290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Я угнала его машину (СИ) » Текст книги (страница 11)
Я угнала его машину (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 00:30

Текст книги "Я угнала его машину (СИ)"


Автор книги: Джессика Франсес






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 14 страниц)

– Думаешь, он все еще напуган тем, что произошло сегодня?

– Думаю, если ребенок проходит через такое, это остается с ним некоторое время, – он проводит большим пальцем по моим щекам и стирает оставшиеся следы слез.

– Я присмотрю за ним, – обещаю я.

– Спасибо. Я скоро вернусь. Жди меня в этой постели, ладно?

У меня даже нет шанса согласится или поспорить. Я еще моргнуть не успела, а он быстро целует меня, и до того, как я успеваю насладиться этим ощущением, выходит за дверь.

А затем у меня нет даже времени обдумать все это, потому что Ван появляется рядом.

– Ты в порядке? – спрашиваю осторожно, не уверенная, в каком он настроении.

– Я голоден.

Ну, отказ от еды у него продлился целых пять минут.

– Пошли тогда.

Глава 10

– Так что, ты и Зандер?.. – подмигивает мне Саша, ухмыляясь. – Интересно, предвидел ли кто-нибудь, что это грядет? О, постой, я предвидела, – пропевает она, пихая меня в бок, вставая из-за стола, чтобы наполнить свой бокал вином. И не спрашивая, наполняет и мой. Я уже сбилась со счету, в который раз она это проделывает.

Мы почти прикончили бутылку?

– Мы просто... друзья, – говорю я смущенно, вспоминаю, как он шлепал мною о дверь, вбиваясь в меня.

– Да? Ну ладно. Тогда полагаю, что у вас серьезные проблемы с тем, чтобы разобраться, как держать дверь закрытой вместо того, чтобы без конца хлопать ею. И уверена, воду включили и выключили один раз. Значит ли это, что вы по-дружески принимали душ вместе?

– Серьезно, ты придаешь этому слишком большое значение. Нет ли у тебя случайно тв-программы?

– Сладкая, вы, ребята, были такими громкими, что я была готова увезти Вана в соседний штат, если бы вы разбудили его своим шумом. К счастью, бедный мальчик все проспал.

Я краснею только от мысли, что Ван мог услышать нас. Какой ужас!

– Это был всего один раз... – наконец признаю я. Очевидно, она уже в курсе, так что какой от этого вред?

– Я так и знала! Да! Джоуи должен мне двадцатку! – она прыгает на стуле.

– Почему?

– Он считал, что у Зандера займет больше времени, чтобы затащить тебя в постель (он был вне игры с тех пор, как умерли его родители), но я видела искры между вами, – Сашина самодовольная улыбка теперь кажется еще шире, а моя неуверенная полностью исчезает.

– Зандер всех женщин, которым он помогает, затаскивает в постель? – не могу сдержать желчи в вопросе. Это в каком-то роде игра?

– Что? Нет. Почему ты спрашиваешь?

– Ты только что сказала, что вы поспорили, будто это что-то обычное, на что делаются ставки.

– Оу, ну, нет, мы никогда на это не спорили прежде, – Саша задерживает на мне пристальный взгляд. Когда я не успокаиваюсь на ее отрицательном ответе, она тянется, чтобы накрыть своей рукой мою, ее глаза прикованы к моим. – Я бы поставила свои деньги на то, что ранее Зандер никогда не спал с клиентками, а среди них порядочная доля одиноких жен, уверенных, что их мужья им изменяют. В половине случаев они, только взглянув на Зандера, сами начинали размышлять об измене.

– Почему ты поставила бы на то, что он не занимался этим с ними?

– Он владелец "Частные Расследования Джемессона", и он слишком серьезно к этому относится. Иногда даже слишком серьезно. Он слишком дотошен во всем. Когда я ухожу в конце рабочего дня, иногда специально оставляю несколько ручек на своем столе. Без сомнений, Зандер убирает их еще до следующего утра.

– А это не могут делать уборщицы?

– Они приходят к нам только раз в неделю. Это Зандер.

На самом деле я не особенно удивлена этим. Все-таки я видела его квартиру.

– Значит, у него было много отношений? – я пытаюсь спрашивать так, чтобы мой голос звучал невинно, не желая показаться слишком любопытной или создать впечатление отчаянного любопытства.

– Нет. По правде говоря, он всегда слишком занят. Сначала было налаживание работы конторы. Затем поток дел, за которые он брался. И когда внезапно появился Ван, о котором нужно было заботиться, он стал невыносимым.

– Ван упоминал, что девушка порвала с Зандером, когда он переехал к брату.

Ван так же упоминал, что она назвала его двухминутным чудом. Теперь я могу опротестовать это фальшивое утверждение.

– Не припоминаю ее, а я знаю обо всем, что происходит в жизни Зандера. Как я сказала, рабочая жена здесь, – она указывает себе на грудь и делает очередной глоток вина.

Я откидываюсь на спинку стула и глубоко вздыхаю. После сегодняшней драмы, и невероятного секса, который оставил меня удовлетворенной, если бы не немного неопределенности о моем будущем, то это всё, что мне нужно. Ну, ещё немного хорошего вина с новой подругой.

Саша, возможно, немного бесцеремонна и определенно любопытна, но рядом с ней я так же чувствую себя под защитой. Она не производит впечатление человека, который бежит от драки, и мне нравится ее честность. Мне нравится, что она объявила нас лучшими подругами, потому что я понравилась ей из-за Зандера, и она хочет, чтобы я оставалась в ее жизни. Мне много чего нравится. И хотя мне не нравится ситуация, в которой я оказалась, я рада, что не одна.

Большую часть жизни мне катастрофически не хватало друзей. Я была слишком колючим и злым ребенком, и слишком нелюдимой, пока росла. Я была уверена, что все ненадежны, и рано или поздно уйдут. Какой смысл беспокоиться из-за общительности в подобной обстановке?

Брайан был полнейшим сюрпризом, но даже тогда мы оба держали друг друга на расстоянии. Теперь его причина понятна. Но и моя тоже.

Сидеть с Сашей, попивая вино и расслабляясь, хорошо. Надеюсь, мы и в будущем будем так делать, только без драмы и подслушанного секса.

– Что насчет твоей личной жизни? Встречаешься с кем-нибудь? – спрашиваю, прислушиваясь как она тяжело вздыхает в ответ.

– Я среди парней. Знаешь ли, это занимает много времени.

– Думаю, после того, что произошло, немножечко этого, возможно, мне не помешает, – признаю я, хотя вряд ли этой мысли придерживается Зандер. Мой мозг может и думает об одном, но остальное тело с этим не согласно.

– Милая, судя по тому, как ты кричала, пришло мое время отказываться от секса, подобно этому.

Я краснею от ее слов, вино согревает, и поэтому смущения не проходит.

– Поверить не могу, что ты подслушивала, – упрекаю ее, впрочем, особо не удивляясь.

– Вся улица слышала! – смеется она надо мной, и я еще больше краснею.

Еще немного, и я буду одного цвета с вином.

– Заткнись.

Саша хихикает, а затем мы молчим, потому что пьем вино.

– Он хороший парень. Он не причинит тебе боли и никогда не предаст твоего доверия. Ты могла бы встретить многих хуже, чем он. И сомневаюсь, что есть много тех, кто лучше. Ты будешь жалеть, если не посмотришь, куда это заведет, – говорит она тихо.

– Не уверена, что готова, – признаюсь так же тихо. Всего за несколько недель моя жизнь переменилась с тихой до чрезвычайно насыщенной. От этого голова идет кругом.

– Тогда сейчас просто наслаждайся невероятным сексом, и дай мозгу отдохнуть.

Я закатываю глаза от ее простого совета.

– Я так же не уверена, что это сработает.

– Тогда сделай так, чтобы это сработало.

– Почему ты так упорствуешь?

– Потому что люблю Зандера. Он мой брат, которого я никогда не просила, а сейчас он нервничает, волнуется, его чуть не убили сегодня, и все же он никогда не выглядел таким живым, как сейчас, когда он с тобой. Он зачастую живет в своих мыслях, но стоит только тебя упомянуть, как получаем все его внимание. Он влюблен в тебя, и мне это нравится. Ты мне нравишься, и мне нравится, что ты в него влюблена. Другая бы женщина заткнулась, как только я начала настаивать, чтобы он разобрался с тем дерьмом. Ты встала и боролась, чтобы он не перенапрягался. Это мне тоже понравилось.

От ее речи стало теплее, хотя она так же и напугала меня немного.

– Так это что, проверка была?

– Нет, я на самом деле хотела, чтобы он пошел и разобрался с этим дерьмом. Но, если бы это была проверка, ты бы ее прошла. К тому же, ты уже прошла проверку Ваном. Этот паренек любит тебя, – она отсалютовала мне после этого и сделала большой глоток из бокала.

– Он хороший ребенок.

– И он будет еще счастливее, будь ты в его жизни. Я никогда прежде не слышала, чтобы он столько болтал. Признаю, я знала его только последние месяцы, но за все это время он, вероятно, произнес лишь жалкую кучку слов. Сегодня, пока он ел этот сэндвич, он болтал не переставая. А учитывая, какой у него выдался день, это просто чудо.

– Думаю, ты переоцениваешь мою роль в этом. Зандер разговаривал с ним перед уходом, и их разговор, ну, тронул меня до глубины души, – я разрываюсь только от мысли о нем. Быстро делаю глоток, чтобы отвлечься.

– Но этот разговор произошел благодаря тебе, – с уверенностью говорит Саша.

– Да, потому что их обоих чуть не убили из-за меня!

– Нет… Ну, технически да. Но, все же, нет. Этот разговор произошел, потому что ты открыла Вану глаза, заставила его посмотреть дальше его ненависть.

Я трясу головой, не желая соглашаться с этим.

– Они бы сами пришли бы к эт..

– Боже, ты не умеешь принимать комплименты! Просто согласись со мной, отпей вина и двигайся дальше, – взрывается она, и я решаю, что вполне могу последовать этому её совету.

– Двигаться к чему?

– Надеюсь, к постели.

От голоса Зандера мы обе подпрыгиваем, пока он тихо приближается к нам.

– Спешишь вернуть Аву под себя? – поддразнивает Саша.

– Вижу, вы сплетничаете под выпивку, – парирует он, но за словами нет никакого накала.

– Вообще-то, вы оба так шумели, что нет нужды сплетничать, – подмечает Саша, вставая и потягиваясь, а затем направляется к раковине, чтобы вылить остатки вина.

Зандер мотает головой от ее слов, но он не кажется настолько смущенным, как я. Неужели его не волнует, что мы создали столько шума, что Саше известно, что он переспал со своего рода клиенткой?

– Поговорил с полицией; все улажено пока. – Он берет стакан с сушилки и наполняет его водой, которую тут же выпивает.

– Так просто? – я бросаю взгляд на часы: его не было несколько часов.

– Я позвонил Кену, перед тем, как добраться туда, объяснил, что происходит. Он настоял на том, чтобы подъехать. Оказалось, он либо знал всех тех парней, либо ранее работал с кем-то из их друзей или членов семьи. Он смог убедить их посмотреть на вещи с моей точки зрения, по крайней мере, пока что. Они все еще выясняют, какое устройство использовалось и как оно сдетонировало, – произнося это, Зандер кажется настороженным.

Саша может и опустила шуточку по поводу постели, но мне кажется, что ему действительно нужен отдых.

– Еще кто-нибудь пострадал? – спрашиваю, потому что этот страх сводит меня с ума, как и чувство вины.

– Здания рядом с нашим довольно серьезно пострадали, но внутри никого не было. Испорчено несколько машин, и их владельцы злы, потому что стрип-клубу придется тоже закрыться на время, но в целом, кажется, все.

– А твой офис? – я мешкаю, спрашивая.

– Полиция все проверила. Дверь в щепки, но, кажется, ничего не испортилось и не пропало. Я отправлюсь туда завтра или в понедельник, и проверю все сам.

Я вздыхаю с облегчением, когда эти новости наконец-то улеглись в моей голове. Возможно, Зандеру и Вану теперь небезопасно возвращаться в свою квартиру, но, по крайней мере, они смогут вернуться в офис, когда там уберут беспорядок.

– Когда ты передашь Кену инфу? – спрашивает Саша, облокотившись на кухонную стойку и скрестив руки.

– Завтра вечером. Я сказал ему, что потребуется время забрать все у Джерри.

– Он наверно весь на нервах из-за беспокойства. Старик всегда относился к нам, как к собственным детям, – Саша трясет головой, слегка улыбаясь Зандеру.

– Да, нуу… – он трет себе шею сзади, а когда переводит взгляд на меня, его нервозность заражает и меня. – Он хочет с тобой познакомиться.

– Ты рассказал ему о ней? – задыхается Саша.

– Что это значит? – спрашиваю Сашу, прежде чем взглянуть на Зандера и попытаться расшифровать смысл его слов.

– Это значит, что она ведет себя как стерва. Не пугай Аву, – упрекает он Сашу, прежде чем снова перевести все внимание на меня. – Он хочет встретиться с тобой из-за дела. Хочет поговорить с тобой, и думаю, так будет лучше. Это даст всему больший вес.

– Брехня. Ты просто хочешь, чтобы он познакомился с твоей новой девушкой, – подшучивает Саша, и я вздрагиваю от того, как сильно она напирает.

– Серьезно? Тебе что, десять лет? – не выдерживает Зандер. – Что с того, что мне нравится Кен? Что с того, что он мне как второй отец? Что в этом, черт побери, такого, Саш? Тебе нравиться тыкать в то, что мои родители мертвы? Что я никогда не смогу познакомить их с кем-то, кто мне дорог? Думаешь, это забавно? – Зандер проходит мимо Саши, и я вижу, что она подавлена.

– Я не это имела в виду! – говорит она ему вслед, опуская взгляд в пол, когда он не отвечает. – Я всего лишь подшучивала. Я бы никогда не стала тыкать во что-то подобное. Я была просто рада за него, – умоляет она уже меня.

– У него был трудный день. Думаю, подшучивания лучше оставить на другое время, – предлагаю я мягко.

– Ты права. Я сожалею. И мне не хочется тебя пугать, но это много значит. Если Зандер берет тебя, это не потому, что это нужно делу. – Она подошла достаточно близко, чтобы взять мою руку в свои, и сжать ее.

– Если тебе не хочется меня пугать, тогда зачем ты говоришь это мне?

– Если бы это была я, мне бы хотелось быть готовой. Теперь ты можешь подготовиться. Но не волнуйся слишком сильно. Кен очень милый. Мы не слишком часто виделись с тех пор, как Арти умер. Но он всегда был отцом для всех нас. Он полюбит тебя.

Я мотаю головой, мне срочно нужно сбежать, пока она не напугала меня еще больше.

– Спокойной ночи, Саша.

– Ночи, милая. Просто, чтоб ты знала: у меня в гараже где-то были беруши. Так что, иди к своему удовольствию.

И на это смущающей ноте я двинулась по коридору, проверила Вана, который крепко спит, и вошла в следующую комнату.

Зандер уже наполовину раздет. Я стараюсь не глазеть, пока обхожу его и хватаю свою новую зубную щетку, которую ранее вручила мне Саша.

После того, как мне, надеюсь, удается избавиться от запаха вина изо рта, я снова пялюсь в дверной проем и вспоминаю лучший секс в моей жизни. Это правда произошло несколько часов назад?

Думая о всем том, что было сегодня, ловлю себя на том, что мне кажется будто мы с Ваном бежали от Брайана неделю назад.

Вытряхнув из головы эти мысли, я забираюсь в постель и наблюдаю, как Зандер проделывает все те же действия, что и я, добавив к этому еще и быстрый душ, чтобы смыть засохшую кровь со спины.

Я должна быть без сил после сегодняшнего. Вино определенно помогло мне расслабиться и почувствовать себя сонной, но мой мозг продолжает гонку.

Я никогда ни с чем не спешила. Никогда не была человеком, который делает решительные шаги и рискует. Сейчас я рискую не только своей жизнью. Я рискую своим сердцем, а это, возможно, страшнее.

Не думаю, что у меня когда-либо были отношения, где я ощущала риск потерять себя. Я всегда знала, что могу выжить самостоятельно, и пока я в этом не сомневаюсь, я могу со всем справиться, особенно когда этот бардак закончится и Брайана упекут в тюрьму, надеюсь, пожизненно. И все же, я задаюсь вопросом, смогу ли я вернуться к своей приземленной жизни и рутине после Зандера и Вана.

За эти последние несколько недель они стали такой силой в моей жизни, заряжающей энергией и дающей стимул жить, что не уверена, что когда-либо прежде чувствовала себя настолько активной. И что, если секс с Зандером будет всегда ощущаться так же, как сегодня? Что, если таким секс и должен быть? Смогу ли я вернуться к своей скучной жизни после того, как почувствовала себя такой живой, изменившись за эти последние недели?

– Выглядишь так, будто о чем-то усердно думаешь, – говорит Зандер, выключая свет настенных бра и направляясь к кровати. Осталась включенной лишь одна лампа с его стороны, и когда он залезает под одеяло, я жду, когда он выключит и ее тоже. Но он этого не делает. Он остается сидеть, облокачиваясь о спинку кровати и развернувшись ко мне, пристально рассматривая.

– Ты нормально к этому относишься? – он с сомнением проверяет мою реакцию. Я даже не могу осмыслить, о чем он говорит.

– К чему?

– К тому, что я нахожусь здесь, в одной постели с тобой, после того, что случилось ранее между нами?..

Я открываю рот, чтобы немедленно уверить, что все отлично, что более, чем отлично, но мои мысли витают где-то далеко.

– Думаешь, это странно, что тебя чуть не убили, твой офис и близлежащие здания уничтожили сегодня, а мы вместо того, чтобы поговорить об этом, обсуждаем наш недавний секс? – выдаю я.

Его губы изгибаются в улыбке после моих слов.

– Ты бы предпочла поговорить об этом?

– Не думаю, что морально готова говорить сейчас о чем-либо в принципе.

– Я просто хочу убедиться, что ты в порядке. Надеюсь, что я не принудил тебя к...

– Нет. Мне определенно хотелось того, что случилось между нами. И честно говоря, думаю, это именно то, что мне было нужно. Я, возможно, не могу смотреть по-прежнему на эту дверь в ванную, но я определенно не жалею об этом, – твердо говорю я, пока моя уверенность не исчезает. – А ты сожалеешь?

– Я сожалею, что не сделал достаточно, чтобы защитить тебя. Они узнали о тебе каким-то образом, и я знаю, что ты не сделала ничего, что подвергло бы тебя опасности. Я сожалею, что дал тебе обещание, что ты будешь в безопасности, и подвел тебя в этом. Я сожалею, что не нашел этого ублюдка Кларка и не выбил из него все дерьмо. Но нет, я не сожалею ни о чем, что было между нами. – Теперь он хмурится, и мне хочется утешить его.

– Тогда мы оба согласны находиться здесь вместе прямо сейчас? – подтверждаю я тихо.

– Да.

– Хорошо. Но просто, чтобы ты знал, хотя я не имею ничего против того, чтобы ты разобрался с Брайаном, мне бы не хотелось, чтобы ты попал в беду. А с его связями в ФБР нам еще повезло, что у него появилось зацепки о моем местонахождении так поздно.

– Обещаю, я выясню, откуда просочилась эта информация, – его голос тверд.

Я знаю, он не остановится, пока не узнает, как нас нашли. Из-за этого он куда-то дел свой, Сашин и телефон Вана, чтобы по ним нас не смогли отследить. Сейчас он использует одноразовый, так же как и остальные.

Я боюсь, как бы Ван не проболтался обо мне в школе. Мне не хотелось бы, чтобы между братьями возникли новые конфликты, особенно теперь, когда они вроде бы нашли общий язык. Но я также знаю, что не смогу удержать Зандера, чтобы он не рассматривал эту возможность. Это его дело – знать подобные вещи, так что мне придется только смотреть, чем все это обернется.

– Мы отправимся на встречу с отцом твоего друга завтра? – спрашиваю я.

– Да. Кен отличный мужик. Он тебе понравится.

Я сглатываю, поскольку у меня в голове эхом отзываются Сашины слова, но я пытаюсь избавиться от этого беспокойства. Знакомство с родителями, пусть даже это не настоящий отец, не то, чем я люблю заниматься.

– А потом? Что будет после того, как мы передадим ему информацию?

– Последствия не должны занять много времени. Мы практически отдаем им все, что нужно для вынесения обвинительного приговора, перевязанное бантиком. Сомневаюсь, что после этого Кларк продержится на свободе более 24 часов.

– Так что всё это может закончиться в течение пары дней? – в голосе тоска, и я скрещиваю пальцы, чтобы все, на что я возлагаю свои надежды, просто не пошло наперекосяк.

– Ага, – уверяет он, потянувшись за моей рукой, чтобы удержать ее у своего бедра.

– Мне нужно будет дать показания или что-то еще?

– Ты ни каким образом не была вовлечена во все это. Все, что ты сделала – нашла свидетельства на компьютере Кларка. Видеосвидетельства скажут все громче любого свидетеля. Не думаю, что им понадобятся твои показания. Но, если хочешь выдвинуть обвинения за жестокое обращение, в зависимости от того, как Кларк обыграет это, ты можешь пойти дальше, и это уже может включить дачу показаний.

– Я просто хочу, чтобы всё это закончилось, – признаюсь я, надеясь, что не выгляжу трусихой.

– Между нами говоря, думаю, что он облажался по полной, независимо от того выдвинешь ты ему обвинение в нападении или нет. Есть куча фото-подтверждений того, что он является не только большей частью этого клана, но и очевидно получает огромное удовольствие от того, что он делает. Добавь к этому все, что случилось сегодня и что может привести к нему, и сразу понятно – он в полном дерьме.

– Надеюсь на это. Надеюсь, что он никогда больше не увидит ни дня свободы, пока жив.

Затем Зандер укладывается на спину, обхватывает меня рукой и прижимает к своей груди.

– Так нормально?

– Идеально.

– Хорошо, – он тянется, чтобы выключить свет, погружая нас во тьму. – Еще один день, и все будет улажено.

Я киваю у него на груди, ощущая себя подавленной.

Всего один день, и у меня останется меньше причин находиться здесь, в объятиях Зандера.

Можем ли мы остановить это мгновение?

***

Зандер паркуется у тихой, запущенной дороги. Домам в этом районе по крайней мере полвека, если не больше, и многие из них выглядят так, будто вот-вот развалятся. Мы в одном из беднейших районов, и это не то место, в котором, как я представляла, живет коп, друг Зандера.

Он не кажется удивленным ни при виде этих захудалых домов, ни находясь в этом районе. Хотя, опять же, он наверняка раньше бывал здесь. И возможно, эти дома выглядят хуже, чем в действительности из-за темного времени суток. Может быть, при дневном свете все не так уж плохо.

Я могу понять, что некоторые люди не имеют выбора где им жить, и я не должна судить о месте, просто взглянув на него, но я думала, что копы зарабатывают больше прожиточного минимума. Кен ведь может позволить себе больше, чем жильё в этом месте, верно?

– Нам сюда? – спрашиваю, оглядывая дом, который вероятно уже отслужил свое.

– Да, Кен так и не переехал после того... Арти вырос здесь. Думаю, после случившегося он не смог покинуть это место. Знаю, что спустя несколько месяцев после случившегося, Имоджен, его жена, съехала отсюда. С ним стало труднее общаться. Впрочем, мне следовало прикладывать больше усилий, – Зандер с грустью смотрит на дом, перед которым мы стоим.

– Люди разными способами выражают скорбь. Возможно, отдаваться работе по полной и все время чем-то заниматься – это то, как вы оба справляетесь с этим. Не могу себе даже представить, каково это – потерять ребенка.

– Знаю. Они были близки, – голос Зандера на мгновение ослабевает, но быстро приходит в себя. – Пойдем; давай закончим с этим.

Мы выбираемся из машины, а затем после первого же стука в дверь, Кен отворяет ее перед нами. Он быстро окидывает нас взглядом, у него суровое выражение лица, и у меня тут же появляется ощущение, будто мы входим в кабинет директора.

Полагаю, проработав копом большую часть жизни, у вас появляется такая авторитетная аура без каких-либо стараний. Затем опять же, подобная ситуация вероятно не предполагает рукопожатий и улыбок. Все серьезно, и Кен, очевидно, морально приготовился к тому дерьму, что сейчас должно свалится на него. Мне следует отдать ему должное, потому что не каждый захотел бы как-то связываться с этим.

Он кивает Зандеру, затем разворачивается и проводит нас по темному коридору.

Я следую за Кеном, но Зандер немного медлит, оглядываясь на окна, проверяя несколько открытых дверных проемов, которые ведут в пустые комнаты, по пути нашего следования.

– Дерьмо, тебя что, ограбили? – спрашивает Зандер, когда мы входим в комнату, куда нас привел Кен, его взгляд проходится по практически пустой гостиной.

Большую часть комнаты находится в тени, но легко заметить, что здесь нет ничего, кроме дивана, стоящего спинкой к нам, и нескольких бутылок пива, валяющихся на полу. Уличный свет, просачивающийся через окна без штор, дает нам достаточно света, чтобы рассмотреть внутреннее убранство комнаты. Есть что-то зловещее в том, чтобы находиться здесь поздно вечером.

– Я не пользуюсь большинством из того, что люди привыкли считать важным, – бормочет Кен, наклоняясь, чтобы схватить бутылку с пола и сделать глоток содержимого. Полагаю, что не все были пустыми.

– Ты пьян? – вспыхивает Зандер, делая шаг к стене и щелкая выключателем. Ничего не происходит. – У тебя отключили электричество, Кен?

– Похоже на то, – ворчит он.

– Что, блять, происходит? – Зандер кажется взволнованным, что в свою очередь, заставляет беспокоиться и меня.

– Ты принес информацию, которая мне нужна? – спрашивает Кен, его глаза немного дергаются.

– Ты сейчас не выглядишь копом. Что происходит? – требует ответа Зандер, прежде чем его глаза открываются еще шире от шока. – Ты тоже замешан в этой херне, Кен?

– Черт, нет! – быстро отрицает Кен.

Я совсем его не знаю, но, кажется, он не лжет. Впрочем, эта комната и её атмосфера навевают на меня страх. Зандер делает шаг ко мне, а потом встает передо мной, закрывая меня от Кена. Его защитная позиция не внушает особой уверенности в этой ситуации.

– Тогда скажи мне, что происходит.

– Помнишь, как вы играли в бейсбол с Арти? – спрашивает Кен.

Я выглядываю из-за Зандера и вижу, как Кен тянется за диван и подбирает бейсбольную биту, слегка балансируя ей в руках.

– Конечно, я помню. Он был хорош. Он мог пройти все базы, если хотел, – голос Зандера слегка надламывается.

Я кладу руку на его предплечье, надеясь, что немного поддержу моим прикосновением.

– Ты знал, что он терпеть не мог играть в бейсбол?

– Что? – голос Зандера резок и полон шока.

– Ему нравилось проводить время с тобой, но его никогда не интересовал бейсбол, – Кен смеется, мотая головой.

– Я... Он никогда не говорил мне об этом.

– Он сидел в своей комнате и пялился на биту, задаваясь вопросом, сколько еще ему придется играть. Но каждый год ты записывался в команду, поэтому записывался и он.

Зандер фыркает.

– Я играл так долго только из-за него. Под конец я начал терять интерес.

– Я говорил ему, что он не обязан делать то, что ему не нравится. Что тебя не волнует, будет он играть или нет.

– Это ничего бы не поменяло между нами, – уверяет Зандер.

– Как бы я не любил своего сына, он никогда не был лидером. Он следовал за тобой, как только мог, а затем решил пойти по моим стопам, – теперь голос Кена падает до едва слышного шепота.

– Он был горд, что решил пойти по твоим стопам. Он всегда говорил, что хочет быть копом.

– И посмотри, куда это его привело. Убит в первый же день, – рычит Кен, его гнев и скорбь очевидны.

– Это не твоя вина. Ты ничего не смог бы ни сказать, ни сделать, чтобы не дать Арти стать копом. Это была его мечта, – настаивает Зандер.

У Кена явно день не задался. Я начала задаваться вопросом, стоит ли мне находиться здесь во время этого разговора. Я не знала Арти, поэтому мне кажется неправильным, что я стою здесь и слушаю этот разговор.

– Это была его мечта. Впрочем, мечты не должны убивать. Мечта не должна обрывать твою жизнь, – голос Кена надрывается. Он делает еще глоток из бутылки, прежде чем уронить ее на пол, где она разбивается с громким звуком.

– Я знаю.

Затем тишина окружает нас, а я вся в нетерпении, ожидая, когда кто-то из них заговорит. Я бросаю взгляд на Кена, вижу, как он мотает головой, прежде чем снова сосредоточиться на нас.

– Мне нужно знать, что та информация у тебя, – теперь он кажется серьезным и решительным.

Я ощущаю, как Зандер расслабляется под моей рукой, которая все еще лежит на его предплечье. Впрочем, я до сих пор еще до конца не понимаю, что происходит.

Я снова оглядываю комнату, чувствуя себя хуже, обозреваю эту убогую обстановку. Определенно, никто бы не захотел жить подобным образом. Конечно, многое в нашей жизни необязательно и бессмысленно. Кому на самом деле нужны искусственные растения или бесчисленные различные лампы и светильники всего лишь для одной комнаты? Но некоторые вещи необходимы. Один диван, уставившийся на голую стену – не то, что мог бы выбрать нормальный человек. Добавьте к этому рамки от фотографий, перевернутые, лежащие на полу, и у меня действительно не очень хорошее ощущение от всего этого.

– Да, информация у меня, – замешкавшись говорит Зандер, удерживая флешку в руке. Я замечаю, что это не та, которую я давала ему. Еще одна копия?

– Тогда ты мне больше не нужен, – говорит Кен спокойно, так спокойно, что я даже не понимаю, что он имеет в виду, пока не становится слишком поздно.

Я не вижу, что происходит далее, но судя по тому, что Зандера ударили по голове бейсбольной битой, полагаю, он так же не предвидел подобного.

Он падает на колени, а я отпрыгиваю назад, когда бита вновь проносится со свистом, и Зандер принимает еще один целенаправленный удар по голове.

– Прекрати! – кричу я, а мои ноги приросли к месту. Я не могу заставить себя убежать от этого или склониться над Зандером. Я застряла там, где стою, не в состоянии помочь ни Зандеру, ни себе.

Впрочем, когда Кен замахивается битой в очередной раз, готовясь нанести еще один удар по беззащитному Зандеру, этого хватает, чтобы вернуть меня к жизни.

– Нет! – я набрасываюсь на распростертое тело Зандера в попытке блокировать Кена, но он в лучшей форме, чем кажется.

Без видимых усилий он бьёт по моим ногам, от чего я падаю и жестко ударяюсь плечами о пол. Я упоминала, что тут лишь бетонный пол? Никаких ковров или половиц. Только холодный, твердый, непримиримый бетон.

– Идиотка, – ругается он. – Ты и понятия не имеешь, во что ввязалась.

Мне приходится с ним согласиться. Что, черт побери, я делаю?

– Кен… – задыхается Зандер. – Что ты..? Почему ты это делаешь? – его голос кажется дезориентированным и слабым.

– Почему? – фыркает Кен и трясет головой. – Потому что здесь замешана куча денег, потому что я живу в Богом проклятой дыре, а я, блядь, этого не заслужил. Я все отдал жене, сыну, и ради чего? Чтобы я мог уйти на пенсию ни с чем? – орет он, ударяя Зандера в бедро.

Я морщусь от того, как его тело вздрагивает при этом.

– Ты получил то, что хотел. Просто забери и отпусти нас, – молю я.

– Отпустить вас? – снова фыркает он, затем буквально пригвождает нас взглядом глаз-бусинок. – Вы знаете меня в лицо, вы знаете, что я делаю. Нет и шанса, что вы выберетесь отсюда живыми.

– Так что, ты теперь убийца? Просто собираешься убить двух невиновных за кучку денег? – задыхаюсь я, не только боясь того, что может произойти, но и наполняясь ненавистью от того, что кто-то предал Зандера подобным образом. Он пережил достаточно боли в своей жизни.

– Вообще-то, я собираюсь убить лишь одного, – говорит он спокойно.

На краткий миг я думаю, что он собирается отпустить Зандера. У них совместное прошлое. Он был лучшим другом его сына. Конечно же, он не может убить его. А затем до меня доходит. Зандер никогда бы не оставил эту ситуацию. Его ничто не остановит. Так зачем его отпускать?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю