланетянин еще несколько мгновений сохранял прежнюю позу, ожидая продолжения, потом неторопливо выпрямился и добавил:

– Дозволено мне будет узнать, что с моим клинком?

Космонавты обменялись недоуменными взглядами. Космическая цивилизация а носятся с мечами? Нонсенс, но разгадывать загадку время еще не пришло. Иван неопределенно буркнул:

– У нас он.

Видимо, удовлетворенный ответом, инопланетянин снова молча поклонился и, поджав ноги, сел в прежнюю позу. Земляне переглянулись и, решив, что для первого контакта поговорили достаточно, объяснили, как пользоваться санузлом, затем вышли, не забыв запереть за собой дверь.

Эмоции, возникшие от первого контакта в душе у Иван, были слишком противоречивы. С одной стороны перед ним враг, замешенный в убийстве землян. Пусть даже его роль, как утверждал тиадар, незначительна. Иван, казалось, должен ненавидеть и презирать инопланетника, как подлого убийцу, но с другой стороны чужой выказал понятное землянину чувство благодарности за спасение жизни. К тому же он утверждал, что в смерти землян лично он не виновен. Юному космонавту почему-то показалось, что тиадар не обманывает. Первому впечатлению Иван привык доверять – оно никогда не подводили его, за исключением печальной истории с Настей.

За время полета земляне еще не раз заходили к инопланетянину. Не только чтобы принести еду и воду, но и для беседы. От пленника они многое узнали о жизни на Тиадаркерале, а инопланетянин о жизни на Ковчеге. По просьбе инопланетянина они даже включали записи ковчеговского головидения. Оказалось, что Ойе давно женат и отправился в космос, чтобы получить разрешение завести отпрыска. Высшие строго следили за численностью разумных на планете. Родить ребенка без разрешения означало лишь одно-смерть! Дозволение можно было получить лишь по очереди или за особые заслуги. Жена тиадара, Вайя, очень хотела мальчика, девочку, без разницы, и ради нее Ойе завербовался в техники космического корабля. Земляне невольно почувствовали приязнь к инопланетянину, насколько это возможно для существ разной психологии и очень далеких друг от друга биологических видов. Хотя отличие в психике была не таким уж и непреодолимым. По крайней мере, чувство долга и благодарности у обеих рас, оказалось одинаковыми. Впрочем, о мерах предосторожности они тоже не забывали и из каюты Ойе не выпускали.

Через два дня, в лобовом стекле космолета стали видны яркие факелы газовых струй ракетных двигателей Ковчега, это означало, что их долгое путешествие подошло к концу.

Глава 5

На девятый день они догнали тормозящий Ковчег. Посадка прошла в ручном режиме. Здесь важен не только точный расчет, но и интуиция пилота, недоступная машинному разуму. Именно поэтому, как правило, космонавты предпочитали садится самостоятельно, не доверяя машинному интеллекту. Когда перестали гулко всхлипывать, накачивая вместо вакуума теплый воздух, насосы и, корабельный компьютер известил, что послепосадочные процедуры: герметизация причального бокса и нагнетание атмосферы закончены, Иван опустил с пульта руки, облегченно вздохнул и откинулся в пилотском ложементе.

– Ну наконец дома, – устало выдохнул он. Нажав на кнопку, погасил монитор и потянулся всем телом так, что хрустнули суставы.

– Чего сидим? – обратился к сидящему рядом Алексею, – На выход с вещами!

– Угу, сел классно – Леха поднял большой палец правой руки вверх, показывая оценку приземлению, потом отстегнул ремни и, уже вставая с ложемента, добавил:

– Я пошел за тиадаром.

Иван дождался Машеру и тиадара, и только когда они зашли в шлюзовую, нажал кнопку на стене. Бесшумно открылся люк. От лежащих далеко внизу плит стартовой знакомо пахнуло жаром и гарью. Сквозь толстые стены с соседней стартовой донесся рев стартующей ракеты. Иван недовольно поморщился. По шустро подъехавшему к кораблю роботизированному автотрапу первым начал спускаться Машера. Капитан с незапамятных времен обязан последним покидать корабль. Перед выходом тиадар замер. Согнувшись, по-звериному зашипел, выставив вперед руки с растопыренными пальцами.

– Не волнуйся, все будет хорошо, – успокаивающим тоном произнес Иван, опустив руку на плечо тиадара. Тот стремительно обернулся, секунду вглядывался в лицо Ивана, затем, видимо сделав для себя какой-то вывод, расслабился. Опустив руки, ступил на ступеньки трапа. Внизу уже ждали сотрудники службы безопасности. Они немедленно увели Ойе, а космонавтов, не дав им зайти домой, сопроводили на 4-ю верхнюю палубу, в ковчеговский институт. До вечера научники во главе с доктором Вонг Емма терзали космонавтов, заставляя вспоминать малейшие подробности их приключений.

Смеркалось, управляющий мозг Ковчега понемногу уменьшал в коридорах жилых зон освещение, имитируя вечер, когда Иван подошел к дому. На двери мелькнул диод. Домашний компьютер узнал молодого хозяина.

– Домовой, открыть дверь, – приказал он.

Дверь мгновенно открылась. Мать стояла в коридоре, она словно ждала там когда сын придет домой. Едва он переступил порог, крепко обняла его и долго так молча стояла, не отпуская и не слушая оправдания, что раньше прийти не мог. Наконец счастливо вздохнула и отодвинулась.

Осунулся, круги под глазами, подумала она, разглядывая как-то разом повзрослевшего сына.

– Кушать будешь? – поинтересовалась, ласково погладив, как в детстве, кровиночку по голове.

– Чай, бутер и спать, устал, – сбрасывая обувь и переодеваясь в домашнюю одежду утомленным голосом произнес Иван. Наконец-то дома, значит, можно расслабиться. Он слишком вымотался за время экспедиции, чтобы думать сейчас о чем-нибудь, кроме отдыха. Смерть товарищей, бой в астероидах, утомили не столько физически, сколько морально, оставив единственное желание: упасть в постель минут на восемьсот. Едва перекусив и, ничего толком не рассказав матери о пережитых приключениях, молодой человек ушел в свою комнату. Едва успев поспешно раздеться, рухнул на кровать. Через пару минут из комнаты донеслось лишь ровное дыхание спящего человека.

Ночью он снова проснулся от кошмара. Привычного уже, нудного, тошнотворного, который не оставлял его с момента разрыва с Настей. Иногда по нескольку дней он спал спокойно, а потом опять снился этот сон. На этот раз в пропасть у водопада падала не собака девушки, а она сама. Он бежал чтобы успеть, перехватить Настю, но загустевший до состояния киселя воздух не пускал его… Постоянное сосущее чувство под ложечкой, глухая ноющая боль в сердце стали его неразлучными спутниками. Тихонько, чтобы не разбудить мать, он поднялся с постели. В ванной отерся от холодного, липкого пота и прокрался на кухне. Там в коробке лежало снотворное. Через полчаса удалось снова заснуть.

На следующий день, утром, он едва успел умыться, когда из кармана послышался надоедливый писк. Иван досадливо поморщился и вытащил коммуникатор. На экране высветилось сообщение. Секретарь командора оповещал. «Вы пригашаетесь на поминальный обед по погибшим космонавтом Лю Ши-чэну и Федору Орлову, который состояться в 11.00 в помещении учебного класса отряда легких сил». Лоб предательски собрался в морщины, выдавая напряжение. Иван грустно улыбнулся и подтвердил свое участие.

На столе в сияющей почти идеальной чистотой кухне его поджидало картофельное пюре с котлетами из самодельного фарша. По глубокому и искреннему убеждению мамы магазинный фарш, не обладал нужными вкусовыми качествами. Только из домашнего, приготовленного собственными руками фарш, можно изготовить по-настоящему вкусные пельмени и котлеты. И никакие аргументы подруг не могли переубедить ее. За завтраком она заставила Ивана подробно рассказать о приключениях. Когда он закончил, по лицу ее потекли слезинки. Парню пришлось бежать за стаканом воды и пожертвовать носовым платком, чтобы осушить слезы. Только после обещаний что будет всегда осторожен, мама понемногу успокоилась.

К классу подготовки к полетам они с Алексеем подошли одновременно. Глянул на часы, успел вовремя. Торопливо кинув приятелю: «Привет», Иван открыл дверь. Пропустив товарища вперед, зашел следом. В всегда ярко освещенном помещении царили полутьма. Шторы на окнах наполовину задернули. свет ламп под потолком с трудом разгонял сумрак, выхватывая на стене фотографии погибших космонавтов в траурной рамке. В парадной форме, еще совсем молодые, они задорно улыбались. Парты из класса убрали. По центру помещения установили вместе несколько столов, за ним чинно ожидали начала хмурые как ночь космонавты. На белых скатертях лежал поминальный обед. На стене у окна висела памятная доска из мрамора с выбитыми именами погибших за время полета космонавтов. Последним в скорбном списке стоял – Капитанов Александр Валерьевич – отец Ивана. Скоро перечень погибших космонавтов пополнят два новых имени: Лю Гуань-чэн, Федор Жуков, с горечью подумал Иван и до белизны пальцев сжал кулаки.

Молодые вдовы, в длинных черных платьях, с лицами, совершенно серыми и землистыми от горя, сидели во главе стола. Рядом с ними, на придвинутом стене журнальном столике лежали охапки свежих цветов. Такие разные чисто внешне, миниатюрная китаянка и дородная жена Федора, показались Ивану одинаковыми в своей печали. Он подошел к вдовам, произнес дежурные слова утешения. Все что он сказал показалось ему таким лишним, таким казенным, но лучше он не мог. Женщины почти синхронно грустно качнули головой, приняли цветы. С трудом сглотнув комок в горле, он отвернулся, найдя свободный стул, присел.

Космонавты по очереди поднимались, старательно отводя взгляд от молодых вдов, говорили хорошие, правильные слова о погибших, выпивали, не чокаясь и присаживались обратно. Когда очередь выступать дошла до Ивана, он был уже порядком под шафе, что и не удивительно, с зеленым змием он совершенно не дружил, а выпить пришлось уже несколько рюмок. Поднявшись, он некоторое время молчал, потом вновь выдавил из себя слова соболезнования. Потом он вспомнил о принесенном им пакете с личными вещами Лю и передал его вдове. Дальнейшие события плохо сохранились в его памяти, очнулся он утром в своей постели. Назад его довел не бросивший товарища Машера.

* * *

Троцкий достал из кармана не первой свежести платок. Революционеру некогда думать о бытовых мелочах, его мысли заняты высоким. Смахнув с покрасневшего лица липкий, противный пот, досадливо поморщился. «Вести переговоры и договариваться с аборигенами тяжело, но я предполагал что так и будет! Союз с ними – единственный способ разрушить скованное железным обручем насилия и произвола закостеневшее общество Ковчега. История нас, революционеров, учит, что только сила способна сломать старый мир. Повивальной бабкой нового общества станет война, она приведет к революции. Только после этого власть перейдет в руки угнетенных – революционной молодежи. Тогда Ковчег пойдет в будущее под его, Троцкого управлением! Он сумеет договориться с местными разумными и создаст на руинах старого мира общество будущего! Затем можно будет и с тиадарами разобраться… Ради этой великой миссии он пойдет на все!»

– Послушайте, – он вновь наклонился к микрофону, – Вас хотят завоевать проклятые ковчеговские бюрократы и военщина, но мы, революционеры выступаем против этого! Ради революции и освобождения угнетенных мы предлагаем вам союз и поможем вам противостоять империалистам!

Высокий залысый лоб Троцкого собрался в морщины, узенькие черточки брови трагически надломились. Сейчас он почти верил в то, о чем вещал. Даже самый придирчивый театрал не раздумывая воскликнул: «Верю!»

Ответа пришлось ждать несколько минут, планета туземцев была далеко даже для радиоволн, летящих со скоростью света. Эфир взорвался безжизненным хохотом. Казалось смеется не живое существо а машина, бездушный аппарат. Так компьютер смог перевести звуки, издаваемые инопланетным собеседником.

– Низший, ты настойчив, – ответил абориген, – Тиадаркерал могущественен и сам сможет снести вас с лика Вселенной! Высшие не нуждаются в неразумной черни… тем более в низших! Наши воины полны доблести, космолеты быстры и оснащены могущественным оружием, зачем нам твои услуги?

В блеклых серых глазах Троцкого на миг вспыхнул огонь бешенства, губы дрогнули, но он сумел быстро успокоиться. Я покажу вам какие мы «низшие», дай срок…

– Вы так уверены в победе? – произнес в микрофон Троцкий все еще хриплым от гнева голосом и саркастически усмехнулся, – Не забывайте, что цивилизация, сумевшая преодолеть межзвездные расстояния, многое умеет! Пусть даже вы победите, но и сам понесете колоссальные потери. И Вы и я хотим поражения агрессору. Наши интересы совпадают. Мы можем договориться и одновременно ударить. Вы снаружи, я изнутри! Так победим и добьемся справедливости!

Он помолчал. Службу безопасности Ковчега Троцкий не боялся. Они занимались радиационной и химической безопасностью, спасением пострадавших и защитой общества от душевнобольных. Служба занималась скорее тем, чем столетия тому назад выполняли службы гражданской обороны, а в области безопасности ее возможности были очень невелики. Предки, направляя корабль в межзвездный полет, не могли даже представить, что среди экипаж, в который отберут лучших представителей человечества, появятся предатели.

Там, далеко, ждали ответа. «Раз не прекращают переговоров, значит не так уверены в себе, как пытаются изобразить… подождем. Хорошо, что этот дурачок принес наработки Департамента связи: диапазоны, используемые тиадарами, протоколы связи, шифры и позывные руководства аборигенов. В отличие от беззубой службы безопасности. Связисты знали свое дело. Теперь у меня появился шанс, главное уговорить тиадара…»

– Твое предложение разумно. Что ты хочешь нам предложить? Ты будешь вознагражден за помощь!

* * *

В ярком свете потолочных плафоном отсвечивает два десятка экранов мониторов. От совсем маленьких с ладонь, до метрового шириной, установленного на уровне глаз в центре выгнутого пульта. Тишина, лишь негромко гудит система кондиционирования воздуха. В помещении никого кроме дежурного. Множество цифр, сложных графиков и схем ежесекундно появляется на экранах, чтобы через миг исчезнуть. Передаваемая с миллионов датчиков и приборов Ковчега информация о состоянии окружающего пространстве и об обстановке представала на экранах в виде, удобном для несовершенного человеческого мозга. В кресле перед пультом откинулся средних лет человек, острый взгляд его рассеяно гуляет по экранам, нигде не останавливаясь подолгу. Все спокойно, все как обычно. Если случится что-нибудь нештатное, электронный разум немедленно предупредит. Хотя машина способна на очень многое, но конечное решение все же примет человек.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю