290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 18)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 26 страниц)

Глава 18. Этот путь был проложен перед ней

Глава 18. Этот путь был проложен перед ней

Мне бы обернуться, вздрогнуть,

Забыть, как делать вдох

На выдохе кричать

Да глоткой полной до краёв

Прозрачных слёз

Извергнутых и вырванных

Из тела моего

Что тотчас в прах

Рассыпится.

А я теперь словно знаю тайну. Ступая по коридорам, улыбаясь знакомым и незнакомым людям и волкам, иначе чувствую себя. Будто почву под ногами обрела. Знаю, как ходить по земле. А губы нет-нет да тянутся в улыбке куда как шире вежливой вплоть до счастливой. Походка лёгкая и тянет танцевать.

Но сначала дела. Перед общей встречей собиралась переговорить с Демьяном, единственным из родственников, чьи мысли и желания были неизвестны. Нужно было понять, чего он хочет, ведь очевидно Демьян не желал оставаться в стороне.

Мы договорились о встрече в одной из гостиных комнат подальше от остальных, чтобы разговор получился максимально приватным. Когда зашла, он уже был там. Сидел на небольшом диванчике, потягивая нечто янтарное из прозрачного стакана и молча разглядывая разожжённый в камине огонь.

Я опустилась в боковое кресло, сдвинув запорошенную пылью простынь, наклонилась вперёд, выставив руки в замке и слегка повернув набок голову. Так лучше было видно его лицо, на севере быстро темнеет, а свет от огня только мешал.

– Помню, как увидел тебя, – начал говорить он, не глядя в глаза. Среди взъерошенных кудрей мелькнул металлический отблеск от короны, когда мужчина откинулся назад. – Ты была такая беззащитная. Знала ли ты, что тебя специально там забыли? Твоя история должна была закончиться очень печально, но я почувствовал твой запах. И пришёл увидеть спящую девушку с обезображенным лицом. Мне захотелось узнать твою историю. Узнать тебя. А ты лгала. Снова, и снова, и снова, – он допил коньяк и резко поставил стакан на стол, обернулся, с вызовом посмотрел в глаза. – Но ведь я уже был обречён, не так ли? Даже если бы ты его не разбудила, твой отец всё равно сильнее меня. Я не способен делать то, что умеете вы трое…

Только собралась перебить, как он вздёрнул палец вверх, грозно выдав:

– Нет, ты будешь слушать! – вспышка опала так же быстро, как и началась. Он вновь наполнил бокал и судя по количеству остатков в бутылке, он пьёт уже давно. Сделав глоток, сморщился, процедил негромко: «Паршивый коньяк, как и всё в этом захолустье». Немного помолчав, заговорил громче:

– Чтобы стать равным вам, я объединяюсь с ним, а это забирает годы жизни. Когда встретил его, думал, все проблемы решены. Он назвал меня братом, своей семьёй. Напомнил историю, о которой говорил отец.

Я вздрогнула, понимая, о чём идёт речь.

– Девон не чудовище, но силой обладает чудовищной, – продолжил он, разглядывая сквозь кудри, опавшие на лицо. – Он тосковал по тебе, и бегал к Деймону. Я знал, что для него всего лишь временная замена, но как противостоять обаянию настоящего дракона? Даже не замечал, как начинал делать то, что он хочет. И я вижу, что ты понимаешь, о чём речь.

Продолжаю молчать, зная, что ему нужно высказаться. И только так пойму его желания.

– Я провёл с ним больше времени, чем кто-либо из ныне живущих. Даже боги ошибаются. Так что я знаю, чего он хочет, – Демьян вновь приложился к стакану, опустошив, резко опустил на кофейный столик и поднялся, слегка качнувшись – у мужчины закружилась голова и я подскочила, не давая ему упасть. А ему только того и надо было, он вжал меня в себя, прижимая всем телом, вдавливая в себя, и шепчет:

– Ему нужно всё, понимаешь? Абсолютно всё!

– Ты пьян! – пробормотала с отвращением, отталкивая его в сторону. Ощутив мощное спиртовое амбре из его рта, поморщилась, отступая назад к дверям. Я ничего от него не добьюсь. Но и страха больше нет. Я увидела, каким стал дядя. Жалким и слабым. От него нет угрозы.

Лишившись поддержки, Демьян рухнул обратно на диван, запрокинув голову. Он вновь заговорил, заставив остановиться и дослушать:

– Я вернул в мир людей твоих волков. Туда же, откуда их взял Девон. Он так захотел. Над ними нет моей власти, не беспокойся. Передай своему жениху, что его сын по-прежнему не желает его видеть, но с ним всё в порядке. Он жив и находится в столице, как и остальные дальние родственники семейства Могронум, – переведя дух, Демьян продолжил. – Приношу свои извинения за попытку похищения и разрушения замка твоей будущей семьи, – он повернул голову и слегка скривился. – Поздравляю с помолвкой, кстати.

Я сжала подушечками пальцев кольцо с небольшим рубиновым камнем, слегка покраснев.

– Не знаю, что на меня тогда нашло – попытка изначально была безнадёжно глупа и противоречила планам Девона на твой счёт, – он вновь отвернулся, уставившись обратно в потолок. – Ты хочешь знать о моих притязаниях. Всё просто. Моя земля – это моя земля. Дальние пределы можешь забирать вместе со всеми кан-альфами, это бремя как раз по плечу такой как ты. В будущем, я не желаю иметь ничего общего с этой семьёй. Дом будет разделён. Это мои условия, – голос звучал на удивление трезво и рассудительно, и устало. Закончив, он закрыл глаза. – Иди, Елена. Я приду в зал позже, мне нужно отдохнуть.

И только покинув комнату, поняла то, что не дошло сразу. Он не был пьян, он был смертельно уставшим. Как тот, кто дошёл до предела своих возможностей.

* * *

Встреча прошла в переговорной комнате и на неё были допущены только члены семьи, включая Вельямина в связи с моим новым статусом. Это не стало шоком для отца и Девона, но последний был удивлён, что всё случилось так быстро.

– Надеюсь, ты счастлива, – сказал он в заключении, и внимательно посмотрел в глаза моему избраннику. Вель ответил тем же.

В первую очередь разговор пошёл о начале конфликта. Разумеется, речь не шла о притязаниях на трон, их отец чётко разделил братьев, поместив одного из них в мир людей. И по праву рождения Деймон должен был стать королём, но это породило бы конфликт с отцом матери Демьяна, а это война. Не то, что хотел оставить старый король. Он предпочёл сохранить тайну.

– В отличии от Леко, его друга, которого привёл к своему старшему сыну, – объясняла семье, стоя возле стула и поочерёдно глядя на родственников. Рядом со мной по правую руку разместился Девон, а по левую – Вельямин, братья же сидели напротив друг друга.

– Это была первая ошибка, потому что Леко, кем бы он ни был, хотел, чтобы Деймон стал королём. Для этого он объединился с Лукой. И действия перешли в активную стадию, когда Деймон встретил Надежду, женился и появилась я на свет. Возможно, Леко счёл меня угрозой чистоте рода. Он планировал убрать семью Деймона руками Демьяна и развязать войну, так и получилось.

– Неправда. О существовании Деймона я знал давно, – Демьян встал, я опустилась, уступая ему право говорить. – Моя мать не была дурой: догадаться, что у меня есть старший брат не составило труда. Она заключила сделку с отцом, что всё это сохранится в тайне. Это единственное, что гарантировало мне жизнь. Ведь если начнётся война – Деймон станет королём по праву рождения и даже если её отец выиграет и покорит королевство, то я ему буду только мешать. Королевский альфа – это риск. Она боялась, что дед убьёт собственного внука. Результат этих договорённостей устраивал всех. Пока однажды я не получил донесения из дальних пределов от кан-альф.

– Появление диких волков, не похожих на обычных омег, – разъяснил Вельямин. – Тогда приезжали представители Демьяна, чтобы выяснить, кто эти новые волки.

– Так я узнал, что брат винит меня в смерти семьи. Узнал, кто именно подставил меня, – продолжил Демьян, задумчиво разглядывая брата. – Что я мог делать? Оправдываться? Нет, ведь мать готовила меня к этому с детства. Она боялась, что Деймон может вернуться, а значит мне потребуется сила, чтобы справиться с ним. Такой силой стал Кай, которого я получил от деда. Вернее, мать забрала парня из рук ненасытного отца. Она помогла склонить парня на мою сторону, с её помощью он получил блестящее образование, а после именно он придумал, как мне увеличить численность своих подданых, чтобы противостоять влиянию брата.

– Поэтому было заключено перемирие – нам обоим нужно было время, чтобы стать сильнее, – согласился Деймон.

– Но я не имею отношения к тому, что случилось с твоей семьёй, брат, – с нажимом сказал Демьян, наклоняясь вперёд и выставляя руки над столом, вжимая в дерево подушечки пальцев. – Я никогда не собирался воевать с тобой!

– Война нужна тому, кто хотел вывести гибрида сравнимого по силе с Девоном. Отбор шёл на протяжении тысячелетий. Нельзя было прервать эту цепочку, допустив обычную женщину в родословную. И опять-таки нужна была инициация королевского альфы, чтобы укрепить гены и передать следующему поколению. Не попади я в мир волков, не стала бы волчицей, и мои дети родились бы уже без сил, – тихо добавила, посмотрев на молчаливого Девона. – И вот самая главная тема нашего собрания.

– Кто управляет семейством Демьяновых, – почти нараспев сказал Девон и в комнате стало очень тихо. Мужчина вышел из-за стола, вставая напротив нас. Он улыбался мягко и тепло, разглядывая потомков брата.

– Когда-то, ваш предок, мой брат, предал меня. Но по какой-то причине не убил, а запер в этом самом замке, поместив в гробницу, чьи стены сочились ядом. У него был сообщник. Это существо, кем бы оно ни было, обновляло амброз, чтобы я не просыпался. Год за годом. Столетие за столетием. Думаю, у него появились сторонники, которые продолжили его дело. И вместе с этим, они следили за семейством брата, контролируя выбор женщин, с которыми те спали. Дошло до того, что Демьяновы стали считать, что род угасает, раз с такой сложностью удаётся породить королевского альфу, но это не так. Кто-то искусственно контролировал возможность зачатия, в нужный момент подкладывая подходящих девушек, чтобы в крови оставались гены дракона. Усиливая их, чтобы родился гибрид.

– Как первый Демьян? Твой брат? – уточнил дядя.

– Как я. В действительности Дэмион был слабее меня. А вот Демьяна – стоит вровень, – он перевёл взгляд на меня и все в комнате последовали за ним. От пристального внимания, поёжилась, неловко улыбнулась, заправляя волосы. – Эти неизвестные получили, что хотели, но сами по глупости чуть не убили. Я думаю, дело в биологии. В том, что Демьяна женщина. Что именно это сделало её сильной. Как те самые женщины-волчицы, способные полностью превращаться в волка. Недостающий элемент, который оказался возможен только потому, что она родилась в мире людей.

– Счастливая я, – пробормотала негромко.

– И что мы будем со всем этим делать? Мстить? Кому? Елена не нашла Леко, – Деймон, как в противовес, назвал меня прежним именем, показывая, что нет договорённостей. Разговор только начинается.

– Меня волнует только то, чтобы все присутствующие не стремились продолжать воевать друг с другом, – веско добавила я, под столом переплетая пальцы с Вельямином. Он поддерживал меня, понимая, как это важно для всех нас. – Вместе мы сильнее. И мы сможем найти и Леко, и Луку, и всех, кто тысячелетиями издевался над нашей семьёй.

Девон как-то странно посмотрел на меня, но ничего не сказал.

– И что ты предлагаешь? – спокойно спросил Демьян.

– Заключить мир, – я облизнула губы, собираясь с мыслями. – Каждый из вас не готов отступить от своего, но этого и не нужно. Просто остановитесь. Сделанного не воротишь, но не нужно завоёвывать все земли. Вы братья, в нынешней ситуации у вас больше нет повода воевать. Нечего делить. У каждого есть своя территория, так владейте ею.

– А дальние пределы станут нейтральной территорией между вами, – включился Вельямин, поймав внимательный взгляд Деймона.

– А что получу я? – возник Девон, напряжённо уставившись на меня.

Это то, о чём предупреждал Демьян, поэтому я внутренне сжалась.

– То, что мы хотели, разве нет? Семью? Оставайся с нами, тебе будут везде рады.

Он молчал долго. Слишком долго, чтобы начала волноваться, а братья успели обдумать моё предложение. Я знала, что прошу о многом, ведь у Девона нет иного, кроме тысячелетий пустоты и жажды мщения. Что такое любовь и семья для преданного? Но это всё, что я могла предложить ему.

Наконец, Девон ответил:

– Только если ты будешь со мной, – тихо и как-то с тяжестью выдал он.

* * *

Меня смущал этот взгляд. Так смотрят украдкой, будто случайно, нехотя, но без силы отвернуться и больше не смотреть. Словно объект – магнит и притягивает к себе против воли. За каждым жестом, движением головы, мерцанием украшений на шее, улыбки на устах. За тем, как ест и пьёт, как говорит или спорит, всё подвержено самому тщательному вниманию.

И только чувствуя чужой взгляд, вздрагиваешь, отворачиваясь, сжимая зубы, отрицая своё внимание.

– Ты в порядке? – спрашивает Вель, замечая, как пристально наблюдаю за отцом.

– Почти, – мотнула головой, не желая делиться своими мыслями. К нам подходят обитатели замка с поздравлениями касательно помолвки. Впереди ожидал запланированный праздничный ужин.

– Переживаешь за Девона?

– Мы много говорили об этом за эти месяцы. Он был согласен. Но… не знаю, мне хочется дать нечто существенное. Что-то большее, чем просто дружба, ведь мы оба понимаем, что замужество накладывает на меня определённые обязательства. Мы с тобой будем заняты друг другом и замком, и дальними пределами в целом. А что получит он? Милый дядюшка на заднем плане нашей семьи? Тот, кого сторонятся? Уже сейчас я это вижу. Его бояться. А что будет дальше? – я прикусила язык, улыбаясь подошедшим Хельге с Олегом. Мельком заметила взгляд отца, вопросительно изогнула бровь, но он качнул головой, будто всё в порядке.

– Я знала, что вы это сделаете, – с довольной улыбкой заявила девушка, протягивая мне бокал с вином. – За тебя, родная!

– И за тебя! – улыбаюсь в ответ, чокаясь и делая маленький глоток. – Только не называй меня мачехой, договорились? Мне нравится, когда ты зовёшь меня Ель!

– А почему не Деми? Ведь твоё настоящее имя Демьяна, – спросил, подошедший из-за спины Девон. С его приближением улыбка на лице Хельги померкла, а Олег как-то весь подобрался.

– После пяти лет чужих имён, я стала относиться к этому проще, – ответила безразличным тоном, позволяя ему слегка приобнять себя за талию. От Девона потянуло дымным ароматом, будто он долго сидел у камина.

– Нужно, чтобы все знали твоё настоящее имя. То, кто ты есть на самом деле, – терпеливо ответил он, качая головой. – Чтобы помнили, на что ты способна.

– А я вот не уверена, что это важно, – я натянула самую широкую из своих улыбок, продолжая наблюдать за отцом. К нему подошёл Демьян, что-то сказал, и они вместе покинули зал. Я было потянулась следом, но Девон остановил. – Пусть поговорят, они никогда не разговаривали друг с другом.

Пришлось согласиться. Вскоре нас покинули сладкая парочка, направившись контролировать подготовку зала к праздничному ужину. Вельямин завёл разговор о сущностях, нападающих из вечных лесов, пытаясь понять, возможно ли это остановить. А мне стало скучно. Потягивая вино, решила оставить их. Пусть и они поговорят.

Я вышла из зала, миновала несколько коридоров, уступая дорогу спешащим людям, подготавливающих замок к празднику. И, наконец, осталась одна, выйдя на открытый балкон, лишённый перил – его ещё даже не начинали реконструировать. На улице собачий холод, но я смогла отогнать его, ощущая как под кожей заворочался огонь.

Не жалея платья, опустилась на одну из обрушившихся с верхних этажей глыбу, покрытую толстым слоем снега. Одним махом допила вино и поставила рядом, притопив в небольшом сугробе.

В городе уже праздновали. До меня доносилось биение барабанов и смех обитателей. Отблески костров, пляшущие фигуры жителей. А над всеми нами в небе ярко раскрывается сияние с красным отблеском. Я любуюсь картинкой, а в голове пытаюсь собрать всё вместе.

У меня получилось? Я остановила войну? Теперь всё будет хорошо? Но что хорошего в том, что миры уже не будут прежними. Волки узнали, на что способны Демьяновы. Как скоро они поймут кто такое Девон? Мы не распространялись о его прошлом, но это станет известно. Тайное всегда становится явным. Достаточно ли у нас сил, чтобы противостоять последствиям того, что натворила моя семья? Кай создал в мире людей оборотней, к чему это приведёт?

– Даже на расстоянии чувствую все твои тяжёлые думы, – раздался голос позади. Обернувшись, печально улыбнулась Девону.

– Ты всегда находишь, да?

– Ты приняла меня, Деми. Мы оба чувствуем друг друга на расстоянии, – задумчиво ответил он, снимая с себя пиджак и накидывая мне на плече.

– Деви, мне даже не прохладно, – говорю с лёгкой иронией в голосе. Девон пожал плечами, засунув руки в карманы брюк и уставившись на небо.

– Что будешь делать дальше?

– Ммм, планирую выйти замуж, – отвечаю серьёзно, а в глазах смешинки. – Потом медовый месяц. Хочу показать Велю мир людей. Навестить родителей. И ребят из группы. Попутешествовать.

– А как же Леко и заговор против Демьяновых? – он стоит ко мне спиной и по голосу не разобрать, что он чувствует.

– Лука исчез, как только я объявилась. Обрела силу. Не думаю, что они нападут, зная, на что мы способны. Но… позже, где-нибудь, через полгода или больше, займусь поисками. Всегда можно начать с близких Горике, Лико был не единственным сыном.

– Я знаю, ты хочешь наслаждаться жизнью. Но не уверен, что всё получится, пока мы не найдём их. И не остановим. У них был план длинною в пять тысяч лет. Как думаешь, насколько хорошо они подготовились?

От разговора заболела голова и я поморщилась.

– Деви, – протянула негромко, поднимаясь и отряхивая налипший на платье снег. – Давай не будем гадать. Война закончилась. Мы вместе. Давай попробуем повеселиться сегодня?

Он обернулся и в глазах мелькнули красные отблески сияния. Хотел возразить, но сдержался и выдавил улыбку.

– Как пожелаешь, милая сестрёнка. Всё ради тебя.

* * *

Они все танцуют. И так быстро, и так громко. Вино течёт рекой. Тосты произносят один за другим. Из личных запасов Вельямина выкатили бочку особого ликёра насыщенно-изумрудного оттенка. Сильная ярко-выраженная смесь трав пришлась по вкусу всем за нашим столом. И потащила присоединиться к танцам.

Музыка – это барабаны со скрипкой, нечто ритмичное, дерзкое, совсем не похожее на приторные дворцовые мелодии, под которые разработаны танцы с кучей правил и условий. Здесь танцуют так, как хочется. От души.

Вот и Хельга взлетает вверх ласточкой, падая в руки Олега, рядом извивается Брона переходя из рук в руки, и всегда возвращаясь к мужу. Поодаль веселится Демьян в окружении миловидных волчиц, он опять напился, а мне не понять – есть ли здесь притворство. Вот Хельгу перехватывает Деймон, отец с наслаждением ведёт девушку в танце, безотрывно как-то хищнически глядя ей в глаза. И это вынуждает меня выйти из-за стола и присоединиться к танцующим, смело перебивая пару и вынуждая отца танцевать с собой.

– Я вижу, как ты смотришь на неё! – зло шепчу ему на ухо, сверкая глазами.

– Так не смотри, – также агрессивно отвечает он и в глубине зрачков рождаются зелёные искры гнева. Упрямо поджимаю губы, уводя его подальше от девушки.

– У неё уже есть пара! – продолжаю настаивать, со злости наступая ему на ногу. Он досадно морщиться, но упорствует:

– Это не навсегда. Такая девушка не останется с таким, как он. Ей нужен лидер. И я отлично подойду на эту роль.

Злости не хватало, собиралась уже разродиться новой пламенной речью, как отец толкает меня в руки подоспевшего Вельямина, а сам скрывается среди рядов танцующих. Кисло улыбнувшись, позволила любимому увлечь танцем, выталкивая из мыслей неприятный инцидент.

– Я хочу, чтобы это продолжалось! – кричу ему, когда он подбрасывает в воздух, легко ловя как пушинку, маленькую и лёгкую.

Рядом заливисто хохочет Хельга, поодаль Олег соревнуется с одним из волков Деймона в умении танцевать на руках. А Демьян что-то втолковывает одной из местных девушек и та ярко соглашается, начиная крутиться как волчок.

– Лэрды и лэри! – пронёсся по комнате мощный голос Девона и музыка стихла. Он стоит возле стола, поднимая бокал ликёра в приглашающем жесте. – Сияние в самом разгаре, почему бы нам не отправиться на крышу, чтобы насладиться таким уникальным зрелищем?

– Да-да! – довольно воскликнула Хельга, вспоминая утренние планы.

– Почему бы и нет, – кивнул Демьян, подходя к столу и подхватывая один из полупустых бокалов с зелёным напитком.

Мы возвращаемся за стол, допивая остатки вина и иных напитков, чтобы согреться и стройной гурьбой отправляемся следом за Вельямином. Оглянувшись, заметила отца, который демонстративно равнодушным взглядом скользнул по мне, а после посторонился, пропуская группу людей, сам же пошёл рядом с братом. Тот обнял его за плечи, что-то с довольно улыбкой втолковывая на ухо, и Деймон не отстранился, а заговорил в ответ с одобрительной ухмылкой на устах. Отчего-то стало неприятно, но я сдержалась, устремляясь вверх по извилистой лестнице к Вельямину.

На крышу поднялись не все. Многие свернули к выходу из замка, чтобы продолжить праздновать с простыми жителями города. Помимо моей семьи, оказались только близкие и друзья, все, кто сидел за нашим столом. Словно каждый в зале знал, что сюда допущен только личный круг.

– Лэрды, лэри, – выступил вперёд Ахлик, довольно ухмыляясь. – Вам понравился ликёр моего брата?

– О да, очень яркий вкус! – согласно закивала и меня поддержали одобрительные возгласы.

– Напоминает Шартрез, – добавил Олег, прижимая к груди Хельгу. – Но ликёр более выдержанный.

– Наверное, я не пробовала, – ответила ему, зная, что остальные не понимают, о чём речь.

– Тогда пришла пора попробовать нечто более уникальное! – продолжил Ахлик и по его жесту откуда-то сбоку, из-за угла выкатили новую бочку и принесли ящик с чистыми бокалами.

Пока друзья семейства Могронумов отвинчивали заевшую пробку и разливали напиток, перед нами выступил Вельямин. Он первым получил бокал с ярко-красной жидкостью, переливающейся под насыщенным северным сиянием. Мужчина поднёс его к носу, с наслаждениям втянув аромат, и удовлетворительная улыбка прошлась по его губам.

– Этот мир жесток. И несправедлив. И мы не те, кто прощает. Не те, кто принимает удары судьбы. Мы боремся за то, что дорого нам. Сражаемся и умираем за наши идеалы, даже если кажется, что на этом всё, – Вельямин остановился, давая ветру пройтись сквозняком по приоткрытым дверям и неплотно закрытым окнам примыкающей к крыше постройки.

Здесь не было слышно голосов с улиц города – мы находились на противоположной стороне, откуда открывался восхитительный вид на долину с ярко-красной извилистой ниткой реки.

– Мы все теряли. Близких и любимых. Нам делали больно. Нас предавали. Заставляли сомневаться в самих себя, пытаясь подавить нашу волю, – в голосе кан-альфы мелькнула мрачная торжественность. – Но выстояли. Выжили. И живы до сих. Мы научились радоваться и быть счастливыми несмотря ни на что. Снова любить, – его взгляд остановился на мне и потеплел. – И верить в будущее, – мужчина облизнул губы и оглядел всех – у каждого из нас теперь был бокал с чем-то пьянящим, запахом напоминающим имбирное печенье смешанное с острым карри. Заглушающий всё остальное аромат.

– Так давайте же выпьем этот восхитительный альтанэ, – позади раздался чей-то восторженный вздох, а Вель поднял бокал вверх. – За то, чтобы мы остаёмся сильными. И черпаем силу друг в друге. За нашу большую семью! До дна!

Мы громко и в унисон повторили последнюю фразу, чокнувшись с близлежащими опустошили бокалы. И последовали жесту Вельямина – отправили хрусталь за крышу прямо в пропасть. Перегнувшись, полюбовалась головокружительным видом, пока сзади обнимались самые близкие мне существа на свете. Было жаль, что Инга не пришла, как и то, что родители не могут присутствовать при этом моменте, но я знала, что всё образуется.

Отойдя от края, направилась к Девону, стоящему немного в отдалении от остальных. Он единственный, кто не выбросил бокал, продолжая сжимать тонкую ножку, глядя в небо на разгорающееся до предела сияние.

– Эй, ты чего в стороне? – мягко пожурила его, шутливо толкнув в грудь. Он опустил глаза и с нежностью посмотрел на меня.

– Прости, я немного устал. Кажется, слишком много выпил – клонит в сон.

– Так и время не детское, – согласилась, сама прикладывая руку ко рту.

– Я рад, что ты счастлива с ним, Деми, – посмотрев на разговаривающего с моим отцом, Вельямина, внезапно заявил Девон. – Он действительно любит тебя. Это редкость.

– Спасибо. Мне было важно услышать это от тебя, – серьёзно ответила ему, и, повинуясь внезапному порыву, дотронулась пальцами до его щеки. – Всё будет хорошо, Деви, вот увидишь!

– Ель! – раздался позади голос Хельги и я, улыбнувшись Девону, пошла к подруге. А он отправился к разговаривающим Вельямину и Деймону.

– Мы завтра с Олегом собираемся на охоту в западный лес, хотим тех птиц надоедливых пострелять, ты с нами? – заговорила возбуждённым голос Хельга. Её лицо в отсветах от сияния совсем красное, а глаза так и горят как огненные звёздочки. Рядом, от нетерпения даже пританцовывая, стоит Олег, кивая на каждое её слово.

– Да, – протянула устало, хотя желания не было вот никакого. На плечи навалилась страшная усталость и я подумала, что последний бокал был лишний. Неужели столько выпила, чтобы так сильно кружилась голова?

– Нет, это ты послушай! – злой голос со стороны Демьяна врезался в отца и тот ответил тем же.

Повернувшись, вижу, что всё вокруг пришло в движение или же мне кажется? Голоса громче, всё острее и злее. Поодаль вижу парочку, буквально набросившуюся друг на друга в страстном поцелуе. А вот братья Демьяновы собрались драться, не смотря на стоящего между ними Вельямина. Он тоже на взводе, в его движениях мелькают волчьи повадки. Ко мне навстречу идёт пошатывающийся почти испуганный Девон.

– Демьяна, что-то не так, – шепчет он, и мы сцепляем руки, пытаясь остановить головокружение.

– Я не понимаю…

– Это… – Девон едва находит силы говорить и мы оба опускаемся на снег. Что-то мелькает перед глазами, голоса вокруг то ближе, то дальше. А дракон пытается закончить мысль, хотя стремительно теряет силы: – Это… амброз.

И всё усилилось осознанием. Мои глаза широко раскрыты, вижу, как какая-то тень врывается на крышу, а все вокруг падают, корчатся и шипят от боли.

– Аконит, – выдавливаю слова, понимая, что именно напоминал тот вкус. – Нас отравили.

Тень приближается и я вижу, что это Лука. Его глаза горят безумием. Ненавистью. Жаждой уничтожить.

– Теперь вы умрёте, – шипит он как лиса, и его лицо стремительно обретает звериные черты, он замахивается, а ни у меня, ни у Девона не осталось сил, чтобы противостоять – мы оба ускользаем, изо всех сил пытаясь сопротивляться власти сна.

Я зажмуриваю глаза, а когда открываю, вижу, как Луку сбили с ног и протащили мимо отравленных волков. Вельямин бьётся с ним, когтями вспарывая грудь, а я опускаюсь всё ниже, прижимаясь к уже спящему Девону, устало и даже безразлично наблюдая за сражением.

Мысли ворочаются так медленно, будто их и вовсе нет. Вижу, что Вель одерживает вверх, вижу, как ему пытаются помочь Деймон и Демьян, но они теряют силы и падают без движения. И в какой-то момент бой переместился слишком близко к ограде. Вель отводит руку назад, готовясь с одного удара вырвать сердце, но вспышка в небе, всего доля секунды, и они оба летят за край.

Кажется, это был крик. Но такой сильный, что всех расшвыряло вокруг, отбрасывая будто бомбой ударило.

Я больше не чувствую его.

Задыхаюсь. И в этом рождается огонь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю