290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Под лучами красного карлика(СИ) » Текст книги (страница 3)
Под лучами красного карлика(СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 06:00

Текст книги "Под лучами красного карлика(СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 18 страниц)

Глава 2

От напряжения у Ивана заслезились глаза. Внезапно, его взгляд зацепился за висевшего над пультом плюшевого мишку. Его словно ударило током, рука остановилась в считанных миллиметрах от джойстика управления двигателем. Еле ощутимая струя воздуха из кондиционера, слегка отклоняла игрушку в сторону. Иван несколько мгновений напряженно рассматривал открывшуюся картину. Промелькнувшая идея была безумной авантюрой, но сколько он не обкатывал ее, она вполне могло сработать! Если ударить по метеориту реактивной струей двигателей, тот изменит траекторию! Что и необходимо!

Со страхом но, и с появившейся надеждой, он по-всякому обкатывал идею. Точный расчет плюс удача и, план вполне исполним. Глаза юного космонавта засияли, он потер руки, разом переходя от подавленности и отчаяния к радостному возбуждению.

Пальцы лихорадочно запорхали над приборной панелью, вводя в полетный компьютер новую задачу. Через несколько секунд на экране дисплея отобразились параметры новой траектории. Она получилась весьма рискованной, малейший сбой в работе двигателей мог привести к столкновению, но вполне реальной. Затаив дыхание, Иван, не давая себе времени передумать, нажал на джойстик, активируя выполнение программы.

Двигатели корабля ожили, выбрасывая из кормы в пространство струи алого, раскаленного до звездных температур, водорода. Ускорение жестко вдавило космонавта в ложемент, а корабль, набирая с каждой секундой скорость, устремился в лоб звездному пришельцу.

Космолет и метеорит стремительно сближались и до развязки оставались считанные секунды… Сейчас все зависело не от космонавта, а от корректной работы двигателей. Не случиться неизбежных в космосе случайностей и все получится, нет – корабль врежется в метеорит и без какой-либо пользы исчезнет в огненной вспышке. Иван закрыл глаза, судорожно вцепившись в предохранительные ремни.

Когда до столкновения оставались ничтожные по звездным масштабам сотни километров, к слаженной работе кормовых двигателей космолета присоединились боковые, круто изогнув по параболе вверх движение корабля, так, что струя раскаленной плазмы хлестнула наотмашь по метеориту. Она не уничтожила небесного пришельца, хотя и порядком оплавила, но изменила его траекторию, заставив направиться «ниже» Ковчега. Отработав программу, двигатели замолчали, ускорение, вжимавшее пилота в ложемент, исчезло. Иван открыл глаза, он жив, это уже хорошо! Взгляд сфокусировался на мониторе. Направление движения небесного посланца изменилась, проходя мимо Ковчега.

Удалось, – прошептал Иван, – разжимая намертво сжатые в кулаки руки и медленно возвращаясь в материальный мир – удалось.

Удалось, – хриплым от волнения голосом прошептал Иван разжимая намертво сжатые в кулаки руки и медленно возвращаясь в материальный мир. Он чувствовал себя словно приговоренный к смерти, в последний момент услышавший о нежданной амнистии. Его авантюрное решение оказалось правильным, все удалось.

А в действительности надрывался зуммер передатчика и судя по таймеру уже давно. Иван вытер платком крупные капли пота на лбу и активировал связь. Заплясали разноцветные искры, складываясь в портрет диспетчера. Глаза лихорадочно блестят, взъерошенные волосы торчат во все стороны, словно получил добрый удар электрическим током.

– На связи.

– Ты что вытворяешь, Иван! Я тебе звоню, звоню, а ты ноль эмоций! – с ходу набросился диспетчер.

Иван вскинул на него изумленный взгляд:

– Да я, – он опешил и поперхнулся от неожиданности и несправедливого обвинения. Иван спасал людей и, у него не было времени отвечать на вызовы. Видимо по реакции собеседника диспетчер понял, что перегнул палку. Он криво улыбнуться и продолжил, но на этот раз несколько спокойнее:

– Извини, нервы, перепугался за тебя и за посетителей тропического парка. А ты молодец! Мы сначала даже не поняли, что ты задумал и решили, что ты идешь на таран, а ты нашел единственно верное решение! Молодец летеха![7]7
  Летёха – лейтенант, авиационный слэнг.


[Закрыть]
А мы не сообразили…

Ивана слегка покраснел, руки суетливо теребят джойстик. Он бросил на собеседника слегка смущенный взгляд и пробормотал:

– Да не за что, так бы поступил любой.

Диспетчер пожал плечами и едва удержался от нервной улыбки:

– Каждый, не каждый, а спас ты сегодня кучу народа! Шефу я уже доложил о ситуации. Взамен тебя вылетает Машера. А ты возвращайся, техники проверят вооружение.

Иван почувствовал прилив жара к лицу, губы сжались в нитку и он уже хотел ответить, что-то резкое, и тут ему пришла мысль, действительно, чего он кипятиться? Никто не пытается задеть его, диспетчер лишь выполняет должностные инструкции, они требуют замену неисправного космолета на дежурстве другим бортом. К тому-же благодаря смене у него появиться возможность встретиться с Настей уже сегодня. Иван мгновенье помедлил, успокаиваясь, потом бросил быстрый взгляд на собеседника и все еще слегка недовольным тоном ответил:

– Принято, возвращаюсь.

– Ну вот и ладушки – диспетчер довольно улыбнулся, его изображение замигало, разваливаясь каскадом искр.

Через час космолет, напоследок ударил плазменной струей по почерневшим плитам и грузно умостился на стартовую площадку. Двигатели замолчали. По экрану монитора поползла надпись. «Космолет приземлился» и чуть ниже параметры посадки. Внешние, более тяжелые ворота шлюзов дрогнули, беззвучно закрыли выход в космос, сначала тихо, затем все громче зачавкали насосы, нагнетая воздух на стартовую площадку. Стены пещеры скрылись в густом молочном тумане, образовавшемся от соприкосновения влажной атмосферы Ковчега с ледяной поверхностью ворот шлюза. Даже ближайшие плиты покрытия космодрома не видны. Когда на летное поле закачали достаточно воздуха, открылись внутренние ворота шлюза. Зажужжали дымососы, пожирая туман, издали донесся шум работающих двигателей. Через открывшееся ворота, один за другим, на стартовую въехали автомобили технической службы.

Откинувшись в ложементе, Иван, с благодарностью посмотрел на талисман – плюшевого мишку. Хотя он считал себя не суеверным, но, как и все, кто ежедневно рискует жизнью, в глубине сердца верил в собственный талисман удачи. Собрав в сумку вещи, которые толком и не успел разложить, открыл входной люк. В воздухе веяло гарью и дымом, вокруг борта суетились ремонтники и роботы.

Иван спустился по трапу на плиты стартовой. От них все еще тянуло жаром. Полет продолжался совсем недолго, но стоил таких нервов, что вымотал его до предела. Усталость буквально валила с ног, а в висках ломило так, словно на голову надели железный обруч. Не обращая ни на кого внимания и, на автомате отвечая на приветствия знакомых технарей, космонавт побрел на стоянку электроавтобусов. Автобус ждал на остановке, Иван оказался единственным пассажиром устало фыркавшего железного ящика. Через несколько минут машина затормозила у конечного пункта, двери со скрипом открылись, Иван вышел на остановке Астровокзал.

Мощные лампы на потолке ярко освещали обширная каменную площадь. Напротив выхода из метро стояло монументальное трехэтажное здание астровокзала, построенное в модном во времена старта Ковчега стиле космического классицизма. Величественное сооружение, опиралось на два ряда белоснежных колонн. Вместе с двойником на северном полюсе оно заслуженно считалось одним из красивейших на Ковчеге. Справа – ярко освещенная улица, ведущая к центру корабля. Сейчас площадь пустовала, только струи воздуха, из огромных воздухопроводов под потолком колоссальной пещеры, гоняли по бурому от содержащегося в нем железа покрытию несколько клочков бумаги. Они то взлетали до потолка, то опускались почти до земли. Тогда с азартом повизгивая шарнирами на крутых поворотах, робот-уборщик бросался за мусором. Но стоило ему в очередной раз почти догнать добычу, новый порыв ветра поднимал бумажку к потолку пещеры, оставляя без добычи. Глядя на это Иван слабо усмехнулся. Не спеша, подошел к служебному входу в астровокзал.

Найдя знак «курить разрешено», встал рядом. С запоздалым страхом подумал, что ведь действительно… мог погибнуть. Иван почувствовал, как по спине бежит холодок. Достал из пилотажного комбинезона сигареты и зажигалку, прикурил. Постепенно рассеиваясь, струйка дыма поплыла вверх, к трубе воздуховода. В несколько выдохов досмолил сигарету до фильтра, понемногу успокаиваясь. Что не говори, а никотин все-таки успокаивает нервы и подстегивает мышление. Вообще-то, он почти не курил, так, иногда только, когда сильно волновался и не дома. О его вредной привычке мать до сих пор не знала, Иван предпочитал охранять ее от лишних знаний и разочарований. Неожиданно вспомнилось, как десять дней тому назад он, полный надежд и планов пришел в отряд. Первый рабочий день начался с большого разочарования – вместо героических будней пришлось вновь получать допуск на самостоятельное пилотирование. Резонные возражения, что Иван имеет солидный для вчерашнего курсанта стаж самостоятельного пилотирования и сдал выпускной экзамен по управлению космолетом с отличием, новое начальство не приняло во внимание. Промурыжили здорово, пришлось попотеть и на тренажере, и вторым номером на космолете-спарке. Только через неделю командор подписал допуск на самостоятельные полеты. Иван поискал глазами урну, бросил окурок в плотоядно чавкнувшую урну. При почти нулевой гравитации не уберешь, так и будет летать по пещере, пока не подберут роботы-уборщики.

Порядки в летном отряде легких космолетов царили строгие. Космонавт обязан лично доложить о результатах дежурства командиру отряда или его заместителю. Иван открыл дверь здания Астровокзала, поднялся на третий этаж, прошел по коридору. Крайние три кабинета занимало управление отряда. Еще на подходе к кабинету шефа Иван понял, там бушует буря. Громкие крики, обвинения в некомпетентности и угрозы примерно наказать, так и сыпались из-за массивной двери, заставив на секунду притормозить.

– Как могли произойти одновременно две аварии на батарее и на 3/альфе? Вы хотите сказать что это случайность? Как так может быть!

Несколько секунд молчания, видимо командор выслушивал собеседника, затем в кабинете снова взревели:

– Меня не интересую оправдания. Я оператор Искусственного Интеллекта, или Вы? Мне нужны объяснения как в системе появился вирус и кто в этом виноват!

Стоять перед дверью начальника и слушать крики откровенно глупо. Не дай бог кто увидит, что могут подумать? Подслушиваю? Резонно рассудив, что уж кто-кто, а он, ни в чем не виноват, Иван решился и негромко постучал. Так и не дождавшись ответа, открыл дверь и осторожно заглянул в кабинет. Командор восседал за занимавшим добрую половину небольшого кабинета столом и орал в трубку мобильного телефона. Он и так от природы имел багровый цвет лица, сейчас покраснел еще больше, сравнявшись цветом с кумачом грамот и дипломов, висевших на стене за его спиной.

– Здравия желаю, – поздоровался Иван, заходя в кабинет.

Едва взглянув на вошедшего, командор кивнул. Рукой небрежно указал на стул, видимо посчитав этого вполне достаточным, продолжил распекать кого-то по телефону.

Пережидая начальственную грозу, Иван присел на краешек стула.

Наконец командор с размаху бросил телефон на стол. Со все еще гневным выражением лица, повернулся к Ивану.

– Ты видишь, что твориться? Разгильдяй на разгильдяе! Судить таких оболтусов надо – раздувая ноздри, прорычал шеф. Затем поднял кулак, как будто собирался им испытать стол на прочность, но в последний момент, с видимым усилием совладал с чувствами. Рука разжалась и тихо опустилась на столешницу.

– Если бы не ты, получили бы аварию второй категории, а они видите ли только собираются разбираться!

Командор вскочил на ноги и нервно прошелся по кабинету, присел назад на кресло. Помолчал, постепенно успокаиваясь и меняясь в лице.

– Рассказывай как все было! – попросил голосом потише шеф.

Внимательно прослушав краткое повествование о приключениях Ивана, поднялся из-за стола, крепко пожал Ивану руку:

– Значит так, от лица службы, за проявленную сообразительность и, не побоюсь этого слова храбрость, объявляю, благодарность!

– Спасибо, – вставая со стула, ответил, заливаясь краской, Иван.

– Не ожидал, в первом вылете, а молодцом! На работу выходишь в четверг. Все давай, иди, отдыхай, следующее дежурство по расписанию! – произнес Командор, отпуская Ивана и садясь на место.

У двери Иван остановился и повернулся к начальнику:

– Разрешите вопрос?

Командор удивленно уставился на подчиненного, но отказывать не стал:

– Ну?

– Я так понял, обнаружена причина одновременного отказа техники?

Командор нахмурился и недоуменно уставился на Ивана, но все же ответил:

– Имей в виду информация служебная, – командор значительно посмотрел на Ивана и когда тот кивнул, добавил, – Но раз ты участвовал во всем этом, отвечу. По предварительным данным в сеть проник вирус, отключивший оружие на лазерной батарее и на космолете. Кто совершил диверсию и с какой целью, сейчас разбираются компетентные органы.

Иван почти вышел из кабинета, когда услышал.

– От себя лично большое спасибо!

Утренний час пик, когда народ жаждет попасть из жилых зон на работу и напрочь забивает вагоны метро, давно прошел. В вагоне древней модели, помнящем, наверное, еще времена старта Ковчега, людей совсем немного. Время подходило к обеду, все кроме пенсионеров и вездесущих детей, на работе. Пассажиры, кто уткнулся в книгу, кто-то, тихо дремлет или смотрит в экраны коммуникаторов. Лишь в конце вагона галдит стайка молодежи. Вчера с Земли пришло видео последней игры на первенство Европы по футболу, матч мадридского Реала с киевским Динамо. К удивлению и бурному негодованию большинства болельщиков Ковчега, испанцы едва не выиграли. Только дополнительное время выявило победителей. Двери с шумом захлопнулись. Поезд, набирая скорость, покатилась по рельсам, петляя по темным туннелям и лавируя между ярусами. В районе оранжерейного комплекса дорогу перекрыли, там опять шли ремонтные работы, пришлось сделать крюк. Вагон свернул в сторону центральных областей Ковчега, удлиняя поездку и обещая встречу с зоной микрогравитации. Он немного поразмышлял о странной информации, озвученной ему командором. Действие вируса могло повредить кораблю, неужели у них есть ненормальные, готовые на это? Возможно это какая-то ошибка? Данные то предварительные… Расследуют повнимательнее и поймут, что аварии произошли по другой причине? Так и не придя ни к какому выводу Иван вздохнул и пристегнулся к сиденью. Вытащив из сумки планшетник, углубился в чтение не дочитанной книги. Ковчег огромен. Жителям приходилось ежедневно тратить по часу на поездку к месту работы и назад. Жилые и промышленно-складские зоны находились в разных районах межзвездного транспорта. Экваториальная область Ковчега – наиболее комфортная для проживания пассажиров и экипажа, приютила жилые зоны и большую часть развлекательных и природных парков с земными биомами. В средних широтах и на полюсах, где псевдотяготение гораздо слабее или почти отсутствует, а время нахождения человека ограничено, разместились промышленные зоны с животноводческими фермами. Смонтированные на микрозаводах принтеры выпускали все необходимое для повседневной жизни команды. Они – настоящее чудо и могут напечатать все, что угодно. Хоть космолет, хоть бактерию. Надо – напечатают еще таких-же принтеров, лишь бы хватило исходных материалов и нашлись проекты. А что первого, что второго, на Ковчеге запасено в избытке. Часть принтеров, законсервированная, должна пригодиться при освоении новых миров. В пещерах, расположенных ближе к центру Ковчега расположились складские зоны со всем необходимым для многолетнего полета: запасы металлов, воды, генетического материала земной биосферы для терроформирования планет, а также сельскохозяйственные зоны с гигантскими гидропонными фермами, обеспечивавшими Ковчег растительной едой и кислородом.

Иван вышел из вагона, в спину подтолкнул ветерок. Сложная система кондиционирования обеспечивала принудительную циркуляцию воздуха по всему Ковчегу. Слабый ветерок, неизменный спутник жизни ковчеговцев, никогда не утихая, вечно гуляя по улицам и площадям. Подошвы ботинок заскользили по мокрой поверхности. В последний момент он судорожно взмахнул руками и ухитрился устоять на ногах. Откуда появилась вода на тротуаре? Он оглянулся по сторонам. Чуть дальше по улице, неторопливо полз робот-уборщик, оставляя за собой свежевымытую полосу. Каждое утро они проходили по улицам и мыли мостовую, оставляя после себя идеальный порядок. Иван досадливо махнул рукой. Происшествие не ухудшило настроения.

Лампы дневного освещения, высоко под потолком, заливали, улицу потоками ослепительного света. Широко улыбаясь встречным прохожим, он быстро шел, почти бежал, по гулким коридорам идеально выровненной строителями мостовой жилой зоны. Иван вскочил на бордюрный камень, отделяющий пешеходную зону, пробежался, балансируя руками, через десяток метров не удержав равновесия, спрыгнул на землю. Украдкой огляделся вокруг, проверяя, не осуждает ли кто-нибудь его. Космонавт, пилот, а ведет себя как мальчишка, не солидно. Но на него никто не обратил внимания, только встречная бабушка, равнодушно скользнула по нему взглядом. Хмыкнув про себя, он поспешил дальше.

Мимо пролетали бесконечные стены, окрашенные в различные оттенки коричневого. Так были окрашены железо-никелевого породы, преобладающие на Ковчеге. Изредка в стене мелькали двери жилых квартир и нарисованные самодеятельными художниками разноцветные картины и граффити. Строители не посчитали нужным перекрашивать стены и потолок улиц жилой зоны, оставив их такими, какими они стали после прохождения роботов-строителей, а обитатели Ковчега привыкли к необычному цвету и почти нигде не стали их закрашивать.

Через пять минут он стоял перед дверью своей квартиры. Пискнул, открываясь, электронный замок.

– Добро пожаловать Иван Сергеевич, – приветствовал хозяина голосом заботливой тетушки домашний компьютер. Ваня, шутки ради, месяц тому назад запрограммировал комп величать себя по имени-отчеству.

Дом встретил тишиной, только едва-едва слышалось жужжание вентилятора кондиционера. Посредине прихожей валялись забытые мамой тапочки.

– Мам, – крикнул Иван, ставя на пол сумку, сбрасывая форменные ботинки и переобуваясь в домашние тапочки. Ответа он не поучил. Иван недоуменно нахмурился, сегодня мать была выходная и поднял взгляд на красную точку видеокамеры домашнего компьютера.

– Домовая, появись! – приказал он.

Когда на полу появился голографический призрак существа, похожего на сказочного домового, только женского пола. Сделав реверанс, выжидательно уставилась на молодого хозяина.

– А где мама?

– Час тому назад старшей хозяйке звонили с работы. Через тридцать две минуты она ушла на смену, – произнес бархатный женский голосок, таким тоном, словно напрашивался на бокал коктейля с послед продолжением.

Иван хмыкнул, голос и «характер» компа программировала мама, прошел на кухню, под ложечкой здорово сосало. В самом деле, когда он ел в последний раз? На корабле? Это давно и не правда, а после пережитых приключений кушать захотелось до ужаса. Открыв холодильник, обежал взглядом полки: какие-то овощные консервы, яблоки с бананами на нижней полке и все.

Н-да… – прикинул Иван. Ничего серьезного. Овощи конечно важны, но ими не наешься. Он прикинул, где можно перекусить. Рядом со станцией метро стояла роботизированная кафешка. Иногда, когда мама была на смене, он заходил туда поесть. Кормили вкусно и сытно, только идти далеко. Иван уже хотел закрыть дверцу, когда его взгляд привлекла, белая суповая тарелка. Сверху крышка из-под кастрюли. Когда он ее поднял, взор порадовала гора посыпанных перцем домашних пельменей. Мать приготовила их на ужин. Ничего, решил Иван, раз вернулся пораньше, пойдет и на обед. А на ужин он что-нибудь придумает, или мама придет домой. В крайнем случае закажет доставку на дом. Иван вытащил тарелку, облил пельмени острым соусом, засунул в микроволновку и поставил ее на разогрев. Через минуту микроволновка пронзительно пискнула. За это время он успел закинуть форму в шкаф и вернулся на кухню. Ммм… мать как всегда в ударе, кулинария ее стихия! Быстро утолив голод, сказывалась курсантская привычка кушать быстро, он зашел в гостиную, плюхнулся в жалобно скрипнувшее кресло. А вдруг про сегодняшнее событие с метеоритом покажут по ящику? – пришла в голову Ивану мысль. Он слегка разрумянился – тогда он станет героем ковчеговского голографического телевидения или в просторечье головидения. Не то чтобы он особо рвался в герои, но сама мысль, что его увидит весь Ковчег тешила самолюбие и, наполняла каким-то детским восторгом.

Дальняя стена гостиной медленно протаяла, завертелась объемная заставка телевизионной студии Ковчега – летящая на фоне звездного неба огромная комета. Еще через секунду появилась студия телевидения. На фоне стены с видами земного неба небесно-голубого цвета – массивный стол из натурального дерева. Диктор – Элизабет Олдридж, блондинка, неопределенного возраста между тридцатью и сорока ценилась не за внешность. Зрители ее любили за умение с юмором рассказывать «местечковые» новости Ковчега. Лиза, как ее называли русскоязычные жители Ковчег, совмещала обязанности руководителя телестудии, диктора и сценариста. В маленькой колонии землян проживало слишком мало людей, чтобы позволить себе роскошь содержать на головиденье нескольких человек. На этот раз она выглядела донельзя серьезной и деловитой.

– Добрый день, уважаемые слушатели – диктор приветливо кивнула, – Сначала о главном! Департамент связи сообщает, что ими перехвачены радио и телевизионные сигналы инопланетных существ из системы Барнарда. Подробнее об этом в интервью с главой службы доктором Вонг Емма.

Иван откинулся в кресле и только смог воскликнуть:

– Ничего себе!

Изображение на секунду мигнуло. Перед Иваном появилось ярко освещенное просторное помещение, битком набитое какой-то непонятной аппаратурой, по виду научной. Посредине комнаты стоял письменный стол. Рядом с ним замер пожилой китаец, одетый в тщательно выглаженный костюм-тройку. Он бесстрастно, словно древнее буддистское божество, разглядывал стоявшую перед ним Лизу. Камера снимала чуть со стороны и сбоку, показывая людей в анфас.

– Здравствуйте доктор, – профессионально приветливо улыбнувшись, обратилась к ученому Лиза.

– Ни хао, – традиционным приветствием по-китайски, ответил доктор, церемонно поклонившись.

– Расскажите, пожалуйста, о Вашем открытии.

– Хм… произнес китаец, на секунду задумавшись, потом начал излагать спокойным, размеренным голосом, так не соответствующим ошеломляющему содержанию речи:

– Уже довольно длительное время мы фиксируем поток радиосигналов со стороны звезды Барнарда. Идентифицировать их природу не представлялось возможным. Наконец месяц тому назад мы приблизились к системе на такое расстояние, что оказалось возможным вычленить сигналы, скажем так, неприродного происхождения. Проведенные нами исследования, бесспорно доказывают, что это сигналы искусственные.

Диктор внимательно посмотрела на собеседника, удивленно вскинула брови. Немного подумав, поинтересовалась:

– Доктор, значит, нас ждут в конце пути инопланетяне?

– Несомненно, – ответил доктор все тем-же четким и размеренным голосом и вежливо улыбнулся.

– И о чем эти сигналы? Это головидение? Радиовещание? Что это? Вы расшифровали инопланетные послания? – воскликнула ковчеговская акула пера.

– Ну не все так быстро, уважаемая Элизабет. Пока мы работаем над расшифровкой сигналов.

Элизабет разочарованно покачала головой:

– А как так получилось, что при первоначальной разведке признаков высокой цивилизации не обнаружили?

Первый раз за все время интервью на лице китайца промелькнула тень эмоций. Немного помедлив он ответил.

– Меня и самого мучает этот вопрос. Я думаю, когда мы приблизимся к Барнарда поближе, то узнаем ответ на этот вопрос.

– И сколько нужно времени для расшифровки инопланетных сообщений?

– Это не так просто, мы не знаем ни языка, на котором говорят инопланетяне, ни содержания их посланий. Но надежда прочитать сообщения есть. Уже сейчас мы совместно с департаментом информатики работаем по декодированию перехваченных посланий. Определенный успехи есть. Мы надеемся, что нам понадобиться где-то месяц для расшифровки.

– Спасибо уважаемый Вонг Емма, – протянула Лиза разочарованным тоном.

– Цзайцзиень, уважаемая Элизабет, все таким-же спокойным тоном отозвался ученый.

– Дорогие телезрители, Вы смотрели интервью с доктором Вонг Емма, – Элизабета повернулась к зрителям, продемонстрировала белоснежную улыбку во все тридцать два зуба, – А сейчас о новостях Ковчега.

– Ничего себе, – выключая головидение пробормотал Иван – и как мы будем с инопланетянами делить солнечную систему Барнарда? Но мысли о глобальных проблемах недолго тревожили его ум. Юности гораздо важнее сиюминутные проблемы, а именно что говорят в интернете об его сегодняшнем поступке.

Иван достал коммуникатор и зашел в интернет. Описание происшествия с метеоритом хотя и торчало в первой десятке ковчеговских новостей, но народ комментировал его как-то вяло. Сенсацией дня стало известие, что в системе Барнарда процветает разумная жизнь, находящаяся на высокой степени развития цивилизации. Иван вяло полистал страницы форума. Вокруг сообщения об обнаружении цивилизации велись ожесточенные баталии, он досадливо поморщился. То что на его поступок почти не обращают внимания, было неприятно.

Делать дома нечего, он решил позвонить Насте. Они договаривались встретится вечером, но раз освободился рано, стоит переназначить свидание на пораньше. Иван набрал номер девушки. Настя ответила почти сразу, словно ждала звонка. После третьего гудка над браслетом коммуникатора нарисовалось голографическое изображение девушки, и раздался знакомый голос:

– Але, – при виде Ивана, она вначале капризно поджала губы, нахмурилась, затем неожиданно ее настроение резко поменялось и она ласково улыбнулась.

У Насти сегодня был выходной и она без спора согласилась перенести встречу. Девушка была мила и приветлива, словно и не случилось крупной размолвки несколькими днями раньше. Договорились встретиться в четыре, в тропическом парке, у водопада. Иван специально назначил свидание там, во-первых недалеко добираться. Во-вторых он его, парк, он только что спас от разрушения! Будет чем похвастаться. Изображение мигнуло и рассыпалось тысячами разноцветных искр.

Иван откинулся на спинку кресла, задумчиво разглядывая то место, где еще несколько секунд тому назад висел голографический портрет девушки. От разговора у него осталось сложное впечатление. В глубине сознания зашевелился маленький, но весьма неприятный червячок сомнения. У Насти иногда случались резкие смены настроения, тогда под горячую руку она могла наговорить гадостей, но чтобы наоборот еще ни разу! И откуда такой ласковый тон?

Немного подумав, он решил что все выяснит при встрече. Пробежавшись по сенсорам планшета, зашел на портал доставки. Кликнув опцию голосового управления, произнес:

– Семь красных роз доставить на ближайшую станцию метро, – помолчал вспоминая о вкусах Насти и добавил, – красных.

По виртуальному экрану побежала надпись «Розы закончились. Можем предложить гвоздики или гладиолусы. Нужно заказать цветы заранее, не менее чем за двое суток».

Ковчег был слишком маленькой человеческой общиной, чтобы позволить себе без ограничений тратить ресурсы на вещи не первой важности. Прежде всего обеспечивались первоочередные потребности людей в еде, транспорте и воздухе, все остальное по мере возможности. Если вовремя не заказал, довольствуйся тем, что имеется в наличии.

Досадливо поморщившись, тупая железяка его еще учить будет, Иван скомандовал:

– Тогда семь гладиолусов, доставка туда же.

Время приближалось к трем часам по полудню, Иван побрызгался одеколоном – Настя любила «вкусные запахи». Переодевшись в шорты и футболку, в тропическом парке всегда тепло и, в шлепках на босу ногу отправился на остановку метро.

Сразу за стальными воротами станции, посреди торопящихся по делам людей, стояла забавная маленькая тележка с букетом алых цветов в кузове – робот-доставщик заказов. Подойдя к нему, Иван забрал цветы и провел коммуникатором по сенсору. Благодарный писк просигнализировал о закрытии заказа.

Семьдесят лет тому назад проект приспособления астероида под колонизационный транспорт вынесли на всеобщее обсуждение человечества. Одним из самых спорных моментов стало предложение создать на корабле биом влажного тропического леса. Сторонники экономии выступали против по их мнению излишней роскоши и пустой тратой ресурсов и времени. В развернувшейся дискуссии они проиграли. Экипаж и пассажиры отправлялись в полет не на год или два, а на десятилетия. Люди проведут всю жизнь от рождения и до смерти на гигантском межзвездном транспорте, поэтому точка зрения о необходимости создания для них максимально комфортных условий существования, победила. Кроме того, парк задумывался как крупнейший источник кислорода для ковчеговцев. За основу при создании биома, дизайнеры и биологи выбрали влажные тропические леса Южной Америки. Получившийся волшебный уголок молодежь облюбовала для встреч и прогулок, он стал одним из любимейших мест отдыха обитателей Ковчега.

Иван вышел из полупустого вагона на станции «Тропический парк», двери шумно захлопнулись, поезд тронулся, звеня по рельсам, ускоряясь устремился в темноту туннеля. Ветерок упруго ударил в спину. Площадь безлюдна – разгар рабочего дня, лишь двое мальчишек школьного возраста вертелись около автомата с мороженым. На противоположном конце площади распахнутые настежь монументальные, кованого железа, ворота. Дальше неширокий шлюз, за ним начинался парк. Иван глянул на часы. Без двадцати минут четыре. Скорым шагом, время до свидания поджимало, он зашел в шлюз.

Хлопнули, пропуская внутрь, гермодвери. Тропическое солнце нещадно жжет с ярко-синего, созданное голограммой, неба. Жарко и влажно. Иван достал из кармана бейсболку, одел. Хотя с курсантских времен шевелюра немного отросла, но тепловой удар получить, запросто без шляпы. Впереди, до далекого, замаскированного голографической иллюзией края пещеры, простирается сплошное ярко-зеленое море тропических гигантов. Тропические деревья, бурно разрослись на небольшой площади – всего несколько гектар. Посетителей встречали самые настоящие джунгли. Циклопические деревья, украшенные свисающими со стволов и ветвей лианами и экзотическими цветами вздымаются к небу на высоту десятиэтажных зданий и превращают солнечный день вверху, в сумрак у подножия. Где-то вдали, невидимые кричат тропические животные, поют экзотические птицы. Издали отчетливо доносится далекий грохот водопада. От ворот бежит мощенная желтым кирпичом узкая дорожка, совсем как в знаменитой сказке Волкова. Параллельно, справа, по камням, в ложе из нанесенной глины струится узенькая, курица вброд перейдет, с заросшими густыми зарослями камыша речушка. Тонкие, словно бритва, листья шуршат от теплого и влажного ветра. Он нес острый, немного сладкий, незабываемый запах: незнакомых тропических цветов, влажной, пропитанной дождевой водой земли. Если бы не дорога и дверь в шлюз позади, казалось что вокруг настоящие джунгли, росшие здесь многие тысячелетия. На миг он почувствовал себя словно Робинзон, затерявшийся в джунглях. Днем, да еще в будний день, парк пустовал. Народ не успел вернулся с работы, вечером на каждом шагу будут гуляющие. Только вдалеке мелькнул парень с книжкой в руках. На ходу читая, он медленно брел вперед, да мелькали вездесущие роботы – уборщики.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю