290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 15)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 26 страниц)

Глава 15. Но когда я добираюсь до тебя, ты исчезаешь

Глава 15. Но когда я добираюсь до тебя, ты исчезаешь

Тени и призраки, шёпот войны

Кто мне ответит, разгадает судьбу?

Буду ли праведной или же грешной?

Стану великой или паду?..

Сердце стучит, больно ему

Только бы мне увидеть зарю…

Кафетерий совершенно не изменился. Всё те же официантки, те же столики, а Шеф сидит на своём любимом месте в углу, чтобы просматривался весь зал и было видно, кто входит. Нас он заметил сразу, даже удивился, переводя взгляд с одного на другого, особенно внимательно разглядывая Вельямин. В руках держал газету, которую сразу сложил, когда мы подошли ближе.

– Елена, какая приятная неожиданность! – произнёс он, жестом предлагая присесть напротив.

К нам тотчас подошла рыжая официантка, не стесняясь разглядывая Вельямина, буквально пожирая его глазами. Я это заметила, поскольку она положила перед нами меню, но ничего не сказала, продолжая стоять на месте и в упор пялясь на него.

– Мы вас позовём, – звонко воскликнула, и она, покраснев, кивнула и удалилась. Проводив взглядом, скептически изогнула бровь и оглядела Веля.

– Я неотразим, – подтвердил он.

– Волчьи феромоны скорее, – сухо возразил Шеф. – Елена, представишь нас?

– Кхм, да, конечно. Шеф, позвольте представлю Вельямина, я вам о нём рассказывала. Вель, это Джон, мой начальник в Компании. Я тебе тоже много про него рассказывала.

– Да. Это тот человек, из-за которого мы думали, что ты мертва.

И обстановка за столом сразу перестала быть дружелюбной. Сцепив пальцы на столе, заговорила негромко:

– Из-за которого ВСЕ волки думали, что я мертва. Меня никто не искал, не преследовал. Я выжила благодаря ему, – и я благодарно посмотрела в глаза Шефа, зная, что никогда особо не говорила об этом. Что он спас меня. Дал возможность вырасти. Состояться как личность. Залечить нанесённые раны. Понять, чего на самом деле стою.

– И тем не менее. Я думаю, что рядом с отцом ты была бы в большей безопасности. Ты была бы в семье.

Шеф молча слушал нашу перебранку, откинувшись на спинку дивана, и разложив руки поверху. В его глазах мало что можно было прочесть, но я видела, как он внимательно изучает Вельямина, вспоминая всё, что знает про него.

– У меня есть и другая семья, – проговорила тихо, открывая меню. – Ладно, не будем об этом, – я улыбнулась, как бы извиняясь перед Джоном и он понимающе кивнул.

– Я рад, что вы заботитесь о Елене, – заговорил он, обращаясь к Вельямину. – Всё, что я знаю о вас, говорит, что вы действительно дорожите моей подопечной. Она вам небезразлична. И я понимаю ваше негодование касательно того, что сделал тогда ради неё. Но посмотрите на эту ситуацию под другим углом. Елена явно не стремилась вернуться в мир волков. Она была на грани, едва жива. Я дал ей время. Шанс обрести почву под ногами. Насколько знаю, мир волков сейчас – очень нестабильное место. Скажите, вы считаете, что она была бы там в безопасности всё это время? Не было бы её времяпрепровождение среди волков таким же, как раньше, – смертельно-опасным, учитывая, какую ценность представляет девушка для королевских альф?

Вель негромко кашлянул, цепко вглядываясь в Шефа. Явно он не всё понял из того, что ему было сказано на чистейшем английском, а когда попыталась перевести, жестом остановил, давая понять, что ухватил суть.

– А какова цена вашего дружелюбия? – резко спросил он, понизив голос, и наклонившись вперёд. – Почему вы так помогли ей?

– Я работаю на него, – вмешалась в диалог, не выдержав новый виток перебранки. Глазами стрельнув поверх меню, вцепилась в пластиковые края, возвращаясь к изучению ассортимента.

Вель негромко хмыкнул и как раз к нам подошла официантка. Девушка улыбнулась, широко открыв рот, продемонстрировав белоснежный ряд зубов. Всё её внимание сосредоточилось на мужчине, и кажется, она успела освежиться, обновив духи, накрасившись и отпустив пару пуговиц, чтобы продемонстрировать глубокий вырез декольте. Она не заметила, как он поморщился, ощутив слишком яркую гамму цветочного аромата с явным химическим оттенком.

– Что будете заказывать? – низким грудным голосом спросила она, наклоняясь вперёд. А вот я выпрямилась, вынуждая её отступить, широко улыбнулась и заговорила, также показывая зубы, но скорее в оскале, чем в улыбке.

– Значит, нам два гамбургера средней прожарки, две порции картошки-фри с кисло-сладким и сырным соусами, два салата Цезарь, на десерт будем шоколадное мороженое и притащите фруктовую корзинку, а из напитков – давайте кока-колу и вишневую газировку.

Девушка немного нахмурилась, быстро записывая заказ. Она придала лицу безразличное выражение, но не смогла скрыть разочарования от игнорирования волка. Девушка не знала, что он половины сказанного не понимал, и явно не желал участвовать в разговоре, продолжая хмуро разглядывать невозмутимого Шефа.

– Так много? – спросил Джон, когда девушка ушла.

– Я голодная, Вель голодный. Да и когда ещё мы выберемся сюда? – пожала плечами, под столом сплетая пальцы со своим мужчиной, вызвав его улыбку. – Я хочу познакомить его с американской кухней.

В ответ начальник хмыкнул, возвращаясь к прерванному кофе и раскуривая очередную сигарету под более недовольным взглядом Вельямина.

– Рассказывай, – сказал он, стряхивая пепел. И я рассказала. И говорила долго, очень долго, вплоть до прихода официантки с подносами, заставленными едой. Потом мы ели и это было забавно, Велю понравилась картошка-фри, он заценил отдельно говядину из гамбургера и ему категорически не понравилась кола. А вот мороженое зашло, сказал, что напоминает замороженный сок с сахаром, которым они лакомились в дальних пределах, и я согласилась, вспоминая этот «деликатес». Фрукты мы поделили поровну, я отдала предпочтение клубнике, а Вель с удовольствием лакомился киви и манго. Шеф обновил чашку с кофе, попутно задавая уточняющие вопросы, и в конце концов, заявил:

– Я отзываю тебя.

Сначала я не поняла, что он сказал, но когда дошло, мгновенно покраснела и непонятно, то ли от злости, то ли от смущения.

– Почему?

– Это слишком лично. Я получил твой отчёт, сейчас вернёшься в офис, сделаешь письменную копию, передашь Владимиру и на этом всё. Поедешь заниматься волками в Канаду и больше никаких перемещений между мирами, никаких Демьяновых, нет.

– Вы не понимаете, я не могу уйти от этого! Там моя команда. Я не могу их бросить, – заговорила, не веря, что должна объяснять такие вещи. – И только я могу остановить войну, я…

– Нет, – жёстко отреагировал Шеф, наклоняясь вперёд. – Ты не выполнишь задание. Ты его уже провалила. Всё, что нужно было, убить Демьяна, – на этих слова Вель дёрнулся, удивлённо переводя взгляд с меня на Шефа.

– Елена?

Отмахнувшись, заговорила с горячностью:

– Они моя команда. Я не могу бросить их. Я не могу уйти, предав Девона. Я же говорила, мы общаемся во снах. Что я должна сказать? «Прости, ничего не получится? Делай, что хочешь?» Он доверяет мне!

– Именно поэтому ты должна уйти. Если потребуется, мы переместим тебя в мир сов, оттуда он тебя не вытащит, – процедил Шеф. – Если он действительно дракон, если он действительно тот, кто виновен в истреблении миллионов жизней, уничтожении расы драконов… Он должен умереть. А ты слишком сблизилась с ним, твои мысли спутались. Это надо прекратить, – и мужчина решительным жестом затушил сигарету.

В ответ ударила кулаками по столу, заставив тарелки звякнуть, а посетителей обернуться.

– Нет.

– Нет?

– Я больше на вас не работаю, – выпалила шёпотом, наклоняясь ещё дальше вперёд. Ко мне потянулся Вель, но я вывернулась, вперившись злобным взглядом в своё начальство. – Хватит приказывать, что мне делать. Я остановлю войну, верну команду и не позволю вам убить его. Ясно? Он не такой, как вы думаете, как и драконы, как и те, кто им прислуживал! Вы не знаете истории, вы лишь…

– Всё гораздо хуже, чем я ожидал, – почти растеряно протянул он. – Елена…

– Довольно! – вновь воскликнула и резко подскочила с места, рукой потянув за собой Вельямина. – Мы уходим. Вы получили мой отчёт, на этом всё. Если я увижу кого-то из организации рядом с Девоном или со мной… словом, вы не захотите узнать, на что я теперь способна!

– Елена, ты совершаешь ошибку, – спокойно и даже устало ответил Джон. – Пять лет я был рядом с тобой. Мне казалось, мы друзья. Разве друзья не должны предупреждать друг друга, если совершаешь ошибку? Ты в опасности, дорогая. Этому существу более пяти тысяч лет, и он не утратил разум за эти тысячелетия. Как ты думаешь, какой силы должен быть его разум? И как бы он себя вёл, если бы хотел, чтобы ты, единственная девушка, обладающая схожими способностями, встала рядом с ним? На что он пойдёт, чтобы добиться этого?

– А может мне стоит задать встречный вопрос? Девона всё это время травили амброзом. Кто способен делать это на протяжении тысячелетий? Как сохранить цель, прикрываясь защитой миров от «угрозы»? Может быть сама Компания являлась его тюремщиками, м?

По лицу Шефа прошлась волна злости и раздражения, он отчётливо скрипнул зубами, но сдержался.

– Надеюсь, вы, Вельямин, сможете удержать её от необдуманных поступков. Берегите её, держите подальше от него, иначе вы потеряете свою возлюбленную, – медленно проговорил бывший начальник, неотрывно, исподлобья глядя на волка. Тот опустил голову, соглашаясь и сильнее сжимая мою руку. Я фыркнула.

– Так и думала, – сказала раздражённо. – Мы уходим.

И мы действительно ушли. Хотелось бы верить, что поступаю правильно, но на душе было тяжко, будто совершаю большую ошибку.

На улице, стоя на развилке, засунув руки в карманы джинсов и недовольно глядя на слишком безоблачное небо, спрашиваю Веля:

– И ничего не скажешь?

Он немного отошёл от меня, разглядывая с ног до головы, а после покачал головой.

– Сама скажи.

Проворчав под нос нечто нечленораздельное, фыркнула, а сама подняла руку, подходя к краю, вызывая такси.

– Поехали, у нас впереди ещё куча дел.

* * *

Наверное, следовало остановиться. Следовало вслушаться в слова Шефа и всё обдумать, но меня несла мысль и я спешила. Океан преодолели волчьей тропой, так получалось быстрее. Я нашла время заскочить к родителям, хотелось поделиться новостями касательно Инги. И просто сообщить, что я жива, всё-таки расстались чересчур поспешно.

Я представила Вельямина, поразив отца одной мыслью, что влюблена в этого мужчину. Что действительно его люблю и это серьёзно. Мама качала головой, а позже, когда остались вдвоём, спрятавшись от мужчин на кухне, прошептала осторожно: «Вы такие разные…»

– Да, разные. Он мужчина, я женщина. Всё очевидно, – ответила немного сердито, брякнув на стол не вытертую тарелку.

«И да. Разные», – подумала про себя. Вельямин старше меня почти на сотню лет. Он родился в суровом месте, с детства приучен обходиться малым и выживать в тяжелейших условиях. С рождения его готовили возглавить целый клан, стать кан-альфой и управлять дальними пределами. Он был женат, у него двое детей. Он потерял свою триаду, чуть не сошёл с ума от превращения в дикого. И, возможно, потерял сына. Он потерял короля, обрёл нового. Стал иным. И мне никогда не узнать, что у него творится в голове. Многое держит за семью замками.

Я никогда не думала о нём, как о красавчике, его шрамы перечёркивали идеальность внешности на корню. Но его взгляд, бирюзовый цвет глаз, то, что скрывается внутри… Даже официантка это почувствовала, словно не замечая внешних изъянов вроде отсутствия волос на голове или опущенного века левого глаза.

Вельямин красив своей силой. Внутренним стержнем. Уверенностью. Я влюбляюсь в него каждый день. Каждый раз, когда он берёт за руку, касается волос, вдыхает мой запах. Каждый раз, когда он опрокидывает на постель, сжимая в объятиях, погружаясь в меня, перехватывая контроль и принуждая следовать за ним, достигая вершин наслаждения. Это то, что делало меня счастливой. Не просто секс, но чувство, что кто-то любит тебя так сильно, что не готов отпустить и на мгновение. И в тоже время, он следует за мной. Я решаю, что будет дальше. Я выбираю путь. А он идёт рядом и помогает осуществить мои желания, как будто они его собственные.

– Он склеил мою душу, мама, – говорю также шёпотом, прячась за волосами. Мама подошла ко мне, взяла за подбородок, выводя на свет, глядит внимательно в глаза и говорит:

– Не забывай, любовь – это боль. Один раз ты уже потеряла. Помнишь, чем это обернулось?

Сердце сжалось и я мягко высвободилась, перехватывая её руки и поднося к губам, нежно целуя подушечки пальцев.

– Но, если не любить, сердце перестаёт биться и ты умираешь. Я боюсь одиночества, мама. Боюсь, что если отпущу любовь сейчас, то забуду, как это делается. А если забуду любовь, сколько времени пройдёт, прежде чем превращусь в монстра?

– Я не дам тебе этого сделать, – раздался голос от дверей, и я увидела Вельямина, теряющегося во тьме коридора. – Я всегда буду рядом, Елена, даже если ты не будешь этого хотеть, – сказал он на языке волков и я кивнула, принимая его слова.

Мы мало говорили о любви. Не считали правильным вспарывать эти язвы звуком. Оба теряли, обоих предавали. Прошли через многое, и всё, что у нас осталось, это мы сами.

Родители стойко приняли известие об Инге, они были рады узнать, что она жива. Я знала, что этого мало, но больше ничем не могла помочь. Девушка выросла слишком быстро, и не мне тащить её теперь домой. Захочет, появится, а на нет…

– Спасибо, что нашла её, – тихо сказал отец, когда мы прощали.

Здесь, во Франции, ему стало легче. Он даже немного помолодел, загорел и казался почти счастливым. Если бы только не мы, его дочери, у которых оказалась такая странная судьба.

– Я знаю, что и ты останешься там, – продолжил он. – Мир людей – больше не твой мир. Мы видели, как ты тяготишься им. Тебе хочется вернуться туда, где ты сможешь не скрывать свою натуру.

– Где тебе не придётся сжиматься до размера хрупкой молодой девушки, – добавила мама.

– Я сделаю всё, чтобы она была счастлива, – по-русски сказал Вельямин и отец, пристально посмотрев ему в глаза, медленно кивнул, принимая это как клятву.

Я пообещала навещать, но мы понимали, что это будет весьма редко. Я уходила от них, прощаясь, зная, что с ними всё будет в порядке. Особенно, если у меня всё получится.

* * *

Теперь держали путь в российскую глубинку. Нам повезло, и мы смогли с пересадками взять билеты на самолёт до нужного города. Открывать тропу не рискнула – не хватало опыта. Пока только мой отец и Девон могли ходить неизведанными тропами, остальным необходимы ориентиры, представление, что окажется на той стороне, куда идёшь. И чем длиннее путь, тем тяжелее строить тропу. Девон обещал научить, как это делается вслепую, но посоветовал для начала тренироваться ходить как остальные волки.

Прежде не доводилось так много времени проводить наедине, не имея ничего иного. В разговорах, рассуждениях, спорах и дискуссиях. Единственное, что омрачало путь, это неприязнь Веля к моим снам. Он ревновал к Девону, к тому, что реальность делила с ним, а сновидения с драконом. Считал, что это неправильно.

Но зачем это всё? Ведь не было ничего плохого.

Наш пункт назначения – город Печора, энергетическая столица Республики Коми. Небольшой город рядом с железной дорогой. По словам отца, этот адрес для связи оставил друг, которого звали Алексей Попов. Леко – имя, которым представил король Демьян перед своим сыном. Это было давно, достаточно давно, чтобы понять, Алексей не был человеком. Но не был и волком.

Он отлично знал историю видов. Учил Деймона управлять своими выдающимися способностями. Вместе они путешествовали по миру. Именно Леко подсказал, что отец способен на большее, но он же предостерёг от злоупотребления силами.

Леко был другом и учителем. Единственный раз, когда он не поддержал отца, это знакомство с Надеждой, моей мамой. Леко считал, что королевскому альфе не стоит сближаться с человеческой женщиной, ведь рано или поздно, она заметит, что он не стареет, как обычный человек. Поймёт, кто рядом с ней. Алексей считал, что это слишком опасно. Они крупно поссорились с отцом, и больше никогда не виделись.

Этот факт взволновал меня, я задавалась вопросом, что всё-таки значат слова «селекция» в устах Девона. Ведь так получается, что поколениями королей дома Демьян сводили с женщинами, в крови которых есть ДНК драконов, чтобы родились такие, как мы с отцом. Но как это делалось? Я хотела бы расспросить дядю, но не уверена, что он сможет дать ответ.

Размышляя об этом, вспомнилось, как сама попала в мир волков. Стихийный портал, через который попадают женщины, которые будут связаны с волками. Своего рода предсказание, но так ли это? Моя бабушка прошла через него, столкнулась с Демьяном, родился Деймон. А Ольга – какова вероятность, что она должна была столкнуться с Демьяном или Деймоном? А я? Ведь меня привели туда. Могли ли как-то и их завести через портал? И первопричиной появления такой легенды стали как раз те, кто проводили селекционный отбор, подстраивая события так, чтобы женщины попадали к Демьянам? Или у меня крыша едет и в теории слишком много дырявых мест?

Я не могла поделиться этим с Вельямином, понимая, насколько шаткими выглядят мои размышления. Поэтому так хотелось найти хоть что-то подтверждающее или опровергающее мои мысли и слова Девона.

Я боялась тех, кто смог сохранить свои верования сквозь тысячелетия и все эти годы занимаясь тем, чтобы на свет появилась я. Просто страшно от такой целеустремлённости, истинной природы которой не понимала. Как не понимала, зачем было нужно хранить жизнь Девона, не убивая. Всё это было неспроста.

И я докопаюсь до правды.

* * *

Мы покинули аэропорт и взяли такси до указанного отцом адреса. Здесь было довольно прохладно по сравнению с жаркой Америкой, поэтому Вельямин чувствовал себя комфортнее. И вообще, на удивление, он чувствовал себя лучше. Говорил весьма странно:

– Как будто рядом дом.

Что весьма удивляло, ведь это место совершенно не походило на его дом. Стандартная советская архитектура, здания, годами не видевшие капитального ремонта, обычные люди, обычные магазины. Мне нравились просторные улицы и обилие зелени, но в целом, это был классический промышленный городок на просторах необъятной родины. Он чем-то напоминал тот, рядом с которым я выросла.

Обшарпанный подъезд, неприятный сбивающий с ног запах, клетушка, а не лифт, да и тот не работает – двери открываются, но вверх не идёт. По лестнице, а перила коричневые, мягкие, местами выгнутые, вырванные и стены исписаны, но не так чтобы много – краску свежую положили пару месяцев назад. Как и потолок – побелили, но в одном месте уже желтизна пошла – затопило. Всё так предсказуемо, так по-людски. Между вторым и третьим этажами картонная коробка с тряпками внутри, рядом блюдечко, а обитатель отсутствует. Форточка приоткрыта, видимо гуляет где-то. На подоконнике пепельница, как ёжик доверху наполнена бычками, а между третьим и четвёртым этажами вырванный с мясом мусоропровод, из которого отчётливо несёт тухлятиной, распространяющейся по всем этажам.

Вельямин смотрит на всё это и морщится, но молчит. Да и как реагировать? Никак.

Перед нужной дверью постояли немного, звонок нажимаю, в ответ тишина, не работает. И не слышно – в квартире никого нет. Открылась дверь напротив, вышла сухонькая старушка в цветастом халатике, осмотрела с ног до головы, особенно пристально Веля, мы оба почувствовали, как забилось в тревоге сердце женщины.

– А там нет никого, – начала вдруг говорить. – И давно нет. Счета платятся, долгов нет, а никто не живёт. Уже лет двадцать как.

– А кто жил? – как бы невзначай спрашиваю, закладывая руки за спину.

– Да был один мужичок, невзрачный такой, вежливый, вроде как нерусский, – пожав плечами, ответила она. – С акцентом говорил. А вам чего надо-то?

– Алименты, – скривилась, пожав плечами. Вельямин недоумённо посмотрел на меня. С таким понятием волк не был знаком.

– Ааа, – протянула старушка, слегка нахмурившись. – Нетуть. Вам бы в полицию идти, мож помогут чем, – а потом она замерла, чуть склонив голову, и через мгновение просветлела. – Хотя кто-то приходил сюда. Лет семь назад. Вроде он, но не он. Может сын, выглядел похоже, да по годам молод. Я слышала, как в ночи кто-то в замке шуровал, глянула – тогда только лампочку новую подвесили. И вроде он, а может и нет, – она в раздумьях качнула седой головой, а позже глянула на меня скептически. – А почто алименты?

В ответ махнула рукой, и за рукав потащила Веля по лестнице вниз. Не сразу, но позади хлопнула дверца, старушка ушла в квартиру.

– И что теперь? Я могу дверь выломать, – заговорил Вельямин.

– Да я и сама могу, но зачем?

Мы вновь оказались на втором пролёте, но теперь в компании. Серая кошка вернулась, клубком свернувшись в коробке и недовольно на нас поглядывая. Ушастая чуяла в нас волков, хвост из стороны в сторону так и ходил, выдавая её с головой.

– Я тропу открою, – сказала тихо, поглядывая наверх.

Вель хмыкнул, но промолчал. Ему стало интересно, получится или нет.

Чуть прикрыв глаза, уставилась в предположительную сторону квартиры, за руку схватив Вельямина, чтобы потащить за собой. Это легко, если уже делал так. Видишь, что нужно наступить на перила, подтянуть ноги и обогнуть лампочку, дверная ручка скользкая, а между плит тянет плесенью, но путь короткий, всё это за один миг. И мы внутри.

Здесь очень давно никого не было. Повсюду толстый слой пыли. Под ногами серый коврик, рядом вешалки, на одной подвешен зонтик, чуть поодаль шляпа с полями. Окна закрыты газетами, судя по датам, ещё в 90-ые, вода и газ перекрыты, в однушке тихо, как в могиле. Я иду вдоль стеклянных витрин и шкафов, внутри полупустые полки, какое-то мужское бельё, брюки, поеденные молью. Здесь нет телевизора, никакой техники, только дисковый телефон – и он не работает. Нет абажура у лампочки в потолке, нет ковров или картин. Есть кровать-раскладушка с ржавыми, скрипящими пружинами. На балконе отбитая плитка, он не застеклён, в углу когда-то птицы свили гнездо. Пол усеян мусором и окурками. Кухня с минимум посуды, в мойке чашка с высохшими следами от кофе. Холодильник отсутствует. Есть пепельница в виде жестяной банки, до краёв полна окурками, рядом коробок спичек.

– Здесь всё как будто наспех собрано.

– Здесь никогда не жили, – ответила Вельямину, вдумчиво рассматривающему голые стены.

– Что за место такое?

– Это как убежище, где мы были. Временное пристанище. Здесь всего по минимуму, просто чтобы ночью не спать под открытым небом. Вопрос, почему именно в этом городе. Что такого особенного в нём, ради чего покупать квартиру и бывать в ней так редко? – я провела пальцем по столу, собирая толстый слой пыли.

Вернувшись в комнату, подошла к окну, разглядывая соседний точно такой же дом. Я надеялась найти здесь хоть что-то, но похоже это очередной тупик.

– Елена, – раздался глухой голос издалека. Обернувшись, пошла к зовущему Вельямину. Он обнаружился в ванной комнате, где пялился на вентиляционную решётку.

– Что такое?

– Чувствуешь запах?

Принюхавшись, не сразу поняла, о чём речь, но затем дошло и я, встав на ванный бортик, потянулась к решётке и, придерживаемая мужчиной, выломала. Передав её Велю, пошарилась внутри и вытащила несколько упакованных предметов. Первым оказалась стопка писем в целлофановом пакете, вторым конверт с советскими деньгами, а третьим небольшая невзрачная коробка, от которой шёл резкий запах. Спустившись со всем добром вниз, вышли на кухню и разложили всё на столе. В первую очередь, открыла коробку и нашла подставку с множеством вытянутых закупоренных колбочек с ярко-жёлтой жидкостью внутри. Во многих её осталось совсем чуть-чуть, она испарилась за эти годы, но запах узнала.

– Это амброз, не так ли? – спокойно спросил Вельямин и я ответно кивнула, напряжённо размышляя.

Раскрыв целлофан, прочла адрес на первом письме и имя отправителя.

– Письмо Деймона, – сообщила Вельямину, вскрывая конверт, понимая, что получатель ни разу не читал, что внутри. – Здесь он пишет о моём рождении, – прочитав по диагонали, озвучила содержимое. Следующее письмо также было от отца. И ещё одно. Они были более ранние и в них говорилось о том, как отец счастлив с мамой и как ему жаль, что его друг не понимает этого.

Последнее отличалось от первых, начиная с того, что его вскрывали прежде. И оно было старше, поэтому пожелтело и выцвело, нельзя было разобрать адрес отправителя, но судя по маркам – письмо из-за границы. Вскрыв, обнаружила внутри чёрно-белые фотографии женщин.

– Это Ольга, – воскликнул Вель, выхватывая из рук одну из фотографий. – Какого чёрта?!

На снимке девушке было около восемнадцати лет, она улыбалась и явно не знала, что её снимают. Как и других. С обратной стороны каждого снимка написали имя, фамилию и ряд непонятных цифр. У Ольги они были обведены, а внизу вопросительный знак.

– Ты сказал, что чувствуешь себя почти как дома, – тихо заговорила, кладя снимки на стол и опираясь о него. – А может ли быть так, что где-то здесь есть портал. Тот самый портал, через который девушки попадали в дальние пределы?

Вельямин опустился на стул, продолжая сжимать в руках фото.

– Вот зачем нужна эта квартира…

– Семь лет назад… а разве не столько по вашему времени…

– Да, – сжав зубы, кивнула. – Примерно семь лет назад меня провели через портал. Я не помню точно координаты того домика, но помню карту в навигаторе. Да, возможно, куда-то сюда меня отвезла Эльза. И тогда получается человек, с которым она говорила по телефону, находился в этой квартире. Алексей.

– Осталось понять, кто он и зачем всё это делал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю