290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 5)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 26 страниц)

Глава 5. Моя ладонь превратилась в кулак

Глава 5. Моя ладонь превратилась в кулак

По наковальне больно бьёт

Молотом высекая слово

В лаве огненной выжигая

Как в тисках сдавливая

Раскрывая. И когда из формы

Меч достаёшь.

Не дотронься случайно.

Обожжёт.

Прощание получилось скомканным – Бертрам приехал на рассвете и сразу начал подгонять, чтобы быстрее собиралась в путь. Только и успела перемолвиться напоследок с Антоном в стороне, чтобы другие не слышали. Он точно знал, что сделала, чтобы все перешли. Не догадывался, что я на такое способна. И всё равно считал, что мне не стоило так раскрываться. Особенно перед Корой. Которая в шоке больше не вымолвила ни слова с той демонстрации силы.

Бертрам на пару с Грегором загружали внутрь Кору, приковывая её наручниками, чтобы девушка не смогла даже по кузову ударить, пытаясь привлечь внимание. Ей ввели небольшую дозу успокоительного, чтобы не буянила и накормили мясом – путь предстоял долгий.

– Антон, будь максимально осторожен. Чуть что не так – вызывай подкрепление, звони мне. И высылай материалы, чтобы я тоже была в курсе вашего расследования, – говорю напутственные слова, стоя возле микроавтобуса.

– Да, мамочка, мы будем супер-внимательны! – проворковала елейным голосом Лили.

– Эй! Это ваше первое задание без меня, естественно я волнуюсь! – проворчала в ответ, демонстративно скрестив руки на груди.

Дёрнув пару раз наручники, проверяя их прочность, Грег спрыгнул на землю, отвечая вместо Лили:

– Ты нас хорошо обучила. Да и Антон обладает прекрасным опытом. Справимся.

– Задание не такое сложное, – подавив отчаянный зевок, добавила Моник. Ночь рядом с новообращёнными девицами полностью вымотала близняшек. Полин посекундно проваливалась в сон, прислонившись к машине.

– Ну ладно, посмотрим, как вы справитесь. А то глядишь и без меня дальше работать будете, – подавив солидарный зевок, ответила им всем, посмотрев внимательно на каждого из них.

– Есть какие-то предпосылки к этому? – спустившись следом за Грегором, спросил невозмутимый Бертрам.

– Да так, – я махнула рукой. – Ладно, прощаемся и держим связь!

Напоследок, обняла каждого из них, прижимаясь со всей силой, запоминая запах членов команды. Что-то подсказывало, что наши дорожки могут разойтись навсегда и я хотела запомнить их. Это то, что изменилось во мне, как стала волком. Мы запоминаем не зрительный образ, а запах. И вспоминаем именно его.

У Грегора он с горчинкой, низкий аромат. Близняшки подобны солнцу – напоминают пряности как хмели-сунели или орегано. Лили – смесь полевых трав: василёк, багульник, ромашка. У неё он едва уловим, но как почувствуешь, ощущаешь его везде. Антон обладает мускусным ярко-выраженным запахом – имбирь, мускатный орех, немного корицы, немного кардамона. Такая смесь весьма привлекательна для женщин, но сам Антон мало понимает, каким влиянием обладает. Он слишком погружён в работу, чтобы замечать, как на него смотрят.

Они все уникальны. И Бертрам, который обратился чудом, пройдясь по самой кромке обращения, до конца не приняв волчью суть. Субтильный, высокий, из-за чего постоянно сутулится, с коротким ёжиком серых волос, узким лицом, на котором огнями горят бирюзовые яркие глаза. В этом весь он – выдающийся ум благодаря которому теряются недостатки внешности. Его запах – горный, как свежая ключевая вода, привкус мокрой земли после проливного грозового дождя. И над всем этим раскрываются лимонные кислые ноты. Такая странная смесь как раз под стать самому Бертраму.

Но вот, мы попрощались. Задние двери микроавтобуса захлопнули, закрыв на замок, отсекая сонную Кору. Бертрам пошутил на прощание, но я не услышала, уже забравшись на правое сидение спереди. Позади раздался дружный смех и короткие окончательные слова поддержки.

Через минуту автомобиль тронулся. В боковое зеркало вижу, как они говорят между собой. Им предстоит ещё много работы, поэтому сейчас наверняка распределяют график дежурства за новообращёнными. И только Антон смотрит вслед.

Словно знает, что в следующий раз, когда увидимся, всё станет совсем иным.

* * *

Организация, в которой работаю, имеет давнюю историю. Её основная задача всегда была связана со скрытностью и не вмешательством. Она никогда не имела одного чёткого названия, не имела жёсткой структуры, иерархии, власти. Это скорее был совет существ иных миров, который создавал задачи, основываясь на разведывательных данных полевых агентов. Набиралась группа из квалифицированных наёмников или сотрудников соответствующих агентств и с привлечением местных жителей, имеющих или не имеющих представление об иных мирах. По выполнении поставленной миссии, команда либо оставалась в качестве наблюдателей, либо расформировалась и направлялась на иные цели. Такая система децентрализованной организованности позволял жёстко и эффективно решать поставленные задачи. Всё упиралось в квалификацию командиров групп. И масштабность проектов.

Откуда берутся задачи? Оказывается, не только волки способны оставлять после себя мусор, но и иные существа также пытаются использовать людей в своих целях. Никто не идеален и не каждая система способна успешно бороться с такими членами общества. А отсутствие власти в организации позволяла избегать коррупции.

Каждой операции присваивали наименование и кодовый номер, по которому можно отследить похожие проблемы в прошлом, чтобы разобраться, как эффективнее решать то, с чем сталкиваешься.

К примеру, операция «Неон», к которой активно привлекают местных во многих «заражённых» странах, имеет порядковый номер 0000. Для лучшего понимания, это означает, что данная операция не имеет аналогов и по сути не имеет порядкового номера. Её нельзя квалифицировать, прежде организации не приходилось сталкиваться с настолько катастрофичными последствиями действий волков. А факт, что операция ещё не зафиксирована в прошедшем времени и мы не занимаемся зачисткой, а активно готовимся к следующим действиям оборотней, добавляют уникальности происходящему.

Операция «Неон» началась ещё до моего приезда в Москву. Она началась, когда полевой агент Эльза зафиксировала появление нового наркотика неон и раскрыла его связь с оборотнем по кличке Алхимик. В тот момент она контролировала и отслеживала контакты оборотней с российскими предпринимателями, в частности действия волка по имени Арман. Её предшественник занимался работами Луки Горике, но пропал без вести, что косвенно указывает на его раскрытие.

Эльза не справилась с новой задачей. Она была одним из командиров и руководила лабораториями, занимавшимися разработкой лекарств. Её личные интересы в данном деле поставили операцию на грань катастрофы, но даже смена лидера, не привела к иным результатам.

Смерть Алхимика, уничтожение центра Мирасвет, недостаточное количество запасов наркотика привело к невероятному количеству жертв. Новый командир, которого знаю, как Владимир Соколов, выбрал скромную тактику сокрытия истинного положения дел. Он задействовал все возможные ресурсы организации, выведя операцию на новый уровень и присвоив ей новое лаконичное название «Мирасвет». Он выставил Григория Волкова как лидера секты, создал новую биографию личности, через которую ввёл в СМИ дезинформацию. Таким образом ему удалось вывести ситуацию из раздела слухов об оборотнях и мистики в раздел секты и наркотики. Блестяще проведённая операция полностью преобразила произошедшее и уже сами пострадавшие считали, что всё это мифы с целью подавления личности и выкачивания денег. Как и в других сектах.

Словом, с этой стороны с проблемой справились. Правительства активно включились в работу с пострадавшими, выплачивая компенсации, разыскивая «виновных» и помогая выжившим после неона. Владимиру удалось сильно занизить цифры погибших, чтобы не возникло паники.

Он справился с работой за год.

Но ведь никто не говорил, что на этом всё закончится. После случившегося в центре Мирасвет, остались обращённые в волков люди. Это тридцать семь человек. Часть из них ушла в мир волков, другая осталась здесь. Мы не знаем, сколько именно, но прекрасно видим, как много среди них фанатиков. Они действительно превратили произошедшее в культ личности, воспевая Алхимика как ушедшего бога, который хотел наградить всех достойных его милости людей даром превращения в волков. И именно этим они и занялись, разбежавшись по всему свету.

Достаточно одного укуса или глубокого пореза, чтобы заразиться. Можете себе представить, сколько ячеек мы зачистили за эти годы? Но до сих пор не добрались до костяка этой новой секты. А ведь помимо самой ликвидации, нам приходилось убирать за ними. И именно этим продолжает заниматься Владимир. Зачищать следы. Ведь если люди узнают о существовании оборотней. Если они поймут, что такие монстры живут среди них, то сколько времени им потребуется, чтобы захотеть уничтожить этих существ? Уничтожить нас?..

* * *

Один из главных офисов американского отделения организации расположился в Вашингтоне в сером и неприметном здании, выполненном в классическом «коробковом стиле». Отделение занимало подземные этажи и один из верхних и соседствовало с Департаментом природопользования и охраны окружающей среды. Такое соседство позволяло быть довольно незаметными и даже сами сотрудники этого ведомства считали нас одним из экологических подразделений, занимающихся контролем и учётом. Фактически, организация органично спряталась за длинными названиями, так что никто особо даже не вдумывался, а есть ли такое подразделение на самом деле.

Микроавтобус заехал в подземный гараж с отдельным въездом. Ещё до того, как выбралась из машины, Кору вытащили из кузова и уволокли в тюремную камеру. Скорее всего, я больше никогда её не увижу. Да и она сама вряд ли покинет это здание живой.

Скривившись от холодного сквозняка, недовольно поморщилась. Мне не нравилось здесь находится. Здание было настолько серым и неприметным, что от пыли скрипело на зубах и хотелось вымыть волосы и прочистить глаза. Я ни разу не была здесь просто так. Обычно меня вызывали, если кто-то проштрафился или требовался личный отчёт. Или Владимир, в очередной раз, допрашивал насчёт моего прошлого рядом с Каем. Антон слишком поздно был введён в личный круг Алхимика и не знал всех его планов, а мой опыт уникален. Только я могу предугадать, как поступят его последователи. И иногда моя интуиция оказывалась права. Таким образом недавно вывела их на след Шарли. Но они упустили девушку и она залегла на дно. Поэтому все такие крупные операции теперь проходят через меня.

Надеюсь, вызвали не из-за несанкционированного допроса Коры, а из-за новых сведений касательно волков Алхимика.

– Ненавижу это место, – пробурчал Берт, чихнув, вставая рядом со мной. – Готова?

Мрачно зыркнув на него, пошла в сторону лифта. В здании ремонт не проводили годов с семидесятых, поэтому обивка пластиком под красное дерево в кабинке не удивляла, как и сильное дребезжание дверей и громкий гул от поднимающегося вверх механизма. На проходной в фойе сидела молодая девушка лет двадцати пяти, меланхолично жующая жвачку. Она из тех, кто не вдумывается, где работает. Вопросов не задаёт, действует по разработанному алгоритму. Получив наши удостоверения, молча разблокировала проходные двери, за которыми скрывался извилистый коридор с кучей дверей, за которыми скрывались как обычные кабинеты сотрудников, так и информационные центры с хранилищами данных.

Наш путь привёл в кабинет Шефа, расположившегося в самой дальней части этажа, подальше от основных путей работников организации. Шеф занимал довольно странную должность и с одной стороны казался лишь координатором работы таких командиров, как я, а с другой стороны мог отдавать приказы такому, как Владимир. То есть его функции имели довольно размытые очертания и в первую очередь это было связано с его уникальным опытом работы на территории СССР. Он был тем, кто смог сохранить деятельность организации в относительной тайне от КГБ. Сразу возникал вопрос, сколько ему лет, но ответа не было.

Мы с Антоном иногда размышляли над секретными разработками по продлению жизни у иных существ – сов или лис, как основных действующих видов на территории Земли, но это были лишь глупые теории. Иные оборотни не спешили делиться с нами подробностями жизни на своей родине. Они слишком хорошо запомнили прошлое плотное сотрудничество с иными видами, поэтому теперь держаться нейтралитета и не вступают в экономические отношения даже между собой. Всё, что их волнует, видимая стабильность на территории центра ожерелья – на Земле.

Постучавшись, не дожидаясь ответа, вошли, закрыв за собой толстые входные двери – отличная звукоизоляция, поддерживаемая плотным ковролином, прекрасно гасила все звуки.

Внутри нас ожидал невзрачный серый кабинет, состоящий из девственно чистого рабочего стола, пары разномастных стульев, отсутствия окон, небольших шкафов, да лампы под потолком белого дневного света. Из необычного только яркое неизвестное растение, стоящее на комоде. Вытянутый стебель, множество мелких жёлтых цветков на концах, выглядевшие как раскрытый парашют. Меня всегда удивляло, почему оно не дохнет при отсутствии естественного освещения и на сухой земле.

Джон сидел с абсолютно прямой спиной, уткнувшись в ноутбук и быстро печатая. Рядом стоит пепельница, доверху заполненная бычками, медленно тлевшими от плохо затушенной сигареты. Над столом в углу работала мощная, но абсолютно бесшумная вытяжка, утаскивающая неприятный запах и оставляя сухое ветренное давление в помещении.

Заметив нас, Джон щёлкнул пальцами, приглашая присесть, а сам вновь уткнулся в экран. Очередную сигарету, не заметив, затушил об деревянный стол, оставив очередной чёрный след на поверхности. Крякнув с досады, заметив очередную промашку, вывалил содержимое пепельницы под стол в мусорное ведро и лишь потом обратился к нам.

– Берт, всё прошло нормально?

– Да, сэр, – согласно кивнул Бертрам.

– Ну и чудненько, свободен. Тебя ждут в четырнадцатом кабинете, так что поешь в столовке, отдохни и приступай к своей основной работе.

Парень кивнул, попрощался и покинул кабинет.

– А вот с тобой всё не так просто, не так ли? – с укоризной потянул Шеф. – Но я рад, что ты решила действовать. Владимир давно хотел привлечь тебя к более активной работе, а я всё останавливал его. Он мало понимает, что люди ломаются. И их не всегда можно восстановить.

– Я не человек, – ответила хрипло, погружаясь в кресло и сжимая пальцы в замок.

– В тебе волчьей крови чуть. Всего четверть. В большей степени, ты человек. Но речь не о генах. А о тебе. И о том, что происходит в мире волков. Теперь ты знаешь чуть больше. Вопрос в том, готова ли ты узнать всё. И что собираешься со всем этим делать?

Мужчина выжидательно уставился на меня. Под его холодным голубым взглядом стало как-то зябко, а может просто вытяжка заработала мощнее, но по коже побежали мурашки.

– А у меня есть выбор? Или вы просто оттягивали неизбежное? По словам Коры, сейчас все короли, имеющие такую возможность, вербуют людей для своих армий. Они готовятся противостоять моему отцу и дяде. Которые рано или поздно, но объединятся, ведь есть соответствующее пророчество!

– Пророчество? – заинтересованно переспросил Шеф.

– Подробности вытяните из Коры, но суть была про объединившихся братьев Демьяновых, которые поведут за собой волков, породят какое-то чудище, разрушат границы Ожерелья и пожрут миры. Выйдут за пределы?.. Всё довольно сумбурно, – перебирая воспоминания, ответила ему. – Суть в том, что Демьян научился присоединять волков, как и мой отец. Они движутся друг другу навстречу, рано или поздно, но покончат с миром волков, а потом перейдут сюда, на Землю. Мне это не нравится.

Неожиданно Шеф улыбнулся. А потом и вовсе рассмеялся, качая головой.

– Вы только посмотрите на неё, ей это не нравится! Понимаешь, что бежать некуда? И поэ…

– Дело не в побеге! – возмутилась его словам. – А в том, что я обладаю силой, чтобы помешать им. Ни один король на планете волков, не обладает подобными способностями. Это семейный дар. И я не уверена, что в иных мирах, найдутся те, кто сможет остановить волков. Они просто не смогут подобраться достаточно близко к ним. Человека убьют, иное существо почуют и тоже убьют, а волка превратят в дикого.

– Ты готова пойти против собственного отца?

– Я видела его всего раз в жизни. И кем бы он ни был, но человечьего в нём осталось мало. Если бы не те события, не уверена, что он был бы снисходителен ко мне. Что он понял бы меня. Ведь я не понимаю, что движет им. Что это за война, которая должна так закончится? Уничтожение миров! Слишком…

– Нелогично? – Шеф не высказывал свои мысли. Он толкал меня, чтобы я быстрее формулировала свои. Быстрее открывала сокрытое. Добиралась до сути.

– Ладно! Сделаем шаг назад.

Собравшись с мыслями под любопытным и пристальным взглядом наставника, заключила всё в нескольких фразах:

– Пришла пора действовать. Достаточно отлавливать вервольфов в мире людей. С этим спокойно справится организация. Пускай не так быстро и не так эффективно, но рано или поздно, вы закончите это дело. А мне следует отправляться в мир волков и остановить войну.

– Интересно, и как ты собираешься это сделать?

– Для начала навестить один замок в дальних пределах, – спокойно ответила ему. – Есть кое-что, мучившее уже не один месяц. Кажется, всё это не зависит от того, верю ли я в пророчества или в мистику. Мои сны обладают способностью сбываться. Раньше этого не понимала, теперь готова прислушаться.

– Хорошо, – даже без паузы, согласился Шеф. – У нас есть один портал по ту сторону скалистого хребта, он запечатан, но ты сможешь им воспользоваться. Правда тебе потребуется компания, чтобы добраться до замка. Дальние пределы неспокойное место даже для такой как ты.

– Вы хотите отправить мою команду?

– Разумеется. Иначе зачем они нужны? Вы должны быть вместе, они теперь твои волки.

– Я не..

– Да, – Шеф вытащил новую сигарету из пачки, закурил, сразу же стряхивая невидимый пепел в пепельницу. – Не понимая этого, ты привязала их к себе. Они твои, а значит не подвластны твоему отцу или дяде. Эту миссию нельзя проходить в одиночку. Погибнешь.

Я всё ещё переваривала его слова, когда в кабинет без стука вошёл Владимир. Заметив меня, довольно воскликнул:

– Тебя я как раз и искал!

Немолодой мужчина грузной комплекции, с редеющими волосами и пивным животом в засаленном костюме с пышной бородой рыжей расцветки, своим видом компенсирующей недостаток шевелюры. У него улыбчивые морщинки вокруг зелёных глаз, огромный шнобель и полные губы. Румяный дядька, который способен выглядеть представительно, когда это надо. Но большую часть времени предпочитает выглядеть добродушным дядюшкой. И горе тому, кто разбудит в нём истинную личину. Тогда гром и молнии под стать его громогласному басистому голосу.

– Добрый день, господин Соколов.

– Оставь, – махнул рукой, кивком головы поприветствовав Шефа, которого явно недолюбливал. – Ко мне можно просто Володя, если не совершила ничего криминального. Ведь так? – с нажимом спросил он, дождавшись моего отрицательного кивка, благодушно повторил улыбку. – Значица наша милая Кора будет говорить только с тобой. Так что заканчивай свой отчёт и дуй за мной. Уж не знаю, чем ты её так очаровала, но информацию клещами тащить – не благодарное занятие. А то мало ли что может ляпнуть, а о чём умолчать, не получив прямого вопроса?

– Нет, – влез Шеф, отрезав всё благодушие у Владимира.

– Что значит нет? – моментально насупился он.

– У Елены с этого момента начинается отпуск сроком на две недели. После она с командой отправится на особое задание. Ей не следует отвлекаться на пустяки.

Владимир помолчал немного, а когда собрался что-то добавить, Шеф остановил его указательным пальцем. Затушив сигарету, он влез в закрытый ящик стола и вытащил папку. Протянув её Владимиру, взглядом показал необходимость ознакомиться с содержимым.

Это заняло совсем мало времени. Через пару минут почерневший от недовольства Владимир, громко захлопнул папочку, швырнув её на стол.

– Я против этого дерьма! – не стесняясь в выражениях, заявил он. – Но кому какое дело, не так ли?!

– Вот именно, – впервые на лице Шефа появилась довольно неприятная ухмылка.

– Хорошо, – процедил Владимир, неприязненно оглядев нас обоих. – Хорошего отпуска, Елена. Желаю выжить на задании, – и, не дожидаясь моего ответа, покинул кабинет с силой захлопнув за собой дверь.

Оставшись одни, помолчали недолго, а затем спросила:

– Отпуск?

– Пусть ребята закончат новое задание. Немного самостоятельности для уверенности им не помешает. Плюс было бы неплохо тебе навестить родителей. Ты же не хочешь отправиться в мир волков, не попрощавшись? Они уже потеряли одну дочь.

Неловко шевельнувшись, виновато опустила глаза. Не подумала об этом. Мне тяжело навещать их. Каждый раз они спрашивают об Инге, а мне нечего им ответить. Я не знаю, где она. И не уверена, что этот вервольф всё ещё их дочь.

– Да, мне стоит их навестить, – согласно кивнула, а сама заинтересованно уставилась на папку. – А что здесь написано?

Джон раскрыл её и пододвинул ко мне.

Это был стандартный контракт на исполнение задания. С открытой датой, но подписанный всеми членами совета включая Шефа. Задание с максимально расширенными полномочиями и неограниченным списком доступных ресурсов.

– Убийство Демьяна?!

– Это единственный способ остановить войну. Лишившись цели, твой отец потеряет ту силу, что даёт ему такой контроль над волками. Так что, – Шеф развёл руки. – Ты не против убить виновника в смерти матери?

– Чёрт, конечно нет! – возмущённо воскликнула. – Демьян немало дерьма натворил. Да я буду только счастлива собственноручно прикончить ублюдка!

– Прекрасно! – Шеф достал из выдвижного ящика ручку и протянул мне. – Ставь любую дату и подписывай. Но не скупись. Тебе нужно время, чтобы собраться и подготовиться.

Размашистой рукой вывела подпись, принимая самое нужное решение в своей жизни.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю