290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отражение (СИ) » Текст книги (страница 3)
Отражение (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Отражение (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 13 страниц)

Шерлок тем временем беседовал с соседями.

– Вы хорошо знали покойную?

Полная рыжеволосая женщина вздохнула:

– Относительно. Миссис Грэмси была довольно приятным человеком, однако близко к себе никого не подпускала. Но и в помощи никогда не отказывала. – Дама шмыгнула носом. – Хорошим человеком была.

– К ней приезжали гости?

Соседка уверенно покачала головой.

– Никогда. Вот только…

– Что? – глаза Шерлока загорелись от нетерпения.

– Пару недель назад к ней пришла какая-то женщина – вспоминала она. – Лица я не видела, дом-то на отшибе находится… Побыла у неё.. недолго, в общем, побыла. Может, не больше.

– И почему это показалось вам необычным?

Большое везение, думал он, наткнуться на столь любопытных соседей. Миссис Шупетт, уверявшая, что терпеть не может совать нос в чужую жизнь, на самом деле оказалась едва ли не главной сплетницей в округе и, даже такое, казалось бы, незначительное событие, как визит гостей к нелюдимой соседке, легко спровоцировало её на самую настоящую слежку.

– Джанин после её визита была сама не своя, – охотно рассказывала миссис Шупетт. – Как только та дама в красном ушла, я зашла к Джанин… ну… просто попить чаю, разумеется, и заметила, что она вся была, как на иголках. Её явно что-то тревожило.

Ага, значит, гостья была в красном. Зацепка, конечно, не серьёзная, но уже кое-что, машинально подметил Шерлок.

– Продолжайте, миссис Шупетт, – ему самому едва удавалось скрывать своё нетерпение.

– Я, конечно, поинтересовалась у Джанин, в чём дело, – соседка, вдохновлённая тем, что нашла заинтересованного слушателя, ударилась в воспоминания, – но… я ведь уже говорила, что она была замкнутая, да? В общем, Джанин только отмахнулась, но я-то видела, мистер Холмс! Видела, что с ней что-то не так. – Миссис Шупетт неожиданно вскрикнула, осененная догадкой. – А вдруг это сделала та женщина?! Как вы думаете?

– Так, значит, внешность гостьи вы не запомнили? – уточнил Шерлок.

– Увы, мистер. Расстояние было слишком большим. Я помню только её одежду – красное пальто, отороченное чёрным мехом. Так что вы думаете? Это она убийца?

– Думаю, вам лучше поделиться своими подозрениями с полицией, – Шерлок, получивший всё, что ему было нужно, потерял к даме всякий интерес.

В отделении их продержали до позднего вечера. Офицер в течение нескольких часов задавал им одни и те же вопросы и заставил подписать кучу бумаг. Подозрений они не вызвали.

Ещё до приезда полицейских Шерлок велел всем ни в коем случае не упоминать о найденной записке. Джон хорошо понимал мотивы друга, а Кэтрин была слишком потрясена, чтобы противиться. Почти всё время она тихо сидела в участке, на вопросы отвечала коротко, односложно и пыталась хоть немного привести в порядок растрёпанные мысли.

Уже стемнело, когда они покинули участок. Шерлоку было не привыкать оказываться в подобных ситуациях, да и нежданный поворот дела, казалось, заметно его оживил; Джон выглядел уставшим, а Кэтрин… Она шла рядом с новыми знакомыми, будто привидение – бледная, молчаливая и с пустотой в глазах.

– Я хочу вернуться в Лондон, – мисс Уилшоу плюхнулась на скамейку. – Хочу домой.

– Уже поздно, мы не купим билеты, – спокойно ответил Шерлок. – Идёмте же, найдём отель, а потом в бар. Вам не помешает выпить.

Как бы ни старалась она отвлечь себя – перед глазами всё равно стояло искажённое посмертной гримасой лицо Джанин Грэмси. Кэтрин даже чудилось, что она до сих пор чувствует этот сладковато-гнилостный запах разложения, он будто въелся ей под кожу. Когда-то девушка слышала, что учуяв его хоть раз, уже не сможешь забыть и ни с чем не спутаешь. И вот теперь она на собственном опыте поняла, что так оно и есть.

Джон снял трёхместный номер в гостинице. Прежде, чем отправиться в бар, Кэтрин заперлась в ванной комнате, и в течение следующих двадцати минут яростно терзала кожу жёсткой мочалкой. Израсходовала два одноразовых геля для душа и три флакончика шампуня – только бы отделаться от этого омерзительного зловония.

– Вам лучше? – спросил Шерлок.

Они сидели в дальнем конце паба, у камина. Провалившись в глубокое кресло, Кэтрин сжимала в дрожащей руке бокал с бренди. Она держалась, как могла, но Шерлок прекрасно видел её истинное состояние. В тот момент Кэтрин напомнила Холмсу его самого в Дартморе после встречи с «хаундом». Как и Шерлок, она сегодня впервые увидела то, с чем прежде никогда не сталкивалась, и это не могло пройти бесследно.

– Не знаю, – честно ответила она. – Мне и раньше доводилось видеть мёртвых, но тогда всё было по-другому. – Она сделала ещё один маленький глоток и едва заметно поморщилась. Крепкий напиток обжег губы.

– И всё-таки, вы молодец, – ему вдруг захотелось её приободрить. – Большинство женщин подняли бы крик, кое-кто, возможно, упал бы в обморок, а вы сдержались.

Кэтрин невесело усмехнулась:

– Да, если не считать того, что меня стошнило.

– Это только первое время, – отмахнулся Шерлок. – Потом привыкаешь.

– Я не хочу привыкать к такому, – Кэтрин исподлобья взглянула на него. Повертела бокал в руках и в один глоток расправилась с оставшимся бренди. Закашлялась и поставила пустой бокал на столик.

– Ещё один? – участливо спросил Холмс.

– Хотите меня напоить? – она криво усмехнулась.

– Только ради вашего блага, мисс Уилшоу, – он ответил ей без тени улыбки. – Так вам будет легче заснуть.

Шерлок вернулся через минуту и принёс ещё две порции бренди. Протянув одну Кэтрин, он уселся в кресло напротив неё.

– Как вы думаете, почему она это сделала? – спросила Кэтрин, наблюдая за игрой огня в камине. Отблески пламени блестели в её глазах, отчего те меняли цвет и сами становились похожими на тлеющие угольки. – Это может быть как-то связано с делом?

– Возможно, – ответил Шерлок. – А, может, она просто устала жить в одиночестве.

Это слова вонзились ей в сердце подобно тупой игле. Если так, то выходит, что и в смерти миссис Грэмси косвенно виновата она, Кэтрин.

– Если бы только можно было изменить прошлое, – мисс Уилшоу отпила бренди, и в этот раз даже не поморщилась. – Наверное, я никогда не смогу себя простить. – На несколько секунд она задумалась. – И что значит эта записка? Почему на латыни? Что она хотела сказать? И кому?

– Слишком много вопросов для одного вечера, мисс Уилшоу, – ответил Шерлок, хотя и сам, разумеется, думал о том же.

Кажущееся простым дело, на поверку оказалось запутаннее, чем можно было ожидать. В том, что Джанин Грэмси приняла яд самостоятельно, Шерлок не сомневался. Другое вопрос – не подтолкнул ли её визит загадочной «красной дамы» к этому роковому шагу? И что, в конце концов, означает предсмертная записка миссис Грэмси? Холмс понимал, что шанс вычислить таинственную гостью равен практически нулю. Единственная зацепка – красное пальто с чёрной меховой оторочкой. Довольно вульгарный, но отнюдь не единичный наряд.

Шерлок посмотрел на Кэтрин. Она по-прежнему наблюдала за игрой пламени в камине, крутила в тонких пальцах бокал, но, почувствовав на себе взгляд, обернулась.

– Мистер Холмс?

– Уже поздно, – он убрал пустой бокал и поднялся с кресла. – Пора возвращаться в отель, если хотим успеть на утренний поезд.

Номер состоял из двух комнат. В первой, той, что побольше стояла двуспальная кровать, низенькая софа и платяной шкаф; во второй имелась только узкая постель и круглое настенное зеркало.

Как бы ни храбрилась мисс Уилшоу, и как бы ни старалась казаться равнодушной, её страх был совершенно очевиден. И хотя она вряд ли призналась бы себе в этом, доходило до абсурда – после всего пережитого, её пугала даже такая ерунда, как остаться на ночь одной в спальне. К счастью для неё это заметил Шерлок.

– Ложитесь в большой комнате, – сказал он. – Джон будет рядом, на диване, а я пойду в другую.

Кэтрин с благодарностью улыбнулась. Может быть, этот Шерлок Холмс на самом деле не такой отвратительный, каким показался ей сначала, подумала она, поудобнее устраиваясь на широкой кровати. То ли выпитый бренди всё же сделал своё дело, то ли присутствие рядом двух надёжных спутников сыграло роль – так или иначе, но Кэтрин уснула уже минут через пять после того, как её голова опустилась на подушку.

Шерлоку не спалось. В голове крутилось слишком много вопросов и ни на один из них у него пока так и не было ответа. Погружение в «чертоги разума» тоже не дало привычного результата – Холмс, к удивлению для самого себя, не мог сконцентрироваться. И это раздражало. Через час-полтора, устав бороться с бессонницей и собственным организмом, он решил выйти на балкон. Оказавшись в объятиях холодного ночного воздуха, Шерлок опять вернулся к анализу имеющейся информации. Эх… знать бы, что это за женщина…

Но, очевидно, пребывание в «чертогах разума» всё-таки возымело свой эффект – осенённый внезапной идеей Шерлок просиял и одновременно разозлился – и как только он сразу не додумался? Если исходить из версии, что таинственная гостья была не местной, то должна же она была где-нибудь засветиться? На вокзале, в порту… Где угодно. Там, где по определению есть камеры видеонаблюдения. Конечно, такой вариант был равносилен холостому выстрелу в небо, и Шерлок не привык действовать вслепую, но в сложившейся ситуации это был единственный выход. Значит… ему потребуется помощь Лэстрейда.

Он вернулся в номер. Джон счастливо посапывал на диване, Кэтрин тоже спала. Тёплое одеяло съехало с неё, обнажив тонкое острое плечо. В комнате было прохладно, и Шерлок получше укрыл её одеялом, стараясь не разбудить. Ему не хотелось, чтобы Кэтрин заподозрила его в сентиментальности, которая, Холмс был уверен, ему абсолютно чужда.

Да и мисс Уилшоу всего-навсего его клиентка, и заботиться о ней он не обязан.

К счастью для него, Шерлок так и не узнал, что в тот момент Кэтрин не спала.

Комментарий к Красный след

(1) Английский канал – британское название Ла-Манша

(2) Имбибиция – третья и последняя стадия образования трупных пятен на мертвой плоти. Проявляется через 24-48 часов после наступления смерти.

(3) Трупная эмфизема – вздутие трупа в результате образования и проникновения в рыхлые ткани и в подкожную основу газов

Примечание: Заранее прошу прощения за возможные медицинские неточности – вся информация взята из Интернета.

========== Незваная гостья ==========

От автора:

Уфф… давненько я не выкладывала такие большие главы с таким коротким промежутком :)) Захватил меня этот фэндом, и эта история, ничего не скажешь. А раз так – буду ковать железо, пока горячо, как говорится. Главное, не доходить до фанатизма, как это у меня всегда бывает, иначе вместо курсовой по филологии придётся зачитывать руководителю этот фанфик :))

Но не буду отвлекать вас своей болтовней, не имеющей к истории никакого отношения и просто пожелаю приятного чтения.

Ну и про отзывы не забываем – холодными осенними вечерами они греют душу автора не хуже отменного глинтвейна :))

Шерлок не хотел делиться с Кэтрин своими домыслами, но клиентка оказалась проворнее, чем он думал – подслушала его телефонный разговор с Лэстрейдом и тут же принялась расспрашивать.

– То есть, вы действительно можете найти ту женщину? – уточнила она, когда они ехали обратно в Лондон.

– Я не привык бросать начатое дело, мисс Уилшоу, – процедил он сквозь зубы и мысленно сделал пометку впредь говорить по телефону подальше от Кэтрин.

К его удивлению, она миролюбиво улыбнулась.

– Не сердитесь, мистер Холмс, – в глазах Кэтрин блеснули лукавые огоньки, что не понравилось Шерлоку до чрезвычайности, – я-то знаю, на самом деле вы не такой противный, каким желаете казаться.

Он лишь скептически ухмыльнулся:

– И откуда же вам это известно, позвольте спросить? Или вы экстрасенс?

Она будто не слышала:

– Я уже и не помню, когда в последний раз мне вот так поправляли одеяло, – Кэтрин даже не обратила внимания на его сарказм, – и это было чертовски трогательно, мистер Холмс.

Шерлок мысленно выругался. Слово «трогательно» для него было равнозначно оскорблению. Он даже не сразу нашёлся, что ответить. Сидевший рядом Джон, разумеется, услышал и довольно хихикнул.

– Не в моих интересах, чтобы вы умерли от пневмонии раньше, чем я раскрою ваше дело,– бросил Шерлок небрежно.

Пусть ершится, сколько душе угодно, думала Кэтрин, продолжая глядеть на него всё с той же ласковой улыбкой.

Однако, по возвращении в Лондон Шерлоку всё же удалось её разозлить.

– И больше не лезьте в расследование, понятно вам? – сказал он. – Помощи от вас немного, а проблем хоть отбавляй.

Его колючий взгляд и пренебрежительный тон вывели Кэтрин из себя. Неважно, что он там о себе возомнил; неважно, что, чёрт возьми укрывал этим проклятым одеялом – никто не давал ему право так разговаривать с ней.

– Я ваша клиентка, мистер Холмс, – вздёрнув подбородок, напомнила она. – А клиент, если помните, всегда прав. И я не собираюсь, как вы выразились, лезть в ход расследования, но я имею право знать, в каком направлении вы движетесь.

Они стояли друг напротив друга, агрессивно сощурившись, и Джону подумалось, что будь эти двое электрическими проводами, их совместный заряд тока легко поубивал бы половину находящихся рядом мирных граждан.

– Разумеется, мы будем информировать вас обо всём, что нам удастся выяснить, – миролюбиво сказал Ватсон и встал между ними, готовый принять на себя удар с любой стороны. – Мы понимаем, как это важно для вас.

Взгляд Кэтрин немного смягчился, и она отступила, продолжая, впрочем, сверлить Шерлока испепеляющим взглядом. Холмс отвечал ей полной взаимностью.

– Благодарю вас, мистер Ватсон, – к Джону она претензий не имела и искренне симпатизировала этому человеку с добрыми глазами.

Уходя, Кэтрин так ни разу и не обернулась.

Теперь, когда она была дома, всё случившееся в Гастингсе немного отдалилось. Мёртвое лицо Джанин Грэмси уже не так ярко вспыхивало в голове, и, шагая по Гауэр-стрит, Кэтрин всё больше успокаивалась. Всего через неделю аукционный дом «Уилшоу» отметит свой тридцатилетний юбилей, и львиная доля подготовки к этому торжеству лежала на её плечах. Размышления о делах всегда придавали ей бодрости духа в тяжёлые моменты. Кэтрин позвонила Миранде, сообщила, что вернулась из командировки и велела подготовить отчёт о делах за минувшие сутки. Жизнь продолжалась.

Лэстрейду затея Шерлока, как и следовало ожидать, не понравилась. Инспектора Скотланд-Ярда можно было легко понять – шутка ли, просмотреть все записи с камер видеонаблюдения, сделанные на автобусной станции, железнодорожном вокзале и в порту! И всё ради призрачного шанса «выловить» из толпы некую дамочку в вульгарном пальто. Пятеро младших сотрудников, которым Грег доверил «честь» просматривать записи, желали детективу-консультанту долгой и мучительной смерти, если судить по их лицам. А Шерлоку оставалось только одно – ждать. Несколько раз за день он звонил Лэстрейду, и в последний нарвался на грубость – терпение шефа полиции было огромным, но, как и всё в мире, имело свои пределы.

Шерлок расхаживал по комнате, наклеил на руку уже четвёртый по счёту никотиновый пластырь и выпил пять чашек кофе. Бездействие убивало. Время от времени он успокаивался, но потом вспоминал Кэтрин и злился ещё больше. История с одеялом лишний раз доказывала, что сантименты ни к чему хорошему не приводят. Вот он, Шерлок, в кои-то веки сделал доброе дело, проявил чувства – и что? Вышло себе дороже. Если бы в комнате сейчас находился Джон, он бы наверняка справедливо заметил, что это в общем-то Шерлок первым начал перепалку, но к счастью доктор Ватсон находился сейчас дома, с женой и двухмесячным сыном.

Холмс подошёл к окну. Погода была тоскливей некуда – небо серое и низкое, мелкий дождь стучал по стёклам, и даже оживлённая Бейкер-стрит казалась Шерлоку унылым местом.

Стемнело. К этому времени он успел трижды мысленно высказать Лэстрейду всё, что думает о нём и его подчинённых, когда внизу, на лестнице раздался звук приближающихся знакомых шагов. Через несколько секунд в квартиру без всякого стука зашёл Джон. По его виду было заметно, что собирался он в спешке, однако, выглядел довольным.

– Вот, – с этими словами доктор выудил из кармана куртки блокнот, – Сонни Керджесс, двадцать восемь лет, жительница Лондона, в данный момент нигде не работает.

Холмс, прищурившись, взирал на друга:

– И откуда эта информация?

– Лэстрейд, – ответил Джон спокойно. – Он позвонил мне около двух часов назад. Камеры видеонаблюдения «засекли» её на автобусной станции, это было в три часа двадцать минут, и она покупала билет до Лондона. Люди Грэга сделали запрос, кто приобретал билеты в это время и…

– Подожди, подожди… – остановил Шерлок, – почему это Лэстрейд звонил тебе?

– Наверное, потому, что ты его достал, – предположил Ватсон с тем же невозмутимым спокойствием.

– Но ты сказал, что он звонил тебе два часа назад, – Шерлок не унимался, – а от твоего дома до Бейкер-стрит полчаса на такси.

Джон, казалось, только и ждал этого вопроса.

– Тебе это будет полезно в профилактических целях, – он расплылся в улыбке.

– Лэстрейд сказал? – мрачно поинтересовался Шерлок.

– Зачем? Он полицейский, я врач.

Отлично, подумал Холмс. Против него уже строят заговоры – Лэстрейд намеренно позвонил именно Джону, а Джон, в свою очередь, намеренно выжидал два часа.

– Для начала нужно связаться с мисс Уилшоу, – произнося её имя, Шерлок скривился, будто хлебнул выдохшегося пива, – и спросить, знает ли эту Сонни Керджесс.

– Позвони, – Джон, ухмыляясь, протянул ему телефон.

– Я занят.

– Чем это, позволь узнать? – Джон плюхнулся в облюбованное кресло, закинул ногу на ногу и сложил руки на груди.

– Обдумываю ход расследования, – тут же ответил Шерлок. – Звони сам.

– Не могу, – доктор теперь разве что не сиял от довольства, – Мэри ревнует.

– Ты надо мной издеваешься?! – взвился Шерлок, чем обрадовал Джона ещё больше.

– А, может, ты просто боишься ей звонить?

Если бы взгляды могли убивать, Джон упал бы на пол бездыханным. Злобно сверкнув глазами, Шерлок схватил телефон и набрал номер.

Кэтрин сидела в гостиной, уютно устроившись на любимом диване, попивая чай, и просматривала составленный Мирандой план корпоратива. С чем-то соглашалась, что-то вычёркивала и делала собственные пометки, когда раздался звонок. Увидев на экране «Шерлок Холмс», Кэтрин вновь ощутила раздражение. Однако, звонить просто так он бы не стал, и это, конечно, важнее её личной обиды.

– Добрый вечер, мистер Холмс, – Кэтрин произнесла самым равнодушным голосом, на который только была способна. – Надеюсь, у вас что-то важное? Я сейчас немного занята…

– Вы знаете Сонни Керджесс? – он, не поздоровавшись, перешёл к делу.

– Кого? – переспросила Кэтрин.

– Ясно, – вздохнул он. – Значит, не знаете. Ну, что ж, и вам доброго вечера, не буду отвлекать.

– Подождите, подождите, – затараторила она в трубку, – вы всё-таки узнали, как зовут ту женщину? Да?

– До свидания, мисс Уилшоу, – она буквально видела эту торжествующую улыбку на его лице. – Как только будут конкретные результаты, я обязательно с вами свяжусь. – На этих словах он отключился.

– Мне кажется, ты зря это сделал, – Джон покачал головой. – Не удивлюсь, если через час она заявится сюда.

– Не заявится, – уверенно ответил Шерлок. – Она докучливая, но гордости в ней больше.

Перед тем, как уснуть, Кэтрин ещё долго ворочалась с боку на бок, сгорая от нетерпения и раздражения одновременно. А ещё мучительно долго пыталась вспомнить, знала ли она когда-нибудь некую Сонни Керджесс. На память Кэтрин никогда не жаловалась, и была совершенно точно уверена, что не знает никого с таким именем. А Холмс всё-таки мерзавец. Кэтрин не понимала, чем заслужила такое отношение – видит Бог, она пыталась наладить с ним контакт, но Шерлоку это оказалось не нужно. И всё-таки, как это неприятно – разочаровываться в людях! Кэтрин сознавала, что винить тут некого, в конце концов, это она напридумывала себе невесть чего, и как всегда видела только то, что хотела видеть.

Утром они отправились по полученному адресу. Сонни Керджесс проживала в Хакни (1), в Юго-Восточной части Лондона. У большинства жителей столицы этот район ассоциировался лишь с пьянством, преступностью и высоким уровнем безработицы, несмотря на то, что были здесь и достопримечательности (2).

Дом, в котором находилась квартира предполагаемой виновницы, располагался на Сайдон-роуд. Четырнадцатиэтажное здание из красного кирпича смотрелось мрачновато и уныло. Большая часть квартир являлась социальным жильём, предоставляемым в основном малоимущим и тем, кто остался без работы по вине руководства предприятия.

Двери в подъезд были открыты нараспашку, у крыльца стояла переполненная мусором урна, из которой валил дым. Стены подъезда «украшали» граффити и надписи разного содержания, в основном неприличного. Лифт не работал.

Сонни жила на двенадцатом этаже, и Джон изрядно утомился, пока они поднимались по лестнице. Дверь в квартиру была старой, местами проржавевшей и испещрённой вмятинами и царапинами различной давности. Звонок отсутствовал. Шерлок постучал, но изнутри не донеслось ни звука. Он прислушался и постучал снова. На этот раз дверь распахнулась, только не Керджесс, а та, что была напротив.

– Чего ломитесь-то? – угрюмо спросил тучный мужчина в растянутых штанах и грязной майке. – Нету её.

– Не подскажите, когда она вернётся? – поинтересовался Шерлок.

Мужчина лениво почесал седеющий затылок.

– Да хрен её знает, – он вздохнул, – может, уж и никогда. В больнице она. Вчера увезли.

Шерлок и Джон переглянулись. Только этого не хватало.

– Что произошло?

– Под машину попала, – хозяин квартиры пустился в объяснения. – Сам вчера из окна видел. Только из подъезда выскочила и тут – хрясь! Прямо под колёса. – Он досадливо хлопнул рукой по дверному косяку. – Вот бывают же уроды! Носятся, как сумасшедшие, и на людей им плевать… – Тут он неожиданно опомнился. – А вы кто такие, кстати?

– Социальная служба, – ответил Шерлок и показал одно из многочисленных фальшивых удостоверений.

На большинство обывателей «корочки» действуют безотказно. За всю свою карьеру Шерлок помнил не более трёх случаев, когда «липовые» документы вызывали у людей подозрения. Очередной свидетель не был исключением.

– Мисс Керджесс ведь не так давно куда-то уезжала? – спросил Джон, подталкивая мужчину в нужное русло.

– Пару недель назад, – ответил сосед. – Сказала, едет в Брайтон навестить тётку. Правда, вернулась уже на следующий день. Счастливая такая была, довольная… И ещё пальто новым хвасталась, вроде бы купила его в каком-то дорогом магазине. Хотя, как по мне, так отвратная вещица – красный твид, чёрных мех… Гадство!

Детективы снова переглянулись. Значит, они действительно пришли по нужному адресу. До этого момента у Шерлока ещё оставались сомнения насчёт того, что Сонни и есть та самая женщина. Теперь они развеялись.

– Откуда же у неё были деньги на такие дорогие вещи?

– Вот то-то и оно! – воскликнул мужчина. – Я сам тогда удивился. Сонни-то уже год как безработная. Живёт на пособия, ну или подрабатывает, в общем… ну, вы понимаете, – сказал он доверительно,– да только без толку. Денег у неё всё равно нет и не было никогда. По счетам даже не платит. А тут – бац! И новые шмотки, цацки… Дверь в квартиру поменять хотела…

– Водителя, что сбил её, задержали? – Шерлок спросил это скорее для проформы, и без того догадываясь, каким будет ответ.

Мужчина покачал головой:

– Нет. Машина сразу уехала, а номеров никто не запомнил. Я вам по секрету скажу – полиция не больно-то заинтересована этим делом. Здесь, в Хакни, такое сплошь и рядом. Ничего удивительного.

– Вы знаете, в какую больницу её увезли?

Получив от соседа адрес госпиталя, они ушли. Холмс переживал, что не представилось возможности попасть в квартиру, но обещал себе вернуться на Сайдон-роуд.

Вероятность того, что мисс Керджесс попала под машину случайно, была ничтожно мала. Конечно, аварии с участием пешеходов тысячами случаются каждый день, как, впрочем, и самоубийства, но в этот раз совпадений было слишком много.

Как и следовало ожидать, в больнице их появлению не обрадовались.

– К ней сейчас нельзя, – не терпящим возражений голосом сказал врач. – Состояние пациентки крайне тяжёлое.

– Но она выживет? – спросил Джон.

– Думаю, да. Вчерашняя операция прошла успешно. Приходите в конце недели. Если всё пойдёт хорошо, посещения к этому времени будут разрешены.

– Ты думаешь, некто заплатил Сонни, чтобы она поехала в Гастингс и устранила Джанин Грэмси, а затем убил?

– Я думаю, что кто-то идет на шаг впереди нас, – задумчиво ответил Шерлок. – Стоит нам выйти на предполагаемого организатора «спектакля», как с ним происходит несчастье. Хотя по поводу Джанин Грэмси мы ещё не уверены.

Они сидели в «Fernandez & Wells»(3) на Лексингтон-стрит. К обеду погода вновь испортилась. И если поутру солнце ещё пробивалось сквозь тучи, то сейчас небо вновь заволокло густыми облаками.

– Нужно позвонить мисс Уилшоу, – сказал Джон, глядя в окно.

– Зачем? Мы всё равно ничего не узнали, а она не отвяжется.

– Кэтрин имеет право знать, – возразил Джон. – Если ты не хочешь, я сам с ней свяжусь.

Шерлок лишь пожал плечами:

– Мне всё равно. Просто она сильно мешает.

И хотя сказано это было равнодушным голосом, Джон, знавший Шерлока не первый, и даже не второй год, видел, что друг по каким-то причинам старается максимально избегать общения с новой клиенткой. Нет, он, конечно, и прежде не отличался желанием откровенничать, и звонил только тогда, когда получал конкретные результаты, но в этот раз добавилось что-то ещё. Но что именно, Джон пока не мог понять.

Банкетный зал «Плазы» утопал в свете. От блеска дорогих украшений рябило в глазах. Оркестр тихо играл ненавязчивую мелодию, которая терялась в нестройном хоре множества голосов. Сжимая в руке бокал шампанского, Кэтрин порхала по залу, переходя от одних гостей к другим, и по возможности старалась уделить внимание каждому. Она едва ли знала и половину всех присутствующих, но должность директора обязывала её быть любезной и учтивой. Вечер был в самом разгаре, и Кэтрин в очередной раз с тоской глянула на часы. Она не была домоседкой, но на подобных мероприятиях предпочитала бывать в роли гостьи, нежели хозяйки. Выслушав очередное дежурное и по-светски равнодушное поздравление от какого-то незнакомого седовласого мужчины, Кэтрин вышла на балкон. Холодный ночной воздух тут же заключил тело в ледяные объятия, но после духоты зала это показалось ей раем. Стоя у парапета и разглядывая с высоты ночной город, она подумала, что в сегодняшнем вечере был, как минимум один большой плюс – юбилей «Уилшоу» отвлёк Кэтрин от размышлений о странных происшествиях в её жизни, и главное, от Шерлока Холмса. За минувшую неделю он так ни разу и не позвонил. Кэтрин не думала, что всё это время он сидел без дела – это бы его убило; но, видимо, результатов расследование пока не дало. Несколько раз она была почти готова сама набрать его номер, но ей удавалось прогнать эти мысли.

– Мисс Уилшоу? – стеклянные двери открылись, и на балкон выглянула такая же взмокшая и раскрасневшаяся Миранда. – Вас искал господин Лайтолер.

– Скажи ему, что я скоро буду – ответила Кэтрин. – И принеси мне мой платок.

Миранда вернулась через минуту, протянула ей кашемировый палантин и, ежась от холода, юркнула обратно в зал.

Кэтрин простояла на балконе ещё несколько минут, наслаждаясь коротким уединением. Однако, долгое отсутствие хозяйки вечера могли счесть за неуважение и дурной тон. Допив шампанское, Кэтрин возвратилась к гостям. Торжество перешло в ту фазу, когда с официальной частью уже закончено, а до финала ещё далеко – приглашённые, разделившись на небольшие группки, рассредоточились по залу. Кэтрин огляделась по сторонам и подумала, что можно, пожалуй, улизнуть ещё ненадолго. В последнее время она пыталась отучить себя от такого вредного пристрастия, как тяга к табаку, но иногда всё же сдавалась на милость пагубной привычки.

Помещение для курения находилось этажом выше, и к её удовольствию, желающих побаловаться дымом здесь было всего трое. Она всегда чувствовала себя немного неловко, если курила при свидетелях. Двое мужчин и женщина, пришедшие вместе, вскоре ушли, и Кэтрин осталась в одиночестве. Невзирая на то, что в курилке было душно, ей неожиданно стало холодно. Должно быть, из вентиляции тянет, подумала она и зябко поежилась. Насыщенный день дал о себе знать – голова отяжелела, мышцы ломило… Кэтрин потёрла виски, размяла затекшие плечи и, потушив сигарету, вышла из курительной комнаты. Коридор был пуст, и, ступая по мягкому ковру, Кэтрин слышала звук собственных шагов. В тот момент, когда она почти дошла до дверей, ведущих на лестницу, ей вдруг почудился странный звук. Кэтрин обернулась. Никого. Покачав головой, она мысленно отругала себя за чрезмерную нервозность, и вдруг опять отчётливо услышала:

– Кэтрин…

Подскочив, она снова, на этот резко и испуганно оглянулась. Коридор был пуст.

– Эй! – позвала она. – Есть тут кто?

Ответом ей стала тишина. Здравый смысл подсказывал Кэтрин, что лучшим вариантом будет уйти прямо сейчас и как можно скорее вернуться в зал, но… что-то её останавливало. Расправив плечи, Кэтрин зашагала обратно к курилке. Одним резким движением распахнув дверь, она оглядела полутёмное помещение. Пусто. Хотя, разве можно было ожидать другого варианта? Кэтрин прислонилась к стене. Господи, как же она устала… Домой. Принять ванну и забраться под одеяло. Стакан хорошего вина и любимая книга. Нет, лучше чай… Вдруг её снова обдало холодом – ледяная волна прокатилась по телу от макушки до ступней. Кэтрин запрокинула голову, вымотано обернулась и… закричала от ужаса. В нескольких метрах от неё стояла Пэгги Грэмси. Светлые волосы патлами свисали вдоль скул, частично закрывая лицо; одежда, та самая в которой её нашли после смерти, была мокрой и выпачканной в грязи; бледно-синеватые руки безвольно свисали вдоль туловища. Склонив голову набок, Пэгги взглянула на неё и, нехорошо улыбнувшись, поманила пальцем.

– Нет!!! –Кэтрин заорала, что было сил и, рухнув на пол, спрятала лицо в ладонях.

Хлопнула дверь, затем ещё одна, и ещё. Из своих номеров выбегали в коридор испуганные воплем постояльцы. Кто-то подошёл к ней и помог встать на ноги.

– Мисс?! Мисс, что произошло?!

– На вас напали?!

– Вам плохо?!

Она стояла пошатываясь, одной рукой держась за стену, а второй опираясь на чьё-то плечо. В глазах всё плыло. Усилием воли Кэтрин заставила себя оглядеть коридор. Пэгги исчезла.

– Я… Мне стало нехорошо… – заплетающимся языком пробормотала она.

Даже в таком состоянии Кэтрин понимала, что заикнись она хоть словом о том, что видела призрака – всё пропало. Она владелица аукционного дома, его глава и капитан. Нельзя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю