290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 9)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 26 страниц)

Глава 9. Что-то прячется в темноте

Глава 9. Что-то прячется в темноте

Не вытравить, не вырвать

Тоску по дому своему…

Где свет играет с тьмою в прятки,

Где волки воют на луну.

Там моё место. Там родина моя!

И к ней стремиться буду я всегда.

По заснеженной пустыне движется небольшой отряд из трёх человек. Идут клином, как птицы, легко ступая по целине, передвигаясь на снегоступах. Впереди с правой стороны на возвышенности возле обрыва виднеется крепостной замок, к которому и движется группа людей.

Их лидер затормозил, снял солнцезащитные очки, оттянул к низу воротник горнолыжного костюма. Она дышит легко, как будто и не прошла сорок километров, почти не отдыхая. Только перевела дыхание, вглядываясь в величественное сооружение до которого осталось всего километров пять. Остановившийся рядом Олег негромко сказал:

– Никогда не видел таких замков. Выглядит внушительно.

– Настоящая крепость, – добавил Берт. – Но вряд ли нам подадут капучино на завтрак и сделают фото на память, – он стянул перчатку, уставившись на часы.

– Бесполезно, в этом мире время течёт иначе, – я опустила очки обратно вниз. – Поехали, надо успеть до заката, иначе ночевать будет у ворот, а вы уже знаете, как здесь опасно ночью.

– Я этих птичек до конца своих дней буду вспоминать! – со злостью пробурчал Олег, следуя моему примеру.

Прошлой ночью, остановившись на ночлег возле расщелины, мы подверглись нападению странных метровых птиц. Чёрное оперение, клюв полный вытянутых клыков и мерзкий характер – они напали сразу же, как мы собрались спать – первым дежурил Олег, так что пока мы с Бертом выбирались из спальников, ему досталось больше всего. Птиц удалось отвадить, но они ещё долго наблюдали за нами, пока мы не убрались восвояси. Вероятно, поблизости были их гнёзда.

Когда мы совсем приблизились к замку, от открытых ворот отделилась небольшая группа всадников, направившихся прямиком к нам. Солнце слепило глаза, не разглядеть, кто именно двигался в нашу сторону, поэтому, на всякий случай, приготовились обороняться.

Вскоре перед нами затормозили стражники, а во главе оказалась Хельга. Девушка сильно изменилась за прошедшие годы. Выглядит взрослее, волосы отросли, теперь она заплетает их в крутую косу, небрежно перекинутую через плечо. Остановившись, спрашивает на родном языке:

– Кто вы? Что делаете здесь?

Вновь стянув маску, а с ней и капюшон от куртки, отвечаю:

– Совсем не узнала, Хель? Не почувствовала знакомый запах? – давно не говорила на языке волков, отвыкла, слова звучали отрывисто, будто наждачкой потёрла воздух и Хельга рассмеялась.

– Может и не почуяла, но только ты способна так коверкать слова! – улыбаясь, отвечает она, спрыгивая в глубокий снег, и подходя ко мне.

Обнимает с силой, утыкается носом в волосы, и я раскрываюсь навстречу объятиям подруги. Весь мир изменился с той зимы. Будто вечность прошла и вернулась.

Я представила девушке своих друзей, пока не вдаваясь в подробности, зачем пришла. А Хельга, пока шли к замку, вкратце рассказала, что произошло за эти годы.

Дальние пределы официально пали три года назад по местному исчислению. Деймон проехался по всей территории, используя новые тропы, чтобы облегчить переход тем, кто ещё не сделал этого во время красной луны. Таким образом, удалось избежать кровопролития среди людей. По сути, для них ничего не изменилось.

Тогда же Хельга в последний раз видела отца, занявшего место в совете Деймона. Больше не привязанные к волчьему разделению власти, девушка стала полноправной хозяйкой Корнголик-ана. Вальт отказался присоединиться к отцу и остался в столице, его дальнейшая судьба неизвестна. Другое дело, что домой вернулся Ахлик и Брона, которой всё-таки удалось перейти стадию безумия и воплотиться в дикой волчице. И теперь они помогали Хельге защищать границы от монстров.

– Сейчас, конечно, тяжелее, чем раньше. Мы больше не имеем контактов с торговцами за перевалом. Находимся в изоляции, полагаемся только на себя. Это сложно, но нам не привыкать – не в первый раз проходим через такие трудности, – почти беспечно говорит она, но по глазам видно, что всё не так просто.

Позже Олег сильно удивился, узнав возраст Хельги. У него в голове не укладывалось, как такая молодая девушка может руководить целым замком да ещё в таких условиях. Ребят разместили в гостевых комнатах, а меня поселили туда же, куда и прежде, в комнаты Ольги. Здесь ничего не изменилось за эти годы, только пыли стало больше. С помощью служанки, приняла горячую ванну, слегка передохнув после тяжёлой дороги. А после прямиком пошла в кабинет Вельямина, где меня ожидала Хельга.

– Отец сказал, что ты погибла, – осторожно начала она. – Тебя искали, а нашли заключение о смерти. В человеческой тюрьме? Говорили, что кремировали. Это была уловка?

– Да. Я не хотела, чтобы меня нашли не те волки, а возвращаться к отцу, не собиралась. Не после того, что случилось.

– Соболезную. Я знаю, что произошло, – мягко добавила она.

– Арман объявлялся? – спрашиваю почти равнодушно.

Не сидится на месте, но я заставляю себя вести спокойно, не выдавая чувств. Я принимаю из рук девушки пузатый бокал с коньяком и мы, не чокаясь, прощаемся с Лико. А после пьём за моё возвращение.

И только когда расслабилась, Хельга рассказала, что тогда произошло.

Волки Демьяна пришли волчьей тропой и напали на город отца. Они использовали оружие землян, чтобы эффективнее противостоять силе диких волков. И с ними был их король. Сводные братья впервые встретились и впервые выступили друг против друга. Обнаружилось, что в открытом бою, их силы равны. Поэтому Демьян отступил, когда понял, что теряет преимущество эффекта неожиданности.

В результате этих действий, обнаружился предатель из числа приближённых отца. Им оказался один из «генералов», которому обещали что после смерти Деймона, он сможет вернуться к Демьяну благодаря лекарству, которое изобрёл Кай. Его обманули, но это было уже не важно. Ущерб нанесён, была объявлена война. Предателя казнили, а отец, как только узнал, куда я попала, отправился за мной.

Именно он пришёл на базу за мной в ту ночь, но не успел. Он встретил Армана с Лико на руках, тот объяснил, что случилось, после чего полностью отказался от Деймона и ушёл навсегда. Больше его никто не видел. Как и меня. Все слышали в ту ночь мой крик, но когда пришли в тренировочный зал, там уже никого не было.

– Ты знала, что твоя сестра, Инга, теперь с твоим отцом? Как и многие другие обращённые? Благодаря ей, многие обычные люди моего мира становятся волками. Как она.

Это стало неожиданностью. Даже не понятно, приятной или нет.

– Где сейчас они находятся?

– Не знаю. Отец шлёт письма с птицами, но сама понимаешь, редко бывает конкретика. Боится, что перехватят. Сейчас братья идут по разные стороны гор, захватывая чужие королевства, наращивая мощь, но рано или поздно, один убьёт другого и только тогда всё это закончится. Официально, мы, конечно, перешли на сторону твоего отца, но неофициально, дальние пределы сохраняют нейтралитет. Наша задача – защищать границы мира волков от монстров иных миров. И у нас чертовски много работы, особенно летом, сейчас, в середине зимы, монстры реже выползают, так что вам повезло.

– Ты знаешь, кто такой Девон? – произнеся это имя, по коже прошёлся мороз, будто сквозняком подуло, но Хельга ничего не почувствовала.

– Впервые слышу. О ком ты?

И я рассказала, зачем пришла в мир волков. Не стала добавлять свою истинную миссию, но рассказала о способностях этого существа.

– Ель, – мягко заговорила Хельга, сократив моё имя на волчий манер, – это невозможно. То существо, о котором ты говоришь, вымерло. Его истребили во время вымирания. Твои предки и истребили.

– Ты имеешь в виду драконов? Он дракон?!

– Менять внешность, подавлять запах, управлять предметами на расстоянии – да, всё это способности драконов. Говоришь, его волосы чёрные? У драконов рыжие. И они не способны управлять волками. Это получается какой-то гибрид.

– Как и я, – добавила, размышляя о своих снах. – Я непроизвольно подавляю запах волка, когда становлюсь человеком. Если легенда о Мэ'а'ли правдива, то такая особенность могла передаться спустя поколения?

– Откуда мне знать? Но гибрид волка и дракона? Взявший лучшее от того и другого вида? Откуда он мог взяться? Он молод, значит у него есть родители. Кто они и где находятся?

– Хель, я ведь пришла сюда не просто так. Мне нужно спуститься вниз.

Девушка удивлённо посмотрела на меня.

– О, а я думала, что ты решила погостить у нас. Давно не виделись всё-таки, – сыронизировала она. – Я догадывалась, что ты пришла не просто так. Зачем тебе нужно попасть туда?

– Тебе это не понравится, – мрачно ответила. – Я хочу её взломать.

Разумеется, девушку эта идея возмутила. Разумеется, мои слова мало убедили её, пришлось прибегнуть к не совсем правильным аргументам касательно своего происхождения. И, скрепя сердце, она была вынуждена согласиться с моими доводами. Но отказалась делать это немедленно. В конце концов, уже темнело, скоро будет ужин. Договорились провернуть всё на рассвете. И вдвоём, не ставя никого в известность. Для остального замка, я здесь проездом и скоро отправлюсь к отцу. Это недалеко от истины. Я знала, что мой отец знает что-то о прошлом семьи. И я уверена, что Девон, драконы и семья Демьяновых – всё это часть одной истории, о которой следует знать.

Но сначала гробница.

* * *

На ужине присутствовали все оставшиеся члены семьи Могронум. Новый начальник стражи, новый доктор со своим протеже, а также ещё несколько волков, занимавших ключевые позиции в замке. Все с любопытством разглядывали мою группу и меня в частности. Теперь, зная, кто я такая, отношение волков претерпело кардинальные изменения. Меня стали бояться.

Я же холодно поглядывала на Брону, которая совершенно невозмутимо разделывала крупный кусок мало прожаренного мяса. Женщина, пережившая ужасающую трансформацию, за прошедшие годы полностью восстановилась и вернулась к прежнему роскошному облику. Она вела себя так, будто ничего не произошло. В отличие от мужа, который нервно посматривал на меня, боясь, что потребую возмездия. Ведь я буду в своём праве. Никто не посмеет остановить дочь Деймона. Но мне это было не нужно, поэтому делала вид, что Броны здесь нет.

Задумавшись о своём, упустила нить беседы, и услышала только середину рассказа Олега. Он делился историей об охоте на сбрендившего оборотня под Парижем. В прямом смысле под Парижем.

– Я думала все люди кремируют своих мертвецов? – удивилась Хельга, когда услышала о катакомбах, полных черепов покойников. – Зачем складировать трупы?

– Всё дело в вере. Для христиан быть похороненными на освещённой земле означает после смерти попасть в рай. А во времена эпидемий такие братские могилы – это всё, что могло дать правительство, – вместо Олега ответил Бертрам.

– Люди странные, – вставил один из волков, когда ему перевели слова парня.

– А как вы хороните своих мертвецов? – спросил у Хельги Олег.

Я заметила, что парень с каким-то преувеличенным интересом относится к девушке, адресуя все вопросы ей, с любопытством выслушивая подробности быта волков в дальних пределах.

– Сжигаем. У нас здесь скверная почва, чтобы хоронить, а в зелёных землях наоборот, слишком плодородная – хищников много. Раскопают. Проще сжечь, – прямолинейно ответила она.

– Елена, вы надолго к нам? – осторожно спрашивает Ахлик. От былого высокомерия не осталось и следа.

– День, может быть два. Зависит от погоды, – отвечаю излишне резко. – Торопитесь избавиться от меня?

На этих словах Брона поперхнулась, взялась за бокал, сделав приличный глоток. Ахлик поджал губы, но продолжил сохранять в голосе мягкость.

– Как можно, вы наш дорогой гость. Оставим разногласия в прошлом? Никто не знал, чем всё обернётся. Никто не мог предположить, кто вы такая.

Берт с интересом перевёл взгляд с меня на него.

– А что произошло? – невинно поинтересовался он.

– Его жена пыталась убить меня, – с улыбочкой отвечаю ему. – Но не удалось. А теперь её муж пытается убедить меня всё забыть.

– Елена, если вы думаете, что я собираюсь извиняться, то вы ошиблись, – не выдержала женщина. Она со звоном поставила бокал на стол, задев одну из тарелок и расплескав остатки вина. – Слуги вашего отца принесли дикость в наш замок. Из-за этого я потеряла рассудок и чуть не сошла с ума. И теперь весь мир находится на грани мировой войны. И уже ничто не будет как прежде.

– Вы отказываетесь признавать власть моего отца? – невозмутимо спрашиваю, медленно и аккуратно разделывая на мелкие кусочки мясо на тарелке.

Брона мельком глянула на насторожившуюся Хельгу, скрипнула зубами, но всё-таки не сдалась:

– Но ведь именно это и пропагандирует ваш отец, не так ли? Свобода выбора. Свобода воли. Моя свобода говорит мне держаться подальше от волков, которые так поступают друг с другом. Последователи Деймона убили Ольгу. Чуть не убили вас. И я молчу про сотни обычных людей, погибших в кровавое полнолуние несколько лет назад. Невинные жертвы свободы от тирании вашего дяди. Не могу сказать, что всё это звучит красиво и правильно.

Над столом повисла напряжённая тишина. Волки старательно не смотрели друг на друга, сосредоточившись на еде.

– Я думаю, это было неизбежно, – внезапно заговорил Олег. – Не отец Елены первым начал эту войну. Не он нарушил нейтралитет. Не он пытался расширить границы влияния, послав Алхимика обращать людей в волков. Вся история противостояния братьев началась в тот момент, когда их отец решил оставить в живых Деймона. Всё остальное – лишь последствия того решения.

– Я знаю, что мой отец не добрый. И не хороший человек. Он поступает жестоко по отношению к тем, кто встал у него на пути. Есть русская пословица: «Лес рубят – щепки летят». Именно это делает отец. У него есть идея – избавить волков от влияния королей. Он считает, что таким образом освободит их развитие. Даст свободу. Более того, избавит волков от разделения на беты и альфы. Больше никаких триад. А значит больше детей. Цивилизация волков наконец-то получит развитие.

– А может победит твой дядя и тогда всех нас ждёт смерть за предательство, – перебила Брона, криво ухмыльнувшись. – Паритет. Они оба действуют одинаково, захватывая земли и свергая королей, используя только силу. Никакого убеждения.

– Новый мир не построишь, не разрушив старый, – внезапно заговорил начальник стражи. – Это революция, Брона. Никто не говорил, что будет просто.

– Давайте же выпьем за победу Деймона! – внезапно воскликнул Ахлик, вставая с места и поднимая бокал. Брона смягчилась, глядя на мужа, и последовала за ним.

Остаток ужина прошёл спокойнее. А мы с Броной постарались больше не ввязываться в разговор.

* * *

Ночь прошла без сновидений. После ужина, сразу пошла спать, как и Бертрам, а вот Олег остался среди волков, ввязавшись в политическую дискуссию. Совсем, как я, в свой первый визит в этот мир. Ему было интересно послушать, как живут волки, и рассказать о демократии, капитализме и коммунизме. До чего они договорились, не знаю, но, по словам Бертрама, в своей комнате парень не ночевал.

Позавтракав и обсудив с Бертом дальнейшие действия, отправилась за Хельгой. А Берт решил потренироваться на плацу с молодыми волками. Поднявшись по лестнице, обнаружила немного сонного Олега, выходящего из женского крыла. Увидев меня, парень смутился, скомкано поздоровавшись и почти сразу смывшись под предлогом утренних процедур. Проводив его недоумённым взглядом, дошла до комнаты Хельги. И только у порога поняла, что его так смутило. По запаху, именно отсюда он вышел пару минут назад.

Хельга была сама невозмутимость. Она уже успела ополоснуться в ванной, освежиться и даже одеться.

– Он симпатичный, – спокойно ответила она, поняв моё смущение. – Что такого?

Пожав плечами, не стала комментировать ситуацию. Это не моё дело.

После её завтрака, мы вместе спустились вниз, к входу в зал. И только у расписных дверей, рассказала девушке о своём сне. И о том, как на меня повлияли слова Девона.

– Считаешь, что это провидение? – деликатно спрашивает девушка.

– Потому что мне не снятся обычные сны. Никогда, – вымученно отвечаю, забирая ключ из рук девушки и вставляя в замочную скважину. Здесь гуляют противные сквозняки, морозящие пальцы. Я заговорила как бы в пустоту, боясь расплакаться как девчонка, вспоминая прошлое.

– Потому, что в прошлый раз, когда приснился такой сон, я не поверила ему. Не до конца. Не поверила, а Лико умер. Я своими действиями довела его до смерти. Если бы я доверилась снам, он был бы жив.

– И ты считаешь, что мы все умрём и это связано с покойной Мэ'а'ли? Что ты думаешь там найти?

– Не знаю. Но он знает, – и с этими словами толкнула дверь, входя в просторную залу.

Сам зал не изменился. Может только снега больше, но прошлой ночью прошёл сильный снегопад. Нетронутыми остались стены, под толстым слоем пыли и грязи, всё ещё видны фрески прошлого. Здесь давно не прибирались. По словам Хельги, времени не было.

Посередине оставался гроб Мэ'а'ли. И я почему-то вздрогнула. Ощущение – как будто мертвец прошёлся по моей могиле. Стало зябко и потянуло прочь отсюда. Внезапно стало совершенно неинтересно, что обнаружу здесь, однако пересилила себя и быстро пересекла зал, остановившись рядом с саркофагом.

– Ты уверена? – спрашивает Хельга, вставая рядом. В руках девушка держит лом, точно такой же я положила на крышку гроба, осторожно смахивая сухой снег, разглядывая незнакомые письмена.

– Абсолютно нет, – говорю отстранённо, разглядывая закорючки. А Хельга положила руку на стёртое лицо девушки, гладя его, будто успокаивая. Ей претила сама мысль осквернить могилу этой женщины, но она не сопротивлялась.

А я продолжала искать. Наконец, увидела это. Имя. Оно не выделялось среди остальных символов. Более того, если не знать, что искать, кажется, будто это просто набор точек, стёртый за тысячелетия ветров и мороза. Но я знала, как знала, что именно обнаружу, когда нажму на него. Со всей силой вдавливая точки вовнутрь. И тогда плита пошла следом, как по маслу. Будто её уже вскрывали и не один раз.

Девон оговорился. Специально или нет, но он дал подсказку. Как и во сне, когда я сдвинула крышку и увидела, что внутри пусто. Это не гроб с останками Мэ'а'ли. Её не возвращали в мир волков, её тело покоится в мире драконов. Под плитой скрывались ступеньки, теряющиеся во тьме.

– Что это такое? – ошарашено спрашивает Хельга. Она ждёт, пока я схожу за маслеными лампами, оставленными возле входа, и позволяет мне первой спуститься вниз.

– Это тайна рода Демьяновых. Истинная причина, из-за которой они оставили замок и наказали вам охранять это место.

Я спускаюсь очень медленно, внимательно разглядывая ступеньки и каменные стены. Видимо, раньше это был первый этаж, а подъём сделали после случившегося. Внизу увидела следы разрушения. Повсюду валялись каменные блоки, их будто взрывом снесло из правой части небольшой комнаты.

– Это случилось не так давно, – заговорила Хельга, разглядывая небольшое помещение. – Видишь, здесь не так много пыли, как в тех углах. Кто-то проник в замок, чтобы забрать что-то отсюда? Но как это возможно?

Я подошла ближе к пролому, вокруг которого в беспорядке валялись камни, и заглянула внутрь. Поставив лампу на пол, спрыгнула вниз, и оказалась в небольшой нише. Из-за острого запаха раскашлялась, он напоминал ментос с травами, пробирал лёгкие насквозь. Оглядевшись, увидела именно то, что и искала. Следы. Крикнув Хельге, подпрыгнула и ухватилась за её руки, выбираясь обратно наружу.

От острой свежести кружилась голова, потребовалось время, чтобы прочистить лёгкие. А потом и заговорить, собирая свои догадки в кучу.

– Нет, Хель, сюда никто не врывался. Наоборот. Отсюда вылезли. Чуть больше пяти лет назад, заключённое в этой нише существо, пробудилось от моего крика и вылезло на поверхность. Оно сбежало, не смотря на все меры предосторожностей. Я без понятия, как это возможно, но я думаю, что им был Девон. Именно его имя было выдавлено на боку плиты, и именно нажав на эти точки, я смогла вскрыть вход в гробницу. Предполагаю, что все эти годы кто-то из поколения в поколение насыщал комнату ядом, чтобы существо не смогла сбежать раньше. Почему его не убили? Кто заключил его туда? Кто следил, чтобы он не выбрался? – глянув на Хельгу, убедилась, что она сама пребывает в шоке и понятия не имеет, что всё это значит. – Я думаю, что отец знает. Поэтому моя следующая цель – он.

– Что именно ты делаешь, Ель?

Мы выбираемся из гробницы и я возвращаю плиту на место. Остановившись, чтобы надышаться свежим воздухом, продолжаю собирать мысли по кусочкам.

– Собираю историю семьи, чтобы понять, что происходит. Больше нельзя действовать в темноте без понятия о том, что вокруг. Скоро Демьян узнает, что я жива. Что он сделает? А что хочет от меня Девон? А отец? Я так подозреваю, что моё участие в войне неизбежно. И если я хочу дожить до конца, то должна вооружиться хотя бы знаниями.

И в тот момент, когда оттолкнулась от камня, чтобы выйти отсюда, острая боль скрутила лёгкие, лишая воздуха. Я задыхалась, теряя сознание и проваливаясь в темноту.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю