290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Торговец жизнью (СИ) » Текст книги (страница 12)
Торговец жизнью (СИ)
  • Текст добавлен: 25 ноября 2019, 12:30

Текст книги "Торговец жизнью (СИ)"


Автор книги: Kellerr






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 15 страниц)

– Что тебе снилось? – голос сразу сел.

Коди продолжал смотреть в потолок, выискивая там только ему ведомые узоры.

– Я видел человека, – сказал он. – Видел его уже давно, но он приходил в мои сны чёрной тенью. Я никогда не мог рассмотреть лицо, но замечал его почти в каждом сне. И сон обрывался. В такие моменты я понимал, что сплю, а потом просыпался.

Кириан поджал губы, не смея спрашивать.

– А сегодня я слышал ссоры. Громкие ссоры, как у матери с отцом… только это были другие. Другие… мать с отцом. Наверное, – он словно всё ещё сомневался, верно ли понял увиденное. – А тот человек был со мной. Мы сидели вместе и слушали бесконечные ссоры, которые заканчивались криками, стуками и, кажется, драками. Я увидел его лицо, пусть и смазанное, но увидел, Кириан, – Коди опустил на него взгляд. – Он смотрел прямо на меня, а я боялся того, что произойдёт в следующий момент. Не знаю, что именно, но мне было так страшно…

У Коди перехватило дыхание. Кириану с трудом хватило выдержки, чтобы не вскочить на ноги. Он не хотел рассказывать о Райли, не хотел, чтобы память Коди добралась до самых страшных моментов прошлой жизни. Однако задумчивость Кириана заставила Коди сесть, пытливо заглянуть ему в глаза и с подозрением спросить:

– Ты что-то знаешь, – заявил он, схватив Кириана за руку, пресекая попытку отодвинуться и отвернуться. – Почему даже ничего не спрашиваешь?

Кириан рассеянно пожал плечами, высвободил руку из цепких пальцев и достал помятую фотографию. Коди округлившимися глазами смотрел на самого себя, то поджимая губы, то качая головой. Добравшись до надписи с обратной стороны, он прочитал её вслух и вопросительно обратился к Кириану:

– Это я?

– Ты.

Коди провёл рукой по своим волосам, невпопад отмечая:

– Мне не нравится такая стрижка, – кивнул он на фото, где его волосы были раза в два короче.

– Поэтому ты не позволяешь себя стричь слишком часто, всегда придирчиво контролируя работу мастера, – Кириан улыбнулся, хотя ему было совсем не весело.

– Где ты её нашёл?

– В Старом городе.

– Зачем ты туда ходил? А если бы нарвался на Торговца? – недовольно вскинулся он, и Кириан понял, что это попросту волнение.

«Уже, – мысленно признался Кириан. – Дважды».

Уклоняясь от ответа, он поднялся с дивана и потянул Коди за собой.

– Нужно сменить повязку. Пойдём.

Всё ещё продолжая смотреть на фотографию, Коди нехотя поднялся следом и прошлёпал босыми ногами в ванную комнату. Пятна, естественно, поднялись ещё выше, и Коди рассматривал свою руку без прежнего отвращения, будто бы окончательно примирившись с тем, что это – часть него.

– Увиливаешь от ответа, – прервал тишину он, когда Кириан закрепил бинт. – Нравится продолжать водить меня за нос?

Закрутив тюбик с мазью и бросив его в раковину, Кириан терпеливо вздохнул.

– Нет.

– Тогда просто скажи, что тебе понадобилось в Старом городе, – Коди вцепился в край раковины, не позволяя Кириану встать с бортика ванной.

– Искал обходной путь для твоей жизни, – сдался он, стараясь не вдаваться в подробности. Коди явно почувствовал недоговорённость.

– И как, нашёл?

Пришлось отрицательно покачать головой. Усмешка исказила его губы.

– Иначе и быть не могло.

========== Глава 16. Неродные родные ==========

Дни потянулись мучительно медленно. Коди отказывался возвращаться домой, хотя Кириан и сам был против того, чтобы он появлялся там. Аина разрешила ему остаться ещё на некоторое время, но с оговоркой, что Кириан будет рядом с ним. Её волнение было легко понять: время, отмеренное возрождённому, стремительно подходило к концу, самочувствие в любой момент могло ухудшиться – в лучшем случае. Кириан надеялся, что Коди сильный и сможет справиться с застилающим голову туманом. Поначалу он вздрагивал при воспоминании о том, как Коди без колебаний едва не вонзил нож в руку отца. Он начинал сомневаться в собственном решении, склонялся к тому, что отец прав, но быстро одёргивал себя.

Аина больше не спрашивала про визит в Старый город, но частенько смотрела на Кириана с подозрением и невысказанным вопросом. Кириан же делал вид, что ничего не замечает.

Пару раз он заходил домой за одеждой для себя и Коди. Ему повезло застать там только маму. Она хвостиком ходила за ним по квартире, с укором стояла в дверном проёме, и Кириану пришлось взять всю волю в кулак, чтобы избавиться от сравнения с Аиной, которая вела себя почти так же.

– Не скажешь, где вы остановились? – тихо спросила мама, когда Кириан пришёл во второй раз и перебирал в шкафу тёплые футболки и свитера Коди.

Тёмно-синий в мелкую вязку. Коди часто надевал его прошлой зимой. Положив свитер в небольшую дорожную сумку, Кириан закрыл дверцу и повернулся к матери. Её глаза влажно блестели, она то ли злилась, то ли обижалась.

– Не скажу, – подтвердил он. – Ты всё равно не удержишься и передашь отцу. Но с нами всё в порядке, не беспокойся.

Застегнув молнию, Кириан расправил сумку и переставил её к кровати.

– Ты серьёзно собираешься остаться в Дуплексе один? – не унималась она.

– Не один, – возразил Кириан, но не стал упоминать Аину, о которой в принципе говорил довольно редко. – Я же с Коди.

– Почему ты вдруг решил поддержать идею Вилле с переездом? Тем более со мной!..

– Мам, – прервал её Кириан резче, чем следовало. – Ты знаешь почему. Давай без лишних эмоций. Ты много лет игнорировала природу происхождения Коди и ничего мне не сказала, даже когда я прямо говорил о начавшихся проблемах. Ты сама не захотела ничем помочь, – он развёл руками, – а теперь злишься, что я готов отпустить тебя. Может, спросишь для начала себя, хочешь ли ты видеть то, от чего так старательно убегала?

Мама продолжала топтаться на пороге, нервно впиваясь пальцами в мягкую кожу предплечья.

– Коди не умрёт… – беспомощно прошептала она и всхлипнула, признавая поражение.

Кириан лишь гневно отмахнулся.

– Проблема не в этом! Проблема в том, что ради своей жизни ему нужно убить! – он подлетел к ней и схватил за плечи, пытливо смотря в испуганные глаза. – Хочешь оставаться рядом, когда ни один из вариантов исхода не кажется счастливым концом? О чём ты думала, когда пришла к Торговцу просить о таком?

По её щеке скатилась слеза. Кириан дрогнул, разжимая пальцы, крепко сжал челюсти, чтобы самому контролировать эмоции.

– Не смей плакать. Это последствия твоего решения.

Она опустила глаза, и Кириану показалось, что в них мелькнул стыд.

Подхватив сумку, он ещё немного постоял в комнате. Почему-то думалось, что в этой комнате он вряд ли больше станет ночевать, тем более когда всю сознательную жизнь рядом находился Коди. И пусть впереди оставался ещё целый месяц, переломный момент чувствовался именно сейчас.

Он опустил веки, прощаясь.

В груди заболело сердце, сжалось и сделало особо сильный удар, оглушивший Кириана. Покачнувшись, он отступил к двери, дождался, когда мама пропустит его, и вышел в коридор.

Гитара осталась стоять в чехле в самом тёмном углу комнаты.

Пару дней всё шло относительно спокойно. Кириан вышел вместе с Аиной в пекарню, отработав целый день, а вечером они возвратились к ней домой. Стефан сообщил, что Коди просидел всё время в комнате, отказавшись даже что-нибудь съесть. Аина сразу вытолкала отца из коридора, махнув Кириану рукой. Разбираться с Коди ему поручили самому, мол, нечего лезть в чужие семейные дела.

Ещё через пару дней ему стало хуже. К концу смены Аина подозвала Кириана к телефону, передав послание отца. Не дожидаясь позволения уйти, он сорвался с места, забыв надеть шапку и застегнуть куртку. Стефан развёл руками, в панике бормоча, что не знал, как правильнее поступить – вызвать скорую или же дождаться его возвращения. Коди лежал на спине и тяжело дышал через рот. У него резко подскочила температура, но никаких других симптомов не наблюдалось. После трёх часов попыток хоть немного снизить температуру Кириан наполнил ванную холодной водой и едва ли не силой запихнул в неё Коди. Сопротивляясь, тот вскоре замер и блаженно закрыл глаза, держа больную руку на поверхности.

Оставив Коди в одиночестве, Кириан отправился в кухню, где залпом осушил стакан с водой. Аина, вернувшаяся десять минут назад, тихонько остановилась позади. Она наблюдала отчаянные попытки Кириана уговорить Коди принять холодную ванну ради его же блага. Заметив её сочувственный взгляд, он поспешил пресечь любые слова сожаления.

– Лучше молчи, – предупредил он, взмахнув стаканом и отправив его в раковину.

Аина пожала плечами, но молчать не стала.

– Уверен, что справишься?

– А что мне остаётся? – не выдержал Кириан, сразу сорвавшись на высокие тона. – Бросить его? Уехать в Лакус в поисках счастливой и красивой жизни?

– Ты взвалил на свои плечи тяжёлую ношу, но не знаешь, что с ней делать.

– Я не могу иначе, Аина. Ты сама говорила, что я для Коди – всё.

– И поэтому должен смотреть, как он медленно умирает? – спросила она с жалостью, от которой Кириана затошнило. – Признайся хотя бы мне: ты не веришь, что он сможет выплатить долг Торговцу. Да ты и не хочешь, чтобы он это сделал…

– Хватит, – жёстко прервав Кириан. – Я хочу, чтоб Коди жил. Хочу. Но не ценой убийства. На самом деле я сам бы убил вместо него. Мне… плевать, что кто-то должен умереть ради моего брата. Но я не могу вынести мысль о том, что ему самому придётся тащить за собой груз вины.

«А Малти живёт, и ничего», – мрачно подумалось ему.

– Останешься, приняв любое его решение, и в итоге потеряешь всё, – пожала плечами Аина с умным видом.

Кириан усмехнулся.

– Где-то я уже слышал подобное.

– То есть не я один такой советчик?

– Отец, – помрачнел он.

– Прости, – помолчав, извинилась она. – Не хотела вставать на его сторону. Само получилось.

– Твоё мнение. Имеешь право. Но я решаю сам.

В Коди что-то изменилось. Днём он ходил мрачным и задумчивым, а ночью метался в постели из-за мучавших сновидений. В школу Кириан позвонил и сообщил, что Коди не будет несколько дней из-за простуды. Ему легко поверили.

Он ночевал в той же комнате, расстилая на полу около стены старенький матрац. Когда было нужно, приходилось будить Коди. Он вырывался из снов испуганный и нервный, порой вскакивал на ноги, неверяще смотря на Кириана, и принимался нарезать круги по комнате, что-то бормоча под нос. Как-то раз в комнату после поднятого шума заглянула сонная Аина. Открыв дверь, она уставилась на Коди и перевела изумлённый взгляд на Кириана.

– Это нормально? – спросила она, когда тот попытался выставить её обратно в коридор.

– У него был кошмар.

– Кошмар или сон с воспоминанием?

– Аина…

– Что?! Если так и будет продолжаться, чем это закончится?

Аина становилась нервной. Она не переживала за себя или отца – она переживала за Кириана, который в моменты вспышек оказывался к Коди ближе всего. А пятна тем временем уже подобрались к плечу и с опасной скоростью продвигались дальше. Кириану стоило огромных усилий не лезть к Коди с расспросами, зная, что тем самым он может лишь разозлить или спровоцировать его. Однако никаких попыток причинить боль Коди не предпринимал. Он не был агрессивным, он не срывался и не впадал в ярость. Это и пугало.

Ещё через неделю Кириан и Аина, вернувшись с рабочей смены, не обнаружили Коди дома.

***

Зябко ёжась под порывами ледяного ветра, Коди прятал лицо от впивавшихся мелких снежинок, похожих на ледяные кристаллы. Несколько раз за время пути он думал, что идея была плохой. Путь от дома Аины до моста осложняла погода, всё вокруг словно взбунтовалось против визита в Старый город.

Отмахиваясь от сонливости, Коди, пусть и не быстро, но добрался до реки и как вкопанный остановился перед мостом. Раньше он видел его только с крыши девятиэтажки, которая с земли смотрелась тёмной мёртвой башней. Повернув голову, он очертил её взглядом. Ни одно окно не горело. Наверное, последние жильцы уже съехали. Ещё немного, и, может быть, дом снесут. Стало грустно от осознания ухода целой жизненной эпохи. Как давно они с Кирианом поднимались на крышу в последний раз? Как давно Коди заносил время захода солнца в блокнот? Казалось, прошёл не один месяц.

Гнетущие мысли заставили его отвернуться. Старый город чернел на другом берегу молчаливой заброшенной деревней, точно так же, как и девятиэтажка. Волнение охватило Коди, стоило только сделать несколько шагов по мосту. Внизу плескалась река, ветер нашёптывал разными голосами предупреждения. Коди несколько раз оборачивался, словно ждал появления Кириана. Его никто не остановит, а сам себя он останавливать не хотел. Пятна неумолимо ползли вверх по руке, причиняя всё больше и больше дискомфорта, а пугающие сны лишили последней возможности на отдых. Из-за жара, с которым Коди боролся последние несколько дней, он уже не мог ясно мыслить. Решение пойти в Старый город казалось наиболее логичным.

Фотографию он оставил на диване. Теперь знание того, что когда-то у него была другая семья, толкало Коди вперёд. Кириан был в Старом городе, искал способ избавить его от метки. Дело было не только в фотографии и надписи на обороте. Дело было в Торговце. Коди не знал как, но Кириан наверняка искал Торговца и, скорее всего, нашёл. Кто, как не он, может дать ответы на все вопросы?

Где-то внутри грызло понимание: осталось мало времени.

Остаток моста Коди преодолел бегом и упал на колени, как только оказался на другом берегу, в Старом городе. Он долго пытался отдышаться и лишь потом заметил, насколько здесь было тихо. Ветер пропал, а острые снежинки медленно и ровно кружили, опускаясь на землю. Следов было мало, и почти все вели по направлению к кладбищу. Туда Коди заглядывать не стал, чувствуя, что где-то там, среди рядов надгробий, он непременно нашёл бы своё.

До сих пор было странно осознавать, что он мёртв. Именно мёртв. Вторая жизнь выглядела чем-то неправильным, нереальным. Воспоминания впивались когтями: ты уже жил, ты уже умирал, отступись! Время, проведённое с Кирианом, уходило на второй план.

Поднявшись на ноги, Коди огляделся в поисках возможного пути. Прямо, только прямо, через дорогу из сожжённых домов. Он брёл по занесённой снегом дороге и мучился от осознания, что видел это во снах. Дома, которые ещё не были сожжены, люди, которые ещё жили здесь.

Мост…

Он помнил строительство. Помнил, что камнем преткновения стал мост.

– Что привело тебя? – раздался из-за спины девичий голос.

Коди резко обернулся, вынырнув из размышлений, и оторопело замер. Красивая девушка в лёгкой одежде, совершенно не вязавшейся с холодной зимой, и с обаятельной улыбкой, за которой прятались чёрные гнилые зубы. Открыв рот, Коди так и не смог ничего ответить, а лишь крепче сжал кулаки. Вежливая улыбка незнакомки сразу испарилась. Теперь она тоже внимательно рассматривала его, хмурилась, раздумывала.

– Зачем ты пришёл? – повторила она вопрос, сверкая большими стеклянными глазами.

Неживая, подумалось Коди. Она слишком… мёртвая. Мертвее, чем он сам.

– Ты меня знаешь? – задал он встречный вопрос, с трудом овладевая собой.

Лёгкое движение головой. Нервное, неуместное. Лучший ответ на вопрос, пусть и без слов.

– Что ты хочешь?

– Хочу увидеться с ним.

Незнакомка была непреклонна. Коди стоял на месте и продолжал сверлить её взглядом. Может быть, если бы он мог мыслить более трезво, а не воспринимать реальность через призму жара, он бы испугался, бросился прочь. Но сейчас жизненно важным казалось остаться именно здесь, выяснить хоть толику того, о чём умолчал Кириан.

– Пропусти его, Пешка.

Сбоку из темноты вынырнула ещё одна высокая фигура. Вздрогнув, Коди зацепился взглядом за изуродованное шрамами половинчатое лицо и уставился в единственный здоровый глаз. Второй незнакомец – молодой парень, тоже был одет не по погоде. Он внимательно смотрел на Коди, но говорил только с Пешкой.

– Плохая идея, Кукольник.

– Когда-нибудь это должно было случиться. – Кукольник прищурился. – Мальчик не в себе. Если ты его прогонишь, Торговец вряд ли обрадуется, узнав об этом.

– Ещё меньше он обрадуется очередному внеплановому визиту, – не уступала Пешка. – Тебе было мало того наглеца, решившего, что он может столь хамски себя вести?

– Не тебе решать, с кем говорить Торговцу.

– Он сам поставил меня на стражу. И я считаю, что разговоры не приведут ни к чему хорошему, – она дёрнула головой, прожигая взглядом Коди насквозь. – Не с ним.

Коди мало что понимал из развернувшегося перед ним диалога. Он чувствовал, что стояние на месте делает ему лишь хуже. Медленно опустившись на корточки и борясь с приступом головокружения, Коди уставился в искрящийся снег и постарался не потерять равновесие.

– Пусть уходит, – безжалостно вынесла приговор Пешка.

– Грета…

– Пусть уходит! – рявкнула она.

Проскользнувшее имя заставило Коди слегка поднять голову. Грета, Грета… когда-то он слышал его. Имя эхом отдавалось в голове. Всколыхнулись обрывки снов. Имя не вязалось ни с каким конкретным образом, но отчётливо соединялось с другим – Себастин. Коди не знал, откуда взял эти имена, но решил, что второй мертвец перед ним и есть тот, кто прятался за выдуманным прозвищем Кукольник.

Окончательно осев на колени, Коди взглянул на Кукольника.

– Нужно сообщить Торговцу, – теперь уже он смотрел только на Коди.

– Плохая идея, – повторилась Пешка.

– Сообщи, – давил Кукольник. – Пусть сам решит, нужна ли ему эта встреча.

Коди не видел, куда делась Пешка, но понял, что рядом её больше нет. Когда перед глазами стало темнеть, он услышал скрип снега и почувствовал, как его подхватили, поставили на ноги и толкнули вперёд.

Когда Коди распахнул глаза, он уже был в доме. В воздухе ощущался запах сырости. Он лежал на кровати, видел испещрённый трещинами потолок. Подскочив, Коди огляделся по сторонам, чувствуя, как тело прошиб жар. Незнакомая, но в то же время знакомая комната, которую освещала единственная горящая свеча на покосившемся подоконнике. Старые раздвинутые шторы кое-где были порваны, а грязное окно было в мутных разводах.

Не понимая, где находится, Коди терялся в догадках между реальностью и сном. Он уже определённо видел эту комнату – всё было узнаваемым, словно он здесь жил. Однако осознание того, что комнату он делил с Кирианом и жил вообще в другом месте, постепенно возобладало. Проведя рукой по скомканному одеялу, Коди вновь обратил внимание на заплясавший огонёк свечи. Прошиб холодный пот – из угла, где стояло кресло-качалка, за ним кто-то наблюдал. Пламя свечи показало тёмную фигуру сидящего человека, который пристально смотрел на него, пряча лицо в тени наброшенного капюшона.

Коди отполз к стене. Страшно было даже просто дышать.

Человек слегка оттолкнулся ногой – кресло жалостливо скрипнуло.

– Кто ты? – вырвалось против воли. – Где я нахожусь?

– Значит, ещё не вспомнил, – донёсся тихий голос, от которого Коди передёрнул плечами. Голос был ему знаком точно так же, как и эта комната, но память отказывалась подсказывать детали. Всё это принадлежало другому Коди и другой жизни. – Я поторопился.

Коди отчаянно вглядывался в его лицо, стараясь рассмотреть черты и понять, с кем он говорил.

– Ты хотел меня видеть, – подсказал он.

Торговец. Коди желал встретиться с Торговцем, когда столкнулся с Пешкой и Кукольником. Однако тех двоих в комнате не было. Он отключился, не рассчитав свои силы для похода с температурой в Старый город. А теперь очнулся здесь и вздрагивал от каждого произнесённого Торговцем слова. Закрыв глаза, Коди вдруг подумал о Кириане. Он, наверное, волнуется, места себе не находит. Плохо…

– Сколько сейчас времени?

– Далеко за полночь.

Конечно, волнуется. Будет ругаться.

– Тебя так просто отыскать, оказывается, – Коди перестал елозить по кровати и, привалившись к стене, тихо сидел, обхватив колени руками.

– Не просто, – возразил Торговец, качнув головой. Огонёк свечи скользнул по его бледно-серому лицу, высветив чёрные провалы вокруг белых глаз без зрачков. Коди ужаснулся и прикусил губу, сдерживая страх. – Просто показалось лишь тебе, пожалуй. Считай себя исключением.

– Почему?

Торговец долго молчал.

– Ты ещё не вспомнил ответ на этот вопрос.

– А должен?

– Должен, если будешь тянуть.

Речь шла о выплате долга. Коди поморщился. Он до сих пор не знал, как нужно относиться к решению, которое предстояло принять.

– Мой брат приходил к тебе. Кириан, – назвал его имя Коди. – Полагаю, он хотел узнать лишь то, возможна ли жизнь без выплаты долга.

Он не ждал ответа, а сам раздумывал, как правильно сформулировать дальнейший вопрос. Коди хотел знать оба варианта развития событий и к чему именно они приведут. Он смутно предполагал, что случится, сумей он выплатить цену. Дальнейшая жизнь? Жизнь с пониманием того, что руки запятнаны кровью? А если другой выбор?

Потупив взгляд, Коди посмотрел на замершего Торговца.

– Что будет, если я не выплачу долг? – выдохнул он.

– Смерть, – разумный логичный ответ.

– Просто смерть?

– Просто смерть, – подтвердил Торговец. – Твоя душа на этот раз исчезнет, словно её и не было, а нынешнее тело станет пустой куклой, которая служит оболочкой. Ты исчезнешь. Без права на третий шанс.

– А кто дал мне право на второй шанс? Кто решил, что мне позволено жить второй раз, если я уже умер?

Фигура в кресле шевельнулась. В мгновение ока Торговец оказался на ногах, подступив на расстояние опасной близости. Огонёк свечи испуганно заплясал, отбросив на стены множество суетящихся теней.

– Я, – сказал он громче, чем прежде, и Коди показалось, что это было слишком оглушающе. – Я дал тебе шанс на вторую жизнь, а ты приходишь сюда и спрашиваешь о смерти. Неужели даже теперь в твоей жизни нет ничего, за что стоило бы бороться?

Торговец возвышался над сидящим на кровати Коди подобно мрачной неприступной скале, вокруг которой дуют северные ветра. Смотря на него, Коди вдруг смутно подумал, что, несмотря на слишком угловатое лицо, черты кажутся ему знакомыми. Прищурившись, он поднял голову, всматриваясь в тёмные провалы вокруг глаз и ярко очерченные скулы. Светлые волосы, выбившиеся из-под наброшенного капюшона…

– Кто ты? – вновь повторил изначальный вопрос Коди, поймав выражение сомнения на безэмоциональном лице Торговца. Он вёл себя так, будто это была далеко не первая их встреча. – Мне кажется, я тебя знаю, но никак не могу вспомнить.

Плечи Торговца чуть опустились, расслабились.

– Я ведь сказал – рано, – примирительно выдохнул он и опустился на колени рядом с кроватью, складывая локти на её край. Коди поймал на себе внимательный слепой взгляд, а в следующее мгновение Торговец поднял одну руку, почти касаясь его пальцами. Он осторожно очертил кисть, добрался до колена, скользнул вверх, туда, где было лицо. Замерев от неожиданности, Коди не смел даже вздохнуть. Он следил за истрескавшимися пальцами, которые ни разу не дотронулись до него. Когда рука опустилась обратно, по спине пробежался холодок. – Не так я представлял нашу встречу, если она вообще должна была случиться.

Может быть, последняя фраза вовсе не предназначалась для ушей Коди. Она была произнесена настолько тихо, что Коди скорее прочувствовал её, нежели услышал. После холода тело окатила волна жара, и её можно было бы списать на вернувшуюся температуру, если бы не отчётливо ударившее по вискам имя.

– Райли… – сказал Коди одновременно с тем, как имя всплыло в сознании.

Торговец застыл, приоткрыв иссохшие губы.

– Тебя зовут Райли, – уже увереннее повторил Коди. – Но я всё ещё не знаю, кто ты такой.

========== Глава 17. Чудовище ==========

Добравшись до середины моста, Коди выдохся. Дышать было сложно, метка стала больно жечься. Весь путь обратно он боролся с тем, чтобы не разодрать кожу прямо через бинт – зуд становился слишком сильным, нестерпимым. Уйдя от Торговца сразу же, как только в памяти всплыло имя, Коди нырнул в водоворот охвативших его чувств. Он волновался так, словно пробил трещину в крепком стекле, за которым пряталось что-то важное. Дальше идти пришлось только опираясь на ограждение здоровой рукой. Старательно игнорируя зуд и головокружение, Коди кое-как дошёл до конца моста и не сразу сообразил, что путь преградили двое человек. Остановившись, он вгляделся в их фигуры, понимая, что никого не знает. Парень и девушка. Они ждали его?

Отведя взгляд, Коди осторожно спустился на землю, инстинктивно пряча руку в карман.

– Эй, – окликнул один из них. – Ночная прогулка в Старый город? Там нынче экскурсии проводят?

Коди остановился. Когда-то Малти вытащил его с пути похожей группы, заявив, что ночью нужно вести себя осторожнее. Торговец был главной городской легендой Дуплекса, а у любой легенды обязательно появляются недоброжелатели.

Покачнувшись, Коди с трудом сохранил равновесие и поднял взгляд, продолжая отмалчиваться.

– Ну что стоишь, как воды в рот набрал? Что, бегал к дьяволу просить воскресить девчонку, которая… ну, не знаю… получила плохую отметку за школьную контрольную и решила наглотаться таблеток? – раздался неприятный смех. – Вы ведь, подростки, такие эмоциональные!

Коди покоробило от сочившегося ядом тона.

– Ну так что, уже совершил самый ужасный поступок в своей жизни? Знай, если просил дать вторую жизнь кому-то, когда-нибудь этот кто-то может тебя убить – такова цена Торговца!

– Оставьте меня, – помотал головой Коди, отгоняя усилившуюся боль.

– Что ты там бормочешь? Не слышу! – незнакомец делано приставил руку к уху, изображая, что внимательно слушает, и сделал шаг к нему. Коди отпрянул, предчувствуя неладное. Эмоциональная нестабильность делала из него лёгкую добычу. То, что и было нужно для выплаты цены, если возрождённый сам не мог решиться на подобный шаг.

– Не подходи ко мне, не подходи, – уже с угрозой произнёс Коди, выставив перед собой забинтованную руку. Рукав задрался, обнажая белую повязку, из-под которой виднелись пробравшиеся к пальцам тёмные болезненные пятна.

Они замерли. Издевательская ухмылка мгновенно слетела с лица парня, он выпрямился, уже настороженно уставившись на его руку. А потом вдруг вновь грязно улыбнулся.

– Да ты сам возрождённый! – выдавил он и неприятно расхохотался. – Вот так рыбка попалась на крючок.

– Возрождённый? – с сомнением произнесла девушка, подходя ближе. В отличие от него она выглядела испуганной, а не довольной. – Постой, если так, то он уже на грани…

– Да не бойся ты, он же просто ребёнок! Что он нам сделает?

– Это возрождённый! – прошипела девушка, дёрнув парня на себя. – Посмотри на него! Его не провоцировать нужно, а уходить отсюда!

Коди охватила ярость. Он злился, что никак не мог вспомнить, кем ему приходился Райли и почему он помнил его имя. Злился, потому что не хотел ни с кем разговаривать и уж тем более препираться. Развернувшись, он вскинул голову, глубоко вдохнул морозный воздух и шагнул по направлению к незнакомцам. Руки безвольно опустились по швам, однако кончики пальцев покалывало от нетерпения. Хотелось что-то сделать. Сделать хоть что-то, что прояснит мысли и отрезвит голову.

– Ты сам дьявольское порождение, которое нужно уничтожить, прежде чем ты кого-то убьёшь! – не успокаивался тот.

– Прекрати! – испуганно взвизгнула девушка, но её грубо толкнули.

– Что, боишься этого пацана? Бьюсь об заклад, он в жизни и мухи не обидел, не сможет ничего сделать и сейчас! – он быстро зашагал вперёд, попутно закатывая рукава. – А вот я смогу выбить из него весь дух!..

Коди отреагировал быстрее. Несмотря на непослушное тело, оно двигалось само по себе. Когда между ними оставалось всего несколько шагов, Коди бросился на недоброжелателя, вцепившись в рёбра и сбивая с ног. Он шумно повалился на спину, явно сильно ударившись головой. Недавно выпавший снег взвился в воздух от падения. Девушка снова что-то закричала, но Коди уже не разбирал её слова. Воспользовавшись моментом, он пьяно посмотрел в мутные глаза парня – карие, такие холодные, такие… отвратительные.

Метки вспыхнули на руке огнём.

Прижав его к земле, Коди смутно понимал, что стал наносить удар за ударом, бил хлёстко и коротко, разбивая лицо в кровавое месиво. Поначалу парень пытался брыкаться, больно цеплялся за ноги, ловил руки, но сильный удар головой сыграл свою роль. Когда костяшки пальцев стало саднить, а руки неприятно грела кровь, Коди впился в его плечи, слегка поднял и несколько раз с силой приложил о землю, завершая начатое.

Всё вокруг затихло. Он тяжело дышал, смотря на проделанную работу. Незнакомец больше не шевелился, а безвольно лежал, распластавшись на тонком слое снега. Внутри было неожиданно пусто и… так спокойно, что наконец-то дышалось свободнее. Это не пугало, а, наоборот, приносило умиротворение.

Обтерев руки о его же куртку, Коди отодвинулся в сторону, поднимая голову. Девушка в ужасе смотрела на него так, словно видела самое ужасное чудовище в своей жизни. В глазах застыли слёзы, губы сильно дрожали. Её потряхивало. Несколько мгновений, и она отступила, споткнулась, наконец, отмерев, и громко закричала. Коди отстранённо наблюдал, как она не с первой попытки поднялась на ноги и, спотыкаясь, бросилась бежать прочь.

Ему было всё равно.

Здесь, на другом берегу, противоположном Старому городу, оживали звуки. Коди чувствовал лёгкое дуновение ветра, слышал далёкие сигналы автомобилей. Оставаясь на границе мира живых и мёртвых, он изредка смотрел на лежащее рядом тело, запорошенное редким снегом. В голове не было ни единой мысли. Зуд в руке прекратился, накатила слабость, не позволяющая встать на ноги. Пальцы погрязли в снеге, но Коди не ощущал холода – он словно резко лишился всяких чувств, и эмоциональных, и тактильных.

Приближающиеся шаги заставили его насторожиться. Повернувшись в сторону моста, Коди увидел Кукольника. Тот шёл медленно, ровно. Коди не дёрнулся, даже когда он присел рядом, опустившись на одно колено, склонил голову и упёрся прямым взглядом единственного глаза. Сейчас Коди смог спокойно рассмотреть изуродованную часть лица, скользя по ней взглядом без всякого удивления и отвращения.

– Возьми, – Кукольник протянул ему небольшую склянку с пробкой.

Коди протянул руку, сжал её, изучая.

– Что это?

– Это для души, – пояснил Кукольник.

– Я не понимаю.

Он кивнул на мёртвого.

– Ты выплатил половину цены. Душа умершего переходит во власть Торговца. Мне нужно сделать оболочку – куклу, чтобы удержать душу в искусственном теле. Но до этого момента мы не можем допустить, чтобы она растворилась, рассыпалась. Душу нужно удержать. – Кукольник говорил внятно, объясняя мельчайшие детали. – Давай, у тебя получится.

Склянка была маленькая. Пустая.

Позади, на границе моста, Коди заметил неприметную фигуру Торговца. Он не сходил на землю, а стоял перед самой чертой, словно не мог ступить дальше. Коди вновь мысленно произнёс его имя – Райли. Райли, которого он помнил и одновременно забыл. Тот наблюдал за ним, отбросив капюшон за плечи и скрестив угловатые руки на груди.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю