290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Я угнала его машину (СИ) » Текст книги (страница 6)
Я угнала его машину (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 00:30

Текст книги "Я угнала его машину (СИ)"


Автор книги: Джессика Франсес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

– Это происходит, потому что ты перехватываешь звонок и подсоединяешься! – фыркает он.

Судя по всему, этот спор происходит ежедневно, потому что говорят они об этом так, будто и десятки раз до этого. Ни один из них при этом не кажется слишком злым или обеспокоенным.

– Неважно. В прошлом месяце, когда эта безумная позвонила тебе, я смогла связаться с Джерри, чтобы он тут же отследил её. И тебе не нужно было делать глупую отмашку рукой, сигнализируя об этом.

– Я уже набирал сообщение Джерри, чтобы он отследил её!

– Значит, я сэкономила немного твоего времени, – пожимает она плечами.– Смотри, мораль истории здесь в том, что я купила этой мило выглядящей леди, которая совершенно точно одета в твою одежду, новые шмотки, и теперь ты мой должник.

Когда Зандер только вошел в офис, он выглядел профессионально, собранно и спокойно. Сейчас его волосы растрепались от того, что он по ним проводил рукой; его взгляд метает молнии, а тело кажется напряженным, и он снова сверлит Сашу взглядом. Он тянет за галстук, ослабляя.

– Ладно, без разницы. Просто отдай Аве одежду.

Я тронута и невероятно счастлива, что он подумал об этом. Мне даже не пришлось ни о чем просить. Его великодушие не знает границ. Каким образом я вообще отплачу ему за это? И вопрос не только в деньгах, но в доверии и доброте. Со мной никогда не обращались подобным образом. Это ошеломляющее чувство!

– Я могу это сделать. Просто знай, что твоя кредитка может поработать сверхурочно сегодня, потому что, ну, знаешь, ты должен мне в любом случае, я ведь так и не получила Рождественский бонус в прошлом году, – продолжает она спокойно информировать его, помахав мне и выйдя из-за стола.

– Ты начала работать на меня только в январе! – взрывается Зандер, отчего я даже подпрыгиваю.

Саша пожимает плечами и тянется вниз за пакетом с торчащей из него тканью.

– Вот, пошли, – вручая его мне, говорит: – Я покажу тебе уборную, там тебя не побеспокоят.

– Встретимся в моём кабинете, когда закончишь, – приказывает Зандер, отправляясь в другую сторону. Но сделав несколько шагов, натыкается на какого-то мужчину. Он выше Зандера, но стройнее. На фоне светло-каштановых волос и лохматой бороды его голубые глаза выглядят настолько ярко, что их видно даже через комнату, и он явно только вернулся с тренировки. И это видно не только по спортивной одежде, но и по тому, что он все ещё старается восстановить дыхание. Если судить по внешности, он мог бы быть братом Зандера, если бы я не знала, что Ван его единственный брат. Может двоюродный?

– Деклан определённо и к несчастью стоит того, чтобы на него пялились. Но думаю, с тебя хватит и Зандера, – говорит мне Саша, когда мы обе замерев у её стола, пожирали взглядами мужчин, которые кажутся слишком серьезными для столь раннего времени суток.

– Что ты имеешь в виду под "с меня хватит"?

– Ты в его одежде, в его офисе, и ты спала в его доме прошлой ночью, – отвечает она восторженно, будто я сама не осознавала всех этих фактов.

– О, это не то, что ты думаешь. Мне нечего было больше надеть, и он был просто мил прошлым...

– Да, да, я поняла. Зандер святой. Теперь скажи мне, – она наклоняется ближе, хоть и держит меня за руку, провожая до первой двери по коридору. Там оказалась шикарная уборная с сияющими зеркалами и раковинами.– На что похожа спальня Зандера Джемесона? У него на самом деле есть кровать или только порт, куда он ставит себя подзарядиться?

Мои брови поднимаются от её вопроса и от того, что она довольно резко толкает меня в уборную. И закрывает дверь, зачем-то оставаясь внутри. Подозреваю, что её комментарий о приватности не касался лично её присутствия при моем переодевании.

– Я не видела его спальню.

– Нет? – она хмурится.– Он заставил тебя спать на диване?

– Он не заставлял меня. Я сама настояла. Кроме того, он и так сделал слишком много для меня. Я не могла украсть ещё и его постель.

– Но его машину было нормально красть? – спрашивает она, и я краснею от смущения.

Она знает, что я угнала его машину. Поэтому она сейчас рядом со мной? Чтобы убедиться, что я ничего не украду из уборной? Она волнуется о туалетной бумаге?

– Клянусь, я в жизни никогда ничего не крала. У меня нет привычки красть машины. Я просто... Я была в отчаянии, – признаюсь я. Мой голос почти не слышен, и я не могу оторвать взгляд от обуви.

– Я просто шучу, – теперь я вижу и Сашины ноги, а потом чувствую, что она нежно хлопает меня по руке. – Я чуть со стула не упала, смеясь, когда услышала новости этим утром. Серьёзно, иногда Зандер ведёт себя, будто он Супермен. Он самоуверенный и не знает, как притормозить. Но, правда, если б у него было геройские имя, это было бы Супер Раздражающий или Чистюля-Маньяк или Зацикленный-На-Порядке. Он нуждается в том, чтобы ему напоминали, что он всего лишь человек. Хотя я бы не удивилась, если бы он оказался роботом, – она говорит всё это добродушно, отчего мне становится легче, забывая, что я угонщица, за которой нужно присматривать.

– Ну, я не думаю, что он робот, – бормочу, ощущая неловкость от этого разговора.

– Иди туда и переоденься. Я введу тебя в курс дела, пока ты будешь менять одежду, – она указывает на кабинку.

Я бросаю взгляд на сумку, которую всё ещё держу в руках. Штаны Зандера едва не спадают с меня – да, действительно пора заняться одеждой. Закрыв за собой дверцу, принимаюсь за сумку. Там лежат джинсы, которые, слава Богу, подходят, хотя и немного свободно сидят на мне. Но это намного лучше, чем если бы они были в обтяжку. Следующая идет футболка, достаточно длинная, но с куда большим декольте, чем мне бы хотелось. Лифчик и трусики просто посланы Богом! Есть что-то комфортное и безопасное в том, чтобы надеть чистую одежду, которая полностью моя.

Я отрываю все этикетки и убираю их в карман – подсчитать, сколько я должна Зандеру. Затем сажусь на крышку унитаза, опуская веки, чтобы собраться, а Саша в это время рассказывает о Зандере и этом месте. Мне даже становится интересно, когда она начинает обсуждать личную жизнь Зандера в плане свиданий.

– Итак, я начала работать здесь несколько месяцев назад, но контора открыта уже три года. Последняя ресепшионистка была сучкой, и полностью бесполезным сотрудником. Она постоянно переключала звонки на Зандера, даже когда было очевидно, что звонившие – отчаявшийся женщины, с которыми он не хотел иметь ничего общего, и она едва записывала любые события в календарь. Она приходила поздно, затем напивалась, а однажды вернулась в офис поздним вечером, чтобы соблазнить его. Ты можешь представить эту сучку? Тем не менее, – она вздыхает, и это звучит так, будто она собирается выдать что-то важное, – я вступила в должность и с тех пор управляю шоу. Мальчики не знали бы, что делать, если бы не я, – дерзко восклицает она, и я не могу понять, говорит она серьёзно или шутит.

– Я знаю Зандера, Деклана и Джоуи всю свою жизнь. Мы были с Зандером соседями с самого детства, а ребята были его друзьями. Мы все ходили в одну и ту же школу. Я на три года младше, но помню, как они прицепились ко мне, как банный лист. Они только раз взглянули на меня и решили, что я буду их младшей сестренкой. Отпугивали от меня всех парней. Надоедливых ублюдков тоже. Но у меня было три года покоя, после того, как они выпустились из школы. Затем все разбрелись в разные стороны, занимаясь своими делами. Хотя и держали связь.

Я выхожу из кабинки под оценивающий взгляд Саши.

– Футболка недостаточно облегает. С джинсами тоже самое. Как Зандер должен пожирать твою попу глазами, если он не сможет даже найти её? Я снова схожу за покупками во время перерыва. Нужно подобрать более подходящую одежду, теперь, когда я понимаю ситуацию лучше.

– Ситуацию? Что ты имеешь в виду? – и почему она думает, что Зандеру нужно пожирать мою попу глазами?

– Ты знаешь, как много женщин Зандер привозил с собой на работу? – спрашивает она, но быстро отвечает на свой же вопрос: – Ни одной. Ты знаешь, сколько оставалось в его доме, с тех пор, как Ван переехал к нему? Ни одной. Ты знаешь, как много людей могут уйти безнаказанными за то, что украли его машину? Только ты.

– Я не думаю...

– Красный. Красный определённо пойдёт твоему цвету кожи. Я прямо знаю платье, которое тебе нужно, – прерывает меня Саша.

Беспокойство начинает зарождаться где-то глубоко у меня внутри.

– Я не собираюсь соблазнять Зандера. Я просто благодарна ему, что он согласен оказать мне некоторую помощь. Я только что закончила отношения... Ну, парень, с которым я встречалась..

– Больше ни слова. Я понимаю, что такое плохой разрыв. У меня их было много. Последний был и вовсе ужасным. Я даже раздумывала над тем, чтобы убить этого парня, но не думаю, что мне пойдёт оранжевый. Я нашла лучший способ оправиться после разрыва – это новое увлечение. И поверь мне, Зандер будет отличным увлечением, – говорит она, хватая меня за руку и выводя из уборной.

Мы выходим в коридор, но вместо того, чтобы отвести меня в кабинет Зандера, Саша усаживает меня в своё невероятно удобное кресло и разворачивает так, что я сижу боком к столу. Она роется в верхнем ящике своего стола, полном косметики, достает подводку для глаз, тени и маленький тюбик блеска для губ.

– Я ещё не пользовалась этой подводкой, – говорит мне, наклоняя мою голову назад и начиная работать над моими глазами.

– Не уверена, что мне нужно…

– У меня нет ничего такого, что подошло бы твоей бледной коже, но я подберу что-нибудь в перерыв. Я знаю, Зандер приказал охранять тебя все время, и поверь мне, когда я говорю, что взять с собой одного из парней за покупками – это как тащить за собой гирю весом в двести пятьдесят пудов – раздражающе, медленно и бесполезно в итоге. Поэтому тебе придётся просто довериться мне, – теперь в её руках оказывается коробочка с тенями, а большой палец растушевывает их по всей длине одного века и приступает к другому. Я смежила ресницы, боясь, что Саша выдавит мне глаз.

– Так, вернёмся к моей истории. Я знаю этих идиотов, и, хотя это новая компания, но Зандер потянет за любые ниточки, которые ему доступны, чтобы тебе помочь. Он был как зомби с тех пор как... ну после того, как его родители… Ты знаешь. Но теперь он как будто проснулся. И я его таким почти не помню. Я пыталась выводить его из себя, делала это по утрам месяцы напролет! Он был непробиваем. – Она закатывает глаза. – Угрюмая сволочь!

– Ты все это делала утром нарочно?

– Да. И я прошу прощения, милая, потому что на самом деле не знаю тебя хорошо, но собираюсь тебя использовать, – признается она без единого грамма обеспокоенности о том, в чем она мне сейчас громко призналась.

– Использовать меня?

– Да. Ты ему нравишься. Не может быть, чтобы ты дотронулась до его машины, угнала её, вела её, и ушла безнаказанно. Он увидел что-то в тебе, и он наконец-то воссоединился с миром. Он рискует, и мне хочется, чтобы он продолжал в этом же духе.

Она заканчивает с другим глазом, а затем макает палец в блеск и размазывает по моим губам. Я отклоняюсь назад от неожиданности и нежеланного касания, но она сердито требует, чтобы я надула губки. Блеск гладкий и на вкус как вишня. Не могу удержаться и ровняю его сама. Саша, наблюдая за мной, счастливо улыбается.

– На самом деле, я не настолько ему нравлюсь как ты думаешь. Я нравлюсь Вану.

Она дергается в шоке, нависнув надо мной.

– Вану? – мой ответ явно её удивил.

– Зандер сказал, что не видел Вана таким оживлённым с тех пор, как их родители умерли. Он был готов сдать меня в полицию, но Ван разговаривал со мной. Полагаю, у нас получилась своего рода связь. Я нравлюсь ему. Так что Зандеру нравлюсь не я, а то, что я нравлюсь Вану, – объясняю, надеясь усвоить это и сама, чтобы перестать уже фантазировать на тему этого красавчика.

Саша на мгновение сжимает губы, и затем в её глазах появляется грусть.

– Этот бедный ребёнок! Я знаю, Зандер изо всех сил старается для него. Изводит себя, беспокоясь о нем. Но ему все ещё больно, и он недостаточно скрытный, чтобы похоронить это глубоко внутри, как делает старший брат.

Я киваю, смотря на свои колени. Этот взгляд позволяет мне заметить, что мой лифчик на виду, и я поправляю футболку, смешавшись. Но ткань не держится там, где мне бы хотелось её видеть, и снова съезжает, вырез остается слишком низко, а мне это не нравится.

– Пойдём. Я буквально слышу, как Зандер ходит по кабинету, а пар вырывается у него из ушей. Он не очень терпеливый человек.

Я хочу сказать, что он был терпелив со мной, но мне не хочется, чтобы она читала что-то между строк. Поэтому молча следую за Сашей к двери в конце коридора, в противоположную сторону от того, куда она водила меня раньше.

В стене между комнатами встроено окно, которое дает обзор на большой кабинет по ту сторону. Когда мы входим, мой взгляд устремляется мимо трёх мужчин к другому окну, которое выходит на улицу. Передняя часть офиса может и смотрит на стрип-клуб, но эта сторона здания находится напротив парка, расположенного через дорогу. Ещё рано и многие дети в школе, но в парке уже есть несколько маленьких ребятишек, бегающих и играющих во что-то этим прохладным утром. Родители и охранники пристально наблюдают за ними.

Там, снаружи, так мило, и хотя смех и крики детей не достигают этой комнаты, я ничего не могу поделать с плохим чувством от того, что вижу их счастье и ощущение свободы. Эти дети понятия не имеют о зле, что живёт в этом мире. О зле, которому я позволила войти в свою собственную жизнь. Я встречалась с монстром и даже не знала этого. Как мы можем защитить детей, когда зло маскирует себя под хороших парней?

– Не нравлюсь я, моя задница!.. – шипит Саша мне на ухо, и я подпрыгиваю от её близости так же, как и от её слов. Я прослеживаю за её взглядом и обращаю внимание на парней. Тот, которого я уже видела, Деклан, если я правильно запомнила, сужает глаза, глядя на Сашу. Другой мужчина, которого я не знаю, читает за столом газеты. А вот взгляд Зандера заставляет меня задержать дыхание. Он пялится на меня, и этот взгляд никак не назовешь безопасным. Его глаза горячи, и застряли на моём заниженном декольте. Я, пожалуй, чувствовала бы себя чертовски напуганной, если бы не была возбуждена вниманием.

Я никогда не носила ничего настолько откровенного, никогда не жаждала привлекать к себе внимания. И все же, есть что-то такое в знании, что сейчас Зандер не может отвести от меня взгляд, и это заставляет меня приостановиться.

Наконец он приходит в себя, мотнув головой, что-то ворчит и указывает рукой на пустой стул возле своего стола. А потом отворачивается, игнорируя меня. Я дрожу от волнения, но всё же присаживаюсь, но когда Деклан начинает говорить, подпрыгиваю на месте.

– Саш, тебя не просили приходить. Ты ресепшионист; вот и отправляйся на своё место, – голос Деклана звучит враждебно, и я тут же понимаю – он мне не нравится.

– Отвали, Дек. Я здесь для моральной поддержки Авы.

– Моральной поддержки? Ты познакомилась с ней только десять минут назад!

– И мы подружились! Так что как на счёт того, чтобы отвалил ты? – Саша присаживается рядом со мной, скрестив руки на груди и испепеляя Деклана взглядом, таким ледяным, что я чувствую, как холодные мурашки пробегают по спине только от того, что я просто нахожусь рядом.

– Ты самая непрофессиональная су..

– Прекратите! Мне не следует вам напоминать, и нашему клиенту, абсолютно уверен, не нужно видеть, как вы двое ведете себя как дети. Либо оба выметайтесь отсюда, либо заткнитесь и слушайте, – взрывается Зандер.

Оба, и Саша и Деклан, замолкают, но я могу сказать, что ни один из них не рад. Мы все ждём не нарушит ли тишину один из них, но, когда кажется, что они намерены вести себя хорошо, тот мужчина, имени которого я не знаю, начинает говорить.

– Я Джоуи, – он протягивает руку для рукопожатия. Она тёплая и сильная. Черты лица у Джоуи азиатские, а ещё у него тёплая улыбка. Его фигура довольно стройная, почти как у Деклана, но он кажется более уверенным в себе, и одет хорошо. Судя по его широкой улыбке, подмигиванию и спокойному поведению, я делаю вывод, что он дамский угодник.

– Привет. Ава, – произношу я, снова чувствуя себя незнакомкой.

Он держит мою руку в своей до тех пор, пока Зандер не прочищает горло. И когда Джоуи наконец-то отпускает мою ладонь, его ухмылка становится шире. Мне любопытно, ведёт ли он себя так нарочно, чтобы поиграть на нервах Зандера или здесь что-то другое?

– Я ввёл парней в курс твоего дела. Наш друг из полиции проинформировал меня, что, если мы будем иметь на руках свидетельства, которые у тебя есть, он организует их гладкую передачу нужным людям. Он тоже хочет участвовать, но пока мы точно не знаем, с чем имеем дело, я не хочу вовлекать его.

– Что за ситуация? Что конкретно происходит? – спрашивает Саша.

– Не твоё гребанное дело. Это опасное дерьмо, для которого у тебя нет достаточной квалификации, – взрывается Деклан. Что-то говорит мне, что их мир только что разрушился.

– Ты понятия не имеешь, с чем я могу справиться!

– О да, ты хороша в изнасилованиях, пытках и убийствах? – бьёт он её словами. Чёрт, этими словами он пинает и меня, а ведь я-то знакома с ситуацией.

Впрочем, мне не приходилось думать об этом, как чем-то большем, чем пытки женщин. Изнасилования и убийства? Меня трясёт от сказанного, и я чувствую, как меня наполняет отвращение, когда представляю, как Брайан наслаждается, смотря на подобное. Как я могла не видеть, что скрывается под поверхностью? Как я могла быть такой слепой?

Саша отрывается от Деклана, и её полные ужаса глаза упираются в меня. Она берет мою руку и сжимает её так сильно, что у меня, наверное, будут синяки. Но боль позволяет мне сконцентрироваться, давая то, на чем можно сосредоточиться.

– Б...дь, Дек. Какого черта? – срывается Зандер, и у Деклана хватает такта выглядеть раскаявшимся.

Зандер обходит стол и садится на корточки у моего стула, а потом легко крутит его так, чтобы я оказалась к нему лицом.

– Я прошу прощения, – спешит извиниться Деклан. – Мне просто не хочется, чтобы Саша... Ей не нужно, чтобы это дело застряло у неё в голове, – наконец произносит Деклан.

Я поднимаю взгляд и вижу, что он умоляюще смотрит на Сашу. Внезапно все его придурошные комментарии, сказанные ранее, обретают смысл. Он хотел защитить её, и поэтому вел себя как мудак, чтобы она вынуждена была выйти.

– Все, дайте нам минутку, – требует Зандер.

Грубость его тона заставляет меня снова взглянуть ему в лицо. Остальные быстро выходят, не проронив ни слова. Как только дверь закрывается, Зандер тянется и берет обе мои руки в свои ладони и согревает своим теплом.

– Я ... Я не знаю, я шокирована. Полагаю, я никогда... Убийство? Изнасилование? Я не видела этого на видео… В смысле... Полагаю, в этом есть смысл, – я глотаю желчь и утихаю. Дерьмо, этот мир более хреновый, чем я думала.

– Статистика отмечает повышенное число женщин, похищенных в Чикаго и некоторых ближайших городах. От двух до трёх женщин исчезали бесследно каждый месяц. Возможно больше, раз уж мы не можем отследить каждую. У этих женщин нет ближайших родственников и такая работа, которая не позволяет СМИ и общественности присмотреться к ним внимательнее. Никаких тел не найдено, и раз уж эти женщины обычно в категории повышенного риска, чтобы оказаться в бегах, полиция обращает на них мало внимания. Но одна женщина появилась на веб-сайте. Это особый сайт для больных ублюдков. На видео, размещенном там, её мучили и насиловали.

Я задыхаюсь, желчь снова подкатывает к горлу, и я снова пытаюсь восстановить дыхание.

Зандер сжимает мои руки немного крепче, а я всё также пялюсь в его глаза, используя это, чтобы сосредоточиться, и наконец делаю глубокий вдох. Как только я чувствую себя немного лучше, Зандер продолжает:

– Её тело так и не нашли. Большинство поверило, что это убийственное видео – подделка. Но кто-то очень постарался, чтобы скрыть его, потому что некоторые люди начали изучать эти кадры более тщательно. С тех пор не возможно было найти ни следа, и даже веб-сайт, что предназначался для этих больных уродов, внезапно исчез. Или, как я верю, стал более труднодоступен, – он останавливается и кладет руки по обе стороны моего лица.

Он кажется размытым пятном, но внезапно я четко вижу суровое выражение его лица. Я моргаю, избавляясь от слёз, а Зандер быстро смахивает их. Я с трудом делала ещё несколько более болезненных вдохов.

– Первым делом этим утром я позвонил Деку и Джоуи, и они немного покопались в информации. Мы думаем, что ты могла наткнуться на что-то огромное. И если сможем увидеть те видео с твоей флешки, можно будет узнать многих из тех женщин, которые числятся пропавшими. Я думаю, твой бывший понимает, что как только установится взаимосвязь этих женщин и видео, способа, чтобы полиция не замечала их исчезновений, уже не будет.

Я возвращаюсь мыслями к тем файлам, что видела. Там их сотни. Были ли там на всех разные женщины? Будут ли сотни раскрытых преступлений?

– Я надеюсь, что на видео могут оказаться не только жертвы, но и те подонки, что издевались над ними. Мы можем попробовать определить местность, имена и отследить этих мудаков. Мы может помочь остановить эти преступления.

Когда я киваю, он убирает руки и отодвигается назад, опираясь руками о мои колени.

– Хорошо. Я знаю, это нелегко слышать, но, когда мы заберем эту флешку, сможем запустить процесс. Мы можем покончить с этой ситуацией и обеспечить твою безопасность.

– Ладно, – но есть ли где-то в этом мире безопасное место, где нет монстров?

Он сжимает мои колени, посылая мне тепло и комфорт, и встает. Кивает, остальные должно быть видели его через стекло, раз снова входят, все, за исключением Саши. Не смотря на то, что я не знаю её хорошо, мне не хватает её присутствия.

– Саша сказала, что пораньше отправится на ланч, – бормочет Деклан, усевшись рядом со мной и вытянув свои длинные ноги так, что его бедро практически касается моей ноги. Да, он занимает слишком много места.

– Нам нужно взглянуть на флешку. Где она? – спрашивает Зандер.

– Я спрятала её в доме мистера Форбса, соседа Брайана. Я вернула Усатика домой, а затем задумалась над тем, что именно мне нужно сделать. Я понимала, что следует отправиться в полицию, но я не была уверена, как там все пройдёт. И раз уж у меня было две флешки, одну я решила спрятать. Я покормила рыбок, почистила Усатику лоток, положила лакомства в его миску и засунула флешку в нижний ящик кухонного гарнитура, где хранятся консервы тунца для Усатика.

– Мне нужен адрес, – говорит Джоуи, передавая мне лист бумаги. – И мне нужно все, что ты знаешь о Брайане Кларке.

Я киваю. У меня трясутся руки, пока записываю адрес мистера Форбса, а когда дело доходит до Брайана, я мешкаю.

– Какого рода вещи тебе нужно знать о нем?

– Полное имя, дату рождения, имена любых друзей или семьи, о которых тебе известно. Как долго ты его знаешь, места, в которых он любит бывать. Мне нужен его телефонный номер, если ты можешь вспомнить его, и все, что оглядываясь назад, кажется тебе странным. Плюс к этому мне нужно, чтобы ты вернулась к событиям, которые произошли четыре дня назад; посмотрим, может, всплывет что-то новое.

Я провела следующие два часа, рассказывая о Брайне. Это было не в радость, не для забавы, и это позволило мне понять, что я практически ничего о нем не знаю. Я знаю нескольких его друзей и членов семьи, но я понятия не имею, где ему нравится бывать. Я дала несколько вариантов его телефонного номера. И все потому, что я не могу проверить его по своему собственному мобильнику, поскольку бросила его, когда сбегала. Я смогла вспомнить некоторые даты, когда он уезжал или возвращался с заданий, но о его работе – больше ничего.

Я никогда по-настоящему не замечала, как мало моя жизнь пересекалась сего. Когда он был вдали, мы переписывались время от времени. Затем, как только он приезжал домой, я меняла свои будни, чтобы включить в них тихие ночи с ним. Он никогда не подталкивал меня сделать что-то большее. Он никогда не задавал вопросов о том, как прошёл мой день, как поживают мои онлайн-друзья, или что-нибудь о моей жизни.

Раньше, когда Зандер спрашивал меня, почему я оставалась с ним, я поняла, что вероятно никогда и не любила Брайана, не так, как я должна была бы любить мужчину, с которым встречалась так долго. Я никогда не была влюблена в него.

Теперь я понимаю, почему Брайан оставался со мной. Он тоже никогда не был влюблен в меня. Возможно, я совсем ему и не нравилась. Я была просто полезным прикрытием.

Окружающим он казался более нормальным, когда у него была девушка. И какой же идеальной подружкой я была! Никогда не задавала вопросов, никогда не проверяла, был ли он дома чаще, чем говорил, и никогда не подталкивала что-нибудь делать. Я была его скучной, доверчивой, слепой-к-правде подружкой.

После того, как я рассказала все, что знала, я почувствовала себя измученной и огорченной. Мне хочется отправиться домой, надеть тёплый плюшевый комбез, который я купила онлайн два года назад, и который я периодически надевала, устраивая себе марафон Нетфликса; залезть в свою постель и проспать несколько дней. Мне хочется перемотать все к тому времени, когда я ещё не встретила Брайана, и хотелось бы никогда не врезаться в него, выбирая сандвичи в гастрономе.

– Ава, ты с нами? – прервывает Зандер мои думы.

– Аа? – я снова фокусируюсь на парнях и обнаруживаю, что все пялятся на меня.

– Есть ещё кое-что, что мне нужно сделать, – произносит Зандер, и кажется ему очень неуютно.

 – Я мог бы сделать это. Я обычно делаю подобное…

– Я займусь этим, – отрезает Зандер Джоуи.

Джоуи выглядит удивленным этим.

О чем они говорят?

  – Ава, мне нужно сделать фотографии синяков, которые у тебя остались от рук этого ублюдка.

– Ох… Хорошо, – соглашаюсь я медленно.

– Это для наших записей, и если в дальнейшем ты захочешь выдвинуть какие бы то ни было обвинения, – объясняет он, хотя до меня даже не дошла мысль спросить о причине.

Я киваю, наблюдая, как Деклан и Джоуи уходят.

– Нужно занавесить жалюзи?

Я мотаю головой, нервно наблюдая, как он достаёт свой телефон и включает камеру. Сперва я поднимаю рукав, показывая отпечаток руки, появившийся когда Брайан тащил меня к своей машине. Затем я приподнимаю новую футболку, чтобы показать ему синяк на животе, куда меня пнули. Он уже стал насыщенного коричневого цвета.

Как только Зандер опускает телефон, я быстро возвращаю футболку на место, смущенная этими синяками, стесняясь их, хотя и знаю, что в этом нет моей вины. Зандер выглядит разъяренным. Я чувствую его гнев, как будто он витает в воздухе, уплотняя его и давя на меня.

– Обещаю, у него не будет и шанса навредить тебе снова, – сурово произносит он.

Я быстро киваю, тронутая, но все же не уверенная в том, что он сможет что-то гарантировать.

– Я собираюсь сказать Саше, чтобы отвезла тебя домой, – мотает головой на окно, за которым я замечаю Сашу, ждущую за дверью.

– Домой? Это безопасно...

– Ко мне домой, – уточняет он, и я грустно киваю, а девушка как раз входит в комнату. – Тебе пока нет необходимости здесь находиться, а мой дом для тебя безопасен. Но ты должна обещать, что не покинешь его, и будешь развлекать Вана, если сможешь. Он приедет на автобусе, так что тебе нужно просто дождаться его внутри. У него есть ключ.

– О’кей. Когда ты вернёшься? – я перевожу взгляд на Сашу, которая тихо фыркнула после моего вопроса. Зандер бросает на неё взгляд, и снова смотрит на меня.

– Поздно. В шкафчиках полно еды. Ван ест практически все. Делай, что захочешь.

Я безучастно киваю, все ещё чувствуя себя немного шокированной и не уверенной в себе и в том, что открыла сегодня.

– Я достала для тебя более подходящую одежду, – сообщает Саша, прерывая тишину. Она ярко улыбается и тянет меня за руку наружу.

– Прямо туда, Саша. Никаких остановок. И напиши мне, когда прибудете, – кричит Зандер в тот момент, когда дверь за нами закрывается.

– Да, да, – отмахивается она от начальника, и не глядя на других парней, которые тихо переговариваются в дальнем конце коридора, ведет меня к передней двери. Когда мы проходим мимо ее стола, звонит телефон. Саша бросает единственный взгляд на номер звонившего, поднимает трубку и, произнеся "Нет", тут же отключается.

– Разве не нужно было выслушать?..

– Нет, – отрезает она, и мы выходим за дверь в прохладный воздух.

Поездка до дома Зандера проходит в тишине. Хоть он и сказал Саше не останавливаться, она зарулила в закусочную, и мы взяли немного бургеров и картошки на обед. Решив, что Саша отсутствовала слишком долго для обеда, мне интересно, чем же она все-таки занималась.

– Так что, то дерьмо, в которое ты оказалась втянута, звучит довольно хреново, – наконец произносит она.

Мне, наверное, стоило удивиться, что она держала язык за зубами так долго, учитывая то, какой она была утром.

– Можно сказать и так.

– Это связано с твоим бывшим парнем, про которого ты говорила?

– Ага, – я надеюсь, она не будет задавать мне вопросы о Брайане. Я сегодня думала и говорила о нем слишком много для моего душевного равновесия.

– Дерьмо. Это определённо переплевывает все, что вытворяли мои бывшие. Хотя, я однажды видела, когда один парень надел мои туфли на высоких каблуках. И хуже всего то, что они шли ему больше, чем мне. Я швырнула в него туфлями и сказала ему исчезнуть.

– Знаешь, в наши дни задаешься вопросом, так ли это плохо, что парень носит женские туфли, – мямлю я, зная, что это не так плохо по сравнению с тем, с чем связан Брайан.

– Ты вероятно права. Он был на самом деле довольно милым. Он даже признался, что ему нравится носить мои трусики и лифчики. Я не могла вынести мысли, что он будет выглядеть в них лучше, чем я. Моему тщеславию в этих отношениях грозила смерть.

Я улыбаюсь ей, отпивая коктейль и желая, чтобы она продолжала отвлекать меня.

– Какие ещё плохие разрывы отношений у тебя были?

– Ну... – она барабанит по рулю, и тут ее глаза загораются. – В колледже я встречалась с парнем, который серьёзно не мог продержаться дольше минуты. Я мертвецки серьёзна. Однажды я засекла его. Большинство раз я просто немного разогревала его, так, чтобы он кончал ещё до того, как я начинала заводиться.

Я фыркнула, представив себе эту ужасную картину.

– Хуже всего, что у него был огромный потенциал! Если бы он знал, что делать, это было бы невероятно.

– Как долго ты была с ним?

– Недолго, всего лишь несколько недель. После него я нашла себе чертова сталкера. Сходила на пару свиданий с ним, пока он не стал суперстранным, так что я отшила его. Так он ворвался в мою комнату в общежитии и мастурбировал на мою кровать и одежду. Это было отвратительно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю