290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Я угнала его машину (СИ) » Текст книги (страница 10)
Я угнала его машину (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 00:30

Текст книги "Я угнала его машину (СИ)"


Автор книги: Джессика Франсес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 14 страниц)

Мы достаточно далеки от трагедии, так что пробки на дороге пока нет, и путь свободен, хотя, вероятно, это ненадолго.

Мы все забираемся на заднее сидение, и Деклан едва дожидается, когда захлопывается дверца, чтобы отъехать отсюда.

Я пялюсь в окно, наблюдая, как быстро проносится мир, и пытаюсь не поддаваться панике. Впрочем, учитывая, что меня чуть не поймал Брайан, офис Зандера уничтожен, вероятно, бомбой, а затем и тот поцелуй... не думаю, что смогу сдержаться от какого-нибудь срыва.

Я поднимаю руку, чтобы прикоснуться к распухшим губам, в то же время бессознательно поворачиваюсь, чтобы посмотреть на Зандера, и вижу, что его взгляд уже направлен на меня.

Он не улыбается. Он не смотрит на меня с добротой и сочувствием. Его взгляд интенсивный, глаза на моих пальцах, как я провожу их по губам.

Прежде, чем мне удается убрать их, он кладет свободную руку мне на бедро, крепко сжимая. Затем он начинает поглаживать внутреннюю сторону, его прикосновение так близко к моей промежности, что задерживаю дыхание, ожидая, собирается ли он действовать дальше.

Нет. Он оставляет вес там, как будто бы ставя клеймо на мне, заявляя свои права. Словно его прикосновение удерживает меня от того, чтобы не улететь куда подальше, задержаться мыслями тут, а не там, где не так опасно.

Ван все еще обнимает Зандера, но его руки теперь держат не так сильно, когда он смотрит в окно, вместо того чтобы закопаться в одежду брата. Вид у Вана такой уязвимый, такой расстроенный, и это разбивает мое сердце.

Я отвожу взгляд от них, снова смотрю в окно на проплывающий мимо пейзаж. Понятия не имею, куда мы направляемся, и не уверена, что меня это заботит.

Будет ли где-нибудь безопасно для нас? Закончится ли это когда-нибудь?

Как оказалось... у Брайана есть еще одна карта в запасе.

Глава 9

Нас отвезли в дом, которым, как мне сказали, владеют родители Саши. Если судить по его размеру и красоте обстановки, у Саши, должно быть, богатая семья.

Скорее всего, это не единственная недвижимость, которой они владеют в Чикаго. Зандер хочет обеспечить нам наибольшую безопасность, и думает, что здесь это возможно.

Когда Саша предпринимает попытку проверить его раны, он шлепает ей по рукам, и его тело дергается к уже спящемуВану, который все еще у него на руках.

– Я в порядке, – шипит он.

– Ты не в порядке! У тебя синяки по всему телу, и... это что у тебя в волосах? Стекло? – ворчит она, нисколько не утихая от его попыток отмахнуться от нее.

Я приглядываюсь и понимаю, что это на самом деле стекло. Учитывая видимые кровоподтеки на спине, скорее всего там стекло может быть и там.

Насколько же близко он был, когда здание взорвалось?

– Дерьмо, надеюсь, у нас есть гребаная страховка на случай взрыва бомб, – ворчит Деклан, проходит прямо на кухню, открывает холодильник и исследует его содержимое.

– Чувствуй себя, как дома! – кричит ему Саша, а потом чуть слышно бормочет, что он придурок.

– Пойду, положу Вана, – тихо говорит Зандер, отходя от нас и отправляясь прямо по коридору. Он делает всего пару шагов, но потом поворачивается и смотрит на меня.

– Ава, пойдем со мной, – он не ждет ответа и следует дальше.

Я только бросаю быстрый взгляд на Сашу, вижу ее ухмылку и спешу за ним.

Он уже в спальне, аккуратно укладывает Вана. Мальчишка вымотался так, что уснул при первой же возможности. Надеюсь, он сможет отдохнуть как можно дольше. Мы прошли через множество стрессовых ситуаций, и от этого мне хочется впасть в кому, а я-то взрослая. Не могу представить, как справляется Ван.

Зандер снимает его обувь, носки, потом вытягивает покрывало из-под него и накрывает обессиленное тело.

– Он выглядит таким маленьким, – шепчу я, опять начиная паниковать из-за того, как близки мы были к тому, чтобы оказаться пойманными в квартире Зандера.

Что бы они сделали с Ваном, если бы поймали нас вместе? Убили бы его?

– За мной, – рычит Зандер, его голос тих, но настолько властен, что ослушаться я не могу.

У меня начинают сдавать нервы, пока иду за ним. У меня проблемы? Может, он все еще злиться из-за того, что я сказала в уборной церкви? Или он злится, потому что мы поцеловались? Вероятно, он жалеет об этом. Он, наверное, хочет прояснить, что это была ошибка, совершенная под влиянием момента, и что нам следует просто притвориться, что ничего подобного между нами не было.

Когда я прохожу за ним в другую спальню. Эта комната такая же чистая и стерильная, как предыдущая. Зандер направляется в примыкающую ванну, по пути снимая свою футболку, а я наблюдаю за ним. И потому успеваю рассмотреть его порезы, прежде чем он исчезает из вида. Меня съедает беспокойство из-за того, как они выглядят.

Вероятно, ему нужно, чтобы я вытащила стекло, торчащее в ранах. Если целью сегодняшнего покушения был именно он, вряд ли он мог бы поехать в больницу для обследования.

Шагнув в ванную комнату, я уже не обращаю внимания на окружающую обстановку, поскольку синяки на лице Зандера такие же, как и на груди. Он сбивает меня с ног, прижимая спиной к стенке душевой.

– Зандер... – начинаю я, понятия не имея, что сказать, но он грубо хватает мое лицо, и его губы обрушиваются на мои.

Он целует меня со всей страстью, оплетая свой язык с моим, пока все мое тело не распаляется под его касаниями. Я кладу руки на его предплечья, скользя по ним, ладонями скользя ему на грудь, и на мгновение забываю о его синяках.

Без предупреждения он убирает руки с моего лица, хватает за ягодицы и поднимает меня, прижимаясь своей упругой ширинкой к моей обжигающей промежности. Я не могу сдержать стона, когда он трется своим упругим членом, и на автомате двигаю ногами, чтобы обхватить ими его бедра.

Он двигается, пока моя спина не оказывается у двери ванной, закрывая ее с громким хлопком. Затем меня пихают на нее, толкаясь в меня своим эрегированным членом самым восхитительным образом.

Он отрывается от моего рта, но не далеко, его дыхание все еще ощущается на моём лице, также как мое на нем.

– Я думал, что потерял тебя. Когда ты позвонила, я не мог... я, черт побери, не мог... – порывисто выдает он, опуская глаза на мгновение, и сильнее впивается в мои бедра пальцами.

– Я тоже так думала, – признаюсь я, тоже выдохшаяся, как и он. – Когда звонок оборвался, я подумала, что батарея разрядилась. Затем мы смогли добраться к твоему офису. Там.. Там была такая разруха.. Я не могла видеть, как ты.. Я-я была у-уверена, что ты мертв, – плачу я, мой голос трясется и все те эмоции снова бьют по мне.

– Твой звонок спас мне жизнь. Я выбегал из здания, чтобы добраться до вас. Я успел выйти наружу, когда прозвучал взрыв, – объясняет он, внимательно смотря на меня. – Меня отшвырнуло в машину, но я все не мог перестать думать... Мне нужно было добраться до вас. Я должен был остановить этого ублюдка, чтобы он не притронулся к тебе.

– Он не добрался до нас, – уверяю я, поскольку его глаза тускнеют, когда он мысленно возвращается к тому времени, когда переживал свой страх.

– Каждое гребаное видео, которое я просматривал, каждая женщина, которую он мучил, прокручивались у меня перед глазами. Я не мог убрать твое лицо с этих кадров. Ты была всем, что я мог видеть, и я знал, что произойдет, если он получит тебя. Я не могу позволить ему дотронуться до тебя. Я не могу позволить тебе уйти, – его хриплый голос ломается, и мое сердце болезненно сжимается.

Я тянусь вниз и отрываю его левую руку от моих бедер, притягивая ее вверх, к своей груди.

– Чувствуешь это, Зандер? Я жива. Нам удалось уйти, – заявляю я, зная, что мое сердце бьется со скоростью миллион ударов в минуту, и что нет и малейшего шанса, что он не почувствует это.

– Я обещал защищать тебя, – говорит он, не убирая руки, сильнее вдавливая в меня свои бедра, так, что моя спина прилипла к двери.

– И ты защищаешь. Ты сказал мне выбираться из квартиры. Ты сохранил мое спокойствие, и нам удалось сбежать.

– Но это просто могло пойти по-другому. Там ты должна была быть в безопасности, – упрекает он себя.

– Все скоро закончится, – я поднимаю руку к его лицу, осторожничая там, где ему должно быть больно. – Ты сам так сказал. Мы можем продержаться еще немножечко, ещё чуточку дольше.

– Не думаю, что смогу пройти через это снова... – теперь шепчет он, его хриплый голос полон эмоций.

– И не надо. Они может и узнали, где мы были до этого, но теперь не имеют ни малейшего понятия. Мы в безопасности, верно?

– В безопасности, – подтверждает он, наконец-то передвигая руку вверх на мое плечо, шею, обхватывая мое лицо. – Я до невозможности тебя хочу.

От его слов у меня перехватывает дыхание и желание разливается внизу живота. Я уже догадывалась, насколько сильно, но эти слова, эхо, с которым они отражаются в моей голове, запускают цепную реакцию, которую я не могу остановить.

Я хотела его с того самого раза, как только положила на него глаз.

Я целую его так же дико, как он целовал меня, сжимая ноги вокруг него и наслаждаясь ощущением встряски, которая проходит через него, заставляя снова потереться об меня.

Какое-то время мы не размыкаем объятий, но все равно это слишком мало, когда он всё же отстраняется и смотрит мне прямо в глаза. Всё его желание написано в них. Может ли он видеть то же самое в моих?

– Уверена, что хочешь этого?

– Да, – мой голос наконец-то звучит уверенно. Нет никаких сомнений: я хочу этого и нуждаюсь в этом. Он не спрашивает дважды, опускает меня на ноги и стягивает с меня футболку. Я ценю тот факт, что он не стал терять времени.

В секунды, он полностью обнажает меня, и после того как выхватывает бумажник из заднего кармана джинсов и достает презерватив, который оставляет у раковины, я помогаю ему избавиться от его штанов и боксеров.

Оба полностью голые, мы мгновение стоим напротив, тяжело дыша и впитывая образ друг друга.

Помимо свежих синяков и порезов, я вижу несколько шрамов и кое-что, чего не замечала раньше, – волосики на его груди, ведущие прямо вниз к его эрегированному члену. Все его тело твердое и сильное. Его мышцы кажутся огромными и накачанными.

Не думаю, что когда-либо была настолько возбуждена. По крайней мере, точно не от разглядывания мужчины. По тому, как он становится тверже, и по тому, как его дыхание становится глубже, я убеждаюсь, что он испытывает тоже по отношению ко мне, разглядывая мое тело. Его взгляд на мне ощущается практически как его физическое прикосновение.

Часть меня знает, что то, что происходит между нами, это еще один значимый момент в моей жизни, после которого многое изменится. Еще одно изменение на том курсе, по которому движется моя жизнь. Но я всем сердцем чувствую, что это правильное направление.

Это объединение с Зандером не предполагает чего-то милого, романтичного или глубокомысленного. Здесь желание и нужда, и подтверждение для нас обоих, что мы оба живы, и этого у нас никто не отнимет.

Как только это чувство ударяет меня, что-то похожее, должно быть, доходит и до Зандера, потому что мы одновременно бросаемся друг на друга.

Я обхватываю руками его шею, он хватает меня за ягодицы и поднимает, а наши рты снова соединяются. Зубы клацают, языки переплетаются, а тела ударяются друг о друга, когда он толкает меня к двери снова. Затем он проскальзывает рукой под меня и без предупреждения засовывает в меня два пальца. Я обхватываю их и кричу ему прямо в рот.

Он быстренько подготавливает меня. Мой разум может сосредоточиться только на его пальцах, пока он на огромной скорости приближает меня все ближе и ближе к тому, в чем я нуждаюсь, затем вынимает их. Тянется в сторону, берет презерватив. Но прежде, чем он успевает что-либо с ним сделать, я выхватываю резинку из его руки.

Используя зубы, я разрываю обёртку и опускаю руки между нами. Он немного отклоняется назад, чтобы дать мне место пространства, и вновь хватается за мои бедра, чтобы я не могла двинуться. Я немного поддразниваю Зандера, впервые прикасаясь к нему и большим пальцем потирая его головку. Он рычит, наклоняясь вперед так, чтобы укусить меня за плечо, чем вызывает трепет во всем моем теле.

Эта задержка поддразнивает не только его, но и меня, поэтому я быстро одеваю презерватив. Затем одним горячим толчком он врывается в меня.

Я растягиваюсь под его размеры, застревая на границе между удовольствием и болью. Но потом он начинает двигаться и удовольствие побеждает.

Мне нужно, чтобы он двигался быстрее. Мне нужно, чтобы он владел мною, разрушил меня.

Он убирает зубы от моего плеча, облизывая складочку у шеи, а затем сильно всасывает. В это же время я впиваюсь ногтями в его руки.

Он продолжает ставить засосы по моему телу, пока непрерывно шлепает моей спиной о дверь. Затем переходит к моим губам, убирая одну руку с бока, чтобы поводить по соску пальцем, а затем ущипнуть за него.

Ощущения боли в соске и в спине идеально соответствуют ритму того, как он толкается во мне и соблазняет мой рот. Секс никогда не ощущался настолько насыщенным, настолько страстным.

Я уже ощущаю, как назревает мой оргазм, отчаянно желая достигнуть этой вершины. Мне не часто удается это во время секса, и определенно никогда – так быстро. Я так же никогда не была настолько заведенной, а Зандер нажимает как раз на все нужные кнопки. Если он сможет столкнуть меня через край, я уверена, что кончу так, как никогда ранее в своей жизни.

Зандер немного отклоняется, и я не могу сдержать хныканья, переживая, почему он замедлился.

Нет! Я была так близко!

Но он приподнимает меня повыше, и как только я насаживаюсь на него, я понимаю, что при этом новом положении каждый толчок задевает мой клитор. Просто невероятно!

Понятия не имею, что выкрикиваю каждый раз, когда он его задевает. Я могла бы произносить любое бранное слово, на каждом языке, которые знаю, мне плевать. Мне просто нужно, чтобы он продолжал, и он не разочаровывает меня.

На это требуется всего лишь два толчка, щипок за сосок и прикусывание мочки уха, и я взрываюсь.

Я выкрикиваю его имя, мой голос совсем не тихий, а он продолжает толкаться, говоря мне "да", и растягивает мой оргазм все дольше и дольше.

Я на самом деле ощущаю, как очередной оргазм проходит через меня, этот меньший, но не менее возбуждающий, поскольку он наконец-то кончает внутри меня, выкрикивая мое имя, когда достигает разрядки внутри меня.

Мне никогда не доводилось ощущать себя настолько живой, настолько изможденной. Я могла бы свернуться калачиком и проспать неделю. Зандер умудрился сделать меня совершенно бескостной. Секс и впрямь способен дать такой эффект? Должна ли я беспокоиться о том, что просто обвисла на нем?

Наши грудные клетки тяжело двигаются в попытке отдышаться. Зандер все еще тверд внутри меня, но по какой-то причине я не ощущаю неловкости или странности происходящего. Мы оба нуждались в этом, и я не могу жалеть о произошедшем или переживать об этом.

Иногда секс – это просто секс. И когда он невероятен, как только что, глупо было бы мечтать, чтобы его никогда не было. Я буду вспоминать этот момент до конца своих дней.

– Ты в порядке? – наконец выдыхает он, пока приподнимает меня и ставит на пол.

Я киваю, прислонившись к двери, понимаю, что вся липкая от пота. Мы оба.

– Уверена? – спрашивает снова, видимо, нуждаясь в словесном ответе.

– Ага. А ты?

– У меня только что был самый невероятный секс в моей жизни, так что да, я охрененно себя ощущаю, – отвечает он.

Я расплываюсь в улыбке от его слов, радуясь тому, что он чувствует то же самое.

– Что это сегодня с нами и уборными? – спрашиваю я, даже не заботясь о том, что мы в освещаемой ванной и оба совершенно голые. Обычно я более застенчива.

– Не знаю, но жду не дождусь, чтобы вломиться в одну, в моем доме, – бормочет он, обхватывая мою шею рукой и большим пальцем приподнимая мой подбородок, чтобы я смотрела прямо на него. – Я ведь не сделал тебе больно, а?

– Честно? У меня был такой сильный оргазм, что я ни черта сейчас не чувствую, кроме удовольствия.

Он ухмыляется широко, потом наклоняется и чмокает меня в губы.

– Я чертовски рад, что ты жива.

В мгновение все стало серьезно. Я хватаю его свободную руку и переплетаю наши пальцы, сжимая.

– Я рада, что мы оба живы.

Есть что-то нереальное в этом моменте. Мы, два человека, стоим совершенно голые в ванной дома, в котором находимся от силы полчаса, и у нас только что был просто невероятный секс.

Секс не всегда должен быть интимным, и секс, который только что был у нас, не был тем, что я классифицировала, как интимный. Он был дикий, отчаянный, ненасытный. Но вот именно этот момент, когда мы обнажены и разговариваем о наших чувствах, ощущается интимным.

Мне это нравится. Мне нравится, что мы можем быть такими друг с другом. Я никогда не ощущала такого с другими людьми.

– Нам следует помыться.

Я киваю.

Когда он поворачивается, чтобы избавиться от презерватива, я вижу в каком состоянии его спина.

– Тебе следует показаться кому-нибудь врачу или, по крайней мере, найти пинцет, чтобы мы смогли достать все осколки.

– Уверен, что у Саши где-то припрятана аптечка. Давай сначала в душ. Я буду держать спину подальше от воды.

Не могу спорить с этим предложением.

Внутри все сжалось от одной только мысли о другом раунде с Зандером, но когда мы оба встаем под теплые струи душа, он ведет себя как настоящий джентльмен. Ну, ладно, не совсем джентльмен. Иногда его пальцы задевают меня в определенных местах. И ладно, леди из меня тоже не ахти, поскольку я беспощадно поддразниваю его. Но в основном мы просто целовались и обнимались.

Насколько это круто? Я никогда до этого ни с кем не обжималась в душе. Я всегда считала, что это будет странно и, вероятно, вода будет попадать в нос или неожиданно ослеплять меня, попадая в глаза или что-то в этом роде. Однако ничего подобного не произошло.

Всё было мило, просто и весело.

Затем, как только я оделась, а Зандер натянул брюки, ухмыляющаяся Саша нашла аптечку первой помощи. Потом мы обе поработали над его спиной, извлекая оттуда стекло.

В этом нет ничего приятного, простого и, определенно, ничего веселого для любого из нас. К счастью, порезы небольшие и не выглядят так, будто их нужно зашивать.

Спустя сорок минут Саша бросает мне влажную фланелевую салфетку, чтобы стереть оставшуюся кровь, в то же время вставая перед Зандером, упирая руки в бока.

– Полиция вскоре начнет нас обзванивать. Им нужно записать твои показания. Черт, нам нужно, чтобы ты дал показания, чтобы мы могли разобраться со страховкой.

– Знаю, – ворчит он, вздрагивая, когда я прикасаюсь к болезненному участку.

– И они захотят знать, почему ты оставил место преступления. Ты действительно должен был дождаться их прибытия, – продолжает она, донимая его.

– Я не мог ждать, – отвечает тихо.

Саша украдкой бросает на меня взгляд и слегка улыбается.

– Я знаю. Но теперь они здесь, в безопасности, так что тебе нужно заняться этим. Чем скорее ты разберешься с этим бардаком, тем скорее мы сможем вернуться к обычному состоянию.

– Его же чуть не взорвали только что, Саша! – напоминаю ей, свидетельства его ущерба прямо передо мной. Синяки на его теле прекрасно видны и ей. – Ему нужен отдых!

– Послушай, Ава, ты его домашняя жена, и именно ты должна беспокоиться о его самочувствии. Я понимаю, что ты должна была сказать это, я его рабочая жена, и мне нужно время от времени давать ему указания, чтобы все шло как надо, и его рабочие детки получали зарплату. Так что хоть ему и нужен отдых, ему так же нужно разобраться с этим дерьмом.

– Домашняя жена? – бормочу я, разрываясь между смущением и оскорблением.

– Ты моя рабочая жена? – фыркнул Зандер. – Ну, тебе нужно перестать придираться.

– Не надо себя со мной так вести, или я позабочусь о том, что твоя домашняя жена откажет тебе временно в сексе. Знаешь ли, мы ведь лучшие подруги, – она говорит это с таким серьезным лицом, что салфетка выпадает из моих рук.

Она на самом деле сейчас это сказала?

– Блядь, Саша, ты себя-то слышишь? – Зандер трясет головой, вставая и хватая чистую футболку, которую она приготовила ему, хотя его порезы еще не прекратили кровоточить. – Неважно. Поеду и поговорю с копами, разберусь с этим.

– Что, если они снова попробуют навредить тебе? – говорю я быстро и хмурюсь, когда он надевает футболку, вероятно, испортив её этим. По крайней мере, она темная, так что крови не должно быть видно.

– Они не станут. Я даже не уверен, что был их целью. С тех пор, как у меня появился Ван, я никогда не приезжал в офис по субботам. Думаю, что они рассчитывали взорвать его, потому что знали, что там никого не будет. Вероятно, хотели уничтожить улики, которые у нас там хранились.

– Думаешь? Что если ты не прав? Они могли ждать, когда мы разделимся. Чтобы они делали, если бы пришли к тебе в квартиру и ты был там?

– Судя по твоему звонку, их было минимум трое. Скорее всего, эти трое вырубили бы меня, помогли быстро обыскать квартиру, и забрать тебя с собой, – говорит он так спокойно, что мое тело трясется от злости.

– А что бы они сделали с Ваном?

Наконец-то его отстраненный фасад распадается.

– Если бы они хоть пальцем его... – Зандер мотает головой и делает шаг от нас, пройдясь туда-сюда несколько раз.

– Определенно это было бы глупо с их стороны – убирать тебя, – вклинивается Саша. – Было бы слишком много свидетелей. Думаю, более вероятный сценарий – попытаться подставить тебя – мошенничество со страховкой или еще что. Чем дольше ты скрываешься, тем подозрительнее выглядишь. Сотрудничать с копами – лучший выход.

– Она права, – говорит Зандер мне.

– Ты не можешь уйти, не повидавшись сначала с Ваном. Он, вероятно, перепугается, если проснется, а тебя не будет.

Он кивает, соглашаясь по крайней мере с этим.

– Никогда не видел его таким. Не думаю, что он обнимал меня с тех пор, как решил, что я придурок, а он был тогда пугающе мал. Он определенно не срывался до такой степени, когда умерли наши родители, – бормочет Зандер, одевая пиджак на свою новую окровавленную футболку.

– Ты говорил, он разнес твой офис и выбежал на дорогу, – напоминаю ему.

– Ну, да. Но он бежал от меня.

– А в этот раз он считал, что потерял и тебя, поэтому бежал к тебе. Нравится тебе это или нет, но ты его семья, и неважно, как много раз он может говорить, что ненавидит тебя, он всё равно любит тебя. Ты его брат, и он был бы раздавлен, потеряв тебя, – говорю ему. Возможно, это всего лишь попытка разбудить в нем чувство вины в надежде, что он решит остаться здесь, даже если это только для блага Вана.

Зандер кивает, кладя руку на затылок, когда вес произошедшего вновь наваливается на него.

– Я попрощаюсь с ним сейчас. Предупреди Джоуи, чтобы встретил меня там, в случае, если они захотят арестовать меня. Он добудет мне адвоката, если понадобится. И набери мне Кена. Нужно поторопиться и предупредить, что он тоже может быть в беде.

Саша кивает, принимаясь за задания.

Я следую за Зандером, когда он возвращается в комнату Вана, только для того, чтобы найти брата мечущимся в постели.

– Привет, приятель, – Зандер садится рядом с ним и нежно трясет его, чтобы разбудить.

– Не ходи! – кричит он, сразу просыпаясь, а затем , бросаясь на руки Зандеру, как только видит его.

– Ты в порядке. Ты в безопасности, – успокаивает Зандер.

Я отступаю обратно в коридор, желая дать им возможность поговорить с глазу на глаз. Впрочем, из-за того, что в доме слишком тихо, а дверь открыта, их голоса легко расслышать, и я не могу заставить себя уйти подальше.

– Мне приснилось... Я видел...

– Просто кошмар, – уверяет его Зандер. – Я здесь, и не оставлю тебя. Ну, вернее, мне нужно уйти, но я вернусь поздно вечером.

– Ты уходишь? – в его голосе слышна мольба, которая разбивает мое и без того уже хрупкое сердце.

– Да, нужно прояснить некоторые вещи. Ничего опасного. По сути, это наверняка будет очень скучно.

– Тогда не ходи.

– Я должен. Но мне нужно, чтобы ты кое-что сделал для меня, – слова Зандера звучат неестественно оптимистично.

– Что? – Ван кажется настороженным. Он, вероятно, думает, что ему придется заняться посудой или еще чем-то похожим.

– Я оставляю тебя с Сашей и Авой. Нужно, чтобы ты присмотрел за ними. Ты уже знаешь, что представляет из себя Саша, а Ава угнала мою машину и пыталась похитить тебя, так что тебе нужно проследить, чтобы она слишком уж не присматривалась к Сашиной машине.

У меня челюсть падает от его клеветы, хотя, полагаю, что большая часть сказанного – непреложный факт. Впрочем, когда Ван издает смешок, я не могу злиться на Зандера. В его голосе слышна улыбка, так что становится очевидным, что он старается просто подбодрить мальчишку.

– Ладно.

– Хорошо. А завтра я приготовлю твой любимый завтрак.

– Клево, – Ван уже кажется не таким растерянным.

– Ты сейчас голоден? Хочешь сэндвич?

– Нет.

– Воун, ты уверен? Не слышал, чтобы ты отказывался от еды.

Думаю, Зандер пытается сделать все не таким трагичным, но меня коробит, когда я слышу "Воун". Он что, пытается начать ссору?

– Почему ты продолжаешь называть меня Воун? Ты же знаешь, что я ненавижу это, – голос Вана тихий, но хотя бы не злой.

– Не понимаю, почему тебе не нравится. Я всегда звал тебя Воун. Мама с папой тоже звали тебя Воун.

– Мои друзья зовут меня Ван, – указывает он.

– Я не твой друг. Я твой брат.

– Мы не друзья?

Зандер утихает на мгновение. Готова поспорить, он пытается продумать, как обойти эту тему.

– Мы друзья, но я сперва для тебя брат. У тебя будет много друзей в жизни. У меня тоже. Но только один брат.

Некоторое время стоит тишина, и я борюсь с желанием подсмотреть из-за угла, что же они делают. Ван разозлился или слова Зандера дошли до него? Обнимает ли его Зандер, или он вернулся к своему строгому поведению?

– Можешь не произносить его, когда злишься на меня? – тихий голос Вана долетает до меня.

– Почему для тебя это так важно?

– Потому что, когда ты говоришь, ты напоминаешь мне папу. А я не хочу, чтобы он произносил мое имя со злостью. Он никогда не орал на меня. Мне это не нравится.

Повисла еще более продолжительная пауза. Зандер нарушает ее, его голос звучит хрипло.

– Хорошо, я смогу это. Знаешь, мне в какой-то степени нравиться произносить твое полное имя, потому что оно напоминает мне о них. Я могу представить, как мама зовет тебя из дома, когда обед уже готов, или папа хочет, чтобы ты поторапливался и садился в машину, когда ты еле ноги волочил. Я чувствую, будто они со мной, когда говорю "Воун".

Мое сердце разбивается за этих двух парней, которые все еще сильно скорбят. Я, вероятно, не смогла бы выбрать худшего времени, чтобы появиться в их жизни.

– Тогда можешь звать меня Воун, – наконец смягчается Ван, но быстро добавляет. – Только не тогда, когда ты злишься.

– Ладно, и может тогда ты дашь Агнесс отдохнуть?

Ван не отвечает, но, возможно, он просто кивнул, раз уж, когда Зандер продолжает, вопрос кажется решенным.

– Знаешь, очевидное решение проблемы – никогда не злить меня, тогда мне и не придется произносить твое имя в гневе.

Ван фыркает.

– Ага, точно. Ты такой старый и скучный, что даже книга не на своем месте выводит тебя из себя.

– Тогда, думаю, тебе кое-что нужно подрезать.

– Не трожь мои волосы! – визжит Ван, и я слышу скрип кровати, как полагаю, от того, что Зандер теперь стоит. Могу представить себе, как он запросто лохматит волосы Вана, также как он делал множество раз за последние несколько недель.

– Тебе нужно подстричься, приятель. Может Ава сможет справиться с этим.

– Мне нравятся мои волосы. И я собираюсь отрастить их еще больше.

– Собираешься дреды сделать?

– Ни за что!

Я улыбаюсь, вспомнив Зандера с этими ужасными волосами. Возможно, Ван мог бы пойти в таком виде на Хеллоуин однажды. Он уже сейчас мини-копия Зандера. Это было бы жутковато видеть, насколько похожим он может быть на те фотки, что показывал мне.

– Зандер, мне нравится Ава.

Биение моего сердца убыстряется. Мне определенно не следует это слушать, но я также определенно не могу заставить себя перебирать ногами, чтобы уйти подальше.

– Я знаю.

– Правда? – есть что-то в голосе Вана… Уязвимость, которую я до конца не понимаю.

– Да, приятель.

– А вы вместе?

Образовывается нервная пауза, где я задерживаю дыхание.

– Прямо сейчас я просто помогаю разобраться с ее проблемами.

И... я сдуваюсь, прямо тут, в коридоре. Конечно же, он просто помогает мне. Я уже знаю это. Только почему я чувствую себя такой разочарованной?

– Тогда что произойдет, когда ты закончишь помогать ей?

– Это пока что между ней и мной.

– Я не хочу, чтобы она покидала нас.

Ну, если есть лишь один способ удержать Зандера в моей жизни, тогда это вероятно, Ван, внушающий ему чувство вины. Не то, что мне хотелось бы.

– Я тоже не хочу, чтобы она уходила. Но мы не можем заставить ее остаться, если она не хочет.

Он не хочет, чтобы я уходила от них?

Я вскидываю голову, мое сердцебиение разгоняется еще быстрее, пускаясь в галоп. Уверена, у меня будут постоянные проблемы с сердцем после этого.

– А ты можешь сказать ей, что все займет больше времени для решения проблемы, которой ты занимаешься?

– Это на самом деле не совсем честно по отношению к ней. Послушай, мне нужно идти, и если ты уверен, что не голоден, тогда я хочу, чтобы ты еще немного поспал.

– Но я не устал.

– Тогда посмотри телевизор, пока не заснешь, – предлагает он.

– Ты говорил, что не следует засыпать, смотря телевизор, и вот почему у нас такой бугорчатый диван.

– Я говорил, что нам не следует засыпать на диване, когда у нас есть отличные кровати. Ты в кровати, так что это не считается.

– А можно мне телевизор в спальню?

– Нет. А теперь, мне, правда, нужно идти. С тобой все будет хорошо?

– Да, – ворчит Ван.

– Ты же знаешь, что Саша донесет на тебя, если будешь плохо себя вести.

– Знаю. Она ябеда. Я помню с прошлого раза.

– Просто веди себя хорошо и присматривай за девочками.

И потом я заглядываю в комнату, чтобы увидеть, как Зандер обнимает Вана, отчего у меня потекли слезы по щекам.

Не знаю, почему я так сильно переживаю за них, но от вида их такими согревается мое сердце. По сути, вся эта ситуация сделала меня очень эмоциональной. За последние несколько недель я прочувствовала больше, чем за годы.

Что такого в Зандере и Ване, что заставляет меня так беспокоиться о них? Или может я просто стала такой эмоциональной после того, через что прошла с Брайаном? Из-за того, что видела и теперь знаю, что на тех видео?

Так или иначе, меня ловят за подслушиванием, когда Зандер выходит из комнаты, а я ни на сантиметр не сдвигаюсь с места.

Он хватает меня за руку и ведет в соседнюю спальню, где мои глаза тут же устремляются к открытой двери в ванную комнату.

– Можешь присмотреть за ним для меня? – спрашивает он, обхватывая ладонями мое лицо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю