290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Торговец жизнью (СИ) » Текст книги (страница 2)
Торговец жизнью (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 12:30

Текст книги "Торговец жизнью (СИ)"


Автор книги: Kellerr






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 15 страниц)

Коди понимал, что своей выходкой только раззадорил его, но сегодня он просто не мог молча стоять и слушать, как тот на весь этаж болтает всё что вздумается. Коди не слишком беспокоился, что его могли выставить на посмешище. Феликс ничего о нём не знал, и каждое слово являлось лишь выдумкой, рождённой больной фантазией. Единственное, что по-настоящему задевало, так это когда речь заходила о брате.

Излюбленной темой Феликса был именно Кириан, он использовал его, что задеть Коди в несамостоятельности. «Сколько можно хвостиком ходить за братцем, Корин? Или тебя не научили передвигаться самостоятельно?».

Коди злился, но не умел показывать свою злость. Сейчас он злился ещё сильнее из-за того, что зудящие пятна причиняли страшный дискомфорт. Хотелось задрать рукав и как следует почесать их, наплевав на сочащуюся кровь, лишь бы немного почувствовать облегчение.

Издав гортанный рык, Коди не обратил внимания на замершего Феликса и неуклюже поднялся на ноги.

– Эй, я тебе не разрешал…

– Да пошёл ты! – выкрикнул Коди. – Проваливай! Убирайся!

Феликс, оставшийся сидеть на земле, разъярился ещё сильнее и тоже вскочил, готовясь занести руку для удара. Реакция Коди была быстрее. До того, как Феликс полностью выпрямил колени, он со всей силы толкнул его в грудь. Кулак сразу разжался, и Коди успел заметить выражение отчаяния на лице обидчика.

Тело Феликса глухо повалилось на землю, а голова аккурат откинулась на близлежащий камень. Ещё несколько секунд в его глазах оставалось застывшее изумление, а потом веки медленно опустились, и на Коди навалилась пугающая тишина. Он стоял рядом с Феликсом и долго смотрел на приоткрывшийся рот, расслабленные плечи и согнутую в колене ногу.

– Эй… – Коди сделал к нему шаг, но не осмелился подойти ближе. – Хватит… вставай.

Просьба осталась без ответа.

До того, как Коди успел осознать, что только что произошло, сердце гулко забилось в груди. Коротко вскрикнув, он сам повалился на спину и дрожащими руками принялся цепляться за холодную землю и пожухлую траву, отползая всё дальше и дальше, но тем не менее не в силах отвести взгляд от Феликса. Чем сильнее он отдалялся, тем глубже удавалось вдохнуть. За спиной раскинулась та самая спортивная площадка, а за спиной Феликса – узкая полоса из деревьев и кустарников, за которыми начинались жилые дома.

Где-то около здания школы слышались весёлые голоса.

Коди потребовалось несколько минут, прежде чем он снова сумел встать. Страх постепенно отступил, уступив место странному спокойствию. Взглянув на не двигавшегося Феликса, Коди отвернулся и с сомнением поднял руку, внимательно изучая уже засохшую и прекратившую сочиться кровь.

Пятна больше не беспокоили.

========== Глава 2. Полумрак ==========

Закусочная Луизы работала допоздна и закрывалась уже после того, как загорались уличные фонари. К вечеру людей становилось больше: кто-то заходил после тяжёлого трудового дня, чтобы посидеть в тихом месте с порцией горячего ужина, кто-то выбирал самый крайний столик около стены, прячась от людей, и заказывал только кружку чая и кусочек пирога.

Когда Коди переступил порог закусочной, внутри было многолюдно. Он насчитал около десяти посетителей, которые так или иначе бросили на него взгляд. Замерев около входа на несколько секунд, он заметил Малти около двери с надписью: «Только для персонала», отвёл глаза и нырнул за свободный двухместный столик. Отсюда можно было видеть весь зал закусочной, наблюдать, как Малти снуёт туда-сюда с подносами и как изредка показывается Луиза. Обычно она редко выходила из-за стойки, предпочитая всю работу в зале оставлять на Малти.

Занятия в школе закончились пять часов назад. Он долго без дела слонялся по улицам, стараясь выбирать такой маршрут, чтобы оказаться в безлюдных дворах. Несколько раз Коди сворачивал в сторону дома, но так и не добирался до пункта назначения. Противный внутренний голосок начинал гадко шептать предостережения. Когда дышать становилось совсем трудно, он резко разворачивался и проносился прочь мимо отскакивающих в сторону прохожих. Коди знал, что те оборачивались и недоумённо провожали его взглядами, но ничего не мог с собой поделать.

Коди всё ещё пребывал в нервном напряжении; ему казалось, что люди смотрели на него, чувствовали, что он совершил что-то плохое.

Каждый раз от мысли, что он сделал, прошибал холодный пот и руки становились влажными. Коди никогда не доходил до такого. Он знал, что мог дать отпор Феликсу в любую минуту, но подсознательно всегда боялся именно такого результата: не рассчитать силу, поддаться злости или панике. Не успокаивала даже мысль, что он защищался.

– Что будешь?

Голос Малти прозвучал как гром среди ясного неба. Коди поднял голову, смотря на нависшего над ним Малти с пустым подносом под мышкой. Чёрно-синяя бандана низко сползла, практически закрывая брови, но Коди уловил напряжённое выражение лица.

– Выглядишь неважно, – добавил он тем же вежливым рабочим тоном, но уже с заметным волнением.

Коди резко отвернулся, подпёр подбородок и уставился в дальний угол зала. Он пришёл сюда не для того, чтобы с кем-то говорить, а уж от Малти разговоров он явно не ожидал. Именно благодаря своему молчанию и проницательному взгляду всё выглядело так, будто он умеет читать мысли или каким-то образом видит самые грязные тайны человека.

– Всё в порядке, – нехотя пробубнил Коди, оставшись сидеть в той же закрытой позе и надеясь, что его оставят в покое.

– Чай?

– Нет, спасибо.

– Приятель, ты не на скамейке пришёл посидеть, у нас тут принято хоть что-то заказывать, – Коди краем глаза заметил, что Малти пожал плечами. – Воды?

Воды ему хотелось в самую последнюю очередь.

– Холодной. Заказ принят.

Сказав это, Малти развернулся на пятках и зашагал прочь, не оставив Коди шанса возразить.

Через минуту колокольчик над входной дверью звякнул, заставив Коди вздрогнуть и посмотреть туда. В зале появилась пара: совсем молодая девушка и лысеющий мужчина. Несмотря на значительную разницу в возрасте они выглядели вполне счастливыми. Девушка улыбалась, пока мужчина что-то ей оживлённо рассказывал, шла впереди и вела его за руку.

На него они не обратили ни малейшего внимания.

У Коди отлегло от сердца. Сейчас он был настолько взволнован, что готовился в любую секунду сорваться с места.

Это не Феликс. Не Феликс…

Феликс не покидал его мысли ни на секунду. Где-то в глубине души Коди очень переживал за то, что вот так оставил его лежать на улице, но сейчас он смутно помнил, что двигало им в тот момент.

Отняв руку от подбородка, Коди убедился, что на него никто не смотрит, и осторожно подтянул рукав вверх. Кожа больше не зудела, но пятна не исчезли и шелушиться не перестали. Настало затишье. Он провёл пальцем по поражённому месту, внимательно прислушиваясь к ощущениям. Тело на прикосновение не реагировало, словно участок с пятном омертвел.

Радовало одно: он наконец-то мог передохнуть.

– Заказ, – прямо перед ним на столе образовался высокий стакан.

Коди одёрнул рукав, слишком быстро спрятав руку под стол и больно ударившись о борт, и задрал голову. Малти терпеливо глядел на него. На подносе была ещё большая тарелка, которая опустилась на стол вслед за стаканом.

– Я же не просил.

Малти отмахнулся.

– За счёт заведения. Считай, что это подарок для постоянного клиента. Луиза возражений не принимает.

Из-за барной стойки приветливо улыбнулась Луиза, протирая полотенцем какую-то кастрюльку. Она выглядела уставшей, но старалась сохранить лицо перед посетителями.

Коди перевёл взгляд на Малти.

– Спасибо.

– Я ей передам, – кивнул он и указал на часы. – Постарайся не уснуть за столом, уже поздно, – и ушёл.

Обычно Коди не оставался здесь до самой ночи – за этим следил Кириан, постоянно напоминая, что мама будет волноваться, если они сильно задержатся. Сам Коди никогда не следил за временем, когда находился с Кирианом. Да оно и не было нужно. Когда они находились вместе, время то летело незаметно, то и вовсе останавливалось. Пропадали такие понятия, как часы и минуты. Оставалась только точка захода солнца.

Сегодня же эту точку он пропустил.

В тарелке аппетитно пахла лапша с кусочками какого-то мяса, щедро сдобренная подливой. Нехотя взяв вилку, Коди несколько раз провернул её в тарелке и отправил в рот.

Было вкусно, хотя голода он по-прежнему не ощущал.

Потеряли ли его дома? Он никогда не задерживался допоздна, а на улице уже загорались фонари.

Кириан говорил, что по ночам может быть опасно. Никто не пояснял, почему, потому как Коди не помнил, чтобы за Кирианом следили так же, как за ним в этом возрасте.

Становилось совсем холодно. Даже здесь, в помещении, Коди ощущал холод, исходивший от приоткрытого окна.

Снега сегодня не было. Небо оставалось хмурым и угрюмым, не давая солнцу показаться. Коди обнял руками тёплую тарелку, а потом полез в карманы, ища затерявшиеся деньги. Он высыпал на стол монеты и пару бумажек, после чего встал. Заметив обращённый к нему взгляд Малти, Коди лишь махнул рукой и направился к выходу.

– Уходишь? – Малти поймал его за рукав около порога. – Ты обычно уходишь не один.

– Кириан? Он не со мной сегодня. Пусти.

– Но уже совсем темно…

– Пусти меня, – вырвался он, гневно посмотрев на него. – Я не маленький, ясно? Могу и самостоятельно добраться до дома.

Коди не боялся темноты, но в ней было что-то зловещее. Она остановила его, стоило только хлопнуть дверью и оказаться по другую сторону порога.

Людей поблизости не было.

Нормально ли это – постоянно оглядываться на замершие деревья и кусты?

Он двинулся в сторону дома, подняв воротник. Холод кусал за щёки, и Коди не отказался бы от ненавистных шарфа и шапки. Чем дальше он отдалялся от закусочной, тем тише становилось вокруг. Автомобили по ночам словно исчезали с улиц, мало в каких домах оставались включённым свет. В Дуплексе не было комендантского часа, но в некоторых кругах ночь негласно оставалась запретным для прогулок временем.

Коди прекрасно знал, что дома его встретит встревоженная мать, которая, закутавшись в тёплый плед, сонно протрёт глаза и спросит, почему он пришёл гораздо позже обычного. Возможно, дверь ему откроет Кириан, куда более встревоженный, чем она.

Добравшись до улицы, на которой располагалась школа, Коди свернул на привычный маршрут и остановился, заметив впереди тёмные силуэты. Судя по голосам, молодые люди были пьяными. Отойдя в тень, к школьной ограде, Коди уже хотел было повернуть назад, чтобы избежать неприятностей, как вдруг его кто-то схватил за руку, грубым движением увлекая за собой в противоположную сторону.

– Это я, не кричи, – послышался около уха знакомый голос.

Малти оттащил его за угол, указывая на узкий переулок за оградой школы.

– Там можно обойти.

Коди взглянул на него исподлобья.

– Я бы справился. Что ты тут делаешь? – угрюмо поинтересовался он, но всё же последовал за ним.

– Слежу за тем, чтобы ты благополучно добрался домой.

– А как же работа?

– Луиза осилит пару клиентов и без меня. Мы уже собирались закрываться.

На Малти красовалась свободного покроя куртка, а из-под неё выглядывал красный рабочий фартук.

– Ты врёшь. Обычно вы закрываетесь позже. Твоя смена ещё не закончилась.

Малти равнодушно пожал плечами.

– Я сделал маленький перерыв.

Коди ускорил шаг, опережая его и преграждая дорогу так, чтобы оказаться лицом к лицу с Малти, который был на полголовы выше.

– Серьёзно? Я выгляжу таким несамостоятельным, что, увидев меня одного, тебе стало меня жаль и ты решил проявить сострадание? У меня есть глаза, есть мозги и рабочие ноги, я бы смог найти безопасную дорогу.

Он прищурился.

– Безопасных дорог в этом городе не осталось, раз слухи о Торговце и его мертвецах расползаются всё сильнее.

Что-то в голосе Малти заставило Коди отступить. Он сказал куда больше, чем Коди смог услышать. Малти смотрел на него не мигая, склонив голову вбок и явно ждал хоть какой-то реакции.

Но Коди не знал, что нужно ответить. О чём ты? Какие слухи? Безопасные дороги есть всегда.

– Твоя рука, – вдруг пояснил Малти. – Если хочешь что-то спрятать, прячь лучше.

– Тебе показалось, – возразил он, но тут же прикусил язык за торопливость.

Малти улыбнулся – его позабавил ответ. Он не двигался с места, и Коди поймал себя на мысли, что ощущение загнанности вернулось. Он в любой момент был готов сорваться с места.

– Таким, как ты, опасно находиться в одиночестве, тем более на улице. Тем более в темноте. Один неверный шаг – и тебя больше никто не увидит, – он говорил на полном серьёзе. – Особенно теперь, когда уже появились пятна.

– Да что тебе от меня нужно? Ты ничего не знаешь! – выкрикнул Коди.

– Я знаю. Я тоже прошёл через это, – и Малти совершил ошибку: шагнул вперёд.

Коди бросился бежать.

– Да стой же! Я не желаю тебе зла!

Но он уже ничего не слушал. В ушах свистел ветер, по бокам мелькали чёрные кусты. Несколько раз он спотыкался и едва не падал, чудом сохраняя равновесие. Пустая проезжая часть на этот раз не вызвала никакого опасения: инстинкт толкал только вперёд.

Добравшись до дома, Коди пулей влетел по мрачной лестнице и заколотил в дверь, оглядываясь назад, и спокойно вдохнул, лишь когда увидел просунувшееся в проход лицо Кириана.

***

– Паршивый у тебя братец, – сказала Аина Ламур, пересчитывая мелочь, которую прохожие накидали в чехол из-под гитары.

Кириан в последний раз подцепил пальцами струны и озадаченно посмотрел на количество бумажек в руках Аины, превышавшее количество мелочи.

– Сегодня неплохой улов. Хватит на еду на целую неделю. А ещё можно прикупить что-нибудь из одежды – давно я по магазинам не гуляла, – довольно заявила она. – Твоя доля.

Положив гитару в освободившийся чехол, Кириан спрятал деньги в карман и поморщился от любопытных взглядов, которые не оставляли их даже сейчас, после окончания выступления. Именно поэтому в такие вечера он всегда брал с собой толстовку с капюшоном – в ней было удобно прятался от окружающего мира.

– Если так пойдёт и дальше, можно жить вполне припеваючи.

– А ты когда-то не верил в мою идею, – усмехнулась Аина. – Помнишь, как сказал, что мы только потратим время зря?

Кириан виновато улыбнулся в сторону – он не любил признавать свои ошибки, хотя теперь стоило согласиться, что идея действительно была хороша. Она одновременно решала проблемы с деньгами и проблемы с вечным зацикленным круговоротом действий. Выступления на улице успокаивали и заставляли забыть обо всём остальном.

Но не сегодня.

– Хватит уже думать о Коди. Он подросток, странности – это нормально, – снова попыталась успокоить его Аина.

Кириану хотелось поверить ей, но он не мог.

Вчера Коди заявился поздно вечером, встревоженный и напуганный. Он ничего не объяснил, только быстро умылся и нырнул под одеяло, отказавшись даже от ужина.

Мать к тому времени уже давно спала, оставив в кухне на столе полупустую бутылку вина. Не став её беспокоить, Кириан лишь проследил за поведением Коди и сегодня утром поделился сомнениями с Аиной.

– Да, но… Он как будто изменился.

– Не цепляйся к нему. Знаю, ты его любишь, но если будешь и дальше перегибать с ролью заботливого братца, он тебя оттолкнёт, – Аина пожала плечами. – По крайней мере именно так было у меня с сестрой.

Она замолчала. Порой Аина словно забывала, что сестры у неё больше нет, и по старой привычке заводила о ней речь, а когда жестокая реальность заставляла опомниться, было уже поздно. Кириан научился не реагировать на молчание Аины в таких ситуациях, не пытался говорить, что всё хорошо, а просто отвечал так, будто последняя фраза не была произнесена.

– Мне не нравится, когда Коди начинает что-то скрывать.

– Ты слышал, что я сказала?

Кириан качнул головой, думая совершенно о другом.

– Ты не знала его раньше. Он был таким тихим, таким неразговорчивым, скрывал всё, что можно и нельзя. Помню, он несколько дней молчал о том, что упал на улице и сильно ободрал колени, но не смог самостоятельно хорошо промыть раны и в итоге пришлось везти его в больницу, – улыбнувшись, Кириан опустил голову и вспомнил первые радости от появления брата, которые потом сменились страхом и волнением. – Отец был против.

– Против чего? – не поняла Аина.

– Против больницы. Мне тогда показалось, что он лучше бы позволил Коди умереть, чем появиться с ним на людях. Он боялся, что люди узнают, кто Коди на самом деле.

– Как? Для того, чтобы на теле появились пятна, должно пройти время, и не пара месяцев, а несколько лет! Десятков лет. Коди был слишком мал, чтобы уже тогда опасаться за это.

Аина обхватила колени руками.

– Я думала, он желал второго ребёнка так же, как и твоя мама.

– Так и было. Но он хотел жизнерадостного активного мальчика, а Коди был… другим. Понимаешь? Он вёл себя не как все дети в его возрасте. Он был слишком серьёзным, словно… – Кириан прервался, пытаясь подобрать лучшее слово для описания. – Знал, что с ним произошло.

Говорить о прошлом Коди всегда было сложно. В семье эта тема оставалась запретной – мама в какой-то момент начала притворяться, что у неё случились проблемы с памятью и что Коди действительно является ей родным сыном. Она, в отличие от отца, принимала его со всеми странностями и пыталась научить видеть мир не в серых красках. Кириан не помнил, когда в последний раз видел её слёзы или плохое настроение, она всегда оставалась улыбчивой.

К сожалению, вести себя так же Кириан не мог. Он пытался найти другой подход к Коди, и со временем он его нашёл. Коди не нужны были разговоры. Лучший способ приблизиться к нему – закрыть рот и ничего не говорить. Когда Кириан понял, что это действует, Коди стал ему ближе всех на свете.

– Ты когда-нибудь говорил с Коди о нём самом?

Кириан, поджав губы, отрицательно помотал головой.

– Он и сам никогда не заикался. Я до сих пор не знаю, помнит ли он что-либо.

– Я слышала, что такие люди не помнят прошлую жизнь.

– У меня ощущение, что Коди постоянно мучается от чувства, что забыл нечто важное.

– И это правда, – Аина потянулась и поднялась на ноги. – Хотя, может, так лучше. Зачем вообще нужна вторая жизнь, если помнить первую? Я бы с ума сошла, – прошептала она в конце.

Застегнув замок на чехле, Кириан поправил капюшон, наконец чувствуя себя слившимся с толпой.

Аина подрабатывала в пекарне своего отца. Ей нравился жар печи, вязкое тесто на руках и украшение готовой выпечки. У неё был талант общения с людьми – если кому-то требовалась булка хлеба, она могла уговорить попробовать новые булочки по рецепту отца. Кириан порой помогал с работой, когда Аине нужно было следить за печью, но ему это доставляло гораздо меньше удовольствия, чем ей. Он не умел улыбаться каждому незнакомцу, которого видел перед собой, а кислые лица и вовсе отбивали желание вести себя дружелюбно.

– Я бы на твоём месте лучше присматривала за ним, но только без навязчивости. Просто старайся проявлять внимание к мелочам.

Кириан кивнул, задумавшись. Вчера Коди вернулся домой позднее обычного, отказался ужинать и два часа без движений сидел на кровати. Он всегда так себя вёл, когда попадал в какие-то неприятности, и вытащить подробности не представлялось возможным.

– Ладно, до скорого. Всё равно сейчас со стенкой проще поговорить, чем с тобой, – Аина помахала ему рукой и зашагала в противоположную сторону, где находился её дом.

Иногда казалось, что их с Аиной ничего не связывает, кроме работы. Но когда-то они стали лучшими школьными друзьями под непонимающие и осуждающие взгляды. Кириан был похож на Коди в его возрасте: мало общался со сверстниками, предпочитал отсиживаться в уголке и не привлекать внимания.

Аина стала его первым другом. Знакомство вышло самое что ни на есть глупое: они столкнулись в коридоре, когда Кириан впопыхах искал нужный кабинет. Он налетел на Аину, выбив у неё из рук горшок с каким-то растением, цветущим маленькими жёлтыми цветами. Горшок, естественно, разбился, но хуже было то, что земля разлетелась по всему полу. Из ступора его вывел задорный смех Аины, имени которой он на тот момент ещё не знал.

– Всегда ненавидела это дурацкое растение. От него дурно пахнет! – воскликнула она и протянула руку. – Я Аина.

Аина училась в параллельном классе и страшно ненавидела всех нудных школьных учителей. А ещё она увлекалась тем, что любила узнавать любые подробности жизни как новичков, так и старожилов школы. Аина была вроде местного справочника по сплетням и обладала страшным талантом водить людей за нос, ссоря их, или же, наоборот, помогать улучшению отношений.

Их завязавшаяся дружба удивляла всех в округе несколько недель. Аину не волновало то, что она стала центром всех ходивших сплетен, а иногда и сама подкидывала идеи для новых обсуждений. Кириана поначалу смущало излишнее внимание к себе, но со временем он привык и перестал обращать внимание на недоброжелателей.

Заплутав в воспоминаниях, Кириан едва не пропустил нужный поворот. Здесь оживлённые места Дуплекса резко обрывались и превращались в переход к окраине города. Отсюда ещё не было видно мост, но Кириан всегда чувствовал его приближение.

Он ускорил темп, когда мимо прошли трое парней, окинувших его подозрительными взглядами с ног до головы, и Кириан понял, что именно из-за таких, как они, ходить ночью по улицам Дуплекса опасно. Они искали таких как Коди.

В детстве Кириана не травили байками о том, что ушедшие на небеса души умерших людей могут и вовсе не попасть туда, а оказаться в другом плохом месте. Он не слышал таких рассказов от родителей, но волей-неволей слухи с улиц доходили и до него. Слухи о том, что у каждого может быть шанс на вторую жизнь – нужно лишь отыскать Торговца душами умерших.

Тем не менее Кириан редко видел ищеек неподалёку от своего дома. Обычно они предпочитали более людные места, ведь чем ближе находилась река и мост, ведущий к Старому городу, тем меньше людей выбирали эти улицы для вечерних прогулок.

Обернувшись, он понял, что никто из прошедших не заинтересовался им, и вздохнул с облегчением. Кириан каждый раз настораживался, даже если Коди не было с ним. Но что, если бы Коди сейчас шёл рядом? Приметили бы они его?

С мрачными мыслями Кириан отвернулся. Взгляд зацепился за другую тёмную фигуру, в которой не сразу удалось узнать Малти.

Малти стоял на противоположной стороне проезжей части под старым дубом, на котором почти не осталось жёлтых листьев. Он смотрел на Кириана не мигая и не двигаясь с места. Остановившись, Кириан легко кивнул в знак приветствия. Раньше они никогда не пересекались за пределами закусочной. Он ведь не его ждал? В тот момент, когда Кириан хотел отмести эти предположения, Малти сдвинулся с места, по привычке посмотрев направо и налево – дорога была пустая. Здесь нигде рядом даже не было пешеходных переходов.

На Малти красовалась тёплая куртка с накинутым на голову капюшоном. По решительности, застывшей на его лице, Кириан догадался: он ждал именно его.

– Ты же из закусочной, – для уверенности сказал он, и Малти кивнул. – Я что, забыл заплатить в прошлый раз?

Малти нахмурился, будто злился из-за недогадливости Кириана.

– Твой брат, – начал он. – Ты с ним разговаривал?

– Мы разговариваем каждый день.

– Я не об этом, – Малти резко махнул головой. – Вчера вечером ты с ним разговаривал? Он тебе что-нибудь рассказал?

– Коди не из тех, кто любит болтать до самой ночи.

– Идиот! – вспылил он, грубо толкнув Кириана в грудь двумя руками. – Вы же всегда ходили вместе, почему именно сейчас твой брат один? Почему ты не замечаешь того, что нужно замечать?!

Пошатнувшись, Кириан даже не сумел разозлиться, ошеломлённый гневом Малти.

– Ты видел вчера Коди? – предположил он.

– Он весь вечер просидел у меня в закусочной. Неужели ты такой слепой? Ты вообще знаешь, кто он, или родственники тебя не просветили, наврав, что вы родные братья?

Кириан застыл в нерешительности. Мало кто из окружения мог сделать такой же вывод, что и Малти.

Он отбросил его руки.

– Не лезь не в своё дело.

– Так ты знаешь? – наигранно обрадовался Малти. – Очень хорошо, не придётся заниматься просветительскими лекциями.

– Я сказал тебе не лезть.

– Не полезу я – полезут другие. Видел тех ребят? Повезло, что ты был один. У них на таких, как Коди, глаз намётан, особенно когда метки уже проявляются. Не строй из себя дурачка, всё ты понимаешь.

– Метки?

– Метки! – Малти подтянул рукав куртки, обнажая кисть. – Чёрные пятна на коже, которые заставляют носителя гнить заживо! Неужели до сих пор не заметил? Какой же ты слепой.

Злости не осталось. Почувствовав слабость от охватившего смятения, Кириан судорожно оглянулся вокруг, ища, за что бы ухватиться. С трудом удержавшись на ногах, он проводил взглядом проехавший мимо одинокий автомобиль. Улица на несколько секунд наполнилась звуком шуршащих по асфальту шин, а потом вновь погрузилась в тишину.

Коди вёл себя странно.

Коди вёл себя страннее обычного, а он не придал этому значения.

– Я могу ему помочь? – Кириан взглянул на него. Он чувствовал, что Малти знает куда больше.

– Он поможет себе только сам, если сможет заплатить долг Торговцу.

========== Глава 3. Мертвецы Торговца ==========

Феликс появился в школе через пару дней после происшествия. Коди заметил его в перерыве между третьим и четвёртым уроками, когда спускался в столовую. Он стоял около окна в коридоре и о чём-то беседовал с Алисой. Та в свою очередь что-то оживлённо доказывала, активно жестикулируя.

Коди замедлил шаг, внимательно глядя на Феликса, будто видел впервые после очень долгого перерыва. Было сложно описать, что он тогда почувствовал, а когда понял, то испугался.

Он чувствовал разочарование.

Феликс был там, вполне живой и почти здоровый. Алиса во время монолога быстро указала на его голову, из-за чего он недовольно сморщился и отвернулся. Голову опоясывала повязка, едва заметная под копной рыжеватых волнистых волос. Значит, то, что произошло, Коди не приснилось и не привиделось.

Феликс заметил его в тот момент, когда попытался улизнуть от сестры. Застыв на месте, он смотрел на Коди широко распахнутыми глазами, в которых читалась не то злоба, не то страх.

Зрительный контакт продлился всего несколько секунд. Вспомнив, что он не невидимка, Коди поспешил смешаться с толпой ребят и быстро исчез в столовой, заняв очередь и неотрывно глядя на двери. Однако Феликс так и не объявился, словно не заметил его. В иной день Феликс не отказался бы от удовольствия в очередной раз унизить его на глазах у нескольких десятков человек, а уж после того, как Коди посмел поднять на него руку, то и подавно должен поступить именно так.

Но минута тянулась за минутой, Коди покинул столовую незадолго до того, как начался новый урок. Алиса молча сидела за партой, не обращая на него никакого внимания. Её руки были сжаты в кулаки, но она старательно смотрела на доску.

Так подошёл к концу учебный день.

Феликс не заявился ни после четвёртого, ни после пятого урока, а Алиса исчезала из кабинета сразу после звонка на перерыв.

Коди старательно боролся с охватившим его разочарованием. Разочарование сменилось нетерпением; он с трудом мог усидеть на месте. Услышанное на занятиях он пропустил мимо ушей, когда взгляд упал на руку. Пятна стали больше и страшно чесались, кое-где образовались лопнувшие пузырьки, из которых сочилась кровь.

В голове шумело, было сложно сохранять спокойствие.

Половину последнего урока Коди провёл в туалете, заперевшись в кабинке и обматывая кисть залежавшимся в кармане брюк платком. Закрыв глаза, он привалился к стене и попытался дышать глубоко и спокойно, игнорируя зудящую руку.

Он вспомнил Малти, который до смерти напугал его вчера вечером. В ушах звенел голос:

Если хочешь что-то спрятать, прячь лучше.

Вздрогнув, Коди открыл глаза и уставился в потрескавшийся потолок. Малти говорил настолько серьёзно, что в какой-то момент Коди принял эту серьёзность за угрозу.

Вчера Коди хотел поделиться проблемой с Кирианом, но так и не смог начать разговор. Интуиция мерзко шептала, что он не поймёт, что это не тема для разговора с самым близким человеком. Коди так и не смог понять, что заставляло его сомневаться в брате, но после возвращения домой он не проронил ни слова.

Через несколько минут они должны встретиться у ворот школы и вместе пойти на крышу девятиэтажки. Коди прекрасно помнил точное время заката, сегодня оно было на три минуты раньше, чем в прошлый раз. Секунды неумолимо шли вперёд, а он продолжал медлить.

Он вернулся в кабинет лишь после звонка, когда все одноклассники собрали вещи и разошлись по домам. Коди осторожно закрыл учебник и расстегнул замок рюкзака, стараясь не тревожить кисть. В коридорах стало непривычно тихо. Тишина – это то время, когда Коди чувствовал себя спокойно. А ещё в тишине были хорошо слышны малейшие шорохи, что позволяло вовремя отреагировать.

Он прошёл мимо стенда с расписанием уроков и объявлениями, бросив на неё быстрый взгляд, свернул к лестнице и спустился на первый этаж. Около гардероба ещё оставались несколько ребят постарше. Обойдя их, Коди забрал свою куртку, оделся, тщательно застегнув молнию до самого подбородка, и отправился на улицу.

Было холодно.

Остановившись на крыльце, он поднял голову и медленно выдохнул, наблюдая за устремившимися ввысь клубами пара. На земле осел тонкий слой снега, уже истоптанный многочисленными ногами. Чуть дальше от входа следов было меньше, а ещё чуть дальше кончался асфальт и начиналась полоска мёрзлой земли с жёлтой пожухшей травой.

– Эй.

Коди повернул голову на звук голоса. В паре метров от крыльца, сунув руки глубоко в карманы, стоял Феликс. Его голову и повязку скрывал натянутый чуть ли не до самых бровей узкий капюшон. Феликс выглядел напряжённым, но у Коди не было чувства, что сейчас его нужно опасаться. Что-то внутри подсказывало, что Феликс больше не опасен.

Теперь не опасен.

– Выглядишь куда спокойнее, чем я думал, – пожал плечами Феликс.

Рядом с ним не было Алисы, хотя обычно они вечно ходили вместе. Коди прислушался к занывшей руке. Феликс твёрдо стоял на месте, не выказывая никаких признаков агрессии. Если его не знать, можно решить, что он вполне обычный подросток без склонности к насилию над слабыми.

До угла здания школы оставалось около десяти метров, а там – лишь поворот, ведущий к воротам. Именно около него уже должен был ждать Кириан.

Коди не мог понять намерения Феликса. Он не выглядел ни рассерженным, ни растерянным. Феликс выглядел совершенно спокойным, если не считать того, что он постоянно отводил взгляд в сторону.

Он нервничал.

Спустившись со ступеней, Коди встал напротив, выждав, пока Феликс поднимет глаза.

– Что? – ощетинился он, заставив Коди вздрогнуть. – Смелости прибавилось за последние дни?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю