290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отражение (СИ) » Текст книги (страница 2)
Отражение (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Отражение (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 13 страниц)

Шерлок остановился у начищенных до блеска стеклянных дверей, над которыми сияла изготовленная из чёрного мрамора вывеска с позолоченной надписью «Уилшоу. Аукционный Дом»

В просторном холле всё так же сияло чистотой. У входа дежурили двое охранников. Людей было немного – в основном персонал – мужчины и женщины в строгих дорогих костюмах проходили мимо, не обращая на детектива никакого внимания. Направляющуюся к нему молодую даму в тёмно-синем костюме он заметил издалека.

– Доброе утро, мистер Холмс, – она протянула руку для приветствия. – Миранда Хопкинс, помощница мисс Уилшоу. Идёмте, я провожу вас в её кабинет.

Тридцать лет, не замужем. Курит. Недавно пережила очередной неудачный роман, но до сих пор носит браслет, подаренный бывшим бойфрендом.

Весь путь до кабинета Миранда то и дело бросала на Шерлока кокетливые взгляды, чем здорово его утомила.

– Подождите здесь, мисс Уилшоу будет через несколько минут, – Миранда впустила его в небольшой кабинет и на прощание одарила ещё одним томным взглядом.

Удивительное, безрассудное человеческое доверие, размышлял Шерлок, расхаживая по комнате. Кэтрин распорядилась привести его к себе в кабинет, хотя сама в это время отсутствовала, и камер видеонаблюдения Шерлок не обнаружил. Люди слишком часто склонны доверять незнакомцам, таким как полицейские, врачи, священники и прочие, наивно полагая, что никакой опасности от них ждать не приходится, а злоумышленники столь же часто этим пользуются.

Шерлок расхаживал по кабинету, изучая обстановку и дополняя уже имевшиеся у него сведения о новой клиентке. Как и большинство женщин, Кэтрин любила красоту, уют и дорогие, порой, ненужные вещи – её рабочий «будуар» изобиловал разного рода дизайнерскими безделушками и предметами интерьера. Однако, безвкусным его нельзя было назвать – в основном присутствовали два цвета – бежевый и чёрный – классическое сочетание для рабочего кабинета. Взяв с тумбочки старинный черепаховый гребень, Шерлок несколько секунд задумчиво повертел его в руках и, подойдя к зеркалу, пару раз провёл по растрёпанным от ветра волосам.

– Что вы делаете?! – раздался за его спиной возмущённый женский голос. – Это гребень Анны Болейн!**

Холмс повернулся. На пороге стояла Кэтрин.

– Не переживайте, когда она придёт, я ей его отдам, – невинно ответил Шерлок.

– Если сломаете, будете покупать за пять тысяч фунтов, – Кэтрин прошла мимо него и уселась за стол. – Именно во столько его оценили наши специалисты.

– Неужели, кто-то действительно готов выложить за него такие деньги? – Холмс ещё раз с недоумением повертел гребень.

– Это стартовая цена, мистер Холмс, – довольно ответила Кэтрин и перешла непосредственно к делу. – И, кстати, я нашла то, что вы просили. Позвонила в школу, сделала запрос, и вот результаты, – с этими словами она протянула ему распечатки. – Это адрес Пэгги Грэмси, где сейчас проживает её бабушка. – Кэтрин опустила глаза. – Ну а других, родственников, как я вам уже говорила, у неё не было. Во всяком случае, я о них ничего не слышала.

Шерлок исподлобья взглянул на неё:

– То, что вы о них не слышали, ещё не означает, что их нет, – заметил он.

– Вы думаете, это кто-то из них? – спросила Кэтрин. – Хотя, да… Кто же ещё это может быть…

– Я пока ничего не думаю, мисс Уилшоу. И вам не советую. Вы доверили это дело мне, так что теперь можете спокойно заниматься своей работой.

– Вы пытаетесь от меня отделаться?

– Просто не люблю, когда мне мешают вести дело, – спокойно ответил он.

По всем законам Кэтрин должна была обидеться на такой грубоватый ответ, но, к удивлению для неё самой, этого не произошло. Характер у Шерлока был, определённо, не подарок, но, невзирая на это, в присутствии Холмса она чувствовала себя спокойнее. Он внушал уверенность. И, пожалуй, был привлекателен. Эта мысль как-то сама собой проскочила в её голове, и была, скорее, констатацией факта, чем личной симпатией. Однако, Шерлок был ей определённо интересен – людей, подобных ему Кэтрин в своей жизни ещё не встречала.

– Хорошо, – сказала она миролюбиво. – Делайте всё, что считаете нужным.

Сегодня она была мало похожа на ту испуганную девушку, что примчалась среди ночи на Бейкер-стрит. Светлый костюм, состоящий из приталенного пиджака и юбки-карандаша, был идеально отглажен; на левом запястье поблёскивали скромные, но явно дорогие часы в цвет наряда; распущенные волосы спускались мягкими, уложенными волнами. Кэтрин выглядела как настоящая утончённая англичанка, которые, всем известно, знают, что такое хороший стиль. Однако, во взгляде, движениях и походке прослеживалась тщательно скрываемая нервозность.

– Я раскрою ваше дело, мисс Уилшоу, – заверил Шерлок. Это был один из тех редких случаев, когда он проникся к клиенту искренним сочувствием. – Можете не сомневаться.

– Спасибо, мистер Холмс, – она улыбнулась.

Шерлок, однако, неспроста назначил встречу именно в «Уилшоу». Предположение его было весьма туманным и даже в случае успеха было бы сомнительным подтверждением гипотезы, но не проверить его он не мог.

– У меня для вас ещё одно небольшое задание, – сказал он.

Кэтрин это слово несколько покоробило, но словесная перепалка с Шерлоком вряд ли привела бы к какому-нибудь продуктивному результату.

– Если это в моих силах, – ответила она.

– Покажите мне документацию ваших сотрудников.

Интересно, он вообще знает о существовании таких слов как «пожалуйста», «спасибо» и «если вас не затруднит», думала Кэтрин, стоя напротив окна, и сложив руки на груди, наблюдала за тем, как Шерлок пролистывает одну папку за другой и бормочет что-то себе под нос.

Дорога до Фулхэма,*** где и находился дом Кэтрин, заняла у Ватсона чуть больше времени, нежели он предполагал. Мисс Уилшоу жила на Лиливилл-роуд, небольшой улице, застроенной типовыми викторианскими особняками. Перед домом был разбит небольшой палисадник, огороженный кованым заборчиком, высотою не более двух футов. Под окнами рос кедр. Летом здесь, должно быть, всё тонуло в густой зелени, но сейчас, в середине октября, тихая улица являла собой грустную картину.

Джон поднялся по ступенькам на крыльцо и нажал кнопку звонка. По ту сторону почти сразу раздались торопливые тяжёлые шаги, и дверь открылась.

– Сэр, – полная смуглокожая женщина окинула Джона внимательным, с долей подозрения взглядом, – вы, должно быть, мистер Холмс?

– Джон Ватсон, – представился он. – Его коллега.

– А! Ну, конечно же! – дама широко улыбнулась. – И как я вас сразу не узнала? Проходите, – она посторонилась, пуская его внутрь. – Я Ракель, горничная.

После промозглого ветра улицы тепло дома приятно ласкало кожу. Ракель провела Джона в гостиную. Здесь горел жарко растопленный камин, и в воздухе пахло дровами.

– Я, кстати, читаю ваш блог, – с типичной для южноамериканцев быстротой говорила Ракель. – Очень интересные истории! Может быть, чаю?

– Да, спасибо, не откажусь, – с радостью отозвался Джон.

Ракель скрылась на кухне и вернулась минут через пять, неся в руках поднос с чайником, чашкой и сахарницей.

Перейти непосредственно к обсуждению дела удалось далеко не сразу. Служанка, как выяснилось, была большой любительницей поговорить, и за двадцать минут успела рассказать Ватсону всю свою жизнь, а заодно и посплетничать о соседях.

– Сеньора, – Джон деликатно прокашлялся и собрался было заговорить о теме своего визита, но Ракель и тут его перебила.

– Ох, мистер Ватсон, я всё ещё сеньорита, – кокетливо улыбнулась она.

Очевидно, Шерлок, как всегда, оказался прав, сказав, что он, Джон, с большей долей вероятности завоюет симпатию горничной, подумал Ватсон мрачновато.

– Расскажите о том, что вы видели прошлой ночью, – Джон намеренно употребил слово «что», а не «кого», но на Ракель это не подействовало.

Побледнев и резко переменившись в лице, служанка боязливо огляделась по сторонам, точно боясь, что кто-то может услышать, и произнесла шёпотом:

– Её, мистер Ватсон. Пэгги. Это была она, Богом клянусь!

Он с трудом сдержал улыбку. В Дартморе местные тоже клятвенно уверяли, что видели огромного пса с горящими глазами.

– То есть, вот здесь, – он обвел взглядом комнату, – в этой гостиной вы абсолютно точно видели человека?

Ракель быстро перекрестилась:

– Да чтоб мне провалиться, если я вру, мистер Ватсон!

– А лицо? Вы разглядели её лицо? – он пристально посмотрел ей в глаза.

– Лица я не видела, – призналась горничная, – оно было закрыто волосами.

– В комнате в этот момент горел свет?

– Нет, – Ракель покачала головой, – только фонарь светил с улицы. Я спустилась вниз, так как услышала какой-то звук и решила, что это кошка опять забралась на стол, – женщина нервно сглотнула, – а потом… потом я увидела её… Закричала… Включила свет, а в гостиной уже никого.

Джон был уверен, что Ракель сказала правду. Тогда выходило, что в доме и в самом деле кто-то был. Женщина. А это уже посерьёзнее какого-то мифического призрака. Некто пробрался в дом, несмотря на замки и сигнализацию, стало быть, варианта два: либо этот некто проник через окно или чердак, либо имел при себе ключи или же знал, как отключить сигнализацию. При таком раскладе логичнее всего было бы заподозрить Ракель, но Джону слабо верилось в её причастность. Отметать эту версию, конечно, рано, но выработавшееся за несколько лет детективной деятельности чутьё подсказывало, что здесь всё намного глубже.

Ватсон ещё около получаса задержался на Лиливилл-роуд, с позволения Ракель осмотрел дом и обнаружил сразу несколько способов проникновения в дом, минуя систему охраны.

Он уже собрался прощаться, когда Ракель усадила его обратно кресло.

– Думаю, мне нужно рассказать вам кое-что ещё, мистер Ватсон, – вздохнула она.

На Бейкер-стрит он вернулся затемно. Шерлок лежал на диване и, судя по скучающему виду, был здесь уже давно. Задумчиво подбрасывал в воздух скатанный из мятой бумаги шарик, ловил двумя пальцами и подкидывал обратно. Появление в гостиной Ватсона оживило его, и Холмс, точным броском запустив шарик прямо в камин, и, путаясь в халате, соскочил с дивана.

– Неужели горячая аргентинская экономка очаровала тебя настолько, что ты проторчал в Фулхэме до… – он посмотрел на часы, – четверти десятого?

– Я заезжал домой, – процедил Джон. – Если ты помнишь, я женатый человек.

– Ты, кстати, предупредил Мэри, что уедешь на несколько дней? – спросил Шерлок будничным тоном.

– В каком смысле? – не понял Джон. – Не собираюсь я никуда уезжать!

– Завтра мы едем в Гастингс, – Шерлок будто и не слышал. – Вот билеты, – он указал на стол.

Джон плюхнулся в кресло. К тому, что иногда приходилось в любой момент срываться с места и ехать невесть куда, он давно привык, но Шерлок мог бы предупредить и заранее.

– А что в Гастингсе? – несмотря на раздражение, Джон уже чувствовал, как закипают в крови охотничьи инстинкты. Скука и рутина убивали его не меньше, чем Холмса.

– Нанесём визит одной почтенной пожилой леди, – Шерлок покосился на друга, – тебе же всегда удавалось расположить их к себе, – подмигнул он.

– Шерлок, если ты сейчас же не… – пригрозил Джон.

– Успокойся, успокойся… – Холмс почти ласково обнял его за плечи. – В Гастингсе живёт Джанин Грэмси, бабушка нашего «призрака». Оттуда и начнём расследование. Кстати, ты выяснил что-нибудь интересное?

– Как раз об этом я и хотел поговорить, – Джон, наконец, уселся в «своё» кресло. – Ракель поведала мне кое-что весьма интересное.

Рассказанное Джоном заинтересовало Шерлока до чрезвычайности. И хотя он пока не видел никакой связи между этой информацией и тем, что происходило в доме Кэтрин, кто знает, какие плоды принесёт поездка в небольшой городок на берегу Ла-Манша? В любом случае эти сведения будут им полезны.

Джон уехал домой меньше, чем через час. Ему ещё предстояло собрать вещи и заодно сообщить жене, что очередному этапу тихой жизни пришёл конец.

Оставшись один, Шерлок снова взялся за скрипку. Погода опять испортилась и, как вчера, вновь пошёл дождь.

Интересная складывается картина, думал Шерлок, пока рука его водила смычком по струнам. В этот раз мелодия выходила плавной, мягкой, как рассыпающиеся по плечам тёмные волнистые локоны. Вдруг миссис Хадсон что-то громко уронила внизу, на кухне, и Шерлок сбился. Настроения играть дальше уже не было.

Утро было холодным. Ещё не пробило и семь часов, когда они приехали на станцию Эустон. В залитом светом и наполненном теплом зале было по обыкновению многолюдно. При мысли о том, что через десять минут им с Шерлоком предстоит покинуть эти стены и выйти на платформу, в пронизывающий холод, Джону сделалось совсем тоскливо. Успокаивало лишь то, что впереди их ждало нечто интересное.

Шерлок нетерпеливо расхаживал вдоль платформы, дышал в ладони и яростно растирал их. До прибытия поезда оставалось меньше пяти минут. Когда, наконец, в туманной дымке послышался характерный звук подъезжающих к станции вагонов, Джон, повернувшись в сторону здания станции, на мгновение оторопел, и, похлопав Шерлока по плечу, неопределённо хмыкнул.

– Кажется, у нас намечается компания.

– Ты о чём? – не понял Шерлок, а повернувшись, мгновенно помрачнел.

К краю платформы уверенной походкой направлялась Кэтрин Уилшоу, и в тёмно-зелёном шерстяном пальто казалась ярким пятном на фоне пасмурного осеннего неба. В правой руке девушка тащила за собой маленький, почти игрушечный чемодан из мягкой коричневой кожи.

– Что всё это значит? – Шерлок даже не пытался скрыть негодование, когда она подошла к ним.

– Вот… решила съездить в Гастингс, – Кэтрин развела руками. – Вы тоже? Надо же, какое совпадение! Да ещё один и тот же рейс!

– Что. Вы. Здесь. Делаете? – проговорил Холмс, буравя её свирепым взглядом.

– Хороший шарф, – похвалила Кэтрин. – И пальто вам очень идёт.

Он посмотрел на неё так, словно хотел швырнуть под колёса поезда, который только что подошёл к станции.

– Ну, ладно, – вздохнула Кэтрин. – Вы правы, к чёрту шуточки. Я должна поехать туда, понимаете? Для меня это очень важно.

– Я ведь уже говорил вам, что не переношу, когда мои клиенты лезут в ход расследования, – напомнил Шерлок, и его голубые глаза сузились.

– Да, говорили, – ответила она. – Но, обещаю, я не стану этого делать. У меня другие цели. Одна бы я никогда не решилась поехать, а с вами… – она, только сейчас заметила Джона, – вы доктор Ватсон?

Он молча кивнул.

– С вами мне будет легче, – призналась она. – И не пытайтесь меня отговорить.

Шерлок обречённо взглянул на неё.

– Да уж… Вас трудно переубедить, если уж вы умудрились отловить нас на вокзале.

– Это было несложно, – Кэтрин улыбнулась, – я знала, что вы сядете на первый же рейс до Гастингса. Это же вы, мистер Холмс.

Комментарий к В двух направлениях

*на Дин-Стрит вообще нет аукционных домов

** Анна Болейн – вторая жена короля Генриха VIII, первая в истории Англии казнённая королева

***Ещё одна вариация названия этого района – Фулэм, но я предпочитаю первую :)

========== Красный след ==========

Дорога до Гастингса занимала чуть больше часа езды. Пассажиров в их вагоне было немного, человек десять в общей сложности. Шерлок демонстративно игнорировал внезапную попутчицу, и Кэтрин думала, что лучше б он буравил её свирепым взглядом или отпускал едкие комментарии – было бы не так тошно.

– Вы прежде бывали там? – спросил Джон, которого мучительная тишина раздражала не меньше, чем Кэтрин.

Она покачала головой.

– Не доводилось. Но, говорят, там красиво. Историческое место.

Достопримечательности Гастингса волновали её в последнюю очередь. Все эти десять лет Кэтрин жила с осознанием, что так и не сделала главного. Не попросила прощения у единственной родственницы Пэгги Грэмси. Она понимала, что даже искреннее раскаяние будет звучать кощунственно, но разве её трусость не была ещё большим кощунством? Сразу после трагедии, когда поднялся шум, родители Кэтрин и её друзей бросили все силы на то, чтобы не дать делу ход, и уберечь своих детей от ответственности. Отец кричал на неё, посадил под домашний арест, а мать и вовсе отвесила несколько звонких пощёчин, но… родительская любовь в очередной раз взяла верх, и всё ограничилось одним-единственным скандалом. Гнев родителей очень быстро сменился на милость, и после выпускного бала её на два месяца отправили в Италию, в солнечную Калабрию. «Ты пережила серьёзный удар, милая» – кажется, именно так выразилась её мама. Со временем и сама Кэтрин внушила себе, что Пэгги свела счёты с жизнью не из-за её жестокой шутки, а в силу слабости характера. В глубине души Кэтрин понимала, что всё это лишь самообман, но так было проще. А потом… сначала смерть отца, затем матери… Угрызения совести отошли на второй план, вытесняемые новыми ударами судьбы.

И всё-таки Кэтрин знала, что придёт день, когда прошлое настигнет её – рано или поздно оно каждому предъявляет счёт.

В Гастингсе погода была ещё хуже, чем в Лондоне. И если на станции, одной стороны укрытой от ветра холмом, а с другой зданием небольшого вокзала, было ещё терпимо, то в самом городе ветрено и холодно.

– Как насчёт завтрака? – предложил Джон. – Ещё неизвестно, сколько времени у нас займёт визит к миссис Грэмси.

Кэтрин, хоть и не ощущала сильного голода, неосознанно пыталась оттянуть момент неприятного и тяжёлого разговора.

– Хорошая идея. К тому же нам надо согреться.

Они зашли в первый попавшийся на дороге паб. В небольшом помещении было тихо, тепло и пахло вкусной едой. Других посетителей не было, и дремавший за стойкой бармен, по совместительству владелец заведения, мгновенно оживился, когда колокольчик над дверью мелодично звякнул.

Они сделали заказ, и Шерлок развернул карту города:

– Джанин Грэмси живёт на окраине, у холма, – показал он на обведённый красными чернилами дом. – Вот здесь.

– Наверное, лучше вам сначала поговорить с ней, – сказала Кэтрин. – Не думаю, что после моего рассказа она будет готова отвечать на вопросы.

Бармен принёс завтрак. Несколько секунд Кэтрин вертела в руке стакан с виски, и, наконец, решившись, залпом выпила.

– Может быть, это придаст мне храбрости, – пробормотала она.

Кэтрин по-прежнему не знала, что и как будет говорить миссис Грэмси. Пока они ехали в такси, она смотрела в окно, пыталась сконцентрироваться на городском пейзаже – рассматривала дома, людей… И ничего не замечала. В голове вертелось лишь одно.

Через пятнадцать минут они уже были в пункте назначения.

Дом миссис Грэмси стоял на отшибе и был небольшим. Когда-то он, очевидно, смотрелся довольно мило, но теперь являл печальное зрелище. И без того невысокий забор, огораживавший палисадник перед домом, провалился в землю; каменные стены облюбовал вездесущий плющ, оконные рамы потрескались, а мутные стёкла покрывал густой слой пыли. Кэтрин поежилась – от увиденного ей сделалось немного не по себе. Пока она и Джон озирались в поиске звонка, Шерлок не теряя времени на условности, легко открыл железную калитку, что не превышала двух футов, и направился к крыльцу. Переглянувшись, Кэтрин и Джон последовали за ним.

– Он всегда такой? – спросила мисс Уилшоу.

– Он Шерлок Холмс, – ответил доктор спокойно. – Хотя порой это выходит нам боком, – признался он.

– Не сомневаюсь, – Кэтрин хмыкнула.

Холмс тем временем уже третий раз постучал дверь. По ту сторону не доносилось ни звука. Прислонившись лбом к грязному стеклу, он попытался хоть что-нибудь разглядеть, но тщетно – взгляд выхватил только смутные очертания мебели в прихожей и арку, ведущую в следующую комнату.

– Кажется, дома никого, – Кэтрин произнесла это с долей облегчения. – Наверное, ушла на ярмарку или что-то вроде того.

– Что ж, – Шерлок сунул замерзшие руки в карманы пальто, – вернёмся сюда после обеда.

Часы показывали начало одиннадцатого и, как распорядиться несколькими часами свободного времени, они пока не решили. Впрочем, «они» – это Джон и Кэтрин, Шерлок же, пользуясь тем, что дом стоял на отшибе, и можно было не опасаться любопытных соседей, за десять минут обыскал сад и успел выяснить почти всё о жизни его владелицы. Однако, никакого отношения к делу полученная информация не имела, ровно, как и ничего подозрительного Холмс на участке не нашёл.

– Я бы хотела ещё зайти на кладбище, – тихо сказала Кэтрин.

Она ожидала, что Шерлок скажет ей в ответ что-нибудь язвительное, но он промолчал. Достал карту, и уже через пять минут они снова ехали в такси.

Ещё в детстве Кэтрин заметила, что независимо от того, какая погода на улице, на кладбищах всегда стоит пронизывающий холод. А сейчас, в середине октября здесь и вовсе пробирало до костей. Старая калитка скрипнула и медленно, будто нехотя отворилась. В мире мёртвых, наверное, не слишком радовались появлению живых, забредших не на свою территорию. Кладбище было маленьким и нужную могилу они отыскали быстро. Шерлок и Джон остались стоять в стороне, дав Кэтрин возможность побыть наедине со своими мыслями.

Она стояла перед низеньким, потемневшим от времени надгробием и уже не сдерживала слёз.

– Прости меня, Пэгги, – Кэтрин впервые за десять лет произнесла эти три простых слова. – Прости меня, пожалуйста.

Шерлок глядел на её маленькую сгорбленную фигурку, но не чувствовал жалости. Впрочем, и презрения тоже. Наблюдая за её неуклюжим и запоздалым раскаянием, Холмс испытывал нечто сродни единению, он тоже не умел просить прощения. Тем более у мёртвых. Им, думается, все эти слова как листья по ветру – слова нужны живым. И Кэтрин сейчас, скорее, просила прощения у совести, нежели у покойной одноклассницы. Пэгги лежит в земле, и ничто её больше не волнует.

У могилы Кэтрин простояла минут пять, не больше. Здесь ей было ещё более некомфортно, нежели у дома миссис Грэмси. Вдруг она встрепенулась, будто потревоженная резким звуком птица, и замотала головой. На миг девушке почудилось, что за кладбищенской оградой, у дерева, мелькнула чья-то тень.

– Мисс Уилшоу? – спросил Джон с искренним участием, – вы в порядке?

Она торопливо закивала:

– Да, конечно. Просто… показалось. Наверное, воображение разыгралось. – Она невесело усмехнулась. – Или я просто схожу с ума.

– Это вряд ли, – улыбнулся Джон. – Говорю вам, как врач.

После обеда Ватсон отправился по магазинам – хотел выбрать подарок для Мэри. Шерлок, которого подобное времяпровождение вгоняло в тоску, решил пройтись по набережной – отличное место для того, чтобы как следует всё обдумать.

– Не станете возражать, если составлю компанию? – спросила Кэтрин.

– Я думал, вы предпочтёте забег по магазинам, – он пожал плечами. – Кажется, именно так женщины снимают стресс.

– Сейчас я чувствую, что мне лучше побыть на свежем воздухе, а магазинов мне и в Лондоне хватает. – Она обрадовалась, что Шерлок не стал её прогонять.

Небо над ними было бесцветно-серым, с рваными перистыми тучами. Набережная пустовала. Мелкий колючий снег и шквалистый ветер распугали большинство желающих совершить послеобеденный променад. Слева выстроились в ряд белые и коричневые квартирные дома в четыре этажа, и на некоторых балконах ещё пестрели не успевшие завянуть поздние осенние цветы. Справа, за парапетом тянулся галечный берег, омываемый холодными водами Английского Канала(1).

Ветер забирался под одежду, обнимал тело холодными руками, и Кэтрин вскоре почувствовала, что начинает замерзать. Пальцы, сжимавшие ручку миниатюрного чемодана, который она так и таскала за собой, покраснели и обветрились.

– Позвольте мне – Шерлок забрал у неё чемодан.

– А? – Кэтрин растерянно уставилась на него, не понимая толком, чему удивилась больше: тому, что он вызвался помочь или насколько неожиданно-приятным оказалось мимолетное прикосновение его пальцев к её замерзшей руке.

Понимая, что выглядит глупо, Кэтрин поспешила сгладить эту маленькую неловкость.

– Наверное, пора возвращаться к миссис Грэмси, – она спешно отвела взгляд от его руки. – Да и мистер Ватсон, думаю, уже купил подарок для жены.

Странно, но во второй раз Кэтрин чувствовала большую уверенность. Она была готова услышать от миссис Грэмси всё, что угодно; всё, что эта несчастная, одинокая женщина посчитает нужным высказать ей. Обвинения, брань, проклятия… Даже если Джанин бросится на неё с кулаками, она не шелохнётся. Потому что всё это будет заслуженно.

– Вы молодец, что решились, – Джон ободряюще улыбнулся. Кэтрин видела, что он явно расположен к ней больше, чем Шерлок.

Они снова поднялись на невысокое крыльцо. Стучать Шерлок не стал. Бросил мимолётный взгляд на мутное окно и досадливо хлопнул себя по бедру.

– Нет там никого.

– Может быть, уехала? – предположил Ватсон. – У неё есть родня или друзья? Надо бы опросить соседей. – Он уже собрался развернуться и пойти к стоящим в отдалении домам, когда Шерлок сделал то, чего Джон опасался больше всего.

– Мистер Холмс! – воскликнула Кэтрин, испуганно озираясь по сторонам, пока он вскрывал дверной замок. – А если нас поймают?

Шерлок на секунду остановился и с усмешкой взглянул на неё:

– Нас с Джоном однажды поймали на засекреченной военной базе, и ничего, выкрутились.

– Вы делаете меня соучастницей преступления, – пробормотала она, но уходить, впрочем, не спешила.

– Так кто же заставлял вас ехать с нами? – парировал он, не прекращая своего занятия. – Есть! – дешёвый замок поддался меньше, чем за полторы минуты.

Шерлок подтолкнул дверь, и та со скрипом открылась. В маленькой прихожей было темно, пахло пылью, старыми вещами и ещё чем-то неприятным.. Джон нащупал под низким потолком выключатель-цепочку. Крохотное помещение озарил неровный мутный свет.

– Да уж…убираться миссис Грэмси явно не любит, – присвистнул Шерлок.

– Тут и вашей дедукции не надо, – язвительно заметила Кэтрин, озираясь по сторонам. – Что вы вообще хотите здесь найти?

– Ответ на ваш вопрос, – сказал он обыденно. – А теперь, будьте добры, не мешайте работать. Помнится, вы обещали молчать.

Ситуация не располагала к спорам, и Кэтрин притихла. Прочие комнаты на первом этаже выглядели немногим лучше – и хотя все вещи находились на своих местах, грязь, пыль и паутина прочно завладели домом.

– Ладно, осмотрим быстро второй этаж и уходим отсюда. – Шерлок строго посмотрел на Кэтрин. – И не вздумайте ничего трогать.

– Я что, похожа на идиотку? – вспыхнула она. – Кроме того, мы уже и так тут наследили.

– Не, мы, а вы, – уточнил Шерлок. – Так что держите руки в карманах, чтобы не задеть что-нибудь ещё.

Они поднялись наверх. Освещение здесь было немногим лучше, чем на первом этаже. Старые половицы угрожающе скрипели под ногами и, казалось, вот-вот проломятся. Кроме того вокруг ясно ощущался крайне неприятный запах.

Левша. Педантична и организована. Служила в армии, но не лишена сентиментальности. Некогда активная и жизнелюбивая, но в последние годы жила прошлыми воспоминаниями. Была собака, но меньше года назад отдала её новым хозяевам.

…И она всё ещё здесь.

– Кэтрин, останьтесь в коридоре, – неожиданно миролюбиво попросил Шерлок, потянувшись к дверной ручке одной из комнат.

– В чём дело? – спросила Кэтрин охрипшим голосом. В душу закралось какое-то нехорошее предчувствие.

– Пожалуйста, делайте то, что он говорит, – сказал Джон, оттесняя её к стене.

Шерлок открыл дверь, и гнилостный запах стал просто невыносимым. За широкими мужскими плечами трудно было что-либо разглядеть, но Кэтрин хватило и этого. Из окна в тёмную комнату проникал мутный свет и отчетливо выхватывал из полумрака сгорбленный силуэт, сидящий в профиль в продавленном кресле. Джон включил лампочку, и Кэтрин зажала рот ладонью, с трудом подавив крик.

В кресле сидел труп – сине-зелёное, покрытое лиловыми пятнами лицо, неестественно опухло; глаза закатились так, что зрачков не видно, запавший рот открыт в беззвучном крике; с уголка губ свисала какая-то загустевшая желтоватая жидкость; а бледная, с уже проявившимися трупными пятнами рука, сжимала тонкую жилистую шею.

Кэтрин почувствовала, как к горлу подступает тошнота.

– Оставайтесь в коридоре.

Ватсон мог бы и не говорить этого. Вцепившись в дверной косяк, Кэтрин осела прямо на покрытые пылью доски.

Шерлок тем временем без малейшего намёка на брезгливость или отвращение осматривал тело.

– Смерть наступила не более четырёх суток назад, – сказал он уверенно. – Полагаю, три дня назад. Имбибиция(2) ярко-выраженная, присутствует трупная эмфизема (3)… – он повернулся и увидел стоящий на подоконнике пузырёк. Крысиный яд.

Наклонившись к сáмому лицу покойной, Шерлок принюхался, чем вызвал у Кэтрин очередной один всплеск брезгливого ужаса.

– Да. Она выпила яд, – сказал с уверенностью. – Экспертиза, конечно, покажет точно, но я уже сейчас могу это гарантировать.

– Как думаешь, она сама? – спросил Джон.

– Абсолютно уверен, – в голосе Шерлока не было и тени сомнения. – В последние две недели никто не заходил к ней в дом.

Причин не верить другу у Ватсона не было.

– Другой вопрос – зачем? – Шерлок обратился, скорее к самому себе. Поразмыслив пару секунд, Холмс сунул руку в карман халата покойницы и достал оттуда сложенный вдвое листок пожелтевшей бумаги.

– Что там? – подскочил Джон.

На клочке бумаге каллиграфически-идеальным почерком значилось: «HAC URGET LUPUS, HAC CANIS»

– Здесь рычит волк, там собака, – проговорил Шерлок задумчиво. – Это латынь, – пояснил он.

– Я знаю, что это латынь! – вскипел Джон. – Я врач, если ты всё ещё помнишь. Но я не понимаю, что это значит.

На пороге послышалась тихая возня, и детективы, казалось, только сейчас вспомнили, что Кэтрин всё ещё была здесь. С трудом поднявшись на ноги, мисс Уилшоу, несмотря на протесты Джона, шагнула в комнату и подошла к трупу. По-прежнему зажимая рот рукой, она стояла пошатываясь, и никак не могла отвести глаз от страшной картины.

– Что здесь происходит, мистер Холмс? – Кэтрин произнесла это едва слышно и взглянула на Шерлока так, словно в нём был её последний шанс на спасение.

– Я выясню, – коротко сказал он. – А теперь выйдите обратно в коридор, не то вас точно стошнит.

На негнущихся ногах Кэтрин, поддерживаемая Джоном, выползла из комнаты. Он обнял её за плечи, прошептал что-то успокаивающее, и мисс Уилшоу в изнеможении прислонилась к стене. Наблюдая за этой картиной, Шерлок достал телефон и набрал номер полиции.

Наряд прибыл через пятнадцать минут. Тут же откуда-то появились любопытные соседи, толпившиеся возле комнаты и желающие лично увидеть мёртвую соседку. Охали, ахали, зажимали носы, а какая-то особо эмоциональная дама и вовсе лишилась чувств.

Кэтрин, по совету Шерлока, назвалась племянницей усопшей миссис Грэмси, а Ватсона и Холмса представила, как своих друзей, с которыми прибыла в Гастингс, чтобы навестить тётушку. То ли мисс Уилшоу и в самом деле была столь убедительна, то ли офицерам не хотелось затягивать ход очевидного дела, но обвинений им никто выдвигать не стал. Неужели, это и в самом деле так просто – сбить с толку полицию, недоумевала Кэтрин, пока заполняла бумаги.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю