290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 26)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 26 страниц)

Глава 26. Любовь – это ответ

Глава 26. Любовь – это ответ

Её судьба как два начала

Как альфа и омега

Суть волка и дракона

Переплелись в разбитом сердце

Темнеет кровь, вскипая

Рвётся, струною красной

Орошая всех дождём из пепла

И как комета пролетая

Она мир алый волей

Своею покоряя

Вся раскрывается -

Мать мертвецов.

Царица всех зверей.

Здесь ночь. Нет света от солнца, нет луны, и лампы не горят, камин не разожжён. Холодно и тихо как в могиле.

Он сидит за столом, склонив голову вниз, сложив руки в замок, застыв. Где-то там, за пределами самых дальних пределов горит родной мир. Плавится и дрожит земля, воет волчьими глотками, стонет под натиском безумной силы. Но здесь этого нет. Здесь правит пустота. Последние люди давно покинули пределы. Монстров изничтожила Дикая охота. Даже обычные звери ушли. Осталась только зима. Бесконечная злая зима.

Вельямин вспоминает как впервые увидел её. Какой маленькой и трогательной она показалась ему. Вся в крови, на снегу, умирающая, но вернувшаяся к жизни. Всем смертям назло.

Мужчине нестерпимо захотелось выпить, но он лишь перевернул руки ладонями вниз, собирая кожей пыль со стола. Больше некуда бежать, да и незачем.

Она умерла.

Он почувствовал её смерть как порвавшуюся струну гитары. Лопнула и всё закончилось. Даже запаха не осталось. Ни единой нити к телу. Она спасла его жизнь, выкинув в портал сюда, а сама погибла. Дракон сжёг её, иного варианта нет.

Медленно и грузно поднявшись из-за стола, будто пьяница, пошатываясь, направился к окну. Отодвинув тяжёлую криво висящую штору, уставился на небо. Два спутника планеты собираются в одном месте. Прямо над замком. Но больше нет власти в красной луне. Он ничего не чувствует, глядя наверх.

После падения, Вельямин ощущал присутствие других волков. Он слышал вой, знал, что его близкие где-то там. Но он позволил себе остаться здесь одному со своим горем.

А сегодня стало тихо. Как будто волки разом вымерли. Вельямин сразу понял – Девон забрал их обратно. Значит дни ожерелья сочтены.

Покачав головой, Вель неторопливой походкой направился к выходу, минуя восстановленные пролёты, забрался в башню, ту самую, где когда-то был с ней. Здесь гулял тоскливый ветер, поднимавший в воздух мелкие снежинки. Света от лун хватало, чтобы видеть, как далеко-далеко, над горизонтом пылают пожары. Как лава, текущая из воздуха, это видение пожирало границы мира. Истинная суть Дикой охоты. Уничтожение миров.

Прислонившись лбом к каменной кладке, Вельямин бессильно ударил кулаком в стену, а потом ещё раз и ещё, пока не сбились костяшки, не успевая восстанавливаться.

«Как самонадеянно, – думал он. – «Мы верили в свою победу. А теперь ничего не останется. Ни волков, ни людей, никого».

Опустив голову, бессильно уставился на окровавленные руки и снег, окрашенный чёрной кровью, под ногами.

«Нужно было действовать быстрее, – мысли лениво ворочались в мозгу, откладывая принятое решение. – Сразу бить в сердце, не слушать старого дракона. Убить, разорвать на части. И всё было бы кончено!»

Досадливо скрипнув зубами, перевернулся, прислоняясь спиной к стене, вновь уставившись в небо. Заныло сердце, напоминая об утрате. И не было больше сил. И вышло время.

Он не ощущал их присутствия, пока они не открыли портал и не вошли. Под руку, как в танце, идеальная пара. Чёрный фрак и бальное платье. Ненастоящая одежда. Всего лишь искусный мираж, отблеск тьмы, игра воображения монстра.

– Елена, – Вельямин, щурясь, с недоверием вглядывается в её лицо. Это была она и нет. Чужачка с знакомыми чертами. Маска зла. В ней не было ничего родного.

– Ты всё время забываешь, что Елены больше нет, – нараспев протянула она, тогда как Девон встал позади неё, прижимая к груди, руками обхватывая обнажённую шею. В его глазах триумф, он наслаждался своей победой над тем, кого считал соперником.

– Значит приняла его? Почему? – голос захрипел, сдавливаемый болью, но мужчина постарался сохранить невозмутимость.

– Потому что так должно было случится, – вместо неё ответил Девон. Девушка запрокинула голову, закатила глаза от удовольствия – дракон коснулся языком её шеи, слегка прикусив. Повернувшись, она поймала губами его губы, погружаясь в сладкий до дрожи поцелуй, увлекаемая его страстью.

– Потому что я была создана для него, – запыхавшись, продолжает она, отрываясь от возлюбленного, ухмыляясь настороженному Вельямину.

За пределами замка бушевал огонь, пожирая вечные леса, освещая рыжим лица присутствующих. Загорелась долина, и пламя медленно подбиралось к подножию горы. И если приглядеться, то можно разглядеть сущности волков в ярко-красном движении, увидеть братьев Демьяновых, услышать их злобный крик, распаляющий души оборотней.

– Если это твоё желание, то я принимаю его, – тихо выдавил из себя Вельямин, опуская глаза.

Она как по воздуху переместилась, оказалась рядом, ухватилась за его подбородок, поднимая вверх.

– Так просто ты не отделаешься, – раздался голос позади. – Я хочу, чтобы последние твои минуты были наполнены болью. Чтобы это было предательством твоей любви.

Вель почти не слышал слов, вглядываясь в лицо любимой, тщетно пытаясь разглядеть в глазах призрак Елены. Вокруг трещал, завывая, горящий лес, потеплело до жара, к лицу пристаёт горячий пепел, в лёгких кончается воздух.

– Это должно быть твоим желанием, Елена, – хрипит мужчина, не пытаясь отстраниться, позволяя ей с холодной и безразличной усмешкой разглядывать себя. – Ведь он не мог подавить тебя. Нет. Не после того, через что ты прошла.

Каркающий смешок вырвался из её рта, рука скользнула ниже, останавливаясь возле груди. Во взгляде мелькнуло предвкушение.

– Во имя любви! – патетично возвела она, и рука мгновением прошила грудь, обхватывая сердце Вельямина.

Он захлебнулся болью. Ноги подкосились, и мужчина вынужденно ухватился за её спину, голову опустив на плечо. Невыносимо. Нестерпимо. Холодно. Она продолжает держать руку внутри, слегка сжимая, наслаждаясь теплом, ощущая прерывистое биение.

– Я с тобой… – шепчет Вельямин, закрывая глаза. – А ты со мной…

Она вытащила руку, непонимающе уставившись на неё. Что-то мелькнуло в её памяти. Что-то до боли знакомое. Без поддержки, Вельямин рухнул под ноги пятившейся девушки.

– Что ты несёшь? – ворчливо протянул Девон, подходя к девушке. – Она не твоя. Ты умираешь от руки возлюбленной. Кстати, – он повернулся к ней. – Почему не забрала сердце? Я хотел съесть его.

Одна красная, другая белая. Она соединяет их, перемешивая, размазывая следы своего… преступления?

– Демьяна, что ты делаешь?

Девушка мотнула головой, отстраняясь как от мухи. Руки потянулись к вискам. Голова словно чугунная, а внутри сотни голосов и все кричат, слов не разобрать, но смысл до боли знаком, так и вертится на языке, воскресая в памяти…

– Нет! – истошно закричала девушка, падая на колени возле Вельямина. – Нет! Я не могла! Я не могла, не могла, не могла! – она кричит, руками закрывая рану на груди. Сердце не бьётся, жизнь остановилась. – Ты не мог умереть, нет, ты же обещал всегда быть рядом! Нет, так нельзя. Неправильно!

– Демьяна! – позади злобно зазвучал голос и страшная сила вздёрнула, распяла девушку в воздухе, разворачивая лицом к разъярённому дракону. – Ты моя! – цедит он, приближаясь к ней. – Только моя!

Огонь вспыхивает до небес, и над ними словно образовывается провал, чёрная дыра, к которой движутся ещё два спутника.

– Начинается, – увидев это, шепчет дракон, а после поворачивается к ней. – Осталось так немного, Демьяна! Чувствуешь? Наши волки уже идут в иные миры. Скоро всё сгорит и только мы выживем. Что на тебя нашло?!

Девушка тяжело дышит, по щекам стекают остатки крови, взглядом она всё возвращается к Вельямину, и сердце её горит от боли. И эта боль меняет её.

– Нет! – вновь выдаёт она и тотчас невидимые оковы спадают. Платье из тьмы уплотняется, заползая на каждую клеточку обнажённой кожи. Впитывается, выкрашивая в чёрный цвет. Заметив это, Девон хмурится, пятится назад, предчувствуя перемену. А она наступает и в один миг оказывается подле него.

– Я больше не твоя, – шипит разъярённая волчица и впивается когтями в кожу дракона, влетая внутрь, сплетая их в единое целое.

И они провалились во тьму.

* * *

«Не возвращайся, пока не станешь нормальной. Не возвращайся, пока не станешь нормальной. Не возвращайся, пока не станешь нормальной…»

Бегущая строка лентами окружает их, белым неоном разгоняя тьму. Высветляя напряжённые лица. Она словно кричит на них. Пульсирует, набегает под ноги и разлетается на мелкие буквы, вновь собираясь. Но они не обращают на это внимание. Только они. Только глаза в глаза. И полная голая тишина.

Первым не выдерживает мужчина.

– Как ты смогла вспомнить? Я стёр твою личность. Поглотил тебя.

Она склоняет голову набок, впервые с достоинством и силой глядя ему в глаза. Они сравнялись, но он этого ещё не понял.

Строчки погасли и дракон вздрогнул, когда на смену пришли вырезки из её прошлого. Не он управлял «проектором».

Девушка, привязанная к батарее. Светящийся наркотик. Полное подчинение. Подавление свободы воли. Раз за разом. Месяц за месяцем.

И крик: «Не возвращайся, пока не станешь нормальной!» А после прозрачная клетка. Газ. И новая попытка. Ретроспектива отношений с Алхимиком. Его смерть. И руки. Белая и красная.

Экран гаснет, а невидимый мир из черноты выходит в свет. Ослепительно-белый, от которого дракон жмурится, пугаясь, когда девушка оказывается на расстоянии шага.

– Ты никогда не воспринимал меня всерьёз. Ты никогда не считал меня личностью. Ты никогда не видел во мне человека. Твой прокол в этом. Надо было воспользоваться запасным планом, – она приближается, шепчет, глядит с сожалением, в то время как он отступает, понимая, что не получается перехватить контроль. Он потерял силы. Он стал вторым пилотом.

– Я лишь хотел счастья нам обоим! – восклицает он, оступаясь и падая на спину. Девушка замерла.

– Твоя любовь чуть не стёрла меня. Не будь во мне столько яда, ты бы убил меня. Во имя своей страшной любви. И остался бы с куклой, а не живым человеком. Я проходила через это.

Возник экран и с него зазвучали слова Кая: «Что я наделал… Ты ведь не чувствуешь, да? Ничего не чувствуешь?!.. Стань нормальной! Елена, я приказываю тебе стать нормальной!»

Она утёрла рукой слезинку, немного наклонив голову, чтобы не выдать своих чувств.

– Нет! Демьяна… Елена! – сорвался он. – Ты бы не стала куклой, нет! Ты бы вернулась ко мне, после перехода домой! И мы бы всегда были вместе!

– Боюсь, но это невозможно, – спокойно отвечает она, опускаясь к нему. Пол потёк как река, поглощая их тела, заливая мужскую грудь, подбираясь к подбородку. Девон попытался приподняться, но как огонь может победить столько воды? А она и не сопротивляется, позволяя себе тонуть как в зыбучих песках.

– Пожалуйста, – молит он, и вода закрывает его с головой. Дракон тонул, упрямо держа рот закрытым, сохраняя остатки воздуха. А она тянется к нему под воду, и с его позволения целует в губы, отдавая не нужный ей кислород.

И погружая их во тьму, наружу всплывает иной Демон.

* * *

Я ощущаю всё.

Как под чистой дозой наркотика «Бог». Каждая клетка сотворения. Частицы мироздания. Вселенная чувств и красок. Этот мир наполнен силой и дрожит струнами, и музыка будто скрипка поёт. Это также напоминает хлопанье крыльев птиц. Напоминает дыхание кита. Стрёкот кузнечиков, пение цикад. И миллионы лягушек одновременно квакают. И ломает, и трещит лес. И вздымается море. И каждый звук неотделим. Бесконечная засасывающая какофония.

«Осторожнее, Елена. Иначе мы сгинем, – шепчет голос в подсознании. Невидимые руки обнимают талию, он опускает подбородок мне на плечо и продолжает нашёптывать: – Закончи наше дело. Ещё немного и настанет полное троелуние. Поторопись. И мы попадём домой».

Я отталкиваю мысли, и это сосредоточие позволяет вернуться в себя. Видеть мир глазами Демона и человека. Видеть мертвеца перед собой.

Опускаюсь перед ним на колени, нежно касаясь лба, роняя чёрные как мазут слёзы на его щёки. Я убила его. Сама. Сделала это и теперь никакая фантазия не вернёт его к жизни.

– Но ты можешь это сделать, – отвечает голос позади. Обернувшись, вижу Шефа. Он едва дышит. Едва стоит на ногах. Лоб покрыт красной испариной. Белая рубашка насквозь промокла от крови. Ему с трудом удаётся дышать спёртым от гари воздухом.

– Что с вами?

– Я умираю, – почти равнодушно ответил он, не сводя взгляда с Вельямина. Не дав времени ответить, хрипло выдал: – Верни его. Ты ведь уже делала это. Повтори, пока есть силы. У нас много работы и потом ты уже ни на что не будешь способна.

– Но в теле нет дыхания, нет биения, нет тепла! Он мёртв! – закричала, отмахиваясь от злых слов Девона, пытающегося перехватить моё внимание.

– А ты попробуй, – сползая по стене на пол, прошептал Девос, закрывая глаза.

И я пробую. По чуть-чуть вливаю в него силу, понемногу распределяя под кожей, направляя основной пучок в сдавленное сердце, заполняя разрывы. И представляю её как маленькую молнию. Сначала массаж. Потом удар. Нужно запустить его, дальше волк справится сам.

– Давай, Вель, давай! – кричу шёпотом, вкладывая всё больше и больше сил.

– Не торопись! – предостерёг Девос. – Слишком много силы разорвёт его.

И видя, что не получается, ползу к нему, обхватываю лицо руками, склоняясь и целуя холодные губы. Буквально выдавливая из себя самое сокровенное. Передавая воспоминания вместе с силой Демона.

– Ты обещал всего быть со мной, – шепчу ему. – Возвращайся ко мне, Вель! Пожалуйста, вернись ко мне!

Мои последние чёрные слёзы попали прямо в его глаза. И он распахнул их. Закричал, забился в конвульсиях с такой силой, что пришлось обхватить его руками, придерживая. По телу шли разряды молний восстанавливая отмершую ткань. Возвращая жизнь. И мужчина затих, погружаясь в глубокий сон.

– Молодец, – говорит Девос. – Теперь оставь его. Не переживай, он будет чувствовать тебя, но волку нужно время, чтобы проснуться, а мы больше не можем ждать.

И как в ответ на его слова, я услышала волчий вой. И увидела – огонь уже рядом. Уже под нами. И почти накрывает весь мир, готовясь схлопнуть одну из жемчужин ожерелья и как эффект домино – разрушить все остальные.

– Как их остановить?! – в отчаянии обращаюсь к старому дракону, а в голове звучат слова Девона: «Никак. Смирись. Ты не успеешь научиться всему. Мир сгорит. Сгорит и ожерелье. У тебя нет иного выбора, как бежать в портал домой!»

– Я помогу, – просыпаясь от дрёмы умирающего, прошептал дракон с какой-то затаённой грустью глядя в глаза. – Я сделал всё, чтобы мы оказались здесь. Как и предсказывала одна из сов. Чтобы спасти миры, я должен был пожертвовать твоей человеческой жизнью. Чтобы ты встретила Кая и поборола зависимость. Влюбилась и потеряла любовь. И не единожды прошла через боль. Стала такой, чтобы выстоять перед моим сыном. Чтобы самой стать Демоном. Чтобы управлять им. Чтобы закончить дело. А я буду направлять тебя, пока есть силы.

– Шеф, – шепчу, замечая струйку крови, спускающуюся из его рта. Он закашлялся, вытирая рот. – Я могу?..

– Нет. Но можешь помочь всему ожерелью, избавив его от драконов и их наследства. Пришла пора исправить наше вмешательство, – мужчина протягивает мне руки и я направляюсь к нему. Помогаю встать. Обнимаю его, поднимая в воздух, превращаясь в белоснежного дракона. Он лежит на моей спине, и не словами – душой, говорит, что делать.

Мои крылья – бесконечны, как и мои мысли. Движение против огня и Дикой охоты – это взмахнуть и потушить ветром.

Тень моя идёт по мирам. Она накрывает каждого и они вздрагивают от миллионов мурашек, забегавших под кожей. Они видели белого дракона и не поняли, что это было. И почему изменилось всё.

Почему волки вновь стали собой. Больше никакого альфы, беты или омеги. Никаких триад. Никаких границ, кроме тех, что строит разум.

И совы ослепли, прозрев, а лисы потеряли эфемерную связь с природой, вновь став плотными и материальным. Огненные джины обрели рассудок, а ледяные перестали быть скульптурами, вернув плоть. Насекомые вновь обрели способность менять внешность, а рептилии больше не обладают коллективным разумом. К кошкам вернулся сон, а к подводным обитателям способность дышать и выходить на сушу.

И люди. Люди тоже изменились. И к каждому, кто испытывал страх, бессилие и боль, вернулось то, что делало их сильнейшими. Власть над своим телом. Власть изменяться, становясь свободными. Вернулись берсерки. И бог знает, что из этого выйдет в человеческом мире…

Мои крылья огромны. Они как сеть, опутали миры, плавно закрывая все открытые порталы драконов. Схлопывая границы, возвращая оборотней по домам. И только вервольфы остались в мире людей. Их изменить я не смогла.

Эта глобальная чистка почти высушила меня, в воздухе держалась из последних сил и только благодаря Девосу. Его последние мысли вернули нас обратно в Корнголик-ан, где заканчивалось троелуние.

Во мне беззвучно орал Девон. Изо всех сил пытался вырваться наружу, прорваться сквозь моё тело, даже не заняв его, а только чтобы разрушить. Остановить и создать хаос. Его движения сравнимы с трепыханием бабочки. Ничто по сравнению с ветром, что исходил из сердца старого дракона. Он планировал это тысячи лет. Он знал, что делать, а я была проводником его желания.

Последняя мысль, что перешла ко мне – кусочек памяти. Причина, по которой драконы покинули дом.

«Это сделали мы. Открыли порталы. Уничтожили границы. Слишком рано. Другие не были готовы встретить нас. Они были сильны в своей животной сущности. И подавили нас, превратив в рабов. Закрыв двери между этими мирами, дарую надежду на естественное развитие. Пусть звери вырастут без поддержки таких, как мы…»

Девос соскользнул с моей спины и рухнул в пропасть, в воздухе рассыпаясь кровавой пылью и разлетаясь по ветру. Он вложил каждую частицу себя в Демона и это уничтожило его.

А я направилась ввысь. Мимо облаков, выбираясь за пределы стратосферы, покидая гравитацию и воспаряя в невесомости. Как Демон и как дракон, ещё могла вытворять такое, но не знала, хватит ли сил закончить последнее желание отца Девона.

– Мы возвращаемся домой? – осторожно спрашивает Девон, впервые заговоривший после смерти отца.

– Видишь ли, я не могу убить тебя. Несмотря на то, что ты сделал. И что делала я ради нас и во имя нас. Я… люблю тебя. И ты любишь меня. Не будь этих чувств – не было бы Демона. Наша любовь – как зеркало, как самолюбование. Стремление обрести целостность. Я знаю это. С детства всегда стремилась к этому чувству. У меня был подсознательный двойник. Моя вторая личность, которая делала меня настоящей. Но на самом деле, она делала меня такой, как ты. Одинокой. Не принятой обществом, так как мысли и желания отличались от желаний обычных людей.

Полёт завершился, я зависла напротив огромной чёрной дыры, возникшей из-за выстроившихся в ряд спутников планеты. Только в свете солнца, проходящего сквозь спутники, открывается этот портал. Здесь должно было быть очень тихо, но я отчётливо слышала дыхание ветра. И даже ощущала незнакомые запахи. Та сторона притягивала. Манила, звала…

Я почувствовала, как быстро забилось сердце Девона. Наш Демон совсем скоро распадётся, осталось совсем немного времени.

– Чем старше становилась, тем больше стремилась отдалиться от людей. Мечтала быть особенной среди особенных. Мои мечты исполнились самым дрянным способом. Я была обманута. И словом, и действием. И в итоге вся моя жизнь была бегством от собственных желаний. Пока не встретила тебя.

– Со мной ты не бегала, а нападала, – зашептал дракон. – Ты стала самой сильной. Властной. Безграничное могущество – всё это дал я, – помолчав, Девон добавил: – Мы одинаковые. Мы понимаем друг друга. Вельямин никогда не примет и не поймёт тебя так, как я.

– Но я способна на то, на что не способен ты, – возразила ему, наблюдая как медленно растекается наше тело, раздваиваясь, разделяя друг от друга. – Я могу меняться. И признавать свои ошибки.

– Идём со мной… Елена, – говорит он, полностью отделившись от меня. Его рот закрыт – мы всё ещё может беседовать без слов. – Ты гибрид, как и я. Ты проживёшь тысячелетия в этом ожерелье совершенно одна. У тебя не будет детей. А в мире не останется драконов. Все, кого ты знаешь и любишь, – умрут. Ты сойдёшь с ума от одиночества. Пожалуйста, Елена… уйдём отсюда домой! Вместе мы способны на всё! Только такое будущее даст нам обоим счастье!

Я улыбаюсь, протягивая руку и касаясь его щеки. В его глазах стоят самые настоящие слёзы. Он искренен в своём желании и в своей любви. Но… качаю головой, а после со всей силой отталкиваю от себя и он влетает в портал.

– Нет! – кричит дракон, испуганно глядя на меня, от страха зрачки потемнели, а лицо исказила гримаса ужаса. Его тело растворяется в пустоте – и в тот же миг заканчивается троелуние – спутники больше не касаются друг друга и дыра исчезла. Спустя тысячи лет, желание Девона исполнилось. Он вернулся домой.

И я делаю то же самое.

Когда достигаю атмосферы, меня покидают остатки сил дракона. Я падаю вниз, превращаясь в огненный шарик, который всё ещё пытается хоть чем-то управлять. Глаза закрыты. И я почти мертва от скорости и жара. Когда настигает блаженная тьма – уже ничего не чувствую. Только усталость и крошечное желание жить…

Тридцать лет спустя…

В тот день не погибла. Последняя искра дракона открыла портал и я рухнула на крышу Корнголик-ана, глубоко войдя в камень, оплавив его, будто была маленьким метеоритом. Там меня нашёл пробудившийся от моего «триумфального» возвращения Вельямин. Я сломала несколько рёбер, обе ноги и правую руку. Меня мучали головные боли. Тело горело. Это была нескончаемая агония и только присутствие и неоценимая помощь Веля позволило мне выжить.

Но на этом всё не закончилось.

– Лэри! Лэри Елена! – вместе со стуком в комнату вбегает молодая рыжеволосая служанка. Она в радостном возбуждении готова прыгать по комнате, выдавая: – Они едут! Едут!

Я откладываю ручку и закрываю толстенную книгу записей. Снимаю очки для чтения и медленно поднимаюсь с места. Девушка расторопно подходит ко мне, передавая трость и помогает дойти до открытого окна, из которого открывается замечательный вид на нижние уровни Корнголик-ана. Над нами яркое солнце, нет ни единого ветерка и воздух застыл полуденным зноем. Далеко внизу вижу группу людей, окружённую галдящей толпой, и улыбаюсь. Вернулись.

– Где лэрд? – спрашиваю служанку Милу, когда покидаем комнату и неторопливо движемся к ступенькам на первый этаж. Мимо нас снуют слуги и служанки, завершая последние приготовления к приезду долгожданных гостей.

– Он уже внизу, передавал, что ждёт вас, – услужливо отвечает девушка.

Мы миновали один пролёт, когда на меня налетала очаровательная черноволосая девчушка.

– Мама, мама! Они приехали! – закричала она, счастливо улыбаясь. А я замечаю, что платье опять с дырками и в пыли, значит лазала по крышам. Неугомонное создание!

– Клэри! Сколько раз просила! Ты опять испачкалась!

– С башни открывается самый лучший вид… – виновато бурчит девочка, торопливо пытаясь оттереть грязь с воротника платья.

– Мила, пожалуйста, сопроводи маленькую лэри в комнату и помоги с одеждой, – обратилась к служанке, а сама взлохматила волосы дочери. – Клэри, постарайся не испачкаться хотя бы до ужина! Не часто вся семья собирается…

– Да, мамочка! – кивает девочка, и её уводит служанка.

Я продолжаю спуск. Медленно и осторожно. Мои кости от старости стали хрупкими, часто ноют, а голова не любит нагрузок – болит. Но время ещё есть.

Всё оказалось не так, как думал Девон. Вместо вечности, я получила раннюю старость. И перестала быть драконом. И перестала быть волком. Тот жар и агония выжгли из меня всё наносное, я больше не могла превращаться. Стала самым обычным человеком. Как бонус – волосы поседели за несколько лет. Я легко заболевала. Из самой сильной – самая слабая. Какая ирония…

Только присутствие Вельямина поддерживало все эти годы. Любовь и тепло. И когда забеременела, это было счастье для нас обоих. Рождение сына, а спустя почти десять лет и дочери – разве это не чудо после всего, через что прошли? Дети оказались волками. И если сын – чистокровный волк, пошёл в отца, то дочка… не знаю. Я иногда вижу в ней нечто необычное. Нечто огненное в её зелёных отцовских глазах.

Во мне сохранился огонь. Моё проклятье и дар одновременно. Иногда становится очень холодно и тогда слуги готовят баню с кипящим котлом. Только в таком отогреваюсь и становится легче. Также всё ещё могу касаться огня и меня нельзя обжечь… Клэри унаследовала эти дары.

Мы с Вельямином стараемся держать в секрете таланты дочери, но знаем – её жизнь будет особенной. Надеюсь, она не повторит мою судьбу. А мы сделаем всё, чтобы она выросла сильной и могла постоять за себя.

А если мы не справимся – это сделает Лико, мой первенец. И ему поможет Хельга с Олегом. И Ахлик с Броном. И Демьян. И Деймон. И даже Вальт, давно перебравшийся к королю Арману придёт на помощь маленькой сестрёнке…

Это моя семья. И она огромна.

Я добралась до главной парадной лестницы. Внизу ожидает Вельямин, дающий последние указания своему ближайшему помощнику. Как и я, он сильно постарел. Смерть никому не идёт к лицу. И это так неправдоподобно-странно, но мы сравнялись в возрасте. И в какой-то степени в опыте.

– Иди ко мне, – говорит он, отпуская Августа и подходя к подножию лестницы. Он протягивает руки и я, держась за перила, спускаюсь к нему.

В его глазах горит тепло любви. Поддержки и заботы. Это не пламя влюблённости, не первая страсть, не огонь, что полыхал в наших сердцах первые годы. Мы прошли через многое и теперь просто живём ради друг друга. Гармония целостности.

После всемирного огня, планета волков очень медленно приходил в себя. Первые годы волки голодали. Слишком многое сгорело. Слишком многие пострадали. В мире не осталось людей, так что волкам пришлось учиться жить по-новому. А без альф и связи с ними, это была война.

Но не в дальних пределах. Здесь тоже всё изменилось. Зима сгорела и поменялся климат после закрытия порталов драконов. Пришло лето и тепло. Вечный лес быстро восстанавливался, а вместо монстров, теперь его населяет обычная дичь.

Те волки, что перестали быть частью Дикой охоты неподалёку от нас, пришли в замок, и мы вместе занялись его восстановлением. Спустя тридцать лет, теперь, когда Дальние пределы не такие уж дальние, наш замок сильно разросся и вышел за пределы крепостных стен.

Официально, мы всё ещё находимся на территории земель Демьяна, но не платим налогов и не подчиняемся его законам. Мой дядя сдержал слово. Он, как и отец, оказался одним из немногих королей, кто смог сохранить власть, лишившись силы альфы. Они честно поделили ближайшие земли, и годами выстраивали новые границы, порядки, создавая законодательство, систему наказаний и даже взялись за образование. Многое подчерпнули из мира людей.

– Ты готова? – Вель целует в макушку, обхватывая за плечи и подводя к входным дверям.

– Ты же знаешь – я соскучилась по ним, – говорю негромко, с улыбкой. – Лико обожает путешествовать! Он так много мест посетил, столько стран и земель, но… это длится годами… мне бывает страшно в его отсутствие, мало ли что…

– С ним Хельга и Олег. Уж они-то позаботятся о сорванце! – смеётся Вель, открывая передо мной двери. От яркого солнца заслонилась рукой, и вижу только блестящие тени.

В такие моменты всегда вспоминаю родителей. Мне жаль, что не могла и весточки передать им. Но в мире людей осталась Инга. Я знаю это, потому что сама отправила её туда. Будучи Демоном, видела, что ей не место в мире волков. А там, среди других вервольфов, она справится со всеми своими личностными проблемами. И моё отсутствие – только поможет девушке…

– Мама! – ко мне спешит Лико – молодая копия Вельямина, только глаза мои и улыбка чисто Демьяновская.

– О! Белый дракон сохранил тебя для меня! – невольно вырвалось и я поскорее обняла такого возмужавшего сына, вдыхая родной запах, проводя руками по тёмным коротко стриженным волосам.

Белый дракон – всё, что осталось в памяти волков обо мне и том, что мы сделали. Никто не знает, что Белый дракон, изменивший мир, это я. Никто не знает, что Елена и Демьяна – одно лицо. Никто не знает, что на самом деле тогда произошло.

Но белый дракон – это новая религия мира волков. Создание, спасшее миры. Луч света. Та, кто оберегает. Кто присматривает за всеми нами и поможет, если быть беде.

Порой сама забываю, что это была я, настолько расплывчато сохранилось в памяти то ощущение силы. Это осталось в прошлой жизни.

А я изменилась, как и говорила Девону.

Я стала любящей женой. Стала сильной лэри дальних пределов. Мудрой хозяйкой замка Корнголик-ан. Заботливой матерью для двух детей. Я обрела мир. Цельность.

И сейчас, глядя, с каким жаром сын рассказывает Вельямину, откуда они в этот раз прибыли, оглядываясь на спешащую к нам Клэри и кивая подходящим Хельге и Олегу, – я счастлива.

Это мой дом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю