290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 24)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 24 (всего у книги 26 страниц)

Глава 24. Так разбуди меня, когда всё закончится

Глава 24. Так разбуди меня, когда всё закончится

Он будет рвать меня зубами

Вгрызаясь в плоть, ломая кости

Как спички зажигая, карту из

Капель моей крови составляя

Так открывает путь на небо

И всё ещё желает, чтоб с ним

В кровавую луну сегодня улетела

Но коли откажусь – до мозга доберётся

Взломается суть, сотрёт иное

То, от чего наружу лезет непокорно-злое.

И как бы не хотелось от него сбежать -

Увы, придётся потерпеть

Иль переждать.

– Я не рассказала о вас Девону.

На Шефа тяжело смотреть, ведь я уже знаю, что это не он. Не его настоящая личность. Личина. Удобная маска. Под которой скрывается дракон Девос. Отец Девона.

Времени совсем мало, но я должна была попытаться хоть что-то сделать. Ко мне вернулись силы желать противостояния. И возвращение дракона была как раз кстати.

Мы расположились на одной из крыш, подальше от оставшихся жителей замка. Сегодня ветер поутих, но холод всё также пытался прорваться сквозь обнажённую кожу. Ему не везёт – я уже давно не испытываю озноб как обычный человек.

– Не люблю находится в этом мире. Никогда не любил волков, – пространственно заговорил он, засунув руки в карманы брюк и подойдя к краю крыши, с которого открывался прекрасный вид на замороженную долину. – Волки всегда отличались грубостью и жестокостью по отношению к слабым. Если ты слаб – должен стоять на коленях, подставив шею. Никогда не понимал, почему Мэ'а'ли так тянулась сюда. Волка нельзя приручить. Он дождётся момента и вцепится в глотку, чтобы вырвать её. Неосмотрительность моей возлюбленной привела к вымиранию видов. А ведь мы считались великими именно потому, что были самыми сильными из всех.

Развернувшись, Шеф показал своё лицо. В движении, оно уже начало меняться, поплыли очертания фигуры, как гуашь в банке с водой, текучая река, и в итоге передо мной стоял совсем иной мужчина. Скорее даже глубокий старик с обезображенным лицом. У него не было ресниц и бровей. Волосы на голове – стрижены под белоснежный извивающийся волной ёжик. Скулы широкие, челюсть квадратная, сильно выступает вперёд. Губы искривлены вниз, тонкие и белые. У него длинные мочки ушей, будто оттянутые украшением к шее, а верхняя часть раковины треугольной формы, совсем как у фей. Я хотела бы сказать, что когда-то он был красивым, но не знаю. Слишком много отметин.

Практически каждый кусочек его лица носил глубокую красную впадину, совсем как мой стёртый шрам. Затянувшиеся следы от когтей исполосовали кожу головы и выступали лысыми бороздами сквозь и без того скудные волосы. Костюм скрывал тело, но судя по странно-стянутой коже шеи, следы уходят ниже, и, думаю, охватывают и грудь, и талию, ноги, руки… Я знала это наверняка. Воспоминания витали в воздухе. И напоминали о собственных трагедиях.

– Почему вы не свели их? – ему понравилась моя спокойная реакция на внешние уродства, так что губы дракон искривил в подобие улыбки.

– Это память. С чего всё началось, Елена. Будь Мэ'а'ли умнее, осторожнее, внимательнее – ничего не случилось бы. Но она была слишком беспечной. Девушка отрицала опасность и полностью верила доктрине своего отца. «Дары сделают из перевёртышей покладистых зверушек, с которыми ты сможешь играть». Старик ошибался. Я даже жалею, что он не дожил до краха своих идей.

– А ваша? Пережила пять тысяч лет? – обращаюсь к нему с желчью в голосе.

Он повёл руками в разные стороны.

– Его мать хотела, чтобы он жил. Я не мог нарушить данное на смертном одре обещание. Как убить единственного сына? Последнего оставшегося представителя своего вида? И потом… мне тоже нужен был гибрид, – он вновь засунул руки в карманы брюк. По лицу скользнула тень усталости и он вытащил пачку сигарет. – Такая дурацкая привычка, – пробормотал он, закуривая.

– Вы тоже представитель королевской семьи? Вам нужен Демон? – я постаралась, чтобы голос прозвучал невозмутимо. Глаза опустила в пол, носком туфельки без каблука ковыряя скользкий ото льда камень.

– На оба вопроса – нет. Не напрягайся, дорогая. Если мы победим в этой битве, то у нас будет время, чтобы поговорить о способностях гибрида, – слегка запрокинув голову, он выпустил дымное колечко в морозный воздух. – Пока у нас есть тема поинтереснее, не так ли?

– Я не могу противостоять ему, – голос падает вниз и склоняю голову ещё ниже. Эта площадка слишком напоминала очертаниями ту, где случилась трагедия. В голове проносился собственный крик и то падение чувств. Безволие. Полное подчинение желаниям дракона.

– Можешь! – с горячностью возразил дракон, но заметив моё состояние, заговорил иначе: – Не верю своим глазам! Как ты могла так быстро сдаться? Ты даже не попыталась противостоять ему! Просто сдалась! Все эти годы я учил делать ровно противоположное. Елена! Ты же боец, как ты могла сдаться?!

– Именно поэтому, – к глазам подступили слёзы, а в горле образовался комок. Я впилась ногтем в запястье, притупляя внутреннюю боль. – Я больше не могу так. Я думала, что сильная, но на самом деле – меня просто вели к нему. И каждый раз, когда пыталась избежать Демона, жизнь что-то забирала у меня.

– Ты смотришь не под тем углом, – Девос в два присеста докурил сигарету, а потом буквально спалил её в воздухе. – Но я понимаю. Девон научился манипулировать людьми так, что они сами не понимают, как оказались в его паутине. _Читай на Книгоед.нет_ Но кое-что он не учёл. Крошечная деталь ускользнула из его поля зрения и на этом стоит сыграть, когда подойдёт время заключительного акта.

– Что? – непонимающе нахмурилась, а он в ответ довольно улыбнулся и подмигнул.

– Пойми одну простую истину. Он один. Совсем один. Девон не может натравить на тебя Дикую охоту. В открытом противостоянии вы будете один на один. И ты сильнее, хоть сама этого и не знаешь.

– С чего вы это взяли?

– Потому что ты пережила Алхимика, – обезоруживающе ответил он и я пошатнулась. Этот пласт воспоминаний совсем был не кстати. – Потому что он экспериментировал над тобой. А ещё ты убила его. Помнишь? Хладнокровно вырвала сердце. Помнишь? Ты сыграла самый лучший спектакль в своей жизни. Пережила потерю любимого. Не дрогнула. Сделала дело и только потом дала волю чувствам. Помнишь это? Как ты можешь сейчас мямлить как маленькая девочка перед серым волком, когда уже проходила через это? Ты способна противостоять ему. Способна победить. Но только если соберёшь все кусочки своей личности. Ты можешь сделать это?

– Но совы… – попыталась было возразить и он укоризненно изогнул мускулы над правым глазам, что выглядело довольно гротескно, учитывая отсутствие бровей и довольно широкий шрам. – В любом случае, я хотела встретиться с вами, чтобы узнать, как это можно сделать. Как победить его. Я… не сдаюсь… Но я не знаю, как бороться.

На его физиономии отразилось облегчение и он подошёл ко мне, обхватывая на расстоянии мои плечи.

– А вот теперь поговорим серьёзно.

* * *

Я нашла Девона под насыщенным почти аквамариновым небом на пустынном песчаном пляже, с которого началось наше шествие по западному континенту. Он сидел в одиночестве на песке в окружении фульгурита и теневых копий молний. Дракон пропускал песок сквозь пальцы, нагревал до тысячных градусов, и готовые фигуры отбрасывал в сторону.

– Ты всё-таки вернулась, – раздался печальный голос дракона. Он повернул голову и я увидела серые разводы на лице от слёз.

– Я привела его, – наши руки сплетены и сжаты в кулак – я боялась отпускать Вельямина. Боялась того, что сейчас всё начнётся. Что у меня нет иного выхода. Что, не смотря на всё, что сделал дракон, всё ещё чувствовала его, как себя. Всё ещё… любила его?

– Насколько всё было бы проще, если бы ты умер, – задумчиво протянул Девон, разглядывая Веля. Поднявшись, он подошёл к нам, и впервые в его глазах увидела чистую ненависть. Вся она посвящена Вельямину. Собственническим жестом, он разорвал наши руки и оттянул меня на себя. – Он будет жить, слышишь? – прижимаясь всем телом ко мне, нашёптывает едва различимым голосом. – Ради тебя – не трону. Он останется в Дикой охоте среди своих и когда закончим – никто из них не умрёт.

– А что ты собираешься сделать со мной? – я, позволяя ему обнимать меня, мысленно держу себя в руках. – Потащишь за собой?

Он отпускает и в глазах мелькает сожаление.

– Я не знаю, чем обернётся наше воссоединение. Но думаю, что когда закончим – ты не захочешь остаться здесь, а пойдёшь следом, – он почти чувствует себя виноватым за то, что собирается сотворить со мной. – Так бывает у драконов. Демон слишком внутри нас. А я сильнее тебя, дорогая.

Я оборачиваюсь на Веля, и во взгляд раскрываю наш уговор. Всё или ничего.

– О да, тут уж ничего не поделаешь, не так ли? – говорю с сарказмом, нервно потирая руки. – Ммм… Тогда начнём? Чего тянуть? Ты пять тысяч лет ждал этого – небось не терпится закончить?

– Сначала он, – Девон кивнул в сторону Вельямина. – Я хочу, чтобы ты почувствовала как он становится частью охоты. Он – последнее, что держит тебя. Одно его присутствие – отдаляет тебя от меня. У Вельямина есть семья. Пришла пора воссоединиться с близкими, – дракон развёл руки в стороны и позади него из огня вышли все, кто угодил в наши сети.

Все, кого мы любили. Хельга, Олег, Ахлик и Брона, а также Вальт и иные волки, внешне напоминающие Вельямина. И все они были не собой. Приветливо улыбались, выглядели довольными и счастливыми. Чёртово дежавю. Я уже видела это. Так что понимала эту ложь и знала – они потеряли личность, стали частью секты. И отражали эмоции Девона.

– Ты готов? – с прищуром спрашивает дракон у молчаливого Вельямина. Тот посмотрел на меня, поймал согласие, и закивал головой. – Тогда иди ко мне.

И только Вель сделал несколько шагов, как Девон схватил его невидимыми силовыми линиями и поднял в воздух на манер распятия. Это больно, когда тебя прошивают насквозь силой, пытаясь сломить волчью суть.

– Не сопротивляйся, – сквозь зубы тянет Девон, чувствуя, что не получается с лёгкостью подавить волка. Он весь собрался, скрючил пальцы, вернее направляя силу, но Вель держался. Так было задумано.

Я шагаю вперёд, незамеченной в пылу азарта. Никто не смеет мешать. Два шага до него, когда он замечает моё приближение. В глазах ничто не успело мелькнуть до того, как выдохнула в него серо-серебристый порошок, моментально забивший поры лица дракона. Он делает непроизвольный вдох и яд проникает в дыхательные пути. Щурится от пыльцы, угодившей в глаза. Морщится, когда отрава начинает действовать.

– Прости, – говорю негромко, наклоняясь к нему. – Я просто не знаю иного выхода…

Они оба падают – Девон плашмя, погружаясь в сон, а Вель приземляется как кошка. И также шипит, выгоняя противную слабость и разгоняя боль.

– Елена, – шепчет он, собираясь подняться. – Надо действовать, пока ещё есть время.

Дикая охота заворчала. Зашипела, завыла, залаяла. Как и пять тысяч лет назад. Как и предсказывал Девос.

Я тянусь за многие километры, открываю порталы и сквозь них проходят мои близкие. Демьян и Деймон. Они оба – уставшие до смерти от той силы, что по-своему каждого выжигает изнутри. И пришли, чтобы покончить с этой тяжестью.

– Вы помните, что надо делать? – взгляд мечется между ними, а над морем открываются огненные вихри порталов, сквозь которые тянутся волчьи морды. Даже Могронумы превращаются в зверей, оскалив пасти, наступая на нас.

– Вместе! – выплёвываю слова, хватая отца и дядю за руки и заставляя встать в круг. – Позвольте мне вести вас! – приходится кричать, перекрикивая рёв тысяч волчьих глоток. Краем глаза замечаю как Вель успевает ускользнуть по закрывавшемуся порталу обратно в замок. Ему опасно быть здесь.

И стоило потянуться друг к другу, как встало пламя. Грянул взрыв, будто при извержении вулкана. Наша сила взмыла во все стороны, и поводками легла на каждую морду, цепко обхватывая шеи волков, сдавливая удавками их глотки.

Сила поднимает в воздух и мы перемещаемся в мир чистейшего пламени. Мир огненных джинов, сгоревших от драконьего жара. Здесь только голые чёрные горы, с сердцевиной огня, из которого вылетают клочья лавы. Она набухает, сочится, плавя и без того обнажённый и сожжённый камень. Здесь нет солнца, нет небес, мир имеет только два цвет – чёрный и оранжевый в сотнях вариациях огня. Нет воздуха, нет жизнь не для потомков пламени.

И здесь плавятся наши лица. Я вижу как сползает кожа, обнажая серую кость, у Демьяна, слышу как кричит, задыхаясь от боли Деймон – у него не осталось ушей, носа и губ. Кожа пузырится и лопается, сдаваясь перед ослепляющей бурей. Но мы продолжаем держаться.

Я веду их силу за собой, заставляю их огонь выходить наружу, подчиняясь моему огню. И вместе мы направляем её на Дикую охоту. Подавить. Усмирить. Заставить склониться. Лечь к нашим ногам. И чем больше и увереннее действуем, тем легче становится всем Демьяновым.

Они возвращаются ко мне как новорождённые. И уже не кости сжимают мои ладони, – а руки с новой огнеупорной кожей. Их глаза поменяли цвет на ярко-рыжий, пылающий огонь. Вся старость и боль слетели, обнажая истинных потомков дьявольского союза волка и дракона.

Я замечаю тень улыбки на лице Демьяна, он впервые чувствует, насколько неопалима его внутренняя сила. Перехватывая взгляд, склоняет голову, признавая мою власть. Он следует, а я веду, иначе вся эта мощь обрушится на нас троих и ничего не останется.

И когда кажется, что мы близки к завершению, что ещё чуть-чуть и мы захватим всех волков, чтобы вернуть обратно в мир и уничтожить само название Дикая охота, что-то сбивает нас в воздухе и наши руки расцепляются, мы летим вниз прямо в сердце огромного вулкана.

Я слышу как вопит Деймон, без поддержки, его опаляет жар огня. Чувствую, как Демьян пытается вновь вызвать свою силу, чтобы остановить падение. И сама едва успеваю вновь сконцентрироваться и собраться, отращивая драконьи крылья.

Тень надо мной раскрывается чёрным как ночь драконом. Из его пасти вырывается огонь, он проходит меня насквозь, но не причиняет вреда. Я даже не сопротивляюсь его гневу. Только вынуждаю вновь злится – успела открыть портал для отца и дяди и они исчезли, рухнув на пляж мира волков.

– Как ты смог проснуться? – закричала на него, стараясь перекричать инфернальный огненный шторм, надвигающийся на нас со стороны горной гряды.

Мы висим в воздухе друг напротив друга. Девон возвращает свой облик, оставляя крылья за спиной. Будь я религиозной, то со стороны увидела бы двух падших ангелов в аду. Мы обнажены, на наших телах проступает драконья чешуя, мерцая оттенками чёрного. Глаза как в зеркале отражают огонь, сверкают чистой яростью и в ответ на наш безмолвный крик, мир вокруг взрывается сотнями извержений вулканов, добирающихся до невидимых звёзд.

– Сюрприз, любовь моя, – в ответ кричит дракон. – За пять тысяч лет, неужели ты думала, я не обрету иммунитет перед этой дрянью?! Приятно иметь козырь в рукаве, ты так не считаешь?

– Неважно, – упрямо мотаю головой. – Ты проиграл! Чувствуешь? Дикой охоты больше нет! Нас больше ничего не связывает! Не будет Демона, не будет дороги домой! У тебя ничего не осталось!

Он налетает на меня, и мы падаем в холодный мир, где я когда-то пыталась выжить и собрать себя по кусочкам. Здесь шпарит дождь и от нашей кожи вверх взмывает белоснежный пар. Девон вдавливает меня в мокрые камни и кричит на пределе своих возможностей. В его голосе так много отчаяния, боли и злости, что я отворачиваюсь, зажмурившись, сжавшись. Его голова опускается ко мне на грудь и я чувствую, как мужчину сотрясает нервная дрожь – он плачет от потери своих надежд.

Но я не принимаю его боль. Пытаюсь оттолкнуть, вынырнуть из-под него и тогда дракон отстраняется. Теперь в его глазах сильное недовольство. И что-то ещё, от чего холодеет внутри.

Здесь много воды, она застилает глаза и приходится постоянно щуриться, чтобы хоть что-то видеть. А он ничего не делает, и она закрывает его глаза. Мы сидим на камнях возле глубокого пустого озера, настолько широкого, что его границы скрываются за пеленой туманного дождя. Я что-то должна сделать, но что? Напасть на него? Как? Я должна убить?.. Но…

– Я никогда не проиграю, – хрипло цедит слова дракон. – Ты даже представить себе не можешь, на что я способен, чтобы получить то, что желаю.

– Мы не на одной волне – не будет Демона! А иначе не попасть в иной мир. Прости, но это конец! – упрямо гну свою линию, поминутно протирая лицо от крупных лент дождя. Я так устала там в мире огня – уничтожение Дикой охоты забрало слишком много сил и теперь голова будто свинцовая, тянет к земле, и глаза от усталости закрываются. А под дождём и пламя гаснет – совсем нет сил.

Страшнее крика – молчание. Внезапное спокойствие. Лёгкая полуулыбка на губах дракона. Его невозмутимость. Как он стирает с себя остатки былого пыла. И как, словно в ответ на его безмятежность, стихает дождь, оставаясь в воздухе тихим перебоем. Всё вокруг обретает чёткость, и я вижу как уверенно смотрит в ответ Девон.

– О, глупая сестричка, – заговорил он, прислоняясь к крупному камню и подставляя лицо успокоившемуся дождю. – У меня всегда есть запасной план. Но… даже основной ещё не потерпел фиаско.

– Что ты такое говоришь? – спрашиваю настороженно, стыдливо прикрываясь волосами, сжимаясь, внезапно стесняясь своей наготы.

– До этого момента, думал, ты понимаешь, что будет дальше. Понимаешь, кто ты и кто я. О, как же я ошибся! Ты скорее поверила моим врагам. Сделала как они велели, повторила «подвиг» жены Дэмиона. А ты думала, что будет дальше?

– Мир вернётся в прежнее русло. У волков появятся новые королевские альфы, возведут новые границы. Восстановится равновесие. А я буду с Вельямином жить в дальних пределах, – я особо не загадывала так далеко, но, в целом, всё именно так и представляла.

– Возможно. Может быть мир и обретёт подобие покоя. Стагнация ведь не сразу добьёт волков. Но… ты увидишь этот конец. Если не покончишь с собой раньше.

– О чём ты?

– Ты закричала, Елена, – он презрительно выделил моё имя, будто уже ненавидел его. – Я предупреждал тебя, что будет, если ты зайдёшь за грань. Но ты скользнула за неё и обрела всю силу дракона. С годами она вырастет, ты станешь ещё сильнее, но ведь суть не в этом, дорогая сестра. А в том, сколько тебе осталось жить.

В голове сразу мелькнули постаревшие и измождённые лица отца и дяди, и я похолодела.

– О нет, – заметив мой страх, опроверг его Девон. – Ты не умрёшь, как должны были умереть они. Нет. Ты будешь жить. Долго, очень долго. Пять тысяч лет? А может десять? Пятнадцать? Наша жизнь сродни вечности. Убив меня, ты обрекла бы себя на вечное одиночество. И все, кого ты знаешь, – умрут. А ты будешь жить. Увидишь, к чему приведут дары драконов, но не сможешь это остановить – драконьей крови не останется. Да и… повторить мой путь? Ты же не такая, – он засмеялся, обнажая острые зубы. – А ведь если бы ты попросила… я бы дал тебе возможность прожить жизнь с Вельямином. Отпустил бы. Детей то у вас не будет. А он не молод, что мне каких-то сто лет? Я… хотел было пойти на сделку, после того, как ты «отдала» его. Сдала бы мне врагов, их главного – и я бы отпустил тебя. А потом, прожив жизнь Елены, ко мне пришла бы Демьяна. И мы отправились бы в иные миры. Но что теперь делать?

Я знала, что не пойму его слов, пока не почувствую «пыль» веков. Осознать, что почти бессмертна? Это невозможно. Как и принять, что он единственный, кто может жить столько же. Единственный, кто может отправиться со мной в иной мир, где есть такие же долгожители. Где эти тысячелетия не воспринимаются как вечность.

– Что ты натворил со мной, Девон?.. – спрашиваю надломлено, опускаясь на камень, прижимаясь к шершавой ледяной поверхности горячей щекой. Они все умрут, а я буду жить. Даже Девосу немного осталось – он сам говорил, что не протянет и сотни лет. А мне как жить? Ради чего?

Чувствую, как дракон раскрытой ладонью касается моей спины и ложится рядом, чтобы лица были напротив друг друга – чтобы смотреть глаза в глаза.

– Ты знаешь, я могу убить тебя, – шепчет он, а в глазах остаются лишь угли от былой ярости на мой проступок. – У меня всегда есть запасной план. Подложить твою подружку Хельгу под Деймона, самолично проконтролировать, чтобы родилась девочка, вырасти её подле себя, а затем провернуть то, что сделал с тобой. И будет новый гибрид. А ты умрёшь.

Дождь вновь набирает обороты, и мы оказываемся в сантиметрах друг от друга, чтобы слышать шёпот, чувствовать горячее дыхание, близость родственных тел и душ. И злиться на самих себя от того, как хочется оказаться ещё ближе, не смотря ни на что.

– Ты последовательно забирал у меня всё, что имела. Маму, Лико, Вельямина. Не считая тех, кто попался под руку. И как бы я не пыталась сопротивляться – ты сделал это. Отнял у меня саму себя, – мой голос почти совсем беззвучный, неразборчивый, усталый. Мне становится холодно, хоть я и не должна испытывать холод. Но он пробирает до костей, ведь сам исходит не снаружи, а изнутри. – Так давай. Убей меня. Чем я могу тебе возразить?

– Отдайся мне целиком и полностью. И всё закончится. Мы обретём целостность. Не будет больше слёз. Горечи. Всей этой боли. Покой. Вечный покой. Забудь о прошлом. Вычеркни волчью суть из себя, отринь «любовь» и память о них. Стань моей половиной – и ты увидишь, какой цельной может быть жизнь. Мне не нужен никто другой. Ни Хельга, ни твой отец, никто, слышишь? Только ты мне нужна, Демьяна! – его голос крепнет, и он тянется ко мне, а я пытаюсь вырваться, ведь я не такая, как он хочет. Во мне есть желание быть собой. Чего бы мне это ни стоило!

И он взрывается новой вспышкой злобы. Его лицо и фигура приобретают змеиные очертания. Зрачок сужается и вытягивается, зубы меняются на клыки, а тело покрывается чёрной чешуёй. Он подминает меня под себя, впиваясь когтями в мои плечи, пригвождая к земле, и я кричу от невыносимой боли, чувствуя себя бабочкой, насаженной на булавку.

– Нет! Я не потерплю отказа! – тембр голос снижается, смешивается с рыком. – Раз ты не хочешь, я заставлю! Я не могу потерять тебя, слышишь?! Ты будешь моей, чего бы мне это ни стоило!

Я почти не слышу его слов, извиваясь изо всех сил, отчаянно трепыхаясь, пытаясь вырваться из его когтей, не понимая, почему их становится всё больше и больше и они впиваются в мою кожу, влезая под неё, буквально распиная на голых камнях. А когда доходит – то уже всё равно. Моё тело исчезает, как и его. Мы как чёрная глина, вплетаемся друг в друга, смешиваемся, слепляемся в единое целое. И чем быстрее и плотнее это происходит, тем меньше остаётся от меня.

Я исчезаю.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю