290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Я угнала его машину (СИ) » Текст книги (страница 5)
Я угнала его машину (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 00:30

Текст книги "Я угнала его машину (СИ)"


Автор книги: Джессика Франсес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 14 страниц)

– Я не знаю, почему он потянулся ко мне. Я даже не знаю, не стану ли я некой ненормальной взрослой, с которой он не захочет разговаривать завтра. Но, возможно, его совершенному брату, который, кажется, может справиться с любой ситуацией, нужно показывать немного больше эмоций, ну пожалуй, кроме злости.

– Твои схватки с ним не помогают, за исключением того, что вы оба хоть немного выпускаете пар и стравливаете злость. В дальнейшем это только добавит токсичности вашим отношениям. В стадиях горя он застрял на злости. Ему нужно выбираться оттуда, и тебе нужно показать ему как. Прекрати провоцировать его на ссоры, как например, называя его Воуном. Он ненавидит это имя. Я не знаю почему, но, возможно, это просто какой-то период, который он перерастет. Тем не менее, он продолжает тебе говорить, что хочет, чтобы ты называл его Ван. Если бы он хотел, чтобы его называли Пенис, тогда конечно, стоило бы поспорить. Но Ван – приемлемое обращение для Воуна. Просто уступи в этом.

Я ожидаю, он скажет мне, что я не знаю, о чем говорю, что я некомпетентна в подобных вопросах и не должна вмешиваться. Но он не говорит ничего подобного, отчего я чувствую себя теплее. Похоже, он на самом деле меня услышал.

– Я знаю, что должен уступить, но наши родители звали его Воун. Они любили это имя. Я не хочу, чтобы он терял его.

– Оно в его свидетельстве о рождении, и будет в любом документе, удостоверяющем его личность. Он не потеряет это имя, – подсказываю я.

Зандер медленно кивает. Я знаю, он обдумывает мои слова. Это чувствуется по тому, как он слушает меня. Не думаю, что Брайан хоть когда-либо спрашивал меня, как прошел мой день, не говоря уже о том, чтобы спросить какого-нибудь совета.

– Должен ли я предположить, что ты какой-то психотерапевт или специалист по формулированию жизненных истин [профиль специалиста-психолога – прим. переводчика] или что-то в этом роде? – спрашивает Зандер без злобы. Не думаю, что он пытается уколоть меня.

– Нет, у меня нет никакой квалификации по этому направлению знаний. Думаю, специалист может сказать, что я дала плохой совет. Но мне это кажется правильным. И как оказалось, мне нравится совать нос в дела других – та новая правда, которую я узнала о себе этим вечером. Не знаю, хорошо это или плохо, но ты не выкинул меня из дома, так что я просто смирюсь, – я улыбаюсь ему, на что, славу Богу, он отвечает тем же.

– Значит, я должен позволять мальчишке оставлять в квартире бардак, нарушать распорядок дня, и что, даже не спорить с ним? – в его голосе явно слышны циничные нотки, так же как, возможно, немного – умоляющие.

– Я говорю, что конец света не наступит, если показать Вану, что ты имеешь дело с тем же, что и он. Иногда в жизни случается неразбериха, и она чертовски нечестна. Покажи ему, что жизнь иногда печалит тебя так же, как и его. Поговори с ним, и не поддавайся на провокации, когда он попытается вступить в ссору. Если он не сможет с тобой ссориться, тогда, возможно, он перейдет на следующую стадию горя.

Зандер смотрит не на меня, а куда-то в сторону, пока слушает мои слова. Однако, вместо того, чтобы согласиться или хотя бы просто кивнуть, мотает головой. Его взгляд становится суровым, и я с сожалением прослеживаются за тем, как он снова натягивает на лицо маску.

– Знаешь что? Мы предположительно должны говорить о твоей ситуации, а не моей и Воуна, – ага, он просто отшивает меня.

Не могу сказать, что виню его. Мы знакомы всего несколько часов, а я уже даю ему жизненные советы. В смысле, какого черта? Кто я такая? Я всегда была такая пронырливая? Всегда ли у меня были такие решительные мнения о людях? Возможно, мне правда следует стать специалистом по формулированию жизненных истин. Хотя не уверена, что моя жизнь прямо сейчас – лучший пример для любых потенциальных клиентов.

– Верно, конечно, – я делаю глубокий вдох и меняю тему. – Ты поговоришь со своим другом, а что затем? Он возьмется за дело? Или порекомендует кого-то другого?

– Пока что я спрошу его совета. Затем нам нужно забрать твою флешку.

Я киваю, словно это легко осуществимо. Впрочем, раз уж я спрятала флешку в доме соседа Брайана, это может стать проблемой. Уверена, что подбираясь так близко к тому, кто меня преследует – это как испытывать судьбу.

– Можешь занять мою постель на эту ночь, – внезапно говорит Зандер, прерывая мою панику, поднимающуюся от того, что, возможно, снова придется приблизиться к Брайану.

– Нет, я не могу занять твою кровать, – я трясу головой и быстро встаю, Зандер поднимается тоже. – Я займу диван, если ты абсолютно уверен, что не против моего пребывания в твоем доме. Я уже вторглась в твою жизнь больше, чем позволяют правила приличия. Поэтому – категорически против того, чтобы создавать тебе проблемы, и я не хочу подвергать тебя или Вана какой-то бы то ни было опасности.

– Ты никак не связана со мной или Воуном; здесь ты будешь в безопасности сама и не подвергнешь никакой опасности нас. И я не могу позволить тебе занять диван. Он бугристый, и исходя из безопасности... Посмотри, ты будешь находиться одна, без какой-либо защиты прямо перед входной дверью. Именно по этой причине диван – последнее безопасное место в этой квартире, – отстаивая свою точку зрения, Зандер скрещивает руки на груди.

– Ты только что говорил, что я здесь в совершенной безопасности. Так что это оправдание не пройдет. Как и то, что диван бугристый. Это еще одна причина, почему ты не должен на нем спать. Я уже украла твою машину, похитила твоего брата и отведала твоей еды этим вечером. Пожалуйста, позволь мне спать на этом диване.

Он пялится на меня какое-то мгновение, а потом наконец-то кивает. Не думаю, что он в восторге, но я либо не смогу сомкнуть глаз, потому что разум не хочет успокаиваться, либо буду спать как мертвая из-за недостатка сна последние несколько дней. И именно поэтому мне не нужна комфортабельная постель в любом из этих случаев.

Зандер кладет на диван одеяло и подушку, а затем наступает неловкий момент, когда мы оба стоим, уставившись друг на друга в ожидании бог знает чего.

– Спасибо за все, что делаешь для меня. Спасибо за то, что такой порядочный. Спасибо, что выслушал, вместо того, чтобы "толкнуть под поезд". Спасибо, что рискуешь и обеспечиваешь мою безопасность, – говорю я, осознавая, что давно было пора поблагодарить его. Да я вообще должна была благодарить его, не переставая, все это время.

Смогла бы я так же, как он, простить, если бы какой-то незнакомец похитил того, кого я люблю, и угнал мою машину? Сомневаюсь.

– Не за что. Хотя, если ты снова угонишь мою машину, это так легко тебе с рук не сойдет, – он дарит мне маленькую улыбку, и я читаю между строк, что ему неуютно от моей благодарности, и что он пытается улучшить мое настроение шуткой. Но в эту игру могут играть двое.

  – Услышать это от того, кого зовут Агнесс, не кажется мне таким уж страшным.

Он фыркает, зыркнув своими глазищами, а потом разворачивается и направляется в свою спальню. Как только он кладет руку на ручку двери, снова поворачивается ко мне.

– Не заставляй меня натравлять на тебя Воуна. Могу с уверенностью сказать, твое эго будет разбито, когда двенадцатилетний ребенок побьет тебя, – шутит он. Ну, по крайней мере, я надеюсь, что он шутит!

– Я смогла бы одолеть его.

Смех Зандера – это последнее, что я слышу из-за закрытой двери.

– Я могла бы! – выкрикиваю, а потом вспоминаю, что Ван спит прямо в соседней комнате. Упс!

Сажусь на диван и выключаю лампу на столике. Комната погружается в темноту. Улегшись, спиной я чувствую каждый бугорок, и это заставляет меня задаться вопросом, зачем кому-то держать в доме такой ужасный диван? Ему по вкусу боль и дискомфорт?

Я закрываю глаза и задумываюсь над тем, какой сумасшедшей стала моя жизнь. Добавит ли завтрашний день к этому что-то еще плохое или улучшит ситуацию? Надеюсь, что все будет меняться к лучшему. Мне нужен перерыв.

Спала я как мертвая, а значит, выиграла у этого ужасного дивана.



Глава

4

Просыпаюсь от запаха поджаренного бекона. Смотрю на незнакомую обстановку, и, поднимаясь с дивана, ощущаю боль в спине. Шея находится примерно в том же состоянии. Боль ослабляет панику и нервозность по поводу того, что я в незнакомом месте, и заставляет сосредоточиться на осознании того, что всю ночь я проспала на бугорчатом пыточном устройстве.

Зандер не шутил по поводу этого дивана. Если придется провести здесь и другую ночь, думаю, что лучше будет поспать на полу. От этого точно не будет хуже.

– Утра! – кричит Зандер с кухни.

– Доброе утро, – бормочу я. Не люблю утра. Впрочем, один только взгляд из окна подсказывает мне, что уже совсем не раннее утро. – Который час?

– Чуть больше десяти. Я надеялся, что запах еды выведет тебя из комы, в которой ты находилась. Нам нужно добраться до офиса, а затем забрать ту флешку, – информирует меня Зандер о наших планах на сегодня, как будто ситуация, в которой мы сейчас находимся вполне обычная, и то, что случайный человек просыпается на диване в гостиной, а хозяин квартиры готовит ему еду, совершенно нормально.

– Где Ван? – мой голос все ещё сонный. Я тру глаза, пытаясь хоть немного проснуться.

– В школе. Он наделал много шума, пока собирался, а ты все спала и никак не реагировала. Думаю, он был отчасти впечатлен, что ты не проснулась от его грохота, и частично разочарован, что у него не получилось поговорить с тобой. Он взял с меня обещание, что увидит тебя после школы.

Я улыбаюсь, слушая эти слова, и думаю – очень мило, что Ван так тянется ко мне. Но с другой стороны, это все-таки плохо. Что, если эта неразбериха разрешится именно сегодня? Что, если я смогу отправиться домой этим вечером и никогда больше не увижу Вана или Зандера? Или , что, если этот бардак превратится из плохого в ещё худший, и Брайан все-таки поймает меня? Разве Ван ещё не достаточно потерял важных для него людей?

– Знаешь, после того, как весь этот бардак прояснится... – я скрещиваю пальцы и молюсь, чтобы не возлагать на это слишком больших надежд и не сглазить, – я буду рада помочь тебе с Ваном в дальнейшем. Он хороший мальчишка, и если ты решишь, что от меня есть реальная польза или я ещё как-то смогу помочь, я не против проводить с ним время. В знак благодарности за то, что меня не арестовали... – я затихаю и вздрагиваю от того, как это прозвучало.

С чего ему вообще хотеть, чтобы какая-то преступница, которая даже не знала, что её собственный парень – монстр, присматривала за его младшим братом?

Когда Зандер открыл рот, чтобы ответить, я задержала дыхание, боясь, что перешла черту своей настойчивостью, и что мне сейчас эпически откажут.

– Этим утром он три раза назвал меня Агнесс, так что я хорошенько обдумаю твое предложение, – он смотрит на меня исподлобья, но его губы подрагивают. Он определённо сдерживает улыбку!

Я облегченно вздыхаю. Не точное "да", но и не прямое, смущающее " нет".

– Понятно. Значит, мы направляемся к тебе в офис?

Да. Я звонил своему другу, тому, что работает в полиции. И он порекомендовал мне пару парней среди копов, которым доверяет и которые смогут помочь, но кроме того он сказал, что мог бы лично вести дело, если нам так будет комфортнее.

– Что ты ответил?

– На данный момент, думаю, мне сначала стоит увидеть что на той, второй, флешке. Я не сомневаюсь в том, что ты видела, но мне нужно понять масштабы дела. Кен, мой друг из полиции, подал идею относительно того, с чем мы столкнулись, и подсказал, как оценить потенциал всего этого безобразия. Твой парень...

– Бывший! – быстро прерываю я.

  – Верно, он, скорее всего, увязнет во множестве проблем из-за того, что владеет такого рода видеороликами, но если он не дурак, то уже удалил все со своего компьютера. Если он еще умнее, чем я думаю, он отформатирует жесткий диск полностью, раз уж по-настоящему удалить что-нибудь в наши дни довольно трудно. Предполагая, что ничего из того множества видеоматериалов не сохранено в облаке или других внешних носителях, которые могут привести к нему, он легко окажется чистым, когда начнется расследование. Возможно, если он загружал эти ролики в онлайне, тогда его IP-адрес можно будет проследить до того места, откуда он их загружал, но в принципе замаскировать свою локацию может почти каждый пользователь сети.

– Ты говоришь, что у Брайана вообще может не возникнуть никаких проблем за то, что у него имеются такие отвратительные ролики? – задыхаюсь от возмущения я.

– Я говорю, что, когда ты ходила в полицию, его предупредили. После твоего побега, или даже раньше, до того, как оказаться в участке, он легко мог подчистить любые свидетельства.

– Тогда почему он преследует меня? Я же не могу ничего доказать... – мои слова выходят визгливо, и я делаю несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

– Он точно знает, что у тебя есть другая флешка, и ему нужно убедиться наверняка, что на ней нет ничего, что приведет к нему. Возможно, он хочет убедиться, что у тебя нет возможности сделать копии, или просто хочет быть уверен, что ты не станешь больше поднимать эту тему, – на каждое предположение Зандер пожимает плечами, и каждое из них отдается ударом в грудь.

– Значит, я никогда не смогу быть в безопасности? Он может прийти за мной, чтобы заставить замолчать?

– Я не позволю этому случиться, – он подвигается ко мне и кладет руку на плечо. Вес его руки дает мне успокоение и напоминает, что я не одна. – Давай пока не будем так об этом думать. Строй пока только краткосрочные планы. Первый шаг – ты завтракаешь. Затем переодеваешься. После мы вместе отправляется в офис. Мне нужно, чтобы ты снова рассказала свою историю, – вдруг один моих из ребят поймает что-то, что я упустил, или может , после хорошего сна, ты вспомнишь какие-то подробности. Затем, после встречи с моими парнями, мы разберёмся, какого рода команда нам понадобиться, чтобы забрать эту флешку.

Команда? Для того, чтобы забрать флешку из дома бухгалтера, почти что вышедшего на пенсию, не нужна целая команда. Впрочем, он живёт рядом с Брайаном. А я никогда себе не прощу, если что-то случится с Зандером из-за этого. Если Зандеру нужна целая футбольная команда стОящих людей, тогда я не могу не согласиться.

– Ладно, – киваю, сосредоточившись на поставленных задачах. И чувствую, что мой советчик прав – в мысли о моём будущем сейчас лучше не углубляться. Я вполне могу сделать это. Да и какой у меня выбор?

Зандер идет на кухню и накладывает мне в тарелку бекона, яичницы и кусочек тоста с маслом.

– Девушка может привыкнуть к такому изобилию, – мямлю я, и еле доволакивая ноги до стола, особо не задумываясь над тем, как выгляжу, или прикрывает ли одежда Зандера все стратегические места моего тела.

В животе урчит от одного только вкуснейшего запаха еды. Даже учитывая поздний ужин, что я съела прошлой ночью, я снова голодна.

– Никогда бы не подумал, что встречу кого-то, кто ест так же много, как Воун. Я должно быть только что встретил его полную аналогию, – говорит Зандер с улыбкой.

– Вану двенадцать, – я стараюсь найти причину нашего сходства в отношении еды. – Он маленького роста, и поэтому его желудок меньше, чем у взрослого.

– У Воуна бездонная дыра там, где должен быть желудок, – быстро возражает Зандер.

– Хотелось бы мне сказать, что я ем так, потому что не ела нормально в течение нескольких дней, но, честно говоря, я люблю покушать. Я люблю большие порции и пищевую кому. Это – лучший вид комы.

– А есть несколько видов комы?

– Ну конечно же! Есть несколько разных типов медицинской комы. Я сомневаюсь, что любая из них такая же замечательная, как пищевая.

Он закатывает глаза, но быстро начинает расспрашивать дальше.

– Ты хорошо готовишь?

– Нормально. Это такой способ попросить меня приготовить вам что-нибудь? Потому что я определённо могу это сделать, – спешу предложить я. – Когда все закончится, мне бы хотелось, чтобы вы приехали ко мне, и тогда я приготовлю тебе и Вану моё коронное блюдо.

Зандер ухмыляется и скрещивает руки на груди. Из-за этого меня снова поражает то, каким сильным он выглядит. Кто знал, что это возможно – иметь такой объем мышц в одних только руках?

– И что же это за блюдо?

– Это сюрприз, – и сюрприз не только для него, но и для меня самой, раз уж прямо до этого мгновения у меня никогда не было особенного блюда. Трудно ли это – сделать что-нибудь безумно вкусное и при этом, чтобы это выглядело так, будто готовится элементарно просто? Все не может быть так уж сложно.

– Жду с нетерпением.

Мы улыбаемся друг другу, и я вновь обращаю внимание, как здорово он выглядит. Он не привлекателен как кинозвезда, но источает силу, мощь и контроль. Его мышцы мощные, натренированные, а черты лица резкие, сильные, и не без шрамов. Один из них – от правой брови по диагонали идет через лоб и перечеркивает линию волос. Нос слегка искривлен, словно был когда-то сломан, челюсть с небольшим намеком на щетину тоже демонстрирует старый шрам. Эти дефекты добавляют таинственности его образу и ни на йоту не уменьшают его привлекательности.

Как он получил эти шрамы? На его нынешней работе? Или раньше? Был ли это просто несчастный случай или результат серьёзной схватки?

Когда Зандер поднимается, чтобы убрать со стола, я быстро перехватываю инициативу:

– Ни за что! Ты готовил, так что я прибираюсь.

Он кивает, и я предположила, что он оставит меня одну, ну или по крайней мере покинет кухонный остров, чтобы дать мне место у мойки, но он этого не делает. Зандер облокачивается на столешницу рядом с раковиной, так что мне приходиться стоять опасно близко к нему все то время, пока мою посуду.

Жар поднимается по моему телу вместе с тем, как меня все больше обволакивает неуютное тепло от его близкого присутствия. Что он хочет рассмотреть? Почему стоит так близко?

И в этот самый момент, когда мои руки полностью покрылись пеной, я понимаю, что даже не пригладила волосы, когда поднялась с дивана. Учитывая то, как крепко я спала, они, вероятно, торчат во все стороны, так же, как дома.

Я бросаю взгляд на одежду, взятую взаймы. Ну, хотя бы везде прикрыта, например, ни какого тебе случайно выглядывающего соска. Все же, я не сомневаюсь, что выгляжу ужасно. Не удивительно, что он так пялится.

– Я наверно этим переступлю границы, – он замолкает на мгновение, как будто пытается сам себя отговорить. – И можешь не отвечать, если не хочешь, но ты упомянула кое-что по поводу своих отношений с Кларком прошлой ночью.

Моё тело напрягается при упоминании бывшего парня, невзирая на то, что это просто его фамилия.

– Ты сказала, что вы встречались восемнадцать месяцев, но у тебя даже не было ключей от его дома, вы не всегда виделись друг с другом, когда он возвращался домой и не работал, и вы никогда не говорили о браке или детях. Почему?

Меня удивляет этот вопрос. Чтобы осмыслить, почему же это меня удивляет, требуется некоторое время.

– Ты спрашиваешь, почему я не хочу выходить замуж за монстра? И вовлекать во все это детей? – пытаясь прояснить, не уверенная, куда он клонит.

– Нет, я спрашиваю о том, что было три, ну, четыре дня назад, когда ты думала, что Кларк обычный парень. Ты не была настолько влюблена в него? И если это так, почему вообще оставалась с ним?

Какая-то частичка внутри меня хотела сообщить, что это не его дело, но поскольку сама постоянно сую нос в его дела, не смею отказать ему в ответе.

Единственная проблема заключается в том, что я сама по-настоящему не раздумывала над этим. Поэтому я молчала, размышляя над его вопросом, и над тем, почему никогда не хотела порвать с Брайаном.

Я знала, что наши отношения не были идеальными, и все же они не казались настолько несовершенными, что бы ощущать их неправильность. Я наслаждалась его компанией, наше совместное времяпровождение никогда не было неловким, и я никогда не чувствовала себя рядом с ним в опасности. У него, как мне казалось, были схожие с моими ценности, он казался приятным человеком и никогда не подталкивал меня к большему, чем я согласна была дать, наша сексуальная жизнь была нормальной, возможно немного редкой, и мы никогда не спорили. С ним было просто, и мне нравилось отсутствие драмы в жизни.

Полагаю, вышло так, что концовка наших отношений вызвала ту самую душевную боль и ту самую драму, чтобы все это собралось и выплеснулось за один раз.

Зандер кладет мне на плечо руку.

– Извини, я не хотел сделать тебе больно или неловко. Забудь...

– Все в порядке, – прерываю я его. – Я просто поняла, что никогда не задумывалась об этом раньше. Полагаю, мне просто нравилось, что все было предсказуемо. Мне нравилось, что мне никогда не приходилось беспокоиться или задаваться вопросами рядом с Брайаном. Он был прямолинеен, и мне нравилось то, какими мы были. Я не против брака или детей когда-нибудь в будущем, но я ни в коем случае не спешу с этим.

– Кларк – агент ФБР, который постоянно находится на секретных заданиях. Ты никогда не беспокоилась о нем? – спрашивает Зандер с изумлением.

Я открываю рот, что бы сказать "конечно, я волновалась", но слова так и застревают в горле. Правда заключается в том, что я не волновалась. Я просто наслаждалась своим временем, проводимом в одиночестве, пока его не было рядом, и , определённо, любила свою собственную компанию. Это воспринималось как система, которая работала идеально для нас обоих.

– Я должна была волноваться, да? – спрашиваю я.

Зандер не отвечает, просто продолжает пристально смотреть, будто видит во мне больше, чем я сама осознавала. Только мгновение назад я волновалась о том, что Зандер пострадает, когда отправится в дом к соседу Брайана, и да, частично из-за того, что я – та причина, по которой он оказался вовлеченным в этот беспорядок. Но я беспокоилась ещё и потому, что это опасно, то, что он делает.

Почему я беспокоюсь больше о Зандере, которого не знаю и дня, чем о Брайане, который часто отсутствовал неделями?

– Делает ли это меня плохим человеком? – шепчу я, шокировано погружаясь в эту мысль. Но Зандер обхватывает мою шею, чтобы я взглянула на него. Руки у меня всё ещё мокрые от мыльной воды, и капли с них падают прямо на пол.

– Ты неплохой человек. Ни капельки. Ты не раздумывала ни секунды, игнорировать ли то зло, что обнаружила. Ты сделала все правильно, не считаясь с тем, что тебе было страшно. Это был смелый поступок. И что важно – плохой человек не поступил бы так же в такой же ситуации.

– Уверена, что плохой человек угнал бы машину и похитил двенадцатилетнего ребёнка, – говорю ему. Мой голос слегка охрип от того, как близко мы стоим друг к другу. Между нашими телами все ещё остается пространство, только одна его рука лежит у меня на шее, и все же все это ощущается довольно интимно.

– Человек, находящийся в отчаянии, сделал бы это. Кроме того, ты в действительности не угоняла и не похищала, потому что вернула их обратно невредимыми спустя всего полчаса после того, как позвонила мне и сообщила своё имя и рассказала о том, что сделала. – Он усмехается немного. А я понимаю – мне нравится видеть это так близко.

– Ты прав, я просто никудышная угонщица и похитительница, – шучу я, и его губы дергаются.

– Я не рекомендовал бы тебе пытаться совершенствовать эти навыки, – произносит он серьезно.

– Думаю, зарекусь пробовать что-то подобное, – признаюсь я, снова возвращаясь взглядом к его подрагивающим губам. – Почему ты спросил о Брайане?

В этот момент он отпускает меня и отступает назад. Мне становится любопытно, не разрушила ли я сейчас что-то важное. Может мне не следовало спрашивать?

– Мне просто было любопытно.

Любопытно? Что именно? Что-то обо мне? Или может это все касалось Брайана и выяснения информации о нем?

– Ладно.

– Когда ты закончишь с этим, – он кивает на посуду, все ещё отмокающую в раковине, – одевайся и поедем.

Я провожаю его взглядом и поворачиваюсь к раковине. Руки мыли посуду, но разум витал там, где хотел, например, в мыслях о Зандере и в причинах, по которым я оставалась с Брайаном так долго.

Я все ещё ощущала руку Зандера на своей шее, и задалась вопросом, сделал бы он тоже самое, если бы поцеловал меня. Я могу притвориться, что тепло, разливающееся по моему телу, идет от горячей воды, но я знаю, что скорее это из-за того, как Зандер прикасался ко мне.

Я стряхиваю эти мысли, быстро заканчиваю с посудой и спешу проверить, высохла ли моя одежда. Она не высохла…

Если надеть влажное нижнее бельё, то малейшее прикосновение лифчика к футболке мгновенно сделает её мокрой. Так что варианты либо оставаться без белья, либо получить мокрые пятна на местах, где располагаются трусики и лифчик.

На самом деле совсем без вариантов. Проклятье!

Вместо того, чтобы волноваться или рассуждать о том, насколько моя ситуация может ухудшиться, я честно пыталась игнорировать неудобства непросохшего белья и настроиться на сегодняшний день. Всего лишь ещё раз пересказать свою ужасную историю, а затем, возможно, все завертится достаточно быстро, чтобы вскоре закончиться. И я смогу вернуться домой, к моей старой жизни, носить чистое и сухое нижнее бельё, и если мне повезёт, буду держать связь с Ваном и Зандером.

В конечном счете, должно же все когда-то наладиться, верно?

Нет.

Глава 5

Зандер паркуется на том же месте, что и вчера, а я осматриваюсь. Район кажется не таким уж захудалым и грязным, как прошлым вечером.

– Что заставило тебя выбрать место для твоего офиса именно здесь?

– В этом районе больше работы, – пожимает плечами Зандер. – И мы доказали, что не боимся криминала любого рода.

Я задумываюсь над этим, не совсем уверенная, что это хорошая идея.

– Кроме того, если в офисе когда-либо дела замедлятся, мы найдем, чем заняться, просто пройдясь здесь по округе. С тех пор как мы въехали сюда, наш надзор помог разрешить бесчисленное количество преступлений. Энглвуд перестал утопать в криминале, раз уж преступники теперь знают, что нужно избегать этих мест.

– Ну, я явно была не в курсе этого. Я стала первой, кто угнал машину у тебя из-под носа? – спрашиваю больше для того, чтобы попытаться сгладить ситуацию, чем выяснить так ли это на самом деле.

Он поворачивается и пригвождает меня взглядом, в котором нет ни капли жара.

Я просто улыбаюсь в ответ.

– Тебе повезло. Я был занят, и мои парни ушли. А пару часами ранее и Саша бы наблюдала за теми видео обновлениями, как ястреб. Она бы добралась до тебя еще, когда ты была на подходе.

– Кто такая Саша?

– Она офисный менеджер-ресепшионист.

– А также менеджер по наблюдению?

– Нет, но она говорит, что ей становится скучно иногда и ей нравится наблюдать за теми, кто ходит в стрип-клуб через дорогу. Это всего лишь добавляет выгоду тому, что наша парковка находится в ее поле зрения.

– Ох, – бормочу я, понятия не имея, что сказать.

– Пойдём.

Я вздрагиваю, вылезая из машины. Не только потому, что снова нахожусь в публичном месте, где может быть Брайан или его люди, но и из-за того, что я все ещё в одежде Зандера и без белья. Не уверена, что когда-нибудь раньше бывала в публичных местах без нижнего белья, и мне определённо не нравятся эти ощущения.

– Ты в порядке? – спрашивает Зандер, уверено обходя машину и подходя ко мне.

Он кажется абсолютно собранным в своем темно-синем костюме и бордовом галстуке, и выглядит так, будто готов ступить на подиум. Это особенно сильно заметно на контрасте со мной, одетой в мешковатую одежду не по размеру.

Я задумываюсь о том, чтобы попросить денег купить ещё что-нибудь из одежды, хотя бы несколько долларов на дешевые трусики и лифчик, но Зандер и так сделал слишком много. Он исчерпал свою квоту по помощи абсолютно незнакомым людям. Не нужно проверять на прочность пределы его человеколюбия.

– Просто пытаюсь привыкнуть к ощущению себя такой обнаженной, – выпаливаю я.

Что? Зачем, чёрт возьми, я только что сказала это?

Его рот слегка открывается – ага, он пытается сообразить, почему я чувствую себя обнаженной. В один момент, кажется, что в шоке, пока просто моргает, глядя на меня. Один долгий, затянувшийся момент, от которого я чувствую себя ещё более неуютно. Но Зандер быстро разворачивается и направляется в сторону своего офиса.

Я стараюсь не отставать. И мгновенно меня посещает чувство, будто я прошла через портал, когда вдруг оказываюсь внутри шикарного офиса.

Все блестит и выглядит новым, и странно ощущается тепло. Не столько из-за температуры, сколько из-за испытываемых ощущений. Тёмно-коричневый деревянный журнальный столик, чёрные кожаные диванчики и кресла, темно-кремовые стены. У меня своего рода такая мечта о гостиной, если бы это не был офис… Тут не хватает только хорошего большого экрана телевизора, который есть в гостиной моей мечты. Но здесь есть огромный приземистый стол, которого я никогда не видела в своей мечте, и это нужно немедленно исправить.

Я без ума от этого стола!

Увлеченная больше мебелью, чем человеком, сидящим за ней, я подхожу к столу, на котором творился хаос, и пробегаюсь руками по древесине. Она гладкая и выглядит значительно крепче того стола, что я купила в ИКЕА. Я купила тот стол для своего дома и собирала сама. Я сделала это только с третьей попытки, поэтому постоянно переживала, как бы он не рухнул, раз уж после сборки у меня осталось целых восемь болтов. Восемь!

Я предполагала, что можно забросить в комплект один запасной, так, на всякий случай, но кто кладет восемь дополнительных? Никто, значит, я что-то пропустила.

– Это одежда Зандера? – спрашивает женщина, вырывая меня из лихорадочной зависти к этому восхитительному столу и вынуждая сосредоточиться на ней.

У женщины тёмно-коричневая кожа, и ресницы, которые кажутся нереально длинными, но так же делают её глаза чересчур выпуклыми. Когда она встает, становится понятно, что она высокая, худая и абсолютно сногсшибательная. И она мне усмехается. При этом чуть ли не подпрыгивая от возбуждения.

– Саша, ты сделала то, о чем я тебя просил? – Зандер спасает меня от необходимости отвечать на вопрос, который я не расслышала, разглядывая её.

Я бросаю взгляд на Зандера, чтобы понять, почему он кажется таким раздражённым. Я сделала что-нибудь не так?

– Ну, я не твоя рабыня, и подбор одежды не является моей работой, – она просто информирует его без капли страха в голосе.

Глаза Зандера выпячиваются, видимо, он не согласен с этим утверждением.

– Будучи твоим боссом, я уверен, что это часть твоей работы, если я так говорю.

– Я здесь, чтобы отвечать на телефонные звонки...

– И вслушиваться в наши частные разговоры, – бормочет он, глядя на неё, сузив глаза.

– Я ношу ушную гарнитуру, которая иногда случайно подключается к другим звонкам. Я понятия не имею, почему так происходит, – она невинно пожимает плечами. Впрочем, подмигивая мне, мгновенно разрушает свой невинный образ. Особенно учитывая, что Зандер стоит рядом со мной и все видит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю