332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Лароу » Звёздные прыгуны (СИ) » Текст книги (страница 9)
Звёздные прыгуны (СИ)
  • Текст добавлен: 7 ноября 2017, 14:30

Текст книги "Звёздные прыгуны (СИ)"


Автор книги: Владимир Лароу






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 18 страниц)

    Далее он должен появиться и проповедовать В ТОЙ ЖЕ МЕСТНОСТИ.

    Оптимальное число спасенных проповедников – 10-12 особей, обязательно в различных местах, различных вековых групп, социального положения.

    Каждому классу – свой.


    Памятка агенту

    Гильдия – закрытый курс для агентов-мессий.




   19.



   – О, царь лесов, владыка поверхности, гроза живого, многомудрый баньян. О тот, чьи корни достигают сердца планеты, а кроны подпирают небо. О великий, чья тень простирается на тысячи...

   Дункан понял, как чувствовали себя мумии, неудивительно, что в большинстве фильмов, они восставали. Хотя мумия – мертвая, а они – живые, мумия – в гробнице, а они – на свежем воздухе... слабое, но утешение. Во всем остальном – точная мумия – не шевельнуться, ни изменить существующее положение.

   – О, зеленый среди зеленеющих...

   Внезапное изменение статуса не прошло для напарника даром. Скоро час, как тот выкрикивал хвалебные оды во влажный лесной воздух.

   – Золот, ты это...

   – Отстань!

   Дункан не знал, как вести себя с умалишенным, да еще с буйным. Хорошо, хоть он опутан лианами.

   – Уважаемый повелитель недр, царь небес, нижайше прошу, отзовись!

   На ближайшей к Золоту ветке появился небольшой зверек, похожий на белку, только с лысым хвостом. Приблизившись почти к самому лицу агента, представитель фауны принялся заинтересованно изучать его маленькими черными глазками.

   – Великий Баньян, я – Золот Балтазар Хадир Карди и мой спутник – Дункан Трегарт от всего сердца желаем утолщения твоим стволам, роста побегам, зелени листьям.

   Все это он выдал, обращаясь к... белке!

   Сдвиги в психике напарника не только наличествовали, но и прогрессировали.

   Это же почувствовал и зверь, махнув облезлым хвостом, «белка» убежала.

   Изменения регонсцинировки ничуть не смутили умалишенного, он снова обратился к лесу.

   – Пусть ветер благоприятствует твоим спорам. Пусть упадут они на земли врагов твоих, пусть укоренятся и войдут в силу, пусть никто не сметет их с лица матери-планеты...

   – Золот, а знаешь, все не так уж плохо... – на чужой планете, привязанный к стволу, да еще в компании умалишенного.

   Не гладя на него, напарник бросил:

   – Я не сошел с ума.

   – Конечно, никто и не говорит...

   – Идиот! Чему тебя только учили! Это – Баньян. Это – планета Баньянов – разумных деревьев, заплетающих всю поверхность. Корни заменяют им нервную систему, лианы – руки, ко всему, они еще и немножечко телепаты, хотя наших мыслей прочесть не могут. На счастье, Баньяны падки на лесть. – О, величайший из великих, многомудрый среди многомудрых. Пусть отсохнут побеги твоих соседей, пусть истощится под ними почва, пусть тучи заволокут небо над их кронами, а молнии спалят... Ты слышишь?

   Трегарт не сразу сообразил, что обращаются к нему. Он напряг слух – в привычном шорохе леса, действительно, угадывались новые звуки.

   – Ветки трещат, и что?

   – Кто-то идет!

   – Животное?

   Звуки ломаемого сухостоя перемежались тихой руганью – наверняка путь был не из легких.

   Голос казался вполне человеческим.

   И он... приближался.



   20.



   На пространство перед деревьями вышел... человек. Вывернув, насколько возможно в его положении, голову, Трегарт с интересом рассматривал новое действующее лицо.

   Ничего необычного – темные с проседью волосы, лукавые глаза под широкими бровями, слегка запущенная борода, лет сорок с хвостиком – на вид обычный мужчина, немного уставший.

   – Это он, Баньян?

   Золот посмотрел на Трегарта, совсем, как Дункан минуту назад смотрел на него. То есть, как на сумасшедшего. Однако, не сказал ни слова, точнее сказал, но не Дункану.

   – Привет, Д'арно.

   Новоприбывший поднял глаза.

   – Та-ак, кто здесь у нас? Никак верный страж законов и обрядов, гроза богов и агентов, неугомонный борец с инакомыслием – досточтимый Золот Карди!

   Золот поморщился.

   – Рад тебя видеть, – фраза далась агенту не без труда.

   – Кто это с тобой? – от прищуренных, близко посаженных глаз устремились лучики морщин. – Никак новенький?

   – Дункан Трегарт, – буркнул Золот.

   – Алекс Д'арно, – поклонился незнакомец. – Прыгун?

   – Да, – ответил за себя Трегарт.

   – Слушай, Д'арно, кончай трепаться, не видишь – мы влипли.

   – Надо же! И чего, уважаемые агенты не менее уважаемой Гильдии хотят от меня?

   – Поговори с Баньяном, ты же находил общий язык.

   – С какой радости?

   – Помочь товарищам-гильдийцам выбраться из беды.

   – Мня же выперли из Гильдии! Забыл?

   – Ты сам ушел!

   – Как не уйти – туда не ходи, это не делай, а поступать так – вообще соты!

   – Ты поможешь, или нет?

   – Попробую, – Д'арно закричал, обращаюсь в чащу, подобно тому, как это делал Золот. – Эй, Баньян, это я – Алекс, есть разговор!

   Лес молчал, Дункан вообще не понимал, каким образом, он может разговаривать.

   На одной из нижних веток возникло шевеление – из кроны выбрался ушастый зверек с длинными цепкими лапами.

   – А вот и ты!

   – Чего надо? – не слишком вежливо поинтересовалось животное.

   Не держи Дункана лианы, он наверняка бы свалился. Зверь – разговаривает!

   – Ты меня разве не узнал? – между тем продолжал Д'арно.

   – Ага, помнится, последний раз, ты обещал привезти помет мраканских гусениц – двухлетней выдержки.

   – На Мраке сейчас выборы, а на выборы у них всегда революция, иначе – ты меня знаешь – я бы обязательно привез.

   – Отговорки, отговорки, у вас – белковых на все отговорки. Теперь ты еще начнешь просить, чтобы я отпустил этих двоих. Горластый так орал, что распугал всех птиц. А птицы, между прочим, клюют жуков-короедов.

   – Зачем они тебе?

   Зверек равнодушно принялся чесать задней лапой основание уха.

   – Повисят – перегной будет, удобрение. Конечно, не помет гусениц, но все же...

   – А если я пообещаю привезти тебе две тонны пестицидов?

   Зверь даже прекратил чесаться.

   – Пести... н-нет, не верю, лучше пусть эти – перегной, – лапа снова пришла в движение.

   – Эй, ты мне должен, забыл?

   – Это еще за что?

   – А кто подлил кислоты в корни твоего соседа – баньяна с дальнего холма?

   – Ну-у... – зверь, казалось, колеблется.

   – Кстати, где он теперь?

   – Ну-у... наши корневища переплелись...

   – Иными словами – холм теперь твой.

   – Ну, да...

   – Так как насчет, отпустить?

   Зверь вздохнул.

   – Две тонны пестицидов?

   – Да!

   – Только самых лучших, концентрированных, запрещенных к применению, а не те, что сыпят эти – защитники природы.

   – Самых лучших – двухлетней выдержки!

   – И помет.

   – Как только закончатся выборы – я здесь!

   Зверь поднялся и лениво уполз обратно в крону.

   – Договорились.

   Едва он это сказал, Дункан почувствовал, что лианы ослабли. Они с напарником, обессиленные, свалились к ногам спасителя.



   Кровь, проникая в затекшие члены, несла терпимые, но далекие от приятных боль с зудом. Отчаянно хотелось чесаться, однако сделать это означало усилить приток крови, а значит, новые порции малоприятных ощущений.

   Они так и лежали – как упали – ожидая, когда тело само закончит работу.

   – К Проходу тащиться не будем, а то наш хозяин, чего доброго, передумает, – их спаситель увлеченно рылся в собственном заплечном мешке. – Ух ты, а это здесь откуда?..

   – Д'арно, он кто? – боль, наконец, ушла, Дункан почувствовал силы осторожно шевельнуться, более того, сесть, подняться.

   – Вольный Прыгун, – Золот с трудом вытолкнул два слова и поморщился, словно от кислого.

   – Вольный... – Трегарт попытался вспомнить, что слышал о вольных за время непродолжительного обучения.

   – Вот! – на шершавой ладони спасителя, поигрывая изумрудными жилками, лежал старый знакомый – Камень Перемещения. – Ну-ка, детки, давайте ближе к маме, перенесу прямо к штабу, с ветерком.

   – Это опасно! – воспротивился Золот.

   Дункан также не испытал воодушевления, хоть и сам несколько раз прыгал при помощи Камня. Но, одно дело – сам себе хозяин, и совсем другое – довериться незнакомцу...

   – Неужели доблестные агенты струсили? Впрочем, здесь не Гильдия, неволить никого не стану. Счастливо оставаться.

   Д'арно сосредоточился на Камне, превозмогая боль, они поспешно заняли места рядом и как раз вовремя. Накатили знакомые ощущения Прыжка.



   – Ни с места!

   – Руки!

   – Несанкционированное вторжение!

   – Дом, милый дом, сладостный миг встречи, – Д'арно, как и агенты, лениво поднял руки. – Отрадно сознавать – ты не изменился.

   – Не разговаривать!

   – Не двигаться!

   За сине-голубыми спинами охранников Трегарт рассмотрел миниатюрную фигурку Председателя Совета, неизвестно зачем забредшую в Зал Перемещений. Увидел женщину и их спаситель. Бородатое лицо расплылось в улыбке.

   – Здравствуй, Ассанта.

   Лицо женщины побелело.

   – Александр?

Глава 5.


    В темном страшненьком лесочке,

    Призрак прыгает по кочкам.

    Раз, два, три, четыре, пять,

    Призрак будет забирать...


   Детская считалка.



   1.



   – Так мы оказались на планете баньяна, откуда нас спас Д'арно, – голос Золота, легко подхватываемый отличной акустикой Зала Совета, звучал уже не столь самоуверенно.

   – Так называемый, Вольный Прыгун? – заломил седую бровь Гмем Канн.

   Глава службы безопасности, словно обвинял их в чем-то.

   Напарник опустил глаза.

   – Да.

   – Соты, соты по нем плачут!

   Совет, расширенный Совет Гильдии заседал в полном составе – неслыханная честь для агентов.

   Дункан из-под полуопущенных ресниц, рассматривал чиновников, управляющих даже не планетами – вселенными! Указывающими, что делать богам, а, если потребуется, и карающих последних.

   Их было немного – около двух дюжин. Два с половиной десятка, предполагалось, умудренных опытом, в основном, убеленных сединами, существ обоего пола и самых различных рас.

   В ближайшей к Трегарту ложе сидел нахохлившийся советник с длинной шеи до видимого пояса закутанный в темный плащ. Когда он пошевелился, плащ слегка распахнулся, и Дункан понял, что это не что иное, как... крылья. Кожистые крылья, плотно облегающие худую фигуру.

   – Сейчас не об этом, – Председатель была едва ли не самой молодой на представленном сборище стариков. – Мы получили сведения о Компьютере Основателя. Возможно, последнем Компьютере, и Проход на планету открывается с вселенной Орт.

   – Я-то ломал голову, зачем им понадобилось оккупировать один из наших миров, – прострекотал морщинистый гуманоид, благодаря густому зеленому пушку, похожего на укрытый мхом пенек.

   – Такой риск.

   – Насколько я понял, Повстанцам неизвестно месторасположение Прохода, ведущего на планету Трех Лун – планету с Компьютером. А мы знаем?

   – Мы знаем! – клацнул зубами советник, благодаря широкому рту, усеянному этими самыми зубами и маленьким глазкам, похожий на акулу.

   – Неведение не продлится долго, – вздохнула Председатель.

   Все повернулись к ней за разъяснениями.

   – Два дня назад, мы послали... мы послали на Элизию диверсионную группу, с целью подготовить плацдарм для возвращения вселенной.

   – Не вижу связи.

   – Ее возглавила агент Орта – бывшая богиня вселенной.

   Одно упоминание имени девушки заставило сердце Дункана биться чаще.

   – С той поры группа ни разу не вышла на связь.

   Совет разом загалдел, растревоженным курятником.

   – Не стоит сомневаться – богиня в их руках!

   – И ей известны все Проходы.

   Ложи дрожали в такт крикам возмущения.

   – Возможно, они с самого начала рассчитывали на десант во главе с бывшей богиней.

   – Теперь Проходы в руках Повстанцев!

   – Тихо! – бас главы службы безопасности заглушил прочие голоса. – Пока мы совещаемся, – в последнем слове, он позволил себе легкую ироническую нотку, – Повстанцы подбираются к Компьютеру. Необходимы быстрые решения – опередить...

   Дункан не слышал выступающего. Орта – его Орта в руках Повстанцев. В плену! И эти облеченные властью старики так спокойно рассуждают об этом!

   – Мы должны спасти ее!

   Присутствующие посмотрели на Дункана, словно у пустого места прорезался голос.

   – Богиню и других агентов, попавших в плен!

   – Молодой человек, – вкрадчиво, как это умел только он, до мурашек по коже, произнес Гмем Канн. – Нас не меньше, а может, больше вашего беспокоит судьба пропавших агентов. Однако, имеются первоочередные и второстепенные задачи. Бремя власти состоит именно в том, дабы отделять одни от других. Безусловно, со временем будет сформирована спасательная экспедиция, однако теперь, когда на кону само существование Гильдии...

   – Мы не можем распылять силы, – поддержал главу безопасности советник-акула.

   – Рисковать жизнями одних агентов, ради других.

   – Тем более что пленники, почти наверняка, не на Элизии.

   – Возможно, они даже в другой вселенной.

   – Где искать?

   – Повстанцы рассчитывают, что мы кинемся спасать и потеряем время, однако Гильдия перехитрит их!

   – Обманный маневр!

   – Именно!

   – Стратегия!

   – Тактика!

   – А люди тем временем погибнут. Ваши, наши люди! – в отчаянии выкрикнул Дункан.

   – Юноша, вы без году неделя в Гильдии, а уже беретесь поучать. И кого – Совет, который...

   Самым ценным в этой комнате оказались именно ложи. Драгоценности обрамляли пустые места.

   – Господа Советники, продолжим заседание, – пробасил Гмем Канн. – Агенты – свободны.



   2.



   – Первоочередные задачи... со временем!..

   Дункан шел по коридору. Душевные кошки, почуяв призрак вседозволенности, устроили шумную вечеринку. С гульбой, обильными возлияниями и, конечно же, точением когтей.

   – Борцы за всеобщее счастье!

   Трегарт с надеждой смотрел на встречных агентов. Косой взгляд, искривленной в недоброй, хоть какой улыбке рот, слово... злость, бурлившая внутри, молила о выходе.

   – Если бы мог! Если бы я мог!..

   Дункан готов был наплевать на Гильдию, ее правила, на Совет, будь что будет – суд, соты, – только спасти... Однако, они – Совет, в одном были правы и от этого кошки начинали буйствовать с удвоенной силой – куда отправляться, где искать Орту?

   – Да пошли вы все! Вы – все!

   Отразившись от голых стен, крик вернулся к породившей его голове.

   «Теперь они точно возмутятся!»

   Ни косого взгляда, ни упрека.

   Дункан стоял посреди коридора и орал в... пустоту. Позади торопливо удалялись шаги.

   – Трусы! – он успел заметить только край синей униформы.

   «Неужели из-за него? Неужто он так страшен в гневе?» – призраки мании величия и мании сомнения замаячили на горизонте.

   Топ. Топ.

   Топ. Топ.

   Кто-то двигался, там за углом, шел к Дункану.

   В неторопливой, шаркающей походке слышалось нечто зловещее, словно сама смерть решила прогуляться переходами Гильдии. Шаркая, с ленцой – куда торопиться?

   Смелость, желание драться разом улетучились, даже кошки на время прекратили дебош. Подкравшись, едва не на цыпочках – проклятое любопытство – Трегарт выглянул в соседний коридор.

   Не смерть, но не лучше.

   Закутанный в бесформенный балахон, переваливаясь, по мрамору плыл... Телепат.

   Древнее, как мир стадное чувство проснулось и потянуло туда, за дальний угол, ко всем...

   Существо почти поравнялось с Дунканом, и он понял – это судьба!

   – Г-господин, э-э-э...

   «Как обращаются к Телепату?»

   Существо остановилось. Кошки окончательно утратили боевой задор, вместе с жильем переместившись в пятки и уступив владение телом полчищам мурашек.

   – Я б-бы хотел... у м-меня вопрос. Н-не могли бы в-вы, чисто теоретически...

   В голове, в мозгу, словно зашевелились щупальца

   «Мурашки, кошки, щупальца – развел зверинец!»

   – Узнать, где она? – голос был шипящий, зловещий, совсем не похожий на тембр слышимых до этого Телепатов. – Пробиться сквозь барьеры вселенных, необходима сильная, весьма сильная связь, эмоциональная. Необходим проводник.

   На то он и Телепат, чтобы отвечать на незаданные вопросы.

   – Ты подойдешь, – ответ на еще один мысленный вопрос.

   – Можете! – радость всколыхнула тело, на время даже заставив забыть, кто перед ним. – Узнавайте, я согласен, я полностью... в распоряжении!

   Впервые с начала разговора, существо взглянуло на него. Маленькие глазки блеснули.

   – Ты сам попросил, человек.



   3.



   Комната. Ветер за окном, прикинувшись музыкантом, играет подворотнями.

   Он. Она.

   – Здравствуй, Ассанта.

   – Здравствуй.

   – Давно не виделись.

   – Давно.

   – Ты как?

   Трудяга аккомпаниатор вымучил особо высокий аккорд.

   – Нормально. А ты?

   – Тоже.

   Аматор ветер стих, погрузив комнату в звенящую тишину паузы.

   – Муж, дети? – как он ни старался, налаженная струна голоса дала слабину.

   Вопрос звучал слишком, наигранно безразлично.

   – Нет. А у тебя?

   – Тоже нет. Все как-то некогда, – он попытался шуткой разрядить обстановку, однако не улыбнулись ни он, ни она.

   Ветер, набравшись сил, принялся дуть в трубы переулков, раздувать меха подъездов. Звук обогатился новыми обертонами.

   – Ты – Председатель? – бессмысленный вопрос. Прыгуну невозможно не знать имени главы Гильдии.

   – Да.

   – Поздравляю, сделала карьеру.

   – Спасибо, – почему, ну почему она оправдывается. – А ты чем занимаешься? – и еще один вопрос, лишенный смысла. Должность Председателя имеет свои плюсы. Для Гильдии, ее разведки нет почти ничего неизвестного.

   – Путешествую помаленьку.

   Ветер разошелся не на шутку, провинциальным музыкантом, попавшим на большую сцену, вошел в раж, выдувая из подворотен, дырок в заборах, частокола столбов у дороги новые и новые, невиданные доселе пассажи. Ему вторили трещотки качающихся деревьев, подпевали струны проводов и... сбивали ритм торопливые шаги прохожих.

   – Слушай, что случилось, все напряжены, всполошились?

   – Ты же знаешь, я не могу.

   – Ну да, ну да. Гильдия – тайны.

   – Скучаешь по этому?

   – Скучаю, но не по этому.

   Слова, слова порою больнее свинца, острее стали... сильнее яда.

   – У вас вселенную увели?

   Она вскинула голову.

   – Откуда ты?..

   – Слухами, слухами земля полнится. Захват вселенной не игла – не утаишь.

   Ветер замолчал, чтобы через мгновение ударить с новой силой. Дрожали провода, клонились деревья, молили о пощаде несгибаемые подворотни.

   – Интересно, для чего она им?

   – Ума не приложу, – теперь ее голос, безошибочно выдавая ложь, дал слабину.

   Он вздохнул, и вздох совпал с особо высоким, кульминационным аккордом ветра.

   – Ладно, я пошел?

   – До встречи.

   – Пока.

   Ей хотелось крикнуть, перекричать ненавистный ветер и сердце, которое безумцем билось в клетку груди, стремясь туда, к другому такому же сердцу!

   Если бы позвал, сейчас, в эту минуту, сказал: «Брось все, пошли со мной!» – пошла бы, и бросила.

   Долгими ночами без сна – одинокими, или в постели с очередным любовником, жалела, жалела, что тогда, много лет назад не ответила на зов!

   Перед тем, как закрыть дверь, он помедлил, словно собирался с мыслями.

   Тело сжалось в одну точку – предчувствие, страх, надежда...

   Дверь закрылась.

   Неслышно щелкнул замок.

   Она осталась стоять. Она и ветер – свидетель, зритель, равнодушный прохожий.



   4.



   Он парил над городом. Разноцветные крыши, муравьи-люди и он – гордый орел над вершинами человеческих проблем. Пролетающая мимо чайка, издав крик удивления, припустила в обратном направлении. Подальше от Дункана.

   Трегарт захохотал. Набрав в грудь воздуха, холодного воздуха поднебесья, в противоположность воздушному шару, он начал подниматься все выше, выше...

   У горизонта показались шпили комплекса зданий с эллипсом в центре. Хотя Трегарт ни разу не видел строение с высоты птичьего полета, он узнал его – храм Орты. Здание, подобно способности летать, само возникало в голове, воспринимаясь, как должное.

   Следом за догадкой, знанием, Дункан начал падать.

   Ветер свистел в ушах. Позолоченные шпили с развевающимися флагами ринулись навстречу с пугающей быстротой.

   Он хотел набрать воздуха, взмахнуть крыльями – сжатая грудная клетка родила лишь слабый крик, а крылья... откуда у человека крылья?

   Вот и стена – обласканная облупившейся мозаикой стена самой высокой башни. Цветные камешки изображают момент вознесения одного из пророков на небо. Благообразные лица, свет вокруг головы и... крылья. Как же ему хорошо!

   Со всего маха, с высоты, Дункан врезался в мозаику, прямо в лик святого. В последний момент, он успел зажмуриться.



   Толстые лианы плотно охватывали тело, сжимаясь все больше, сильнее, словно из перезрелого фрукта, выдавливая соки.

   Дункан хотел крикнуть, однако туго спеленатая зелеными мучителями грудная клетка не смогла набрать достаточно воздуха.

   На соседнем дереве хрипел задыхающийся Золот.

   Из зеленых крон, с ветвей, раскидистых кустов, едва виднеющегося в просветах листвы неба, к месту трагедии стягивались лесные обитатели: похожий на белку грызун, ушастый длиннолапый говорун, зеленая головастая змейка и настоящий питон, укрытый красивыми разноцветными пятнами, птицы – от непоседливых, похожих на крупных насекомых колибри до важных покорителей высот.

   Золот уже не дышал, он хрипел, силясь втолкнуть в скомканные легкие хоть каплю воздуха...



   По коридорам двигались вооруженные люди и гуманоиды. «Повстанцы!» – мелькнула полная ненависти мысль. Неизвестно как, с планеты Баньяна, Трегарт перенесся во дворец Орты.

   Он парил над захватчиками, под самым потолком, ловко обминая кованые светильники.

   Коридор кончился, однако тело и не думало останавливаться, не сбавляя скорости, оно пролетело каменную стену, очутившись в огромном зале со стрельчатыми окнами.

   Не задерживаясь, Дункан ринулся вниз, сквозь пол, который на следующем этаже обернулся потолком – лепным потолком с росписью.

   Снова вниз.

   Скорость увеличилась.

   Этажи мелькали ступенями, вехами скоростного лифта.

   Дункана уже не удивляла ни способность летать, ни просачиваться сквозь камень.

   Знанием, чутьем, предчувствием, его тянуло туда, ниже, ниже, там, в подземелье, в узком коридоре с факелами и частоколом металлических дверей... воображение увидело этот коридор за миг до того, как он оказался в нем.

   Полет-падение приостановился.

   Дальше – некуда.



   Планета Нарака. Отчаянно кричит Золот в тщетной попытке вырваться из опутавших тело щупалец инопланетного монстра.

   Дункан дернулся, намереваясь прийти на помощь напарнику. Руки, ноги не сдвинулись и на миллиметр. Гигантский паук, обхватив мужчину тремя парами верхних конечностей, сжимает Дункана.

   Рядом прыгают, выказывая шумный восторг, обитатели подземного мира – жуткие помеси наиболее отвратительных существ различных планет.

   Невдалеке виднеется огненная яма. Лава пузырится, брезгливо разбрасывая огненные сгустки.

   – Туда, туда! – командует двухголовая женщина, с сосцов которой свисает пара лакающих ящериц.

   – Да, да! – подхватывают уроды.

   Монстр Дункана ближе других к лавовому озеру. Ловко перебирая свободными конечностями, он ползет к цели.

   – Не-ет! – Трегарт пытается вырваться. Тщетно. Членистые, покрытые жесткими волосами лапы заносят тело пленника над огненным жерлом.



   Он снова в замке Орты. Тот же коридор. Двери мелькают по бокам летящего, сливаясь в серую ленту. Он мчится к углу, туда, где коридор делает поворот. Его тянет, толкает за него, дальше. Там, за ним, то, что он ищет...

   Несмотря на огромную скорость передвижения, угол приближается черепашьими темпами.



   Он на галере – корабле Флостеров. Машинное отделение. Когда, за какую провинность он попал сюда?

   Мимо, с трудом переставляя опухшие ноги, движется серокожий гигант. Изъязвленная плоть, отваливаясь кусками, лениво шлепается к ногам Дункана.

   Через каких-то пару месяцев, он станет таким же...



   Наконец – угол. Тело поворачивает. Далее, насколько хватает взор, тянется такая же бесконечная лента подземного хода.

   Вперед! Дальше, дальше! Скорее!



   Скорее, скорее бы пришла она. Как там в сказках: «Разрушительница наслаждений и Разлучительница собраний». Он на Порте, в своем звездолете, прикованный к креслу. Нестерпимо яркое, горячее портианское солнце уже несколько раз появлялось и уходило за горизонт.

   Теперь вот опять. Очертания рубки проявлялись в красках восхода. Скоро, совсем скоро, вслед за светом придет жара. Испепеляющий, убивающий зной. Дункан надеялся, очень надеялся – этот день станет последним...



   Тело стремилось туда, вперед, там, в самом конце бесконечного коридора, Трегарт знал, две двери – справа и слева. За одной из них...



   – Перехватчики, перехватчики, вперед!

   – Нет перехватчиков. Погибли.

   Командир тупо смотрит на офицера, затем переводит взгляд на экран. На нем видно, как к их кораблю приближается ракета. Медленно, понимая и наслаждаясь моментом, нос снаряда раздувается, заполняя пространство обзора.

   Капитан Космических Сил Земли Дункан Трегарт, как и все в рубке, смотрит на экран. Кто мог подумать? Обычный патрульный облет обернулся засадой...



   Вот и двери – темный, местами покрытый плесенью ржавчины металл, неотличимый от десятков виденных до этого.

   Тело мечется.

   Справа?

   Слева?

   Трегарт не может сделать выбор.

   Почему-то это становится очень важным.

   Отчаявшись, бесплотная конечность тянется к правой ручке...



   Он – юноша, курсантские нашивки блестят первозданным золотом.

   Год, целый год они провели на базе в далекой колонии.

   Год, целый год он не видел Марту.

   Первый выход за стены Академии, первая увольнительная...

   Он так ждал этого...

   Марта, красивая, как никогда, под ручку с широкоплечим офицером, она смеется ему в лицо.

   – Между нами все кончено, Дункан...



   Ручка. Зачем ему дверная ручка? Он же может сквозь стены!

   Рука упорно тянет дверь на себя.

   Между створкой и косяком появляется щель.

   Она растет...



   Банка медленно, очень медленно летит к полу. Соприкасается. Варенье – темными вязким сгустками разлетается во все стороны.

   Дункан, замерев на табурете, в отчаянии наблюдает картину.

   – Что там случилось?

   На кухню входит мать, за ней отец...

   – Ты очень, очень плохой мальчик, Дункан...



   Там, за дверью, в тесной камере с мокрыми стенами...

   Орта подняла на вошедшего свои прекрасные глаза...



   Радость встречи не успевает всколыхнуть тело, сменившись горечью разлуки.



   Ему четыре года. Они с родителями поехали в парк развлечений.

   Вокруг все большое, родители пропали.

   Бросили?

   Он заблудился!



   Снова Орта – большие, красивые глаза богини!

   Полуоткрытые для вопроса губы...



   Незнакомые люди, не люди.

   Толкаются.

   Что если его не найдут? Что если он останется здесь навсегда!



   – Кто здесь?

   Хотелось крикнуть: «Это я – Дункан!» Вместо этого горло родило полный отчаяния крик: «М-ма-ма-а-а!!!»

   Орта.

   Снова парк.

   Опять Орта.

   Парк.

   Ужас охватывает мужчину, бывшего мгновение назад четырехлетним мальчиком. Поднимаясь от пяток, он заполняет тело.

   Орта!

   Парк.

   Он сковывает члены, не дает дышать.

   Парк.

   Орта!

   Трегарт знает, когда ужас доползет до макушки, он умрет.

   Орта!

   Парк.



   Рука. Чья-то сильная, властная рука схватила мальчика-мужчину за шкирку и с чавкающим звуком вырвала из болота кошмаров.

   Затем она же принялась хлестать его по щекам.



   С этой болью Дункан очнулся.



   5.



   Комната. Стены. На полу шумно дышит Телепат.

   Клешнеобразная лапа потирает маленький подбородок, по которому чернильным пятном расползается кровоподтек.

   – Тебе что, жить надоело?

   Темная борода, седые виски, близко посаженные глаза.

   – Д'арно! – узнает Трегарт.

   – Он самый, – уголки глаз проявились гусиными лапками.

   Телепат с ненавистью смотрит на нарушителя.

   – Она, мне нужна она, я знаю где, знаю, как спасти!

   – Кто она? – Д'арно усаживает вскочившего Дункана обратно на жесткий стул. Особых усилий, наверняка, не потребовалось – податливое тело, словно сделано из ваты.

   – Она – Орта – агент, богиня одного мира.

   – И ты решил завоевать сердце девушки, закончив жизнь в объятиях Телепата.

   – Ты не понимаешь! Она – богиня и она – в плену! У Повстанцев!

   – А-а-а, вселенная Орт, слышал. Не повезло тебе, парень.

   – Она отправилась с группой, а эта, эти и не думают спасать! Жизнь агента, агентов для них – разменная монета!

   – Любовь, – вздохнул Вольный Прыгун. – Попробуем помочь.



   6.



   Председатель помассировала виски.

   Обнаглевшие боги, не менее обнаглевшие Повстанцы, Компьютер Основателя, Д'арно...

   В ответ на неимоверное напряжение душевных и физических сил, организм отвечал головной болью.

   Бывает хуже.

   Агент перед ней – голубокожий осмонд деликатно кашлянул.

   Председатель позволила себе внутреннюю улыбку – она представляла, как выглядит со стороны: средних лет женщина с осунувшимся лицом, кругами под глазами и растрепанной шевелюрой. Видел бы ее Д'арно...

   Движением головы, Ассанта отогнала мысли о назойливом Прыгуне. Взглянула на агента.

   – Помните, ваша задача не отвоевывать планету. В идеале, вообще избежать соприкосновения с Повстанцами. Именно поэтому отряд столь малочисленен. К сожалению, мы ограничены во времени, поэтому на Элизию отправитесь не окольными Проходами, а при помощи Камня. Телепат Повстанцев, естественно, почувствует перемещение, поэтому не задерживайтесь на месте Прыжка...

   Агент переступил с ноги на ногу.

   Она знала, знала, что повторяется – план разработан, утвержден и заучен.

   – Последнее – если не удастся завладеть Компьютером, уничтожьте его!

   Агент вскинул бирюзовые брови.

   – Знаю, как это звучит – Компьютер Основателя, самого Хита Санникова, однако, он не должен, слышите, не должен остаться в руках Повстанцев!

   Осмонд кивнул.

   – Если увидите или узнаете что-то про пленников, можете попытаться освободить. Но только на обратном, слышите, на обратном пути частью группы – основная задача – Компьютер!

   За дверью послышался шум, сдавленные крики.

   – Госпожа Председатель занята...

   – С дороги!

   – Не велела беспокоить...

   – Мне можно!

   Ассанта поморщилась: «Ну что там еще?»

   Шум усилился. От сильного толчка открылась дверь. За ней, отбивающийся от рьяного секретаря, обнаружился Д'арно.

   Позади маячила вытянутая физиономия молодого агента, кажется, того, что принес весть про Компьютер.



   7.



   Спали покосившиеся, открытые ветрам лачуги бедняков и укутанные зеленью парков особняки богатеев, спали лавки ушлых торговцев и конторы доброжелательных менял, спали символы веры – голосистые минареты и вполглаза дремали ее столпы – мозаичные церкви. Не видать смутьянов? Еретики, как известно, не дремлют! Заражая спокойствием, содрогал звезды молодецким храпом капитан ночной стражи.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю