290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 20)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 26 страниц)

Глава 20. Но я вернусь за тобою

Глава 20. Но я вернусь за тобою

Я никогда не покину тебя

Как бы тяжела не была ноша моя

Все невзгоды руками сотру

Сквозь огонь за тобой пролечу

Если захочешь – шагну и во тьму

Сердце от боли там сберегу

И будто знаешь ты, что я

Давно живу лишь для тебя.

Вот такая моя волчья судьба.

Он просыпается резко, с наскока, вырываясь из сна и сразу же начиная задыхаться, впиваясь ногтями в шею. Что-то мешает дышать, прямо в глотке, выходит изо рта, а вокруг – вода. И темно, и будто на дне реки, удерживаемый водорослями, проросшими прямо в кожу. Но если не паниковать, то поводов для паники станет ещё больше, ведь это не река, а клетка водяная. И всё тело в серых путах, а вокруг нереальные огни, напоминающие её мир. «Я на Земле?» – задался вопросом мужчина. Недолго думая, а действуя весьма решительно, он выпускает когти и режет трубки, и из них в подсвеченной голубоватой воде выступает кровь, как дымка, поднимаясь кверху. Он тянется к горлу, ко рту и обхватывает большую трубку, начиная медленно тянуть её наружу. Даётся тяжело – сказывается рвотный рефлекс, да и царапает горло изнутри, вызывая противное тянущее чувство в изголодавшемся желудке. А когда вытаскивает её, моментально схватывает удушающий спазм – по этой трубе получал воздух, и теперь его нет.

Мужчина молотит руками по стеклянной клетке, бьётся как рыбёшка в аквариуме и по стеклу пошла сетка трещин, струйки потекли вниз, а через секунду громкий звон и треск, и падение тела на пол. Он задыхается, никак не успевая надышаться. Горло саднит, желудок сводит от голода, голова болит и тянет блевать. А хуже всего само тело – непривычно слабое, безвольное, трясущееся в припадке от холода после солоноватой воды.

Когда первый приступ проходит, он оглядывается по сторонам, пытаясь понять, где он и что происходит. Воспоминания вспышками возникают в голове и каждое отражается сильнейшей болью. Но удаётся установить, что было последним.

Падение.

Он падал вместе с Лукой вниз с обрыва прямо в пропасть. Их объятия разорвались почти сразу. Он видел, как недруг ударился о выступ да так сильно, что голова лопнула будто перезревший фрукт. И дальше падение пошло по кровавой траектории.

Он падал. Ударялся о скалы, с болью встречая каждый острый камень. Всё длилось доли секунды, без права на мысль, а потом и он встретил головой скалу, но после не было конца. А было чувство полёта. Что именно тогда произошло и как он оказался здесь, в этом странном месте, лишь отдалённо напоминающем мир людей? Хотя что он мог знать о том мире?

Здесь темно, а огни оказались почти живыми существами, похожими на аморфных морских созданий вроде медуз. Свет голубой, и чем больше существо, тем ярче. Они висят под потолком и будто дышат, во всяком случае от них идёт такой тягучий возрастающий и убывающий звук. Кроме разбитой клетки, в комнате были и другие, но пустые, без воды, однако с пучком переплетённых трубок, вроде тех, что он порезал. Все они уходили в потолок, как паучья сеть, разбредаясь в разные стороны, подсвеченные голубым. Пол на ощупь резиновый, жёсткий, от него исходит запах как в бассейне, где они были в мире Елены. Стены помещения имели чёрные выступы, словно странные картины, матовые, однородные. И пол не един, а полон «нашлёпок» и впадин, а также решёток.

Вельямин нахмурился. Всё было неправильным. И напоминало… лабораторию? Кажется так. Сжавшись, сохраняя тепло, мужчина обдумывал варианты. Попутно, пытаясь придумать, что делать дальше. От голода становилось совсем невмоготу, поэтому решил отправиться на поиски еды.

Поднимаясь, почувствовал странные уплотнения возле подмышек, будто загнали туда мягкие шарики. Это не было больно, но что-то не так. А осознав, что именно, похолодел. «Я чувствую запах», – почти с испугом подумал он. – «Не мой. Изменился запах тела?»

Первым порывом было выдрать всё чужое из себя, а прислушавшись к своим ощущениям, понял, что эти шарики есть и на подошвах ног, и возле члена, и возле мочек ушей, но потом решил не торопиться. Кто бы не поместил его в эту клетку – он спас его жизнь. И сделал это не без причины. Стоит сначала разобраться.

Приняв решение, Вельямин окончательно встал на ноги, немного постоял на месте, привыкая к ощущениям и напряжению мышц, а затем медленно направился к стене, в которой были выступы, напоминающие раздвижные двери. Дотронувшись до них, почувствовал знакомую жёсткость резины. Сверху раздался звук будто что-то шлёпнулось и стенки резво побежали в разные стороны. Мужчина отпрянул вслед за ними, но никто не вошёл. Звук пошёл недовольный, как маленькое животное, и стенки потянулись обратно. Вель только и успел проскочить, как они за ним закрылись.

Он оказался в изгибающемся коридоре, с похожими светильниками под потолками, только зелёного цвета. И здесь было больше звуком. Словно каждая стенка живая, уникальная. Здесь и воздух ненормальный. Без запахов, пустой. Только его тело издавало аромат, да и тот незнакомый, чужой.

Медленно ступая босыми ногами по чуть тёплому полу, Вельямин шёл вперёд, осторожно выглядывая из-за каждого поворота, но никого не встречая по пути. И как бы он не напрягал слух – ничего хоть отдалённо напоминающего речь, не было слышно. Только эти странные звуки дыхания и будто шлепки, ворчливые звери, прячущиеся где-то по бокам.

Но чем дальше шёл, тем больше начинал чувствовать. Интуиция подсказывала – впереди есть люди. Группа, не больше пяти-шести человек. Сердцебиение спокойное, нет признаков паники или гнева. Вельямин остановился перед последним поворотом, замерев возле стены, прислушиваясь к разговору. Неизвестный язык даже отдалённо не напоминающий тех, на которых разговаривала Елена и Ольга. Что-то совсем иное. Куда же он попал?

Отбросив догадки, Вельямин выпрямился и прямо вышел из-за поворота. По мере приближения, ему всё труднее удавалось сдерживать удивление. Коридор заканчивался круглой площадкой, в ширину метров пятьдесят, а то и больше, полукруглую, у которой отсутствовала одна стена, вместо которой было панорамное изогнутое окно. Высота помещения во многом превосходила ожидания – метров пятнадцать-двадцать, а за пределами открывалось и вовсе немыслимое. Там плавали рыбы. И создания покрупнее рыб. Было слишком темно, чтобы понять, что именно ещё там происходит, по яркой освещённости помещения, складывалось впечатление, что это место находится либо на дне океана, либо сейчас глубокая ночь.

Оправившись от первого шока, Вельямин столкнулся с новым потрясением. Те, кого он счёл людьми, ими не являлись. Иной запах выдавал в них нечто дикое. Звериное. Но не волчье.

Его появление стало для них сюрпризом. Перемолвившись, они разошлись по сторонам, занимая оборонительные позиции, будто ожидая, что он тотчас кинется на них. По виду главный, вышел вперёд, успокаивающе выставляя руки в разные стороны и что-то говоря на своём языке. Он не пытался быть понятым, хотел только продемонстрировать дружелюбные намерения. В ответ Вельямин кивнул, принимая максимально расслабленную позу. Жестами изобразил вопрос и в ответ ему закивали, их пантомима не была понята, но Вель предположил, что они готовились к этому, а значит у них есть план, как быть понятыми друг другом.

Он отметил, что один из них исчез в одном из коридоров, а другие вели себя более спокойно, хоть и не сводили с него глаз.

Ожидание не затянулось. Буквально через минуту из коридора вышел седовласый мужчина в брючном костюме. Здешние обитатели были облачены в одежду, не имеющую швов, полностью закрывающую тело от шеи до пят, составляя единое целое с обувью, и на вид гладкая как кожа. Другое дело этот мужчина, который пах как человек и было в нём что-то человеческое. Он сильно отличался от остальных.

А заговорил на родном языке Вельямина.

– Не ожидали, что вы так быстро очнётесь. В вас больше силы, чем мы думали.

– Кто вы такие? Где я? И почему нахожусь здесь? – конечно, Вель догадывался, что ему ответят, но хотел услышать это вслух.

У незнакомца была приятная улыбка. Он кивнул, а после сказал что-то остальным и они разошлись. Причём двое шагнули прямо в стекло, преодолев сопротивление, а оказавшись снаружи, скользнули вверх будто рыбки.

– Мои ответы не будут короткими или простыми, поэтому, для начала, встречные вопросы. Как вы себя чувствуете? Есть ли боль? Вы желаете пить или есть? Вы очень резко пробудились, нужно убедиться, что вы здоровы, – заговорил он, подходя ближе к Вельямину.

Тот и правда чувствовал себя уставшим. От голода скручивало живот, а от нехватки воды постоянно облизывал губы. Но Вель упрямо мотнул головой.

– Вы дадите ответы прямо сейчас, – с угрозой выговорил он, предупреждающе выставляя руки и вынуждая человека остановиться.

Улыбка сошла с его лица, однако он ответил.

– Раз так, то позвольте представиться. Зовите меня Алексей.

– Это вы. Вы сделали это с ней! – прохрипел Вельямин и потянулся к своей второй половине.

– Стой! – воскликнул Алексей, но опоздал – волка скрутила сильнейшая боль и он рухнул на колени, теряя сознание от невыносимой агонии. И пришла спасительная тьма.

* * *

Она была там, в его сне. Печальная, постаревшая, но всё такая же красивая. Она стояла на краю обрыва, волосы вились, то скрывая, то раскрывая лицо, руки держала вытянутыми, но сжимала ладони, будто удерживая себя от чего-то. И смотрела на беснующееся море с крупными белыми шапками пены на ударяющихся о скалы волнах.

– Елена! – было позвал он, но девушка не услышала. Она сдаётся и делает шаг вперёд. Вель следует за ней, падая у края, и видя, как она летит вниз прямо в объятия шторма. Но она не касается воды, когтями её подхватывает исполиный зверь, утаскивая в небо, расправляя крылья. Дракон и дева во вспышках молний скрываются за горизонтом.

Вель открывает глаза и вид над собой всё те же странные лампы. Повернувшись, замечает Алексея с книгой в руках. Заметив, что мужчина проснулся, тот улыбается, откладывая её в сторону.

– Решил дождаться твоего пробуждения, – говорит он. – Мало ли, вдруг опять взбесишься, а тебе нельзя превращаться. Никак. Иначе они почуют, а этого нельзя допустить.

– Вы скрываете меня от Елены, – прохрипел Вельямин, пытаясь приподняться, отмечая на себе такой костюм, как и у тех людей, которых видел. К его рукам подсоединялись какие-то трубки, уходящие прямо в потолок. Заметив метания волка, Алексей сказал что-то и из темноты вышла женщина, она с лёгкостью вытащила их из его тела, а после нанесла прозрачную жидкость на закровившие раны. Гель впитался в тело, полностью скрывая и затягивая ранения. Будто и не было ничего.

– Теперь её зовут Демьяна и это не та девушка, которую ты любишь. Пока нет. Он слишком влился в её сознание. Она теперь сплошная тьма. С твоего падения прошло несколько месяцев, Вельямин. За это время они почти полностью подчинили континент. Ещё столько же им потребуется, чтобы полностью подавить мир волков, и тогда их уже ничто не остановит. Легенда станет правдой.

– Но в легенде говорилось о братьях.

– Неправильный перевод. Искажение. Предсказание было сделано на языке сов, переведено на драконий, и только потом пришло к волкам. В первоначальном варианте говорилось о родственной связи. Не более того. Забавно, что даже сам Девон не знал об этом. Он, как и все, думал о братьях. Даже когда его пробудила Елена, он считал, что её отец или дядя станут его половиной. Цена ошибки – время. А он много его потерял.

Вель поднимается с постели под пристальным и невозмутимым взглядом Алексея. Теперь он смог его разглядеть и на мгновение почудилось, что он уже встречал этого человека, но где и когда – не вспомнил. Мужчина обладал фигурой атлета, имел широкие скулы, делавшие его лицо квадратным, тонкие губы, лёгкую небритость, а также выразительные голубые очень светлые глаза. Когда-то обладал рыжей шевелюрой, но от возраста она полностью поседела, оставляя лишь общее впечатление об умеренной старости этого человека.

– Вижу, вам лучше. Повторюсь – не пытайтесь превращаться. Это сделано в наших общих интересах и если вы не будете пытаться сопротивляться, то всё пройдёт хорошо и финал у этой истории окажется хорошим.

– Вы так уверены? – про себя Вельямин отметил, что ему и правда стало лучше. Ушли голод и жажда, тело обрело былую лёгкость и гибкость. Даже в голове прояснилось и только воспоминания о сне омрачали картинку.

– Попытка превращения стоила вам недели сна. Именно столько потребовалось здешним врачам, чтобы вытащить вас из комы. Не стоит рисковать. Когда придёт время – мы избавим вас от этих… «ограничителей», – помялся Алексей, вставая и приглашая Вельямина следовать за ним. – Идёмте, прогуляемся по базе и я вам всё расскажу.

– Зачем вы спасли мне жизнь? – прямо спросил Вель, оставаясь на месте.

– Чтобы вы спасли наши, – будто дивясь глупому вопросу, ответил тот. Он оглядел палату, будто пытаясь найти в ней что-то интересное, а после вновь обратился к Вельямину. – Так вы идёте или желаете остаться здесь?

Прогулочным шагом они дошли до панорамного коридора по правую сторону которого находилось окно, за которым скрывалось пустое морское дно. Здесь совсем не было рыб, и тьму разгонял только свет от базы.

– На данный момент, это место, самое безопасное во всём мире лис.

– Это мир лис? Почему? Как?

– Мне нравится, что вы успокоились, – отклонился от вопросов мужчина.

Они остановились и подошли к окну.

– Я нахожусь на чужой территории в окружении незнакомцев, которые спасли мою жизнь. Моя реакция – последствие стресса, но сейчас я готов выслушать вас.

Отстранённо Вель отмечал, как тихо кругом. Он не ощущал иных созданий, ни запахов, ни звуков. И само чувство, что над ними толщия воды, а окна такие тонкие, прозрачные – всё это сильно нервировало волка, не привычного к таким технологиям. Терра инкогнито. Хуже он чувствовал себя только на земле в мегаполисе в окружении тысячи людей. Здесь был иной страх.

– Мы не враги. Это не мы пытались убить вас.

– Не меня. Его.

Алексей усмехнулся.

– А вот тут вы ошибаетесь. Именно вы были целью той атаки. Я поздно это осознал, но успел.

– Как?

Алексей, повернувшись лицом к Вельямину, покачал головой. Он был довольно отстранённым человеком. Совсем не походил на фанатика или злодея. Просто уставший пожилой мужчина.

– В первую очередь, вы должны понять, что стали участником противостояния, начавшегося за тысячелетия до вашего рождения. Всё началось с трагедии и как ком она породила множество иных несчастий. Эта история должна закончиться концом всего ожерелья. А самое отвратительное, что Девон прав в словах касательно драконов.

– Я не понимаю, о чём вы говорите.

Алексей замолчал, раздумывая о своих словах, и досадливо от них отмахнулся.

– В другой раз. Видимо, я опережаю события. Просто поверьте, Девон не так одержим, как кажется. Его желание вырастает из одиночества. Из желания стать цельным. Такова суть гибридов. Он раскрылся как дракон и как волк, это сделало его невероятно сильным, но забрало возможность иметь детей. Поэтому так важна линия Демьяновых – они его единственные родственники. А рождение волка, способного стать драконом, это как появление второй половины. В этом есть финал.

– Всё ещё не понимаю, о чём вы, – поджав губы, ответил Вельямин, почти раздражаясь на довольно пространственные рассуждения Алексея. Волка больше волновала конкретика. Что, зачем и почему.

Заметив перемену настроения, Алексей вздохнул, и начал говорить совсем по-иному:

– Вы любите Елену?

– Да, я люблю её.

– Вы знаете, что являетесь единственным, кого она любит? Не приёмные родители, не сестра, не уж тем более родной отец не удостоились такой любви, что она вложила в своё сердце по отношению к вам. Прежде она уже любила с такой же силой и страстью. Это была триада – Лико и Арман. После смерти одного из них, мы думали, что потеряли её навсегда. Она пробудила его. Никто не верил, что это случится, но так вышло. И они были вместе почти полгода. Он вывернул её из шкуры волка и она освободилась. Если бы он только знал, то оставил бы её волчицей и уже сейчас всё было бы кончено.

– Что вы хотите донести до меня?

– Его ошибка дала вам новую встречу. Вы полюбили друг друга и это засело у него в мозгу. Он никогда бы не смог поработить девушку, пока вы живы. Ему нужна была встряска, что-то что заставит её воспылать огнём, чтобы они воссоединились и создали Дикую охоту.

– Но Лука не работал на него! Он работал на вас!

– Лука ни на кого не работал, уверяю. Скажу даже больше, Лука до последнего сопротивлялся, но не смог. Никогда не мог. Долгие годы его разум был поглощён фигурой куда как более сильной. Каждый раз, когда Лука засыпал, то попадал в мир снов дракона. Он был рабом. И он был не единственным.

– То есть, вы хотите сказать, что Девон обладает силой подавлять и подчинять волков? – медленно спросил Вельямин, настороженно глядя на человека. Эта информация плохо укладывалась в голове. – Как это делают королевские альфы?

– Почти. Помножь на тысячелетия практики, – криво улыбнулся Алексей. – Я не знал, что он так силён. А когда узнал – было поздно, его уже нельзя остановить. Запертый в теле, как в клетке, но свободный разумом. Из тела в тело вселяющийся в Демьяновых, сводящий их с ума. Это закончилось, когда я стал подсыпать им амарант в еду и напитки, единственное средство против его влияния. И тогда он начал вселяться в других, пытаясь закончить свою работу.

– Но снимки были найдены в вашей квартире.

– Я знаю, что вы там были. И знаю, что ещё нашли в той коробке, – с нажимом сказал Алексей. – Я всегда отслеживал выбор Девона, ведь, по сути, мы стремились к одному и тому же, но имея разные цели.

– Поделитесь?

– Не с вами.

– Тогда скажите хотя бы, кто вы такой.

Алексей потёр руки, поворачиваясь к стеклу, вглядываясь в морское дно.

– Думаю, вы и сами догадываетесь, но не решаетесь сказать вслух.

Мужчина вновь сжал и разжал пальцы, принимая решение и возвращаясь к волку. Как ответ на вопрос, его лицо поплыло, меняя внешность, и сквозь почти шаблонную картинку немолодого богатыря, проступили очень знакомые черты.

– Вы… – изумлённо воскликнул Вельямин, невольно отступая назад.

– Я последний чистокровный дракон в этом ожерелье. И я отец Девона.

* * *

Это были не все открытия, сделанные в тот день. Из всех, самым главным был ответ, что задумал Девон. Его планы касательно Елены оказались куда масштабнее и страшнее, чем думал Вельямин. Подумать только, а ведь он купился на доброжелательное поведение и нежность в отношении «сестры». А получается, что здесь и сейчас, его возлюбленная находится в руках настоящего монстра, тысячелетиями готовившего падение всего ожерелья ради призрачной цели уничтожить драконов и выйти за пределы знакомых миров.

Увидев истинный лик Алексея, Вель поверил ему безоговорочно. Он не обманывает, а значит нужно попытаться поверить и в тот план, что придумал дракон по уничтожению собственного сына. На многие вопросы Вельямина, мужчина отказывался отвечать, объясняя, что эти ответы только для Елены, и Вель должен поверить на слово.

– Есть способ, как разделить сны Елены и Девона. Чтобы он не мог читать её сознание и влиять на него. Но! Этот способ годится только для неё, так как она пробудилась как дракон. Других это средство убьёт. Я не могу рисковать и рассказывать вам всё, пока есть призрачная вероятность, что вы попадёте в лапы Девона.

Поэтому, Вельямину оставалось только ждать подходящего момента. Ждать, пока другие участники вступят в дело. В первую очередь, нужно было изолировать Девона, чтобы Елена узнала о том, что её возлюбленный жив. Чтобы они встретились. Чтобы она встретила Алексея и у них было время поговорить. Только её любовь к Вельямину способна остановить Девона и изменить всё ожерелье.

Ожидание было мучительным. Каждую ночь ему снилось, как его любимая плачет и падает в объятия дракона. Он видел её муки, видел, как она медленно умирает от тоски, а он ничего не мог с этим поделать. Она не слышала его. Он перестал быть волком. Его посадили на цепь, чтобы Девон не учуял его жизнь. Чтобы считал, что тело волка упало в реку и течением унесло в ледяной океан.

Вельямина бесило ожидание. Раздражали лисы, слишком чуждые для простого волка. Их технический прогресс поражал воображение и мужчина не раз задумывался, а почему его мир не достиг такого развития?

Его единственным собеседником был Алексей, другие сторонились волка. От него же он получал всю информацию о том, что происходит в родном мире. Вельямин подсказывал, к кому обратиться, чтобы передать сообщение Елене. Он боялся, что всё сорвётся, но дело было сделано. И ожиданию пришёл конец.

Перед возвращением в родной мир, лисы осмотрели его, предупредив, что «шарики» нужно будет удалить в течении примерно тридцати дней. Сложно было рассчитать точное число, поскольку в мире лис световой день короче, так как планета была ближе к местному светилу.

Алексей перенёс его в родной мир и Вельямин вздохнул уверенней. И только увидев, что там происходит, он осознал, как всё далеко зашло. Как всё изменилось. Дракон предупредил, что ждать осталось считанные часы, и нужно подготовиться. Найти первые слова. Чтобы она поверила. И приняла его.

Вель остался один. Он стоял в до боли знакомом помещении, выстуженном, холодном и мёртвом, рассматривал обстановку, прислушиваясь, не донесётся ли стук каблуков, не послышатся ли её шаги. Он боялся увидеть её и одновременно жаждал этого. Он любил её и эта любовь болью отзывалась в израненном сердце. Боль от потерь невыносима. Одна мысль о том, что она чувствует, считая его мёртвым, заставляла в мучительной злобе скрипеть зубами, сдерживая звериный гнев. Он уже терял любимых. И она теряла.

Сейчас, Вельямин знал, что его дочь в беде. Знал, что от родового поместья ничего не осталось и монстры из леса скоро перейдут через перевал и рванут в опустевшие долины. Он знал, что миру пришёл конец. И что в этом виновата Елена. Но даже знание, что она делала все эти месяцы, не заставляло любить её меньше.

Было кое-что, что не учёл Алексей и о чём не подозревал Девон. Вельямин любил Елену до такой степени, что, если бы она захотела сжечь все миры дотла, – он бросил бы спичку.

Мужчина вскинулся. Сверху раздались шаги. В воздух проник знакомый родной запах. Она пришла.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю