290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 17)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 26 страниц)

Глава 17. Через все преграды становится ясно – ты навсегда в моем сердце

Глава 17. Через все преграды становится ясно – ты навсегда в моем сердце

Это шахматная игра

Она не твоя, она не моя

Кто здесь пешка, а кто ладья?

Споём вместе песнь короля!

Ведь это их партия, их тюрьма.

И выдвигая фигуры вперёд,

Ну кто угадает как оно пойдёт?

Вот конь, а вот и слон

Кто из них нанесёт тебе урон?

Я знаю правила этой игры

Хочешь побить генерала -

Ферзём походи.

Но помни, пешка тоже важна

Коль дойдёт до края стола.

Каждый раз мы оказываемся в новом месте. Сны не повторяются и показывают наше прошлое. В этот раз дрёма привела в душистый сад, наполненный гигантскими розами, чьи бутоны, размером с человека, а то и крупнее, возвышаются над нами подобно куполам, приходится смотреть снизу вверх.

Этот мир больше. Он просто огромен и я ощущаю себя маленькой букашкой. Здесь летают крупные насекомые и их стрёкот подобен реактивным самолётам. Над головами шумит ветер и я понимаю, какой он слабый, но для таких маленьких, – словно шторм.

– Что это за мир?

– Феи, – немного задумчиво отвечает Девон, протягивая руку. Ухватившись, позволяю ему увлечь вверх. Закрыв глаза, только чувствую ветер в волосах, а после тишина – мы приземлились на ветке дерева, откуда открылся вид на огромное поле, утопающее в красных розах.

– Феи… – прошептала, с восторгом разглядывая всё вокруг. Это как в стране лилипутов. Невероятное чувство.

– Этого мира больше нет, – сказал Девон, присаживая и расправляя штанины брюк. Во рту появилась травинка, которую перекатывает из стороны в сторону с ленивым прищуром рассматривая огромных насекомых, подобно нашим бабочкам, собирающим нектар из ярко-красных цветков. – Они были слишком иными, чтобы понять, как себя вести. И мы сожгли их мир дотла.

Я непонимающе уставилась на него, пытаясь сообразить, о чём он говорит.

– Феи внешне похожи на нас, но родились в мире, где всё большое, а они маленькие. Это делает их чуждыми. Единственные создания, с которыми они взаимодействовали, – драконы. Знаешь, почему?

Отрицательно мотнула головой.

– Потому что драконы крупнее, – Девон выплюнул травинку и указал на одно из насекомых. – Присмотрись.

И тогда я увидела, что это доспехи. Не все летающие были насекомыми, некоторые из них имели иного вида крылья, они мимикрировали под настоящих, чтобы безбоязненно собирать нектар.

– Они напали во время переговоров. Нарушили договорённости и мы с братом чудом унесли ноги. А потом вернулись, приведя за собой армию.

– Что вы сделали?

– Это то, что мы можем делать, Демьяна, – он поднялся, увлекая за собой и мы взлетели в небо, откуда мир казался сродни нашему, где не чувствовались истинные его размеры.

– Называется Дикая охота, – шепчет дракон на ухо и тогда замечаю, как с разных сторон на в воздухе возникают прорехи, сочащиеся пламенем. Огонь изливается вниз и моментально охватывает деревья, в небо поднимаются столпы пламени и мне чудятся звериные морды, то здесь, то там мелькающие в огненных реках. Исполинские волчьи туши, извергающие огонь, с яростью пожирающие всё вокруг.

– Вы сожгли целый мир?! – восклицаю, когда всё растворяется в серой дымке и мы оказываемся на пепелище. Я вижу неподалёку пепельные трупы фей, сжимающие друг дружку в объятиях. Ветер сдувает верхний слой и они рассыпаются под тусклым рыжим солнце, будто запорошенным пылью. В мире фей наступила вечная зима. Ноги погружаются в мягкий слой пепла. И нет нужды гадать – я стою на трупах.

– Мы не договорились, – безмятежно отвечает Девон, подходя ко мне, разглядывая пепельные горы – всё, что осталось от некогда дивной планеты. – Слишком другие. Нельзя было оставлять их за спиной. Тут или мы, или они.

Я не нашлась с ответом, тупо уставившись перед собой.

Девон приобнял за плечи, прижимая к груди, целуя в макушку, и мир тает, унося сквозь время в моё детство, в те дни, когда была слишком маленькой, чтобы понимать, как отличаюсь от других ребят. Здесь лето и я играю в песочнице, усердно лепя куличики. Чуть поодаль сидит на скамейке мама с книгой в руках, рядом коляска, в которой дрыхнет сестра. Сверху жарко светит солнышко. На мне белая панамка, а по коленке ползёт чёрный жук. Мне не страшно, а очень даже любопытно.

– Я этого даже не помню, – говорю рассеянно, рассматривая, какой юной была мама.

– Но захотела оказаться именно здесь. Не я выбираю эти сны.

Мы помолчали, разглядывая детей в песочнице. Рядом со мной сидела девочка в платье в горошек, с любопытством разглядывающая моё лицо. Она не знала, что это некрасиво и уродливо. Не видела, как безобразно выглядит шрам. Не имела мнения, просто смотрела в упор и от этого маленькая я чувствовала себя неловко и раздумывала, стоит ли расплакаться или нет.

– У тебя есть новости для меня? – возвращает из воспоминаний Девон, жестом предлагая присесть на свободную лавочку.

– Да. Много новостей, – кивнула, медленно опускаясь вниз. В руках появился вафельный стаканчик с шоколадным мороженым. Совсем, как в детстве, и на вкус один в один. С наслаждением лизнув, протянула Девону, чтобы и он попробовал. Мужчина насмешливо улыбнулся, но от предложения не отказался. Наклонившись вперёд, откусил с моих рук, облизывая испачкавшиеся губы.

Я рассказала всё, что случилось с момента последнего разговора. И об уходе из компании, о неудачной встречи с Шефом, разговоре с родителями, а также то, что мы нашли в той квартире.

– Там были фотографии. Среди них фото Ольги, первой жены Вельямина. И других женщин, – заговорила неторопливо, вытаскивая изо рта запутавшийся волосок и забирая их назад. От мороженого осталась половина и я передала её Девону. – Ты был прав.

– Да, – кивнул он, принимая угощение. В глазах Девона мелькнула какая-то мысль, но он отвернулся, уставившись на разрыдавшуюся маленькую меня. Девочка указательным пальцем ткнула мне в лицо и попала в глаз. Больно.

– Откуда ты узнал об этом?

– Я видел и чувствовал глазами потомков брата. Их кровь должна была слабеть, с годами я потерял бы связь и остался запертым в своём теле, – продолжил он. – Но так не происходило, а значит в них была кровь дракона.

Согласно кивнув, посмотрела на маму, вытащившую меня из песочницы и утащившую на скамейку. Она качала на руках, как маленькую, успокаивая и приговаривая, что всё хорошо и ничего страшного не случилось.

– Что-нибудь ещё нашла? Этот Леко связан с теми, кто травил меня?

Я отрицательно покачала головой.

– Больше ничего.

Пальцы онемели и я с силой сжала край скамейки, слегка наклонив голову вперёд. Я солгала.

– Потом вы вернулись к Деймону? Я слышал, что королевство Вальмонт встало под его знамёна. Значит всё получилось? – он доел мороженое и облизнул липкие от лакомства пальцы. По виду, он поверил мне.

– Да, у меня получилось. Даже лучше, чем думали. Я подавила королевского альфу.

Девон закашлялся, изумлённо уставившись на меня.

– Демьяна! – прошипел он, разворачивая меня к себе и прижимая к сердцу мои руки. – Не делай этого! Слышишь? Никогда! Это то, что может изменить тебя безвозвратно!

– Это получилось почти само-собой! – испуганно заговорила, извиняюще глядя ему в глаза. – Он говорил обидные вещи и я разозлилась. А потом поняла, как могу унизить его. Как могу заставить склониться. Так и произошло!

– Учись контролировать эти порывы, Деми! – он неожиданно сократил имя и от этого изменился в лице. Мои руки выскользнули из его и дракон отстранился, потеряно глядя перед собой. – Ты балансируешь на краю.

– Что такого случится, если я полностью овладею своими способностями?

– Тебе мало потерять способность рожать детей? – устало отвечает вопросом на вопрос. – Сейчас я не такой, как тогда. Во мне больше нет той злости и несдержанности. Я стал мудрее, но сколько времени ушло, чтобы я так изменился? А что будет с тобой, когда ты полностью раскроешься? Столько ярости, гнева и огня! Уже ты потянешь меня за собой и мы спалим этот мир. Нет, не этого ты хочешь.

До меня дошли его слова и я потянулась к нему, опускаясь на колени и глядя снизу вверх.

– Если я стану такой – усыпи меня. Найди амброз и сделай это. Я не хочу стать гибелью миров, Деви. Ты сделаешь это для меня?

Он встаёт и поднимает меня за собой, прижимая к груди.

– Именно для этого и существует семья, дорогая. Мы соберёмся все вместе и больше не потребуется использовать эти силы, чтобы стать счастливыми. Но я сделаю о чём ты просишь, если ты не справишься.

Я слышу, как учащённо бьётся его сердце и чувствую, как тон в тон бьётся моё.

– Скоро увидимся наяву, да?

– И всё будет, как ты хочешь, родная, – шепчет он на ухо, а я смотрю на маленькую меня, уже забывшую из-за чего плакала и весело улыбающуюся младенцу в коляске. Моя сестрёнка Инга. Я уже любила её.

* * *

Потребовалось время, прежде чем пришли к согласию касательно места, где соберёмся. Нейтральное, но знакомое нам всем. Место, где каждый почувствует себя в безопасности. Подальше от остального мира, чтобы почувствовать, если откроются тропы. Почти семейное гнездо. Там, где всё началось.

Единственный человек, который был против, оказалась Хельга. В принципе, её можно было понять – замок ещё не отстроили после нападения. Пускать в свой дом дракона и бывшего короля тоже не кажется хорошей идеей. Но Вельямин согласился, что это самый удачный выбор. И у нас был амброз, а также клетка, в которой когда-то держали Девона. Деймон дал согласие. По правде сказать, теперь он соглашался с любым моим решением. Его слишком впечатлила моя сила. Кажется, он понял, на что действительно способен Девон.

Ушёл месяц на подготовку замка к приёму гостей. Эта же отсрочка требовалась Демьяну, чтобы перевести свои войска в стабильную область, чтобы покинуть их вместе с Девоном.

Это оказался самый лучший месяц за последние шесть лет. Вместе с Вельямином, Хельгой и Олегом, а также остальными членами семьи Могронум, мы готовили территорию, ходили на охоту, делали заготовки и просто наслаждались зимой. Как и Демьян, Деймон также воспользовался отсрочкой, чтобы разместить свою армию и занять делом на время своего отсутствия.

Все получили передышку и я начала думать, что это хорошо. Я знала, что даже если всё пройдёт гладко, впереди ожидается трудная работа. Восстановление дипломатических отношений? Встреча с иными видами? Теперь каждый король знает, на что способны мы с Девоном, чем обернётся это знание? Может они захотят войны, зная, что мои дети будут обладать такими же дарами, как и внуки, правнуки? Что это передаётся из поколения в поколение? Что Демьяновы способны вновь начать Дикую охоту.

Я не знала, чем это закончится, поэтому старалась думать о простых и понятных вещах. О том, что мне нравится быть здесь, в замке Корнголик-ане. Нравится спать в постели Вельямина. Завтракать с его семьёй. Учиться драться с его солдатами. Ходить на охоту, позволяя волчьей силе уничтожать зимних монстров дальних пределов. Мне нравится обучать Олега языку этого мира. Нравится видеть, как ему хорошо с Хельгой. И догадываться, что рано или поздно, но они поженятся. И им не нужно создавать триаду, чтобы иметь детей. Вообще, даже здесь в дальних пределах, повысилась рождаемость. Хотя некоторые семьи по привычке триадны, однако теперь это лишь желание конкретных особей.

Словом всё шло своим чередом. Только сны вернулись, хотя Девон и пытался их заглушить, чтобы мне не было так больно. Но они вернулись и вновь каждую ночь я бежала по занесённому снегом замку, мимо трупов своих друзей и любимых, вниз, к нему.

Мы не знали, что это значит. И от этого бросало в дрожь.

* * *

– Они едут! – раздался звонкий детский голосок и ему вторили горны смотрящих.

Я перевела дыхание, схватив Веля за руку. По ощущениям, первым подъезжал отец со своим ближайшим кругом. Но неподалёку уже открывался портал, из которого потянуло родным духом и сердце забилось быстрее. Девон рядом.

По знаку Вельямина, запустили механизмы, открывающие ворота. Мы у входа, стоим полукругом, вся семья и ближайшее окружение. Поодаль столпился простой люд вперемешку с волками. Между нами солдаты, которые когда-то напали на этот замок, чтобы забрать меня. Теперь они служат семейству Могронум, но подчиняются исключительно мне. Они мои. И находятся здесь, как знак, что у меня есть сила.

Сейчас раннее утро, солнце только-только успело выбраться из ночных туч, разгоняя остатки предрассветной дымки. От лучей золотится пушистый снег, щедро посыпанный песком и опилками – дворники с ночи готовили площадь к приёму гостей. Гонцы как от Деймона, так и от Демьяна прибыли на закате, так что мы были готовы.

Я слышу, Олег что-то шепчет Хельге на ухо, немного коверкая слова, но старательно выговаривая буквы на местном языке. Та поправляет его, соглашаясь с предложением. Кажется, они собирались вечером выбраться на крышу – в наши края заглянуло сияние зимы, которое длится несколько ночей, достигая пика, а позже растворяясь без следа. Так называли северное сияние местные жители.

– Хоть увижу того, кто уничтожил мою жизнь, – холодно прошептала мужу Брона.

– Не обольщайся, ты сделала это сама, – звонко раздался голос Хельги, при этом девушка даже не посмотрела в сторону жены дяди.

– А вот и они, – сказала негромко, когда в проёме появилась первая кавалькада. Группа из десяти волков, всех видела прежде в ближнем круге Деймона. И он во главе, на лошади гнедой масти, весь в коже, поверх которой меховая накидка.

Под руку выходим с Велем вперёд, как партнёры, встречая отцовских волков.

– Добро пожаловать! – раздался звучный голос кан-альфы, и чувствовалось, что он рад видеть Деймона.

Всадники спешились, к ним подбежали мальчишки, перехватывая упряжь и уводя лошадей в конюшни. Отец встал напротив нас, собранный, сдержанный, как гость. И этим всё сказано. Значит, чем бы ни закончились эти переговоры, данную территорию Деймон воспринимает как нейтральную.

– Я приветствую кан-альфу дальних пределов. Приветствую Вельямина Могронума, – вежливо, но с напором ответил Деймон, прикладывая руку к груди. – Как альфа, даю своё слово соблюдать законы гостеприимства. И быть мне разрушенным, коль посмеет кто из моих нарушить установленные правила.

Я не очень поняла слово гроне в данном контексте, но близко по смыслу было «разрушение». Возможно, отец имел ввиду потерю власти? Силы? Отказ от своих способностей и стаи? В любом случае, это прозвучало достаточно сильно, раз позади Ахлик невольно выдохнул, как отец закончил говорить.

– Я принимаю твою клятву и приглашаю в свой дом, король Деймон из дома Демьяновых, – хрипло ответил Вельямин. Они выступили вперёд, пожимая руки, а после обнимаясь, как братья, подставляя шеи. За всем этим стояло что-то мне недоступное. Вещи, которые я не понимала.

Со мной отец поздоровался значительно теплее и менее официально. Расцеловал в обе щёки, позволил улыбке мелькнуть на лице. А после он со своими волками отошёл в сторону, так как смотрящие объявили о приближении волков Демьяна. Я это чувствовала. Как щекотка в области сердца. Он близко.

Первыми в воротах появились охранники, следом, на расстоянии сам Демьян. После ещё телохранители, потом несколько волков, которых смутно помню по столице. И только в самом конце, как будто отдельно, на чёрном коне, въехал Девон. Точно такой же, как и во снах. В последний раз виделись наяву в той камере, и как же давно это было!

Демьян изменился. Больше не было того безрассудства в глазах, чувства вседозволенности, силы. Он постарел за эти шесть лет. В волосах целые пряди из седины. Глаза поблёкли, устали. Он осторожничал, в движениях появилась суетливость и вперёд, смело как отец, дядя не выступал, выходя, окружённый своими телохранителями.

– Добро пожаловать, – холодно сказал ему Вельямин, прижимая руку к груди, зеркаля жест Деймона. Я перевела взгляд с одного на другого и внезапно поняла. Это не просто клятва, это нечто большее. Принуждение. И Демьян обязан сделать также, как отец. Мужчина отчётливо скрипнул зубами, в глазах мелькнула злоба. Он уставился на меня, будто во всём виновата, я ответила точно таким же взглядом.

Неожиданно он обернулся, молча посмотрел на Девона, а позже перевёл взгляд за наши спины. На своих бывших волков. И произошло что-то странное. Из него словно выпустили весь воздух. Демьян не выглядел победителем, не выглядел как настоящий королевский альфа, каким он был прежде. Он приложил руку к груди и очень скучным, невыразительным, негромким голосом отчитал клятву гостеприимства, глядя куда-то свозь Вельямина.

Их объятия продлились меньше секунды, после чего мужчина отошёл в противоположную от Деймона сторону, даже не замечая каким взглядом сверлил его брат.

Настал черёд Девона спешится и подойти к нам. Он шёл, улыбаясь, и во все стороны расходилась тёплая как одеяло сила дракона. Она снимала напряжение, сглаживая острые углы, и каждый волк успокаивался, совсем иначе враги глядели друг на друга. Словно именно Девон был залогом будущего перемирия.

– Демьяна, – негромким бархатным голосом воскликнул он. – Как я рад видеть тебя наяву.

Я улыбнулась, подставляя его силе свою, и ощущая отклик. Мы были иными, не волками. И я смело вышла вперёд, с лёгкостью отбрасывая руку Вельямина и чуть ли не падая в объятия Девона. И только мы соприкоснулись, как взвилась сила в небо, расходясь в стороны тёплыми лентами невидимого огня. Знак схожести, знак нашего родства.

– Я скучала, Деви, – прошептала, прижимаясь сильнее. Он запустил руки в мои волосы, целуя куда-то в шею, шепча в ответ на ухо:

– Вот мы и вместе, Деми.

* * *

– Кажется, всё прошло хорошо, – говорю, как остаюсь с Вельямином наедине.

Мы в нашей спальне, готовимся к встрече, пока Хельга размещает гостей. Всё было спланировано заранее: чью группу в какое крыло замка поместить. Нам повезло, разрушения не коснулись законсервированных комнат, окнами выходящие на долину с высоты птичьего полёта.

– Ты так думаешь? – немного недовольно отвечает вопросом на вопрос.

Я расчёсываю волосы перед зеркалом, задумчиво рассматривая своё лицо. Есть перемены. Теперь снова можно заплетать косы. Как быстро время летит.

– Ну, Демьян и Деймон явно были не рады встрече, но драки не было. Скажи, вы с отцом заранее это спланировали?

– Клятву? Нет. Но твой отец умный волк, он знал, как поставить Демьяна в неудобное положение.

– Это что-то физическое? – не зная, как выразиться, уточняю как есть.

– Эту клятву дают королевские альфы, если преступают чужую территорию. И по идеи да, она может нарушить связь волка со стаей. Но проблема в том, что её никогда не нарушали.

– И неизвестно, способна ли она повлиять на мою семью, – додумала его мысль, откладывая в сторону гребень.

Обернувшись, задумчиво наблюдаю, как Вель подбирает жилет к серой рубашке и тёмно-серым брюкам.

– Бери синюю, – подсказываю, вставая из-за столика и подходя к нему.

В отражении мы занятная парочка. Лысый мужчина в возрасте сорока лет, рядом девушка до тридцати с длинными чёрными волосами до талии. Она в тёмно-синем приталенном платье с золотой богатой вышивкой, полностью закрытом до подбородка и до пят. И он в классических брюках, рубашке, примеряющем выбранный мною жилет. Мы выбираем парный гарнитур украшений помогая друг другу с застёжками. Он поднимает мои волосы, чтобы застегнуть ожерелье, так естественно целует в затылок, глядя поверх на наше отражение.

– Ты счастлива? – спрашивает, обнимая за талию и притягивая к груди. Я рассеянно качаюсь как в танце из стороны в сторону любуясь нами, представляя, как здорово мы смотримся вместе. Мне нравилась его северная холодность, которая так явно проступала и в моих чертах лица.

– Почти, – говорю, слегка поджав губы. Я волнуюсь из-за предстоящего. Через пару часов всё встанет на свои места или окончится войной.

И тогда он разворачивает к себе лицом и смотрит как-то странно, чересчур пристально, непонятно из-за чего переживая так, что даже сердце мужчины забилось сильнее.

– Что такое? – спрашиваю, глядя снизу вверх.

Он усмехнулся, беря меня за руки и прижимая их к себе.

– Я всё думаю о будущем, – начал он. – Будет ли война. Между братьями. Из-за Девона. Оставшихся королей. Ждать ли нам нападения таких, как Алексей. Или существ. Компании. Людей, которые скоро узнают о существовании иных миров. Или же чего-то иного, за пределами ожерелья. Мы не знаем, каким будет завтра. Мир стал больше. Ярче. И всё это принесла нам ты, – он прервался, разворачивая мои руки и поочерёдно целуя в запястья, не сводя с меня глаз. – Но после всего, что было, я понял одно. Я не переживу ещё одной разлуки с тобой, Елена. Думая, что ты мертва, я сам умирал вновь и вновь. Это было сильнее, чем прежде. Каждая боль от потери уникальна. И узнав, что ты жива, позвав из мира снов, понял, что не смогу снова потерять.

– Что ты говоришь, Вель? – спрашиваю, нахмурившись, не понимая, к чему он ведёт.

– Я люблю тебя больше жизни. Больше всех клятв и проклятий. Больше той силы, что связала нас при свете кровавой луны. И я хочу, чтобы мы были рядом до конца дней. Неважно, что будет происходить вокруг. Я хочу, чтобы мы прошли через это вместе, – он улыбнулся мягко, но глаза не улыбались. Вельямин качнул головой, соглашаясь со своими мыслями, и опустился вниз, вставая на оба колена. – Елена из дома Демьяновых, ты станешь моей женой?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю