290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отражение (СИ) » Текст книги (страница 12)
Отражение (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Отражение (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 13 страниц)

– Любопытство погубило кошку (2), – Кэтрин сама удивлялась тому, откуда взялась в ней выдержка.

– Сегодня умрёт только одна кошечка, Китти, – лицо Миранды вновь исказила ярость. – Ты даже не представляешь, как долго я ждала этого момента.

– Ненавидишь за то, что мне повезло больше?

– У тебя было всё! – крикнула Миранда. – Родители, деньги, образование! Тебя любили! В то время как я прошла все круги ада. – Она покачала головой. – Я ненавижу тебя, Кэтрин. Ты даже не представляешь, как сильно я тебя ненавижу…

– Но почему ты не пришла ко мне?! – голос у неё задрожал. – Почему не сказала мне правду?! Думаешь, я бы выставила за порог родную сестру?!

Всё своё детство она мечтала о брате или сестре и завидовала друзьям, у которых был кто-то ещё. Что ж, мечты имеют свойство исполняться, правда, иногда не совсем так, как человек того желает.

– Такая эгоистка, как ты? – Миранда усмехнулась. – Деньги сыграли с тобой злую шутку, Кэтрин. Ты даже за смерть Пэгги откупилась.

– Зато тебе это пришлось очень на руку. Браво, Миранда! Ты почти убила меня.

– Так, значит, пора с этим заканчивать…

Наверное, именно это и называется инстинктом самосохранения – в последний миг она каким-то чудом успела заметить, как Миранда нажимает на курок. Раздался выстрел, Кэтрин метнулась в сторону, и пуля, просвистев в каких-то жалких сантиметрах от её лица, попала в стену.

– Ах, ты, сука! – Миранда выстрелила ещё раз, но снова промахнулась и разбила настенные часы.

Кэтрин металась по комнате, как загнанный в ловушку зверёк. Попыталась пробраться в кухню, но Миранда, хохоча как безумная, выскочила перед ней. Кажется, эта игра в “войнушку” её забавляла.

– Неужели, ты не понимаешь?! – Кэтрин выглянула из-за дивана. – Твой план провалился! Ты уже ничего не получишь. Скоро сюда приедет полиция!

– Значит, мне нечего терять.

Ещё один выстрел.

– Твою мать! – выругалась Миранда, когда поняла, что патроны закончились.

Она бросилась на Кэтрин и, прежде, чем та успела среагировать, ударила кулаком в живот. Глухо охнув, Кэтрин выронила пистолет, согнулась пополам и тут же почувствовала, как цепкая рука схватила её за волосы.

– Каково это: стоять на коленях? – выдохнула Миранда, прижимая её к полу. – А я делаю это всю жизнь, Кэтти.

Она швырнула её на пол и пнула по лицу. Кэтрин лежала на спине, глядела в потолок и пыталась отдышаться. Из носа и разбитой губы текла кровь.

– Прекрасное зрелище, сестрёнка.

Кэтрин повернула голову и увидела валяющийся пистолет. Сжав пальцы в кулак, она собралась с силами и пнула Миранду по ноге. Тонкий каблук ударил в кость, и девушка взвыла от боли. Воспользовавшись этими несколькими секундами, Кэтрин схватила пистолет и направила его на сестру.

– Ну? – всё ещё морщась и потирая ушибленную ногу, усмехнулась Миранда. – Что ты теперь будешь делать? Давай, стреляй! Мне не дорога моя жизнь! – в её глазах заблестели слёзы. – Сделай же милость, прикончи меня!

Кэтрин покачала головой. Она и сама не пыталась сдерживать слёз – они текли по лицу вперемешку с кровью.

– Твоим чёртовым мамочке и папочке была нужна только одна дочка, – голос Миранды задрожал, – одна, Кэтрин. Мне было уже пять, так что немудрено догадаться, в чью пользу оказался их выбор. А я ждала. Кэтрин, я так ждала…

– Думаешь, это оправдывает то, что ты совершила?! Мне не стыдно, Миранда. Мне горько.

– Знаешь, откуда эти шрамы на твоём плече? – голос Миранды сорвался на визг. – Потому что наш отец тушил об тебя сигареты. Не помнишь? А вот я помню. Даже как-то пыталась заступиться за тебя. И вот результат – Миранда откинула со лба прядь светлых волос, и Кэтрин увидела тонкий шрам.

Она по-прежнему держала её на прицеле. Где же Шерлок и Джон? Кэтрин не сомневалась, что они приедут, но каждая секунда могла стать роковой. Она смотрела на Миранду, но не чувствовала ничего, кроме унизительной жалости.

– Может, я и плохой человек, но не тебе меня судить, – Кэтрин покачала головой. – И не надо говорить, что это жизнь в приюте сделала тебя такой… Это ты такая.

Всего на миг она потеряла бдительность, отвлекшись на какой-то посторонний звук с улицы, но Миранде и этого оказалось достаточно – она рывком бросилась на Кэтрин и вцепилась ей в шею. Кэт нажала на курок и… ничего не произошло.

– Если хочешь кого-то убить, не забывай снимать с предохранителя, – прошипела Миранда, сжимая пальцы вокруг её горла.

Кэтрин захрипела, разжала руки и выронила пистолет. Воздуха не хватало, лёгкие горели огнём, и свет вокруг мерк. Где-то на краю сознания всплыли отрывки из уроков по самообороне, на которые она когда-то ходила вместе с Антеей. “Если нападающий пытается вас задушить…” Миранда взвыла и ослабила хватку, когда Кэтрин, собравшись с силами, надавила пальцами ей на глаза.

– Мне уже нечего терять, – Миранда, покачиваясь, схватила с журнального столика фарфоровую вазу и швырнула её в Кэтрин.

Удар пришёлся по голове. Кэтрин пошатнулась и привалилась к стене, но успела увернуться, когда Миранда вновь кинулась на неё. Завязалась драка. Какое-то время они катались по полу, нанося друг другу беспорядочные удары, пока, Миранда, наконец, не оказалась сверху, придавив Кэтрин своим телом.

– Дрянь! – она наотмашь ударила её по лицу. – Дрянь! Дрянь! – снова удары.

Миранда остановилась лишь тогда, когда силы покинули её. Переводя дыхание, она глядела на залитое кровью лицо сестры. Кэтрин слабо ворочалась и тихо стонала, но слов было не разобрать.

– Я обещаю, что сделаю это быстро, – Миранда взяла со столика нож для разрезания писем. – Будем считать, что я выпустила пар.

Кэтрин наконец сфокусировала взгляд и увидела блеснувшее над головой лезвие. В самый последний момент она успела перехватить руку Миранды, и нож завис в нескольких сантиметрах от её горла. Но силы были явно не равны, и хватка Кэтрин постепенно слабла.

– А ты стойкая, – выдохнула Миранда.

Она наклонилась ближе, и Кэтрин поняла – вот он, последний шанс. Что было сил она ударила Миранду лбом, попав точно по носу, и почувствовала, как лезвие ножа прошлось по шее. Миранда вскрикнула и отлетела назад. Кэтрин же не смогла подняться – силы оставили её.

Зажимая разбитый нос, Миранда на четвереньках доползла до валяющегося возле дивана пистолета. Кое-как поднялась и на негнущихся ногах подошла к распластавшейся на полу сестре. Кэтрин услышала, как щёлкнул затвор предохранителя.

– Я бы сказала, что мне жаль, но… – Миранда сплюнула кровь и развела руками, – я не люблю врать. Мамочка и папочка учили тебя, что обманывать нехорошо?

Сквозь туманную пелену Кэтрин ощутила холод железа у виска.

– Что ж… смерть будет не эстетичной, зато быстрой.

Распахнутая настежь дверь громко хлопнула о стену. Реакция не подвела Миранду – в мгновение ока обернувшись, она почти не глядя нажала на курок. Кэтрин не могла видеть, что происходит, но услышала болезненный вскрик.

– Шерлок…

Снова прогремел выстрел. На лицо брызнуло что-то липкое и горячее, а в следующую секунду Миранда слабо застонала и упала рядом.

– Мисс Уилшоу! – рядом с ней возник Джон и помог сесть.

– Шерлок! – закричала Кэтрин.

Он сидел возле двери и зажимал раненое плечо.

– Порядок… – стиснув зубы, прошипел Холмс. – Жить буду.

Едва не завалившись на бок, Кэтрин повернулась. Миранда лежала на спине и слабо подёргивалась. На белой рубашке стремительно расплывалось алое пятно.

– Нужно вызвать скорую! – Кэтрин оглядывалась по сторонам в поисках чего-нибудь, чем можно было бы зажать рану. – Джон! Вы ведь врач!

Он присел рядом:

– Ей уже не помочь. Мне жаль, но выбора у меня не было, иначе она убила бы вас.

Кэтрин прикусила губу. Лицо Миранды бледнело на глазах, она кашляла кровью и силилась что-то сказать.

– Зачем? Зачем? Ты устроила всё это? – Кэтрин вытирала с лица кровь и слёзы. Осторожно приподняла голову сестры и положила себе на колени. – Я всегда мечтала о старшей сестре… Неужели, ты думаешь, что я бы выставила тебя за дверь?..

Миранда открыла рот, но так и не смогла ничего сказать. Из груди вырвался лишь слабый хрип, а миг спустя её голубые глаза безжизненно смотрели в потолок. Кэтрин спрятала лицо в ладонях и зарыдала.

…Где-то за окном слышался приближающийся рёв полицейских сирен и кареты скорой помощи. Кэтрин сидела на диване, пока Джон оказывал ей первую помощь и обрабатывал раны. Рядом привалился Шерлок и самостоятельно заматывал шарфом простреленную руку.

– Кость цела, а остальное ерунда, – и, тем не менее, скрипел зубами от боли.

– Это всё из-за меня, – Кэтрин старалась не смотреть туда, где лежало накрытое простынёй тело Миранды. – Если бы я не сбежала, она была бы жива.

– Возможно, смерть – лучший исход для неё.

Вместе с полицией приехал Майкрофт. Кэтрин даже не стала спрашивать, как именно он узнал о том, что происходит. Холмс-старший выглядел злым, растерянным и первым делом принялся отчитывать брата за то, что тот не посвятил его в ход расследования. Завязалась словесная перепалка.

– Да замолчите же вы! – Кэтрин схватилась за голову. – Замолчите сейчас же!

Майкрофт присел рядом и обнял её за плечи:

– Тебе нужно в больницу, – он перевёл взгляд на Шерлока, – и тебе, кстати, тоже. Идёмте, я обо всём позабочусь.

У Кэтрин не осталось ни сил, ни желания сопротивляться. Поддерживаемая Майкрофтом, она послушно села в бронированный автомобиль и прислонилась лбом к холодному стеклу.

– И всё-таки я хочу знать подробности, – Майкрофт взял её за руку.

– Тебе не кажется, что мисс Уилшоу сейчас немного не в состоянии отвечать на вопросы? – хмыкнул Шерлок.

– Тогда, может быть, ты соизволишь мне рассказать?

– Когда приедем в больницу, – ответил детектив. – Это будет долгая, грязная и мрачная история.

Комментарий к Семейные узы

(1) Харингей – один из неблагополучных районов Лондона

(2) “Любопытство погубило кошку” (“Curiosity killed the cat”) – английская пословица

========== Сказка о двух сёстрах ==========

Врачи настоятельно рекомендовали Шерлоку остаться в больнице, объясняя это тем, что он потерял много крови, но Холмс только фыркнул. Ему и похуже доставалось. Пуля прошла по касательной, но рана всё равно отзывалась дергающей болью.

– Скоро подействует укол, – заверил врач.

– Я и сам знаю, через какое время он начнёт действовать, – отмахнулся Шерлок.

Кэтрин сидела на кушетке напротив, пока медсестра обрабатывала многочисленные ссадины и порезы. Разбитое лицо и лёгкое сотрясение мозга были, пожалуй, меньшими из грозивших ей несчастий, впрочем, физической боли она почти не ощущала. Она хотела плакать, но слёз не было.

– Тебе нельзя возвращаться домой в таком состоянии, – Майкрофт покачал головой, – тем более, пока Ракель находится в больнице.

– Да, – Кэтрин равнодушно кивнула. Ей было плевать, куда ехать и с кем оставаться.

– Отвези нас на Бейкер-стрит, – сказал Шерлок брату, – там и поговорим.

Майкрофту эта идея явно не пришлась по душе, но возражать он не стал. Помог Кэтрин встать на ноги и, бережно придерживая, повёл по коридору. У входа в больницу ждал автомобиль, но не тот, что привёз их сюда, а принадлежащий лично Майкрофту. Холмс-старший открыл дверь, усадил Кэтрин внутрь, и сам расположился рядом. Джон уселся с другой стороны. Шерлок неопределённо хмыкнул и занял переднее сидение.

– Самое страшное позади, – Майкрофт сжал её руку. – И не смей обвинять себя.

Кэтрин посмотрела на него и грустно улыбнулась:

– Я первый раз вижу тебя таким заботливым. Спасибо тебе.

– Ты поняла, что я сказал?

– Ну, разумеется, поняла! – вмешался Шерлок. – Она же не умственно-отсталая.

– Ради Бога, помолчи, – Майкрофт измученно закрыл глаза и потёр лоб, – тебе не кажется, что сарказм здесь слегка неуместен?

– У тебя всегда было скверное чувство юмора, – Шерлок покачал головой, – а порой только оно и спасает.

Миссис Хадсон, как и следовало ожидать, пришла в праведный ужас, когда увидела их в таком состоянии.

– Ради всего святого, Шерлок! Во что ты втянул бедную девочку! – воскликнула она.

– Идёмте с нами наверх и узнаете. Впрочем, эта “девочка” и сама неплохо умеет находить себе неприятности.

Майкрофт не имел привычки выпивать в середине рабочего дня, но рассудил, что сегодня, пожалуй, можно сделать исключение.

– Держи, – он протянул Кэтрин стакан.

– Спасибо, – она взяла бокал, но пить не стала.

– Итак… – Шерлок оглядел присутствующих, – все готовы слушать?

Ответом ему стало молчание.

– Полагаю, это можно расценивать, как согласие.

Как же он, должно быть, наслаждался этим моментом, думала Кэтрин. Шерлок мог сколько угодно говорить, что испытывает потребности во внимании, но сейчас, когда все взгляды были устремлены на него, он выглядел римский оратор перед лицом жаждущей речи публики.

– Это сказка. Сказка о двух сёстрах. А большинство сказок, как вы знаете, на самом деле довольно мрачные, и ни имеют ничего общего с той ерундой, которую печатают в детских книжках.

У неё не было сил злиться. Пусть себе развлекается на здоровье. Но Шерлок говорил это без издёвки, и время от времени поглядывал на Кэтрин, наблюдая за её реакцией.

– Не стоит щадить мои чувства, – усмехнулась она, – деликатность тебе не к лицу. В конце концов, ты прав.

– Жили-были на свете две сестры – старшая и младшая. Старшую звали Аманда, а младшую Кэтрин, и был у них отец-алкоголик и мать, неизвестно почему его терпевшая. Отец пил, не просыхая, колотил жену и детей, до тех пор пока случайно не убил свою безвольную супругу. – Он посмотрел на Кэтрин, – ты уж прости, что так говорю о твоей матери.

Она лишь рукой махнула:

– Она ведь и в самом деле была такой, так что…

Кэтрин вдруг захлестнула жгучая обида по отношению к покойной матери. Что, что мешало ей просто уйти от мужа?! К чему было всё это раболепное терпение? Возможно, если бы той женщине хватило духу начать новую жизнь, всё сложилось бы по-другому.

– Адама Слеттери посадили в тюрьму, где он и сгинул спустя несколько лет, а девочек отправили в приют, так как родственников у них не было. И вот, в один прекрасный день, в двери забытого Богом церковного приюта постучали король с королевой. Всё у них было – деньги, любовь, большой дом… Только детей не было. Молодая королева сразу приметила маленькую Кэтрин. “Ну, чем не принцесса?”, подумала она тогда. Король был согласен с супругой – девочка была чудо как хороша собой. А в это же время, где-то совсем рядом сидела и глядела на них с надеждой семилетняя Аманда. Она очень-очень просила короля с королевой взять её с собой, но вот, незадача – им нужна была только одна принцесса. Потупив взгляд, королева пообещала Аманде, что вернётся за ней, но слова не сдержала, – Шерлок хмыкнул, – не совсем по-королевски, ну, да ладно… Дело-то в общем обычное, но Аманда-то верила!

Дни сменялись неделями, недели месяцами, ну и так далее. Принцесса росла и хорошела на радость родителям. Нет, ну, капризничала, бывало, из дома сбегала, травку покуривала, а как-то даже чужую карету угнать пыталась, но всё-то ей с рук сходило. Справедливости ради, надо сказать, что принцесса была совсем не злая, только избалованная. Много ошибок она совершила, но потом повзрослела, поумнела, и достойно правила королевством после смерти своих родителей. Один король, – тут Шерлок многозначительно посмотрел на Майкрофта, – даже свататься к ней ходил, но это уже другая сказка, и она ещё не закончилась.

Если бы взгляды могли убивать, Шерлок бы уже валялся на полу бездыханным.

– А что же другая сестра? – на самого рассказчика этот взгляд не произвёл никакого впечатления. – Аманде приходилось самой пробиваться в жизни, которая, надо сказать, складывалась не слишком удачно. Можно, конечно, обвинить в этом судьбу, но не лишним будет и заметить, что с каждым годом злоба её росла. Справедливости ради надо сказать, что Аманда когда-то любила сестру, и даже пыталась защищать от отца-тирана, но от любви до ненависти, как известно… – Шерлок развёл руками, – в общем, сами понимаете.

– Ещё при жизни четы Уилшоу Аманда приходила к ним в дом, но Фрэнсис не пустил её дальше крыльца. Дал какую-то сумму денег, очевидно, для успокоения совести, и вежливо попросил больше не приходить.

– Так она приходила? Приходила в мой дом? – переспросила Кэтрин. – Ты не говорил мне этого.

– Это уже неважно.

– Почему бы тебе не предоставить мне решать, что важно, а что нет?

– Ты в ту ночь и без того была на нервах, – ответил Шерлок.

– Вот как? Хочешь сказать, ты заботился обо мне? – Кэтрин слабо в это верилось.

– Ну, так вот… – продолжал Шерлок, – возможно, именно в тот момент, а возможно позже, кто уж теперь разберёт, но Аманда решила отомстить. Как и когда она на тот момент вряд ли знала, но после смерти Фрэнсиса и Алисии все карты были у неё на руках. Она изменила имя, сделалась Мирандой Хопкинс и устроилась работать в “Уилшоу”. Благодаря природному упорству быстро поднялась по карьерной лестнице и наконец приблизилась к той, которую любила и ненавидела одновременно. Правда, на тот момент, от любви, вероятно, мало что осталось.

– О, Боже! Это ужасно! – воскликнула миссис Хадсон.

– Зато продумано, – сказал Шерлок. – Миранда, теперь, думаю, лучше называть её так, хотела не просто извести сестру, но и от души насладиться её медленной погибелью. Хотя, и прагматический аспект был немаловажен – никто не должен был заподозрить криминал в смерти Кэтрин. И Миранда составила план. Каким-то образом ей удалось узнать о той истории с Пэгги Грэмси, и мисс Хопкинс поняла – вот он, тот самый шанс. Довести Кэтрин до истощения, да так, чтобы это видели все вокруг, а потом убрать, представив всё как самоубийство – чудная складывается картина. Депрессия, и, как следствие, добровольный уход из жизни. И ведь комар носа не подточит! Все видели, что в последнее время мисс Уилшоу была в хм… мягко скажем, не самом лучшем состоянии.

Кэтрин не могла не согласиться. Последние несколько месяцев она давно уже стала замечать сочувствующие взгляды коллег и друзей. Ещё бы!

– Но ей были нужны союзники. И первой кандидатурой стала бабушка покойно Пэгги. Миранда не сомневалась, что женщина захочет отомстить и подослала к ней свою знакомую, уже известную нам Сонни Керджесс, которой пообещала золотые горы. Девушка была глуповатой и жадной, а потому охотно согласилась. – Шерлок покачал головой, – чем подписала себе смертный приговор. Но это всё будет потом. Итак, Сонни едет в Гастингс, но, то ли она совершенно не умеет убеждать, то ли миссис Грэмси оказалась достаточно мудрой, но ничего из этой затеи не вышло. Джанин прогоняет её, но визит “дамы в красном” и напоминание о прошлой трагедии подрывают силы пожилой женщины, которая, по сути, уже давно потеряла смысл жизни. Миссис Грэмси принимает яд.

– А как же записка? – спросил Джон. – “Hac urget lupus hac canis”, “там воёт волк, здесь собака”? Что она хотела этим сказать?

– Это метафора, – Шерлок сказал это таким тоном, словно речь шла о совершенно обычный вещах. – Джанин писала её уже после того, как приняла яд, у неё в голове всё смешалось. Миссис Грэмси, очевидно, имела в виду, что ей одинаково противны как Кэтрин, так и Миранда.

– Бред какой-то… – Джон покачал головой.

– Конечно, бред. Я же говорю, она писала это при смерти. Впрочем, для того, кто умеет думать, всё ясно как день.

– Ну, хорошо, – сказал Майкрофт, – с этим более или менее понятно. Миранда убивает Сонни, но чем ей не угодила Ракель?

– Так, горничная была в курсе. Вспомни, сколько лет она работала в семье Уилшоу? То-то же. И в ту ночь, когда Кэтрин приехала сюда, на Бейкер-стрит, после того, как Ракель якобы видела призрака, это была она, Миранда. Пыталась убить экономку, но явилась Кэтрин и спугнула её. Вот и разгадка.

– А план-то и в самом деле был недурен, – задумчиво сказал Майкрофт.

– Не думала, что скажу это, но я благодарна тебе, Шерлок, – вздохнула Кэтрин. – Если бы я не обратилась к тебе, Миранда наверняка бы довела свой план до конца.

– Я всегда за торжество справедливости, – ответил он, – тем более, это было занятное дело. Кстати, Джон, ты уже придумал название для этой истории? Лично мне нравится “Отражение”.

– А мне нет, – вмешалась Кэтрин. – Она не моё отражение. Мы абсолютно разные.

– Зеркало всегда искажает исходный образ. А Миранда и есть твоё отражение. А, может быть, это ты её отражение. То, какой она могла стать, если бы не взращивала ненависть в своей душе.

– Мне жаль её, – вздохнула Кэтрин. – Возможно потом, со временем, я примирюсь с нашим родством, но не сейчас. Сейчас я не могу.

– Постарайся уснуть.

Кэтрин подняла голову и вяло посмотрела на него:

– С чего это вдруг ты стал таким заботливым?

Сразу после рассказа Шерлока она хотела уехать домой, но даже Майкрофт этому воспротивился. Кэтрин было страшно оставаться одной в пустом доме, но она всё ещё злилась на Шерлока, хоть и понимала, что должна быть ему благодарна.

– Я переживаю за тебя.

Она грустно усмехнулась:

– Зачем ты говоришь это? Всё уже кончено, и тебе нет смысла притворяться.

Он сидел на краю её постели, и эта близость казалась ей сейчас просто невыносимой.

– У тебя явные проблемы с доверием, – улыбнулся Шерлок.

– А тебе можно доверять?

И тут, к её ужасу-недоумению, он прилёг рядом, прямо в одежде, и осторожно обнял со спины. Возможно, если она не была так измотана, то вероятно оттолкнула бы его.

– Так спокойнее? – спросил Шерлок.

Глядя перед собой, Кэтрин нащупала его руку и крепко сжала. Возможно, она пожалеет об этом. Возможно, он врёт. Да, Господи, он скорее всего врёт! Но как же приятно было чувствовать себя в его объятиях!

– Я ведь не нужна тебе, Шерлок Холмс. Зачем ты делаешь это?

К её новой порции ужаса-недоумения-восторга, он легонько поцеловал её в затылок.

– Уже поздно, и я хочу спать, не меньше, чем ты, – с этими словами он погасил торшер, и комната погрузилась во тьму.

========== Здесь и сейчас ==========

Голова гудела. Льющийся сквозь приоткрытые жалюзи утренний свет бил по глазам, хотя Кэтрин лежала спиной к окну. Рука под подушкой затекла и теперь неприятно покалывала. Кэтрин болезненно застонала, слабо пошевелилась и тем самым разбудила Шерлока, который по-прежнему обнимал её. Ответом ей стало такое же недовольное кряхтение и сонная возня.

– Который час?

– Половина десятого, – Кэтрин, пытаясь сфокусировать взгляд, посмотрела на электронные часы, – девять двадцать семь, если быть точной.

Она перевернулась на спину и вновь не смогла сдержать стон. Казалось, каждая клетка её тела отозвалась ноющей болью на смену положения. Ломило всё – спину, ноги, руки, живот. Лицо горело, а разбитая губа пульсировала вспышками тупой боли. Кэтрин горестно подумала, что на ней вероятно не осталось живого места, и в то же время порадовалась, что не видит своё отражение в зеркале.

– Ты куда? – спросил Шерлок, когда она, морщась от боли, присела на кровати и попыталась встать.

– Пить хочу, – хрипло отозвалась Кэтрин.

– Лежи, я принесу, – ответил он хмуро. – У тебя сотрясение.

Он поднялся с постели и заковылял к двери. Рубашка и брюки за ночь измялись, а на рукаве, сквозь бинты просочилось кровавое пятно. “Хорошо же мы сейчас выглядим”, мрачно подумала Кэтрин.

Шерлок вернулся через несколько минут и протянул ей стакан, запотевший от ледяной воды. Она прислонилась к спинке кровати и сделала несколько самых вкусных в своей жизни глотков.

– Спасибо.

Шерлок как-то неопределённо ухмыльнулся и присел рядом.

– Знаю, вопрос глупый, но, тем не менее, как ты?

– Паршиво, – честно ответила Кэтрин, – скажи, я совсем ужасно выгляжу?

– Отвратительно, – улыбнулся Шерлок.

Она болезненно улыбнулась в ответ:

– Как и ты. Кстати, твою руку не помешало бы перевязать. Сильно болит?

– Терпимо, – отмахнулся он.

– Если принесёшь мне аптечку, я ею займусь.

Шерлок вздохнул, но возражать не стал.

Кэтрин осторожно разматывала прилипшие за ночь бинты. Шерлок ничего не говорил и только стискивал зубы. Рана снова начала кровоточить, но уже не так сильно, к тому же Кэтрин умела накладывать повязки. Она бережно обработала швы, и к удивлению Шерлока ничем не выказала испуга или отвращения.

– Ну, вот, – Кэтрин закрепила бинт, – не туго?

– Нормально, – ответил он. – Не знал, что ты умеешь делать перевязку, – в его глазах мелькнуло уважение.

– Научилась в летнем лагере, – отмахнулась она, – родители отправляли меня туда каждое лето. Походы, страшные истории у костра и всё такое… Тогда-то я и полюбила активный отдых.

Интересно, что ещё он о ней не знает, подумал Шерлок. Он вдруг поймал себя на том, что ему интересны мелкие и на первый взгляд незначительные факты её жизни – какая у неё любимая книга, почему она больше любит кошек, чем собак, о чём мечтает и чего боится. Для него не было проблемой за несколько секунд составить её психологический портрет – кем она работает, выяснить факт наличия в доме кошки и прислуги, как это было в её первый визит на Бейкер-стрит, но только сейчас ему захотелось копнуть глубже. Второй раз в жизни.

– Пойду, приму душ, – Кэтрин медленно поднялась с кровати. Суставы жалобно хрустнули.

Она, наконец, увидела собственное отражение и горестно вздохнула. Левую щеку украшал внушительный синяк, а правую рассекла глубокая царапина. Разбитая губа припухла, точно её искусали пчёлы, а на лбу красовался неровный порез от разбитого стекла. “Гарри Поттер”, она невольно усмехнулась и принялась раздеваться.

Горячая вода немного успокоила ноющие мышцы, но, выйдя из душа, Кэтрин почувствовала головокружение и приступ тошноты. Опираясь о стену, она вернулась в спальню и легла на кровать.

– Тебе надо поесть.

– Меня тошнит, и голова болит.

– Ну, да, сотрясение мозга обычно имеет такой побочный эффект, – Шерлок усмехнулся.

Ей не хотелось, чтобы он уходил. Остаться в одиночестве означало бы вновь оказаться лицом к лицу со своими мыслями, а к этому она пока была не готова.

– Я оставлю дверь открытой, – Шерлок будто прочитал её мысли, – я буду в гостиной, мне ещё нужно поработать. А ты сможешь меня видеть и слышать.

Она кивнула и посмотрела на него с благодарностью.

Где-то через четверть часа к ней в комнату зашла миссис Хадсон и принесла завтрак. Сопротивляться домовладелице было бесполезно, да и к тому моменту Кэтрин успела проголодаться.

День прошёл как в тумане. Она то засыпала, то вновь просыпалась, но из комнаты вышла только под вечер.

– Кэтрин? – Шерлок отвлёкся от ноутбука и посмотрел на неё. – Всё в порядке?

Учитывая обстоятельства, вопрос больше походил на издёвку, хотя в его лице и голосе не было ни намёка на привычный цинизм.

– Мне уже лучше, – она села на диван и откинулась на спинку. – Просто не хочу быть одна.

Шерлок устроился рядом:

– Слушай, если хочешь поговорить…

Но Кэтрин замотала головой:

– Нет. Во всяком случае, не сейчас. Может быть потом, когда-нибудь. Но не сейчас. Да я и не знаю, что можно сказать.

– Всё, что захочешь, – Шерлок улыбнулся и приобнял её.

Кэтрин закрыла глаза, подаваясь навстречу этой незатейливой ласке.

– Я не испытываю ни родственных чувств, ни утраты. Наверное, я плохой человек.

– Сложновато любить того, кто пытался тебя убить, – заметил Шерлок. – Ты даже не знала о её существовании. С этим сложно примириться.

– Но она часть меня, – Кэтрин глядела перед собой, но, едва ли видела окружающую обстановку, – моё отражение. Ты был прав, Шерлок. Как всегда.

– Нет, – он покачал головой и развернул её лицо к себе, – ты не она. Ты совсем другая.

– Это комплимент? – она грустно улыбнулась.

– Брось, ты же знаешь, что я не умею их делать. Это факт. А фактам я доверяю, и тебе об этом тоже хорошо известно.

– И какая же я?

– Ты лучше. Намного лучше.

Она не ждала, что он начнёт рассыпаться в пышных комплиментах, да и не хотела этого – довольно с неё игр. Единственно нужное сейчас – покой.

– Звонил Майкрофт. Сказал, что приедет через час, – Шерлок усмехнулся. – Переживает за тебя.

Как истинный англичанин и джентльмен, Холмс-старший явился на пять минут раньше. И хотя выглядел он на порядок лучше, чем Кэтрин и Шерлок, следы усталости всё же проскальзывали у него на лице. Впрочем, идеально выглаженный костюм и дорогой парфюм сглаживали этот маленький нюанс.

До начала всей этой истории он видел Кэтрин исключительно в лучшем свете – элегантные наряды, макияж, каблуки… Теперь же она сидела перед ним с разбитым лицом, лохматая и замученная.

– Думаю, не имеет смысла спрашивать о том, как ты себя чувствуешь? – он устроился в кресле, закинув ногу на ногу, и почти до смешного походил на Шерлока.

– Бывало и лучше, но могло быть и хуже, – улыбнулась Кэтрин.

– Спасибо моему брату? – уточнил Майкрофт и вскинул бровь. В отличие от других, Кэтрин этот жест вовсе не раздражал.

– Спасибо вам обоим.

Зашла миссис Хадсон и принесла поднос с чаем.

– Давно вы у нас не были, мистер Холмс, – улыбнулась она.

– Я вижу, что здесь и без меня не скучно, – заметил Майкрофт.

– О чём это вы? – миссис Хадсон, конечно, всё прекрасно понимала, но уже давно уяснила, что иногда лучше изобразить полное неведение.

– И всё же ты здесь, – сказала Кэтрин, когда домовладелица ушла.

– Я не держу на тебя зла, – он говорил это уже второй раз, – скорее, разочарован.

– Во мне?

– Если ты имеешь в виду то, что я узнал о тебе, то нет. Но я бы предпочёл, чтобы ты с самого начала сказала мне правду.

– Все врут. Ты тоже был не до конца честен, когда велел Антее выяснить обо мне всю подноготную.

– Ох, уж эта Антея… – Майкрофт покачал головой. – Она тоже меня разочаровала.

– Только не увольняй её! – взмолилась Кэтрин. – Она действовала по совести.

– Не люблю признаваться в слабостях, но я без неё никуда. – Майкрофт вздохнул, – конечно, я сделал ей выговор, оставил без премии, но… другой такой мне не найти.

– Она нужна тебе.

– Что ты сейчас имеешь в виду? – Майкрофт подозрительно сощурился.

– Спасибо, что заехал. Мне было бы тяжело, если бы мы разбежались, не расставив все точки над “i”.

– Что я вижу… – он беззлобно ухмыльнулся, – Кэтрин Уилшоу удирает с поля боя.

– Иногда бегство – не самый плохой вариант.

***

Через две недели она уже чувствовала себя значительно лучше. Головокружение и тошнота прекратились, а вот лицо ещё украшали остатки синяков, из лиловых превратившиеся в бледно-голубоватые. Впрочем, тональный крем и лёгкий слой пудры без проблем скрывали эти “автографы”.

Она по-прежнему жила на Бейкер-стрит, правда большую часть времени проводила на допросах в полицейском участке. Без конца отвечала на одни и те же вопросы, заполняла какие-то бумаги, подписывала документы… Ни о каком обвинении не могло быть и речи, но время от времени она видела осуждение в глазах инспекторов. Абсурд, но мало кто из них верил, что Кэтрин даже не догадывалась о наличии у неё сестры. Иногда ей казалось, что она не выдержит и ей до звона в ушах хотелось высказать им всё, что она думает. Хорошо хоть Лэстрейд был целиком и полностью на её стороне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю