290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Амброзия (СИ) » Текст книги (страница 22)
Амброзия (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 18:00

Текст книги "Амброзия (СИ)"


Автор книги: Даша Пар






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 26 страниц)

Глава 22. В самом сердце тьмы

Глава 22. В самом сердце тьмы

Как будто брошена на откуп

И мной расплачиваясь, он

Стремится покорить,

Повергнуть, растоптать

Всё то, что ненавистно

А после скорчиться

Поверженным моей рукой.

Но может путь откроется иной?

Попасть в чужой мир сложнее, если ты там никогда не был. Но и одного раза достаточно, чтобы запомнить дорогу и вернуться.

Совы опасны своей нелогичностью. Их восприятие мира настолько парадоксально, что кажется, будто общаешься с безумным Шляпником из Алисы в стране Чудес. Они способны серьёзно навредить, но очень редко доводят дело до конфликта. В первую очередь, совы наблюдатели. Они видят сотни вариантов будущего и не так заинтересованы в настоящем. Им нравится констатировать свершившееся, анализировать почему именно этот вариант произошёл, и что будет дальше. Совы любят поговорить. В этом я убедилась на собственном опыте.

Переход состоялся точно в том месте, куда рекомендовал отправиться Шеф. Или Леко? Я ещё не определилась, как его называть. Открытие, что человек, которому доверяла свою жизнь, которого считала Наставником, окажется тем самым другом, что был у моего отца, а прежде и у его отца и так на протяжении почти пяти тысяч лет? Невероятно. И очень больно, ведь он лгал мне. Даже если верить словам о защите и заботе, даже вспоминая всё, что делал для меня, всё равно – это ложь. Не отменяет того факта, что я появилась такой, какая есть, из-за него. Из-за того, что он не смог убить своего сына. Из-за того, что, как и Девону, ему нужен второй гибрид. Ему нужна разбитая я. Вся его поддержка нивелируется перед этим простым фактом. Не закричав от боли, не раскрылась бы и не стала драконом. А как гибрид, я способна на удивительные вещи.

И Девон знал об этом. Мы оба – потомки королевской семьи драконов. Это не правители, не совсем. Скорее знак силы, которой обладали не все драконы. Силой, которой они поделились с жителями ожерелья. Те самые дары, против которых выступает Девон.

Об этом он мне не говорил. Как и о многом другом.

«Вы близки, Елена. Ты можешь проверить мои обвинения. И убедиться, что он никогда не был хорошим. Он не на твоей стороне. А на своей. И использует тебя, как оружие, без которого не сможет выйти за пределы ожерелья. Залезь к нему в голову и сама увидишь!»

После этих слов, я ушла. Я знала, что ещё вернусь. К Вельямину, к своему отцу, увидеть дядю и узнать, как изменился он. Я должна была вернуться, так же, как вернулся смысл моей жизни. Мне снова есть за что бороться. Снова появилось желание выстраивать собственный путь.

Но сначала – Девон.

И вот я стою перед входом в роскошный нежно-розовый сад на фоне жёлтого туманного неба. В воздухе летают пушистые зонтики одуванчиков, под ногами нежно-салатовая поросль травы. Здесь очень короткий день, приближаются сумерки – время сов.

– Ты вовремя. Ты опоздала. И пришла раньше, – на одном из деревьев проявилась фигура девушки с птичьими очертаниями. У неё огромные жёлтые глаза, чересчур узкие черты лица и крючковатый нос с тонкими почти прозрачными губами. Её наряд – из птичьих перьев, повторяет крылья, а обувь – когти. И сидит на корточках, совсем как птица.

– Я пришла за Девоном. Отдайте брата по-хорошему и я уйду, не навредив.

Ответ пришёл с иного дерева:

– Мы пошли тебе навстречу, а ты так с нами обращаешься? Угрожаешь? – голос мелодичен, а девушка почти копия первой совы. – Мы как можем помогаем тебе, а ты вот такое говоришь, – ворчит она недовольно.

– Но всё это несущественно, – вторит третья – я и не видела и не чувствовала её, пока она не спустилась ниже по стволу дерева. – Ты не противишься судьбе ни в одном из вариантов. Ты пойдёшь за ним дальше и свершится вымирание видов. Ожерелье будет сожжено дотла, а Дракон выйдет за пределы и отправится в иные миры, и они сгорят, – у этой совы были короткие седые волосы и бельмо на глазах. Она стара и не видит ничего, кроме видений будущего.

– А я видела и иные варианты. Видела, как она уничтожает гибрида и сама управляется с дарами драконов, – недовольно тянет первая, а вторая добавляет:

– Суть не меняется. Всё ведёт к вымиранию видов. Это очевидно. Они уничтожат мир. Я видела, как горела моя плоть, – и все три уставились на меня немигающим взором.

– Закончили, пташки? – скрестив руки на груди, с вызовом уставилась в ответ. – Вы видите сотни вариантов будущего, неужели ни единого иного исхода нет?

– Он был. Всегда был. Но он приведёт к увяданию.

– Я не понимаю, о чём вы говорите. И мне всё равно. Дайте то, за чем пришла.

Слова подкрепила тихим рычанием, раздавшимся со всех сторон. Волки были не против полакомиться птичками, и с радостью отозвались на мой зов. А совы спрыгнули с ветвей деревьев и их оказалось куда больше, чем думала, около десяти и ещё дальше, виднелись тени птиц. Всё этот сад – здесь слишком много запахов, а тусклое солнце садилось так быстро, и так же быстро проявлялись ночные спутники планеты. Яркие огни в небе путали моё восприятие этого мира, так что хотелось скорее разобраться с этими проклятыми прорицательницами.

– Девон желает обрести целостность. Личность. Стать кем-то большим, чем он есть. И это доступно драконам. То явление, что меняет миры, одаривает виды дарами, называется Демон. Два дракона чистой крови. Род королей. Став единым целым, обретаешь бессмертие и властью управлять другими. Демон, – зашептали наперебой голоса со всех сторон. – Ты и он – Демон. Ещё немного и ваши личности сплетутся в одну. Не будет Демьяны и Девона, останется только Демон. И он пожрёт миры.

Я резко обернулась, лицом к лицу сталкиваясь с самой старой совой. Её взгляд пустой и мёртвый. Она улыбается, радостно и почти безумно кривя губы. Сумерки сгустились. Ночь подошла совсем близко и в саду зажглись тусклые зелёные фонари, висящие на ветвях деревьев. Света давали мало – спустился слишком густой туман, плотной пеленой окутавший всё вокруг в свой тёмный саван.

– Если вы так однозначны в своих видения, тогда зачем всё это? – мой голос высок и звонок, и совы морщатся, расступаясь, чувствуя недовольство Дикой охоты. – Вы не противитесь неизбежному. Вы не останавливаете грядущее. Я вижу – всё предсказано уже давно. Почему сейчас встаёте у меня на пути?

Совы молчат, наблюдая безмолвно. Самая старая склонила голову набок, уставившись на одну из небесных лун, а самая молодая, та, первая встреченная сова, заговорила, выставив у груди пальцы, медленно трансформирующиеся в когти. В её глазах зажглись пугающие огоньки и вся она по-птичьи сжалась.

– Никто не видел тебя до встречи с Девоном, Демьяна. Никто не видел Елену до смерти её первой любви. Ты была тенью на паутине будущего. Мы знали, что ты грядёшь, знали, чем всё обернётся, но мы не видели тебя. Ты не существовала. А когда родилась, вариации разбились вдребезги и мы видим только отголоски твоего рождения.

– Ты обречена стать Демоном вместе с Девоном, но мы не видим как это произойдёт, – добавила старая сова, закрывая глаза.

– А я вижу, как это не происходит, – добавляет самая молодая, упрямо раскрывая все карты, когда остальные совы окружили её, медленно тесня в сторону. – Я вижу это!

– Лишь рябь на воде, – шипит в ответ одна из них.

– Всё дело в любви!..

– Сомнения уже в её сердце! – возражает другая сова. – Она не уверена, что он любит.

– Что? – мой вопрос потонул в их споре, совы соскочили с языка волков и заговорили на своём, полном «ухающих» звуков. – Вельямин любит меня, а я люблю его! Что за чертовщину вы несёте?!

– Оставь это, – вновь вмешалась старая сова. – Мы слишком много видим и ты уже знаешь, что это был не дар драконов, а проклятье. Наше виденье будущего всё равно что неведенье. Только сводит с ума и лишает глаз. Мы обязаны были рассказать тебе о том, чего желает твой Девон. А что делать с этими знаниями – решай сама, мы не противники и не союзники. Мы знаем, что будет, если вы соединитесь и не противимся своей судьбе.

– Я не верю в судьбу, – упрямо поджимаю губы. – И считаю, что вы действительно ничего не знаете.

Она улыбается вновь и улыбка ширится, обнажая жёлтые острые зубы.

– Я столько раз видела, что он сделает с тобой, Демьяна! Попомни мои слова – ты не сможешь его остановить. Даже более того – не захочешь!

Я было хотела ударить её, настолько взбесили слова старой птицы, но она добавила:

– А теперь иди в лес, да поспеши! Он ждёт тебя. Освободи своего дракона из ледяной клетки, всё равно она надолго его не удержит.

Моргаю и остаюсь совершенно одна. Только огромное птичье перо выпадает из тьмы, медленно планируя передо мной. А вглядевшись, увидела тени на фоне пяти спутников этой планеты. Совы разлетелись, ввергнув мой разум в смуту и подозрительность.

– Чёртовы птицы, – пробурчала под нос, шагая сквозь портал за Девоном. Он так долго ждёт меня.

* * *

Здесь слишком много льда. Вместо деревьев – ледяные скульптуры, и на ногах с трудом удержаться – скользкий и прозрачный и будто по зеркалу идёшь. Ночь глубока, небо затянуто облаками – не видно ни единого спутника. Всё вокруг сверкает молочно-серым цветом. И посреди этого великолепия возвышается живая статуя дракона. Он прожёг лёд, оплавил ветви, угольные следы разлетаются во все стороны как при взрыве. Но его сковали самой основной льда. И он застыл. Не умер. Не остановился. Не замёрз. Лишь замер в ожидании меня.

Ступаю через проход, и вокруг расползаются огненные ручьи – это наши волки выжигают лёд, освобождая путь к нему. Я иду и изо всех сил гоню из памяти всё, что слышала. Я должна быть чиста перед ним.

Оставалось сделать несколько шагов, когда он падает на колени, превращаясь в человека. Он обнажён – от одежды остались жалкие лоскуты. Дрожит от холода, сопротивляясь льду, а когда дотронулась до плеча – вздрогнул как от ожога.

– Ты всё-таки пришла, – прошептал он, поднимая ясные ярко-рыжие глаза на меня. Девон встаёт медленно, с моей помощью, но с каждым движением всё лучше и лучше, сбрасывая с себя оковы холода.

– Не могла не прийти, – отвечаю негромко, не отводя глаз. Мы вместе переходим в мир огня и всё вокруг исчезает в пламени. Нужно время восстановиться. И поговорить.

* * *

Этот сон на двоих – наш. Но воспоминание – моё. Горная река, тело, прибившееся к берегу, я ещё не очнулась, ещё не знаю, сколько всего предстоит пережить. Но помню ту боль и страх, что испытала, прыгая в воду, не зная, выживу ли или умру.

А со стороны всё так спокойно. Туманно и тихо. Бурные потоки в стороне, здесь речка спокойнее журчит, скользя и нежно гладя крупные, покрытые водорослями камни. Слышится пение птиц, шумят ветви деревьев от касанья лёгкого ветерка. Здесь хорошо. Ещё ничего не случилось.

– Тебя долго не было, – говорит Девон, опускаясь к моей копии, переворачивая её лицо от воды, убирая волосы с глаз и лба. – Что так задержало?

Виновато изогнув брови, качаю головой, как будто в шутку. А после сразу перехожу к делу, как только он переводит взгляд в мою сторону.

– Я предала тебя, Девон. Из-за меня ты попал в ловушку.

– Вот как, – он удивлён. Действительно не ожидал такого.

– Мне сказали, если я хочу увидеть Вельямина, то должна привести тебя в мир сов.

Лицо дракона застыло. Руки продолжали касаться моей копии, вызывая неприятное зудящее чувство там, где он соприкасался с ней, и я поморщилась, а после и вовсе почесала щёки, подбородок и лоб. Встряхнула волосами, выжидательно уставилась – а он всё молчал.

– Скажешь что-нибудь?

– Ты начала – так говори, – невозмутимо ответил Девон, убирая руки и поднимаясь с колен. Его брюки промокли насквозь и с них потекла вода, но как только он вышел из реки, они моментально высохли, и встав напротив меня, выглядел совершенным.

– Вельямин выжил после падения. Его спасли наши враги. Выходили и защитили от нас.

– Нас? – удивлённо переспросил Девон.

Я облизнула губы, отвела взгляд, прежде чем добавила:

– Я говорила с их представителем. Они считают, наша цель – уничтожить ожерелья. Они верят в то, что ты зло. И я заодно с тобой. А когда пошла к совам, чтобы миром вернуть тебя, птицы подтвердили слова врагов. Назвали нас Демоном, – я негромко хмыкнула, и сразу разъяснила: – На языке моей родины это слово означает злой дух/существо, желающее смерти и разрушений, создание тьмы. Именно так они соединили имена Демьяна и Девон.

Дракон ответил не сразу. Он дождался вызова в моих глазах, разглядывая, будто увидел нечто новое. Отойдя в сторону, вернулся к моей копии, всё ещё находящейся в бессознательном состоянии. Посмотрел на неё недолго, и только когда я/она зашевелилась, заговорил.

– Я рад, что ты всё рассказала. Ведь кроме тебя, у меня ничего нет. Мне больно, что ты сразу не раскрылась, не доверилась, а поддалась уговорам, ведь они могли воспользоваться амброзом и вновь усыпить меня. А потом и тебя, и закончить эту историю, – он со значением посмотрел в мою сторону, но я промолчала, и он вздохнул, продолжая: – Совы правы. Нас ждёт Демон. Но это не зло, а наоборот – свобода. Помнишь? Я говорил, что мы можем забрать дары драконов. Это сделает их свободными. Демон сделает это. А когда закончим, то уйдём из этого ожерелья домой. Понимаешь? Настоящий дом! Мы оставим это проклятое место…

– А Дикая охота? Наша свита?! Что будет с ними?

– Оставим здесь. Только ты и я. И пусть эти приспешники драконов выживают в этих мирах, как хотят! Мы уничтожим порталы. Восстановим естественные границы между мирами и дадим перевёртышам самим определять свою судьбу!

Моя копия уставилась прямо на меня, и я вздрогнула, увидев забытый шрам. Он отравлял мою жизнь годами. А теперь почти забыла, каким он был уродливым. Елена смотрела выше – позади меня камень, а там волк. Обернувшись, не увидела его.

– Он ушёл, – заметив потерянный взгляд, пояснил Девон. Мужчина нерешительно перевёл взгляд с меня на копию, а потом медленно подошёл ко мне, осторожно обхватывая за плечи.

– Ты понимаешь, о чём я говорю?

– Но я не хочу уходить, – жалобно отвечаю ему, теряя голос. – Особенно теперь, когда увидела Вельямина, узнала, что он жив и в порядке. Как могу бросить, ведь я люблю его!

Руки Девона безвольно скользят вниз и он опускает взгляд.

– Тогда позволь доделать работу. Мы не можем остановиться сейчас, после всего, что уже сделали. Это кощунство. И бесчестно по отношению к тем, кто погиб от нашей руки, – в его глазах загорелась обречённая решительность. – Демон – это не навсегда. Это парное состояние королевских драконов, сродни тому, что мы уже делаем. Закончим с ожерельем, откроем портал в иное измерение – и я уйду.

– Как ты поймёшь, что открыл? Как это делается? – нахмурилась, не чувствуя подвоха, но, вспоминая все-все и даже те, что были сказаны полушёпотом, слова Шефа, зная, что он есть.

– Троелуние в мире волков. Происходит раз в несколько лет. Третья – чёрная луна – это портал на родину. Место прорыва. Его видят только драконы, а вскрыть заплатку может только Демон, – спокойно разъяснил Девон.

Позади раздался негромкий вскрик – моя копия вправила плечо. Она почти плачет от отчаяния, но упрямо стремится к выживанию.

– Такая юная, – прошептал Девон, с восторгом разглядывая её.

– Может и юная, но уже давно не ребёнок, – мрачно ответила ему, перебирая в голове варианты и понимая, что предложенный Шефом – единственно-верный.

– Из неё получилась восхитительная особа, – мягко добавил Девон, возвращаясь ко мне. – Так что скажешь? Я готов оставить прошлое, забыть о том, что со мной сделали, и двинуться дальше. Один. Без тебя, – он попытался сдержаться, но на последнем слове, голос дрогнул и он нервно сглотнул.

Выждав паузу, ответила:

– Ты правда готов уйти… без меня?

– Я не монстр, Дем… Елена, – поправился он, заметив, как я вздрогнула. – Я не собираюсь тебя к чему-то принуждать. Ты и сама это знаешь – я никогда не заставлял тебя, – он коснулся пальцами моего лица, осторожно спустив руку до шеи, – Ты дорога мне. Только тебя и чувствую в этом мире. Только к тебе и тянусь. Но… я не могу остаться здесь. Это не мой дом. Я хочу увидеть иные миры. А ты хочешь быть с близкими. С любимым. Поэтому я уйду один.

Я потянулась к нему в ответ, заключая в объятия.

– Если это всё, что ты хочешь, то я согласна. Оставить вражду, забыть о том, что случилось и освободить миры ожерелья. И помочь тебе уйти.

– Надеюсь, ты понимаешь, что они продолжат мешать нам? Понимаешь, что Вельямин теперь у них как оружие? Он…

– Дома. Вместе с Деймоном и Демьяном, – перебила его, немного отстраняясь и запрокидывая голову, чтобы встретиться глазами. – А их представитель – человек слова. Поверь мне в этом.

– Вельямин пострадал потому, что оказался меж двух огней. Не будь так уверена, что на этом всё закончится.

Девон выдержал мой чересчур пристальный взгляд и отступил, принимая мою политику невмешательства.

– Тогда продолжим наше дело?

– Да, – говорю рассеянно, наблюдая за медленно бредущей вдоль реки Еленой. Её мир уже рухнул. И не единожды рухнет вновь. Как и мой, если всё окажется правдой.

Мы покидаем с Девоном мир грёз и возвращаемся в реальность. Большую часть населения мира волков мы уже покорили, вернее поработили. Пришла пора посетить другой континент.

* * *

«Спроси себя, Елена, кто он такой? Существо, прожившее пять тысяч лет в изоляции без своего я. Каким он может быть? Странник чужих сознаний? Паразит? Зверь? Монстр? Сумасшедший? Глядя на него, что ты видишь? Ты веришь, что можешь противостоять такому древнему существу? Веришь, что можешь разгадать его уловки? У тебя есть только один шанс узнать правду. И ты знаешь, как это сделать».

Тогда я задала Шефу встречный вопрос. Как я могу доверять ему, когда он обманывал меня? Он ещё древнее, чем Девон. И гораздо более опасен так, как был тем, кто поддерживал жизнь сына. Не убивал. Могу ли я верить словам такого создания?

Мы выныриваем из огня на пустынный скалистый берег. Небо над нами затянуто предгрозовыми осенними тучами. От горизонта до горизонта – бескрайнее серое поле с пожухлой бледно-жёлтой травой. Волны позади мелкие и покрыты рябью от порывов ледяного ветра. Вот-вот пойдёт дождь и сначала он обрушится стеной воды, а после растянется на дни мелко-капельной пакостью и всё будет тянутся вместе с ветром и сыростью до первых заморозков.

Я знала такую осень. Помнила по Америке. И это место – как дежавю – напоминало о прошлом. О восприятии холода.

– Я их чувствую, – говорит Девон. И воздух с его словами задрожал и пошёл быстро затягивающимися прорывами, сквозь которые выглядывали морды огненных волков. – Ты готова? – он протягивает руку и смотрит с горячностью и нетерпением.

– В этот раз… ты поведёшь, – моя рука замирает на полпути.

Вновь удивила дракона.

– Ты любишь руководить оркестром… Почему?

– Хочу полетать. Напоследок, – и я улыбаюсь, когда его рука соприкасается с моей.

Это чувство единения – оно как навсегда. Будто душа стала цельной. Под покрывало забираешься и тепло накрывает с головой. Мы оба чувствуем друг друга как одно целое. Вокруг вспыхивает пламя, огонь просыпается в венах, бурлит кровь, искры костра щекочут нервы, вместо воздуха – дым. Сегодня он весь мой.

Я люблю это чувство. Люблю раскрываться как дракон, расширяясь, становясь огромной, мощной, подавляющей. Моё тело гибкое, но твёрдое как камень, в каждом движении – неотвратимость огня. В пасти моей – сотни клыков, в глазах раскрывается рыжее пламя, ничто не ускользнёт от драконьего взора. И у меня есть крылья. Настоящие крылья больше всего туловища. Когда расправляю их – будто заслоняю солнце.

И если со стороны кажется, что летать легко – это не так. Мне пришлось учиться и до сих пор, по сравнению с Девоном, я неповоротливая клуша в воздухе. Ещё не обрела полную свободу. Ещё не научилась ловко управляться с нисходящими/всходящими потоками, нормально планировать, беречь дыхание и силы. Но всё равно – когда ты в воздухе за минут преодолеваешь десятки километров, когда твоя скорость быстрее любого самолёта, а если требуется, то и порталами – быстрее скорости света – невероятное ощущение.

Любой дракон в небе чувствует себя богом. И я не исключение.

Девон прижимается ко мне всем телом, насыщаясь огнём и силой. По небу во все стороны расходятся огненные линии – наша свита следует за нами. Дикая охота воет и стонет, воспевая неотвратимость своего наступления. Мы чувствуем впереди волков и они уже чувствуют нас.

– Они всегда были нашими, – звучит неразличимый голос Девона и он соскальзывает в портал, спускаясь к застывшим в коленопреклонённой позе местным королевским альфам. Они знали, что мы придём. И ждали нас.

Я спускаюсь на поле, приземляясь на задние лапы. Красуюсь, выпуская в небо огненную струю, сопровождая громоподобным рёвом. В ответ с небес пали первые капли дождя. Мелькнула молния над лесным массивом, куда упиралось степное поле. И хлынул ливень.

Девон потянулся ко мне за силой, чтобы присоединить королей и отсюда начать торжественное шествие по континенту. Местные мечтали о нашем приходе. Грезили вновь стать частью Дикой охоты. Сегодня праздничный день.

Я отдаюсь ему целиком. И сама тянусь следом, как маленькая змейка вползаю в его сознание, пока он занят покорением волков.

«Только в этот момент ты можешь увидеть всё то, что он скрывает от тебя…»

И я вижу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю