290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 7)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 26 страниц)

Глава 7. Я вижу восход несчастливой луны

Глава 7. Я вижу восход несчастливой луны

Как только колесо завертится

Закрутится. И время побежит вперёд

Не стоит останавливаться.

Сжимая когти в кулачок.

Ты лучше спой ту песню о свободе

Что так давно мечтала спеть

Как птица вся раскройся

Раскинув крылья, клювик вверх

Тогда же всё случится

И сбудется оно

То предсказанье, что обещано

Всем, кто так давно не видел снов.

Я собирала вещи в спешке, не глядя бросая в чемодан одежду, какие-то тряпки, мыльные предметы, вытаскивая расчёску, вкладывая зарядку и паспорт. Параллельно бронировала место в самолёте, а в дверях стояла мама. Она как-то странно извернула правую руку, прижав к груди, глаза бегают, молчит, ждёт, когда закончится лихорадочное мельтешение.

Через окно в комнату потянуло едким неприятным запахом. Это папины сигареты. Уже и не помню, когда он в последний раз курил.

Подтвердив бронирование, бросила трубку в рюкзак. Уперевшись руками в бок, оглядела комнату, собираясь с мыслями.

– Тебе обязательно нужно ехать? – раздался голос позади.

Я не говорила им, что именно случилось.

– Это моя работа. Меня вызвали, значит надо ехать!

Сказала, как отрезала. А сама метнулась в ванную, вытащив из-под раковины последние женские принадлежности. Сполоснув лицо ледяной водой, уставилась на секундочку на своё искорёженное отражение. Капилляры полопались в глазах, неприятно сухо и как будто ресничка попала. Хочется тереть до посинения, но раздражение только больше станет. Докрасна растерев лицо полотенцем, вернулась в комнату, загружая последние вещи в чемодан.

Обернувшись, увидела отца. Он что-то шептал матери на ухо, отчего она болезненно кривится. А потом и вовсе уходит из комнаты.

– Что ты ей сказал? – спрашиваю настороженно. Через пару минут должно подъехать такси. Я не могла ждать. От нетерпения хотелось подпрыгивать, а ведь впереди ещё долгий перелёт и дорога до Висконсина.

– Что говорю всегда, когда она начинает паниковать, – папа стянул с лица очки и неторопливо протёр стёкла о халат. – Дети становятся взрослыми, когда начинают нести ответственность за свои поступки. И когда родители больше не могут на это повлиять. Ты всегда будешь нашей дочерью. Маленькой девочкой, которую мы очень любим. Но ты не ребёнок. И сама ты отвечаешь за свою жизнь. Мы не можем этого изменить. Можем только принимать твои решения и ждать. Любить тебя. Гордиться тобой. Верить, что ты со всем справишься, и добьёшься того, чего хочешь.

От его слов запершило в горле, и я пронеслась через комнату, прижимаясь к его груди. Уткнувшись носом в грубый ворс халата, подавила слезливую волну, глубоко вдыхая родной отцовский запах. Он аккуратно коснулся рукой моих волос, а после и талии, прижимая и гладя, успокаивая. Напоминая, что меня ждут. Напоминая, что меня любят.

* * *

Долгая дорога до Крандона, из Франции в штат Висконсин закончился в местном аэропорту. Стояла предрассветная хмарь с лёгким туманом. Прогноз погоды обещал не жаркий денёк в районе двадцати пяти градусов с лёгким ветром и без осадков.

Покинув взлётную полосу, забрав багаж с пункта выдачи (здесь даже не было багажной ленты), вышла в общий зал, высматривая Бертрама. Как и я, он отсутствовал на месте, оставаясь в офисе организации, но как только узнал, что случилось, тут же направился в город. Мы договорились, что он подхватит меня в аэропорту и мы вместе двинемся к Антону, который вторые сутки прочёсывал парковые зоны, где потерял группу.

Всё шло по классическому плану. Стандартная практика в похожем деле подразумевала: 1) наблюдение; 2) подсадку; 3) контакт; 4) захват. Четыре пункта, которые никогда не давали сбоя. В этот раз подсадной уткой стала Лили. Её волосы спрятали под натуральным чёрным париком, загримировали под брюнетку, одели посексуальнее и выпустили в местное казино, откуда пропала предыдущая девушка. Вервольфы неосознанно стремятся к обращённым, поэтому ждать долго не приходилось.

Но не в этот раз. За весь вечер к Лили никто не подошёл. Она спокойно просадила энную сумму в быстрых автоматах, выпила немного ром-колы, покружила по залу, присматриваясь к играющим, а после отправилась в парк. Совсем, как та девушка. И в парке, где уже ожидала команда, рассредоточившись и пристально наблюдая за ней, всё и случилось.

По словам Антона, он сам не понял, что произошло. Просто в какой-то момент вся команда перестала выходить на связь. Он почувствовал что-то, но что именно – не ясно. Ситуация изменилась мгновенно. Всё, что он нашёл, это брошенное оборудование, сотовые телефоны, рации, гарнитура и даже наручные часы, которые Грегор носит не снимая. Не было следов борьбы. Словно они разом всё побросали и куда-то пошли. Сами. А Антон так и не смог уловить чужого присутствия, найти запах вервольфа. Только их запахи, которые обрывались в одной точке.

Мы оба знаем, что это может означать. А с недавних пор и Бертрама Шеф посвятил в происходящее. Так что могу предположить, что найду в лесу. Вопрос в другом, как это было сделано?

Это волчья тропа? Но получается, что на той стороне находятся дикие моего отца? Или же дядя теперь тоже так может? Или короли научились? А может стихийный портал, известный местному королю? Или что-то иное?

Бертрам встретил на улице, в стороне от главного входа возле зоны для курящих. С недавних пор, он пристрастился к этой дурной привычке, выкуривая по пачке в день, сжигая лёгкие, которые восстанавливаются слишком быстро.

Он выглядел не очень, какой-то всклокоченный в мятой футболке и жёваных брюках. Одежда висит мешком, лицом почернел, осунулся, видимо совсем не спал. В руках планшет, на который падает пепел от сигареты. И всё внимание сосредоточено на этом инструменте, так что меня не сразу заметил.

– Берт, – поприветствовала, ставя на чемодан сумку. – Ты как?

Он сухо поздоровался, покачав головой, показывая, что не очень.

– Надо идти, – хрипло добавил, кивком головы указав на припаркованный неподалёку форд.

Уже в машине добавил, что с момента последнего разговора ничего не поменялось. И Антон всё ещё в лесу.

– Думаешь, они там? – с выделением спросил он, выкручивая руль на съезде к гостинице.

– Думаю? Да я почти уверена в этом, – говорю с досадой, отстёгивая ремень безопасности. – Антон здесь? Я думала, он в лесу.

– Сначала оставь вещи в номере. Передохни. Поешь. Потом поедем в лес. Мало ли как дальше дело обернётся.

– Думаешь сразу с корабля на бал? – в его словах было зерно истины, так что не стала спорить.

Команда сняла три номера. Так, что я разместилась в том, где были вещи Лили, так как он тоже был с двумя кроватями. Бертрам занял место Грегора. Нам ещё предстояло как-то объясниться с хозяином отеля на тему, куда подевались постояльцы. В пору исчезновения людей, простые объяснения не годились.

Через несколько часов, парень повёз в сторону местного парка, расположившегося позади крупного казино, туристической достопримечательности города. До заката ещё было полно времени, так что в парке оказалось достаточно туристов. Не смотря на предупреждающие таблички, молодые девушки и юноши спокойно собирались в турпоходы, складывая снаряжение и готовясь заночевать в местных зонах отдыха. Или направляясь по одному из пешеходных маршрутов прямо в лес.

Антон ждал возле входа. Он всухомятку ел сэндвич, купленный в одном из торговых трейлеров. Заметив наш автомобиль, выбросил остатки, вытерев руки о спортивные штаны. Подойдя к машине, вяло махнул рукой.

Если Бертрам выглядел не очень, то Антон совсем спал с лица. Вопрос, когда в последний раз спал, проигнорировал, сухо пересказав всё, что и так знала, добавив, что больше ничего не смог обнаружить.

– Какие-нибудь аномалии были? Холодные или горячие зоны? Может странные растения или животные? Звуки непонятные? – задавала уточняющие вопросы, когда мы вышли на маршрут Лили, обогнув здание казино по кругу. – Запахи?..

– Обычный лес. Ничего необычного, – почти раздражённо ответил Антон, сплёвывая вязкую слюну. От предложенной Бертраном воды не отказался, залпом допив пластиковую бутылку. – И позапрошлой ночью тоже всё было в порядке. Я ничего не заметил, кроме… – парень запнулся, искоса глянув на Бертрама.

Тот, сообразив, что Антон хочет посекретничать, махнул рукой, сказав, что возвращается обратно. В лесу перестала ловить сеть, а он мониторил новостные сводки и полицейские каналы. Вдруг, что-нибудь всплывёт.

Оставшись одни, какое-то время шли молча, потом Антон всё-таки добавил:

– Это похоже на то, что делала ты. Но не уверен. Я был слишком далеко от остальных, рядом с казино, поэтому не могу сказать точнее. Всё случилось очень быстро.

– Олег, – я впервые за долгие годы назвала его настоящее имя.

Не одна я скрывалась от прошлого. Никто не должен был узнать, что Антон – это тот самый Олег, который был частью ближнего круга Алхимика.

Парень вздрогнул, услышав своё имя. В его взгляде мелькнула беспомощность, но она быстро исчезла, сменившись раздражением.

– Прости, сорвалось, – извинилась перед ним. – Антон, тебе не стоит винить себя. Если это то, о чём я думаю, единственная причина, по который ты ещё здесь, то, что ты находился слишком далеко от альфы. Я не знаю, кто именно из них направился в этот мир, но тебе крупно повезло.

– И что с того? Они-то там! – взорвался Антон. – Будь я рядом, смог бы объяснить, что происходит и куда они попали!

– Да брось. Если всё так, то сейчас они добровольно рассказывают всё, что знают об организации и о нас. Хорошо, что знают они не много. У нас будет только один шанс вытащить их оттуда, и для этого нужно сначала понять, куда именно они попали. Стихийный портал или дикая тропа? – я помолчала, а потом добавила. – И после этого Демьяновы узнают, что я жива.

– Что?

– Мне придётся использовать свои силы, чтобы вытащить их. Чтобы избавить от влияния королевского альфы. А я единственная женщина, которая на это способна, – уныло заключила, тяжело вздохнув.

Мы довольно быстро пришли на место, где всё произошло. Запахи за прошедшие сутки притупились, но всё ещё чувствовался невидимый след моей команды.

Всё, как и сказал Антон. Я ощущала, как долго каждый находился на своей позиции. Чувствовала отпечаток личности Лили, которая неторопливо шла по тропе к выходу из парка, за которым начинались одноэтажные дома местных жителей. Эта тропа – прямой путь от казино до спального района, по кромке парка, освещённая светом фонарей. Сама дорога шириной в несколько метров, с разметкой и лавочками. Фактически, полноценный путь. И в один момент Лили сама свернула с него в лес, не сходя на тропку, а буквально проходя по молодой лесной поросли, огибая кустарник. Точно также поступили и все остальные. В один момент сошли с мест и сошлись в одной точке, где-то в ста метрах от тропы. И исчезли.

Как и говорил парень, никаких запахов, звуков или присутствия иного мира. Ничего, с чем я уже сталкивалась прежде. Обычные деревья, папоротник и мелкие лесные цветы. Как ни напрягалась, ничего не смогла найти. Ни намёка.

– Я не знаю, что здесь произошло, – резюмировала, как только призналась в этом самой себе. – Тропы оставляют следы. Как и порталы. Всё имеет след, не исчезает моментально. А здесь ничего. Они буквально растворились в воздухе.

– Надо вызывать Шефа? – с надеждой спросил Антон.

– Зачем? – удивилась в ответ, обернувшись к нему, бросая какую-то травинку на землю. – Мы и так справимся. Я знаю, что нужно делать.

– И?

– Мы повторим операцию. Мне даже парик не потребуется. Альфа знает, что за ними придёшь ты и я. Он захочет получить всю команду. Особенно меня, ведь я командир, а значит больше знаю об организации, которая так активно закрывает базы королей и вывозит новообращённых. Будет засада. Я удивлена, что здесь никого нет, но думаю в казино мы найдём волчару. Действуем по стандартному плану.

Я подмигнула Антону, но увидев его странное выражение лица, смягчилась. Подойдя к нему вплотную, взяла за руку, легонько сжав её.

– Мы вернём их.

– Я не уберёг её, – тихо проговорил Антон, прямо глядя мне в глаза. – Последнее, что она сказала: «Ты же позаботишься обо мне, Антон?» А я не позаботился…

– Ты не виноват. Такого никто не мог предположить. Королевские альфы не покидают пределов мира волков!

– Но в ту ночь кто-то пришёл на базу. За тобой. Мы до сих пор не знаем, кто это был. Деймон или Демьян.

– Мне всё равно. И это был единичный случай. Покидая пределы мира волков, они теряют власть над членами стаи.

– Неизвестно. Твой отец необычный волк. Он дикий. И дядя тоже уже…

– Мы не знаем наверняка, что это кто-то из них! – вспылила в ответ, выпуская руки. – Так что будем действовать по обстоятельствам. Следуя моему плану!

Антон сжался как от удара. И согласно закивал, больше не вступая в спор.

* * *

Вечером в казино довольно многолюдно. Наверное, это связано с тем, что в городе совсем не так много вечерних заведений с достойной программой. А тут даже концерты устраивали и каждый четверг выступали живые исполнители. А по выходным организовывали танцы. И приглашали местных знаменитостей.

Это довольно выцветшее место, заточенное под богатых и скучающих пенсионеров. Никакого лоска или гламура. По большей части, в зале находились однорукие бандиты, несколько столов игры двадцать одно и всего две рулетки. Длинная барная стойка с несколькими молодыми барменами, открытая зона ресторана, красный ковёр под ногами и закрытый банкетный зал, в котором местные справляли крупные праздники. По бокам возле окон пошлые растения в потрёпанных кадках, на потолках жёлтые люстры, которые давали неяркий, приглушённый свет. На заднем плане играет кантри, парочка пожилых, взявшись за руки, танцует в центре. За ними наблюдает скучающий швейцар. В целом, не смотря на отсутствие стиля, здесь довольно многолюдно. Почти все автоматы заняты, а в ресторане только два столика свободны. Отовсюду доносятся смех, разговоры, бурные беседы и негромкие споры.

Я не стала наряжаться. Не тот случай. Мне пришлось изобразить скучающую деревенщину в клетчатой рубашке и линялых джинсах. Окинув равнодушным взглядом помещение, направилась к барной стойке, громко приземлившись на неё, ловко опрокидывая вовнутрь заказанную стопку текилы. Лихо повернувшись на крутящемся стуле, заложила за спину на стойку руки, окидывая присутствующих людей. Через минуту мне приготовили ещё текилы, а после подали светлое пиво – отличный повод потянуть время.

Пока приноравливалась к окружающему пространству, сканируя зал, пытаясь почувствовать волков, ко мне прицепился местный парнишка с довольно-таки приземлённым подкатом:

– Мы раньше не встречались? – осторожно спрашивает он, присаживаясь на соседний стул.

Смерив скептическим взглядом субтильную фигуру молодого юноши, отрицательно качнула головой.

– Если это попытка съёма – она заранее обречена на провал – ты слишком молод и скучен, – заговорила с нотками тоскливого превосходства.

Черноволосый вихрастый мальчишка не отставал. У него покраснели уши, но он не бросил своих попыток.

– Я тебя точно где-то уже видел! – заявил он увереннее.

Внимательно прощупав парня и убедившись, что в нём нет ни грамма от волка или неонизированного, шумно вздохнула, возведя глаза к облезлому потолку.

– Просто отстань и иди потренируйся у зеркала. Мы не знакомы и вряд ли могли где-то пересекаться! Я здесь случайный гость, вот и всё! Так что отвали! – заметив нашу лёгкую беседу, к нам обратился бармен с предложением ещё что-нибудь заказать.

Я сделала выбор в пользу арахиса и подхватив поставленную корзинку, оставила смущённого парня в одиночестве, направившись в сторону игровых автоматов.

Расположившись, поставив на крышку и пиво, и орешки, уткнулась в инструкцию, разбираясь как вообще в это играют. Из-за соседнего автомата раздался негромкий голос:

– И не боишься одна приходить сюда?

Повернувшись, увидела сухонького старичка в забавной хлопковой шляпе с широкими полями и в массивных очках, за которыми в полусумраке терялись глаза. Голос добрый, да и старичок добродушный, поэтому ответила:

– А что такое случилось?

– Вы, наверное, недавно в городе, – покачал головой он. – Девушки пропадают. Да вот совсем как вы! Стройные да черноволосые. И неподалёку отсюдова!

Тряхнув волосами, взлохматив шевелюру, поджала губы:

– Да ладно, пропадают! Было бы куда отсюда пропадать! Дыра дырой. К подружке в гости приехала развеяться, а тут со скуки сдохнуть можно. Да вы не переживайте, она живёт тут неподалёку за парком – идти минут десять не больше! – и я дружелюбно улыбнулась.

Старик тяжело вздохнул, приложившись к чему-то нейтральному в высокой фарфоровой чашке.

– Что же, дело ваше!

– Лучше расскажите, как пользоваться этой штукой! Здесь от инструкции одно название осталось – всё стёрлось!

Я в точности повторила простейший порядок действий со слов дедули, дёрнула ручкой, уставившись в мельтешение комбинаций. Рядом вновь раздался его голос:

– Ладно дочка, береги себя. В опасное время живём всё-таки. Мало ли что!

Я махнула рукой, и соглашаясь и призывая не отвлекать. Картинки встали в ряд. Жаль не те, поэтому слегка разочаровано изогнула нижнюю губу. Обернувшись, чтобы поблагодарить старика, увидела, что он уже ушёл. Только чашечка осталась. Также обратила внимание на давешнего паренька у стойки бара – он всё ещё сидел на месте, по чуть-чуть потягивая розовый коктейль и демонстративно не глядя в мою сторону.

Может быть ему ещё повезёт, и он найдёт, кого ищет.

Время тянулось медленно. Я постоянно прощупывала зал, сканировала посетителей, но ни намёка на волков не обнаружила. Антон и Бертрам посылали вопросительные сообщения, но я ничего не могла им дать. Поэтому решила перейти к второй части плана и обратиться к парковой зоне. Может я всё слишком усложнила и всё произойдёт там?

Выйдя на улицу, с наслаждением вдохнула свежий хвойный запах. В зале было достаточно пыльно и на вкус как старая мебель. Запахнув плотнее потёртую кожаную куртку, захваченную из гардероба, обогнула по гравию здание, выходя в парк под яркий свет фонарей. Время было около десяти, так что быстро на тропе осталась одна.

Не знаю, в какой момент почувствовала, что что-то не так. Всё, как и говорил Антон, – моментально. Я иду, а фонари надо мной разгораются ярче и резко гаснут, оставляя в полутьме. Обернувшись, вижу далёкую звериную фигуру.

По плану. Значит пора включать страх и бежать. Я испуганно пячусь назад, а после и вовсе срываюсь на бег, оказываясь в кустах, царапающих ноги. Бегу сквозь бурелом, затылком ощущая звериное присутствие, он быстро нагонял.

И в этот же момент поняла, что план строили не только мы. Прямо по курсу в воздухе мерцает плешь волчьей тропы, ведущей в иной мир. Только три секунды на раздумья, и я делаю вид, что поскользнулась. Падая, проскальзываю под прорехой, вскакиваю на ноги и вновь срываюсь с места. Позади раздаётся недовольно рычание – зверь совсем близко.

Тогда вновь падаю на колени, разворачиваюсь, вперившись взглядом в звериный лик. Я должна была узнать его, но зверь оказался незнаком. Увидев, что мне некуда бежать, что я устала и напугана до чёртиков, он замедлился и по мере приближения, трансформировался в человека.

От неожиданности подавилась, сбивая дыхание. Это был тот самый парнишка в зале. Тот, кто не мог быть волком. Я должна была почувствовать его, но нет.

– Кто ты такой? – сбиваясь, восклицаю, забывая все свои роли.

– Я знаю тебя? – спрашивает в ответ, мучительно разглядывая моё лицо.

Я сбита с толку.

Вокруг шелестит листва, поднимается холодный северный ветер. И вместе с ним, с самых низов встаёт сила. Она обвивает ноги, сначала ступни, затем лодыжки, всё выше и выше, как змея ползёт по коленям, к бёдрам, захватывая талию, сдавливая словно питон. Я даже слышу едва ощутимое шипение. И когда она добирается до горло, взрываюсь изнутри и она разлетается осколками, ощутимо качнув парня назад.

– Больше никто не будет иметь власти надо мной, – хрипло выплюнула слова, со злостью мотнув головой. И ударила. Как плетью по груди. Он оступился, ощутив мою силу.

Шокировано смотрит и на лице расплывается прозрение. Иным взглядом водит по фигуре. Иное читается во взоре.

– Я знаю тебя, – утверждает довольным голосом. – Так долго искал. Думал, что потерял!

– Мы незнакомы.

Почему-то стало очень страшно. Он такой молодой, хрупкий даже. Только подросток, но кажется, что всё это стекло. Что за хрупкостью, ломкостью скрывается нечто. Скрывается тьма?..

– Нет, Елена. Мы знакомы. И даже больше, чем ты думаешь! – восторженно заявляет он и делает шаг в моём направлении, когда раздаётся свист и ему в шею впивается дротик с ядом.

Удивлённо вытаскивает его, непонимающе разглядывая. И тогда же летит второй, а за ним и третий. Парень падает на колени, но не теряет сознание. От ещё одной порции он может умереть, тогда я вновь бью его своей силой. Прямо в голову, вспарывая плоть, добираясь до мозга.

Раздался негромкий вскрик, он падает, упираясь руками в землю, глядит обескуражено. Потребовалось ещё несколько ударов, прежде чем он окончательно пал.

Мы захватили зверя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю