290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отражение (СИ) » Текст книги (страница 10)
Отражение (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Отражение (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 13 страниц)

– Возвращайся в кровать, тебе надо отлежаться, – Шерлок сидел на диване в гостиной и, увидев Кэтрин, резко помрачнел.

– Я пить хочу, – хрипло ответила она.

– Иди ложись, я принесу.

Спорить с ним у неё не было ни сил, ни желания. Кэтрин послушно возвратилась в спальню и улеглась на кровать, натянув одеяло почти до подбородка.

– Держи, – Шерлок присел на край и протянул ей стакан.

Придерживая её голову и руки, он помог ей выпить. Холодная вода немного отрезвила.

– Как ты? – искренняя забота в его голосе приятно удивила.

– Уже лучше, – Кэтрин слабо улыбнулась. – Спасибо.

Шерлок уложил её обратно на подушку.

– Я не могу забыть её лицо, – медленно проговорила она, глядя в потолок.

– Никакой Пэгги не было. Помни об этом.

– Знаю, – Кэтрин вздохнула и запрокинула голову, чтобы не дать слезам скатиться по лицу, – но мне всё равно очень страшно. – Она повернулась и посмотрела на него, – ты когда-нибудь испытывал ужас, Шерлок? Не страх, не испуг, а именно ужас? Холодный, липкий, обвивающий, как змея?

– Страх – это выбор. И только тебе решать, позволить ли ему захватить тебя с головой или бороться. Не думай об этом сейчас. Тебе надо отдохнуть.

Кэтрин повернулась на бок, чтобы он не видел её слёз.

– После всего случившегося… – голос у неё охрип и говорить было тяжело, – ты меня презираешь?

– Нет, – ответил Шерлок, – в конце концов, ты ничего мне не должна, и не обязана передо мной отчитываться. И, да… не переживай насчёт Майкрофта. Он тебя простит.

“Я знаю всего одну женщину, которую он подпустил так близко…” – вспомнились Кэтрин слова Холмса-старшего.

========== В поисках правды ==========

– В этом нет никакого смысла, – Джон покачал головой и взглянул на Шерлока, словно надеясь, что этот жест его отрезвит.

– У тебя есть идея получше? – он даже не повернулся и продолжил изучать стенд с фотографиями и записями, бормоча что-то себе под нос.

Джон нисколько не сомневался, что Шерлок специально имитировал “мозговой штурм”, чтобы его оставили в покое. Однако так просто сдаваться доктор не собирался.

– Ты у нас здесь самый умный, – хмыкнул Ватсон, – хотя в данный момент мне так не кажется.

Шерлок, наконец, оторвался от своего занятия и с удивлением посмотрел на старого друга. Когда это он завел привычку язвить? Не то, чтобы Холмса это обидело, скорее… удивило.

– Хорошо, Джон, – он в два шага преодолел расстояние между ними и угрожающе навис над Ватсоном, – блесни интеллектом в кои-то веки. Скажи, что нам делать?

– Искать “призрака” и не тратить время на всякую ерунду.

– Браво! – вскричал Шерлок. – Потрясающий вывод! Ты умнеешь на глазах, Джон. И где же, по-твоему, мы будем его искать?

– Ты зря отказался от помощи Майкрофта, – Джон слишком привык к подобному, чтобы обижаться, – он мог нам помочь.

– О… в этом не сомневайся, – усмехнулся Шерлок, – мой дорогой братец уже наверняка развернул бурную деятельность по этому вопросу. Вот только движется он не в том направлении.

– Боже, Шерлок! – Джон всё-таки потерял терпение, – мы уже были в Гастингсе, и ничего конкретного там не нашли. Ни-че-го. Думаешь, на сей раз что-то изменится?

– Если не хочешь ехать, можешь остаться. – Шерлок и без него понимал, что искать в Гастингсе больше нечего, но других зацепок он пока не видел, да и врождённое упрямство оказалось сильнее.

– Ну, уж нет! – заверил Джон. – Не надейся, что так просто от меня отделаешься. К тому же… должен же кто-то следить за тем, чтобы ты не сотворил какую-нибудь глупость. Например, раскопал могилу бедной Пэгги Грэмси. Ты же у нас любитель порыться в чужих костях, – после “викторианского” дела Шерлока Джон не упускал возможности припомнить эту историю.

Прежде, чем Шерлок успел ответить, в гостиную зашла растрёпанная и бледная Кэтрин. На ней по-прежнему была надета та же растянутая футболка, только теперь Кэт накинула поверх неё мятый халат.

– Я еду с вами.

– Вы только посмотрите на эту женщину! – воскликнул Шерлок. – Всего несколько часов назад валялась полумёртвая, а теперь опять рвётся в бой.

– Благодарю.

– Это был не комплимент, – уточнил Шерлок.

– Мне всё равно, что ты думаешь, – Кэтрин равнодушно пожала плечами, – обо мне, и о том, что я еду с вами.

– У Майкрофта отпросилась? – не удержался он.

– Язвишь? – Кэтрин склонила голову и сложила руки на груди. – Может, на деле тебе вовсе не так уж всё равно?

– Может, мне вас оставить? – вмешался Джон и, прежде, чем получил ответ, вышел из комнаты.

– Хочешь знать, что я об этом думаю? – Шерлок приблизился к ней почти вплотную. – Хорошо. Я скажу тебе. Но сначала и ты ответь на один вопрос – это такая привычка – спать с двумя одновременно?

– Между мной и Майкрофтом ничего не было! – Кэтрин разозлил не вопрос, но то, каким голосом он был сказан. – И с чего ты решил, будто я должна отчитываться перед тобой о своей личной жизни, Шерлок? Кто ты в моей жизни и что сделал для меня? Тебя можно хотеть, к тебе можно испытывать привязанность, в тебя можно даже влюбиться, но… Тебя нельзя полюбить. В тебе нет чувств, в тебе нет души. Ты не способен любить. По долгу службы я работаю с удивительными, загадочными вещами: они манят к себе, притягивают взгляд, их хочется взять в руки, ими хочется обладать, но они всего лишь вещи. Неживые, не чувствующие… Разве можно любить вещь, Шерлок? И разве может она занимать по настоящему важное место в жизни?

Кэтрин и сама не ожидала от себя столь пламенной, эмоциональной речи и, выдохнув последнее слово, замерла, ожидая его ответа. Шерлок долго смотрел ей в глаза и, наконец, сказал коротко:

– Прекрасная речь, мисс Уилшоу. Вам бы на театральные подмостки. А теперь уходите и порадуйте своим красноречием того, кто оценит его по достоинству.

Он простоял у окна до тех пор, пока Кэтрин не села в такси и скрылась из виду. Кто она для него? Второй раз в жизни у Шерлока не было ответа. Он и не пытался отыскать его, а хотел лишь понять – когда, в какой момент допустил ошибку и позволил Кэтрин приблизиться к себе. Она была не права, когда сказала, что он не способен на чувства. Иначе, как назвать то, что испытывает к ней? Это не любовь, но привязанность, ещё более опасное и губительное чувство. Но, чёрт возьми, почему именно Майкрофт? Жестокая ирония? Совпадение? Почему из миллиона мужчин именно он?

“Возможно, тебе просто не даёт покоя то, что брат оказался лучше? Что он превзошёл тебя?” – прозвучал в его голове голос Той Женщины. На миг Шерлоку даже почудилось, что Ирэн стоит у него за спиной, а её тонкие пальчики с длинными острыми ноготками мягко царапают его шею.

– Полагаю, бесполезно отговаривать тебя от этой поездки? – в гостиную вернулся Джон, и наваждение рассеялось.

– Если хочешь – оставайся, – не глядя на него, отозвался Шерлок. Он всё ещё пытался изгнать из комнаты несуществующую Ирэн Адлер. Но вот на столе зазвонил телефон, и детектив немало удивился, увидев на экране номер Кэтрин. Не в её характере было звонить после столь неприятной для обоих беседы. Значит, что-то случилось.

– Шерлок… – голос у Кэтрин слегка дрожал, – мне только позвонили из больницы. Ракель пришла в себя.

Когда он приехал в госпиталь, Кэтрин уже была там. У дверей палаты по-прежнему дежурил нанятый ею охранник.

– Доброе утро, мисс Калдерари, – поздоровался Шерлок, – как ваше самочувствие?

Ракель и в самом деле выглядела неплохо. Яркие, породистые черты лица не портила даже бледность и отечность после длительной комы. Всё ещё с назальным ингалятором и пулькосиметром (1), но старающаяся держаться бодро, Ракель нашла в себе силы улыбнуться.

– Ей пока трудно говорить, – ответила за экономку Кэтрин. – Ракель, это Шерлок Холмс, частный детектив, он ведёт моё дело.

Ракель, не сводя с него глаз, медленно шевельнула головой.

– Кто столкнул вас с балкона? – Шерлок счёл, что дежурные условности соблюдены, – вы видели его?

Калдерари снова кивнула.

– Шерлок, может, пока не стоит? – Кэтрин заботливо поправила экономке одеяло.

– Вздор! – отмахнулся детектив. – Она в здравом уме, и уж точно сможет ответить на пару вопросов. Правда, мисс Калдерари?

Кэтрин нахмурилась, но Ракель слабо взяла её за руку, давая понять, что вполне может говорить.

– Мельком, – хрипло сказала женщина и закашлялась. – Было темно, и я услышала какой-то шорох наверху. Подумала – кошка, наверное, опять что-то уронила… Зашла в свою комнату, увидела распахнутую дверь на балкон, а потом… – Ракель подняла глаза к потолку, – я вышла на балкон, обернулась и… Я успела заметить только силуэт.

– Мужской? Женский?

– Не разобрала, – Ракель не выдержала его пристального взгляда и отвела глаза, – он был весь в чёрном, а по одежде и не поймёшь. Хотела закричать, да не успела… – Она сморщилась, точно эти воспоминания причиняли ей физическую боль.

– Думается мне, даже если бы вы закричали, это бы вас не спасло, – ответил Шерлок. – И всё? Больше ничего?

Ракель покачала головой:

– Потом меня толкнули, и я упала.

В палату зашёл доктор и, хмуро посмотрев на визитёров, произнёс:

– На сегодня посещения окончены. Моей пациентке нужен покой.

Кэтрин ожидала, что Шерлок станет упираться, но, к её удивлению, этого не случилось. Холмс подозрительно спокойно кивнул и вежливо попрощался с доктором и Ракель.

– До свидания, мисс Калдерари. Если вспомните ещё что-нибудь или просто захотите поговорить, звоните. Я всегда на связи.

Ракель кивнула:

– Хорошо. До свидания, мистер Холмс. – Она перевела взгляд на Кэтрин и тепло улыбнулась, – береги себя, моя девочка.

– И что ты обо всём этом думаешь? – спросила Кэтрин, когда они вышли из больницы.

– Ничего, – ответил Шерлок, – пока рано делать выводы.

– Не пытайся меня обхитрить, – Кэтрин остановилась и, резко схватив его за локоть, развернула к себе. – Ты всегда делаешь выводы. Из всего! Из самого ничтожного!

– И что с того? – он грубовато вывернулся из её хватки. – Когда получу результат, тогда и узнаешь.

– Это нечестно! – Кэтрин вновь вцепилась ему в руку. – Я имею право знать.

– Как и любой другой клиент, – его равнодушный голос приводил Кэтрин в бешенство. – Но я не привык делиться соображениями по ходу расследования, а ты уже и так достаточно путалась у меня под ногами.

– Злишься… – задумчиво констатировала она, разжимая хватку и отталкивая его от себя – стало быть, я ошиблась. Эмоции тебе не чужды.

– Я не намерен тратить время на бессмысленные разговоры, – ответил Шерлок. – Поезжай в свой аукционный дом и займись там непосредственными обязанностями. – Он зашагал прочь.

Пару секунд Кэтрин глядела ему вслед и вдруг крикнула вдогонку:

– Зачем кому-то убивать Ракель?! Значит, она тоже замешана в этой истории!

Шерлок остановился и медленно повернулся. Расценив это как согласие продолжить беседу, Кэтрин подошла к нему.

– Ты думаешь, я отталкиваю тебя лишь из-за того, что ты снюхалась с Майкрофтом? – прищурился он. – Я не люблю, когда мне врут, но говорю сейчас не о тебе и моём брате.

– Я не врала тебе! – воскликнула Кэтрин.

– Значит, ты просто что-то не договариваешь. Разница невелика.

Кэтрин схватилась за голову:

– Что ещё ты хочешь от меня услышать? Что, Шерлок? Я рассказала тебе всё, что знаю. Всё, о чём ты спрашивал. Почему ты не веришь мне?! – она и сама не заметила, как перешла на крик.

– На тебя уже косятся, как на сумасшедшую, – спокойно заметил он.

– Плевать, – Кэтрин мельком оглянулась и увидела несколько заинтересованных прохожих.

Через двадцать минут они сидели за столиком небольшого кафе рядом с госпиталем.

– Я чувствую, что хожу вокруг да около и знаю уже достаточно, но в этой истории чего-то не хватает. Одной единственной детали, что расставила бы всё по местам. И я надеялся узнать это “что-то” от тебя, – Шерлок говорил спокойно, но Кэтрин видела в его глазах нескрываемое осуждение.

– Что мне сделать, чтобы ты поверил? – вздохнула она. – Если и существует эта “деталь”, о которой ты говоришь, то мне она неизвестна. Где же сейчас твоя дедукция, Шерлок? Ты настолько привык не доверять людям, что уже не в силах отличить ложь от правды.

– А, может, это ты хочешь забыть правду? – вкрадчиво, как демон-искуситель, спросил он.

Кэтрин отпила чай и, не выпуская из рук чашку, поглядела в окно на шумную заснеженную улицу.

–Есть многое, что я хотела бы выкинуть из памяти. Но, к сожалению, или к счастью, это невозможно. – Она вздохнула и поставила чашку на стол. – Всё, что мы сделали, останется с нами до конца.

– Да ты ещё и философ, оказывается, – усмехнулся Шерлок.

– Нет, – без тени улыбки ответила она, – я всего лишь заурядная женщина со своими скелетами в шкафу и печальными воспоминаниями.

– Ты считаешь себя нечастной?

– Мне грех жаловаться на судьбу, – Кэтрин указала в окно, – посмотри вон на того бездомного, что стоит возле фонаря. Пожалуй, мне в жизни повезло больше, чем этому бедняге.

За стеклянной стеной и в самом деле стоял взлохмаченный мужчина в рваной заснеженной куртке и, печально улыбаясь, протягивал прохожим бейсболку, в надежде, что кто-нибудь бросит в неё монетку-другую.

– Он не бездомный, – улыбнулся Шерлок. – Ему просто доставляет удовольствие иногда переодеваться в бродягу и шататься по лондонским улицам. Занятный экземпляр… Посмотри на его руки: они ухожены и никогда не знали тяжелой работы. А стрижка? Его волосы явно побывали в руках дорогого парикмахера. Да и вшей у него нет.– Он вновь перевёл взгляд на Кэтрин, – Ты, как и большинство не умеешь видеть суть человека. За самым обычным внешним видом может скрываться весьма неожиданная личность.

Кэтрин снова посмотрела на “бездомного”, только теперь он уже и ей не казался таким жалким и несчастным.

– Как думаешь, что заставляет его так дурачиться? Неужели, скука? – она попыталась представить саму себя, переодетую в бродяжку, выклянчивающую милостыню у прохожих, и невольно улыбнулась, представив, как бы отреагировал на это Майкрофт.

– А тебе никогда не хотелось стать кем-то другим? – в свою очередь спросил Шерлок. – Хотя бы на короткое время.

– Нет, – ответила она, – меня вполне устраивает быть Кэтрин Уилшоу, – да и к тому же я бы не смогла вот так весь день простоять на холоде.

После обеда ей позвонил Майкрофт. Избегать встречи означало бы расписаться в собственной трусости и инфантильности, и Кэтрин обещала заехать вечером. Холмс-старший оказался менее терпеливым и нагрянул в “Уилшоу” за час до закрытия.

– Простите, мисс, но он очень настаивал… – пробормотала Миранда, и прежде, чем Кэтрин поняла, кого управляющая имела в виду, за её спиной, как айсберг явился Майкрофт.

– Не возражаешь? – спросил он с улыбкой, закрывая за собой дверь кабинета.

– Ты уже здесь и до смерти напугал мою бедную подчинённую – есть ли смысл отступать? – улыбнулась она.

Майкрофт по достоинству оценил её выдержку.

– Я пришёл не угрожать и обвинять, – сказал он, усаживаясь в кресло, – я хочу поговорить.

– И имеешь на это полное право. Как ни крути, а я виновата, – Кэтрин сидела напротив, устроив подбородок на сложенные в “замóк” ладони и не решаясь взглянуть Майкрофту в лицо, – я не думала, что у нас с Шерлоком всё зайдёт так далеко.

– Ты его любишь?

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза:

– Его невозможно любить.

– Как и меня? – Майкрофт грустно улыбнулся.

– Да. Как и тебя. Вы похожи даже больше, чем сами хотели бы этого. И мне остаётся лишь попросить у тебя прощения за потраченное время.

– Не стоит, – отмахнулся Майкрофт, – оно было хорошим. И если тебе нужна помощь…

– Спасибо, – торопливо ответила Кэтрин. – Ты добр ко мне. Возможно больше, чем я того заслуживаю, но это дело касается только меня и моего прошлого. Я уже и так доставила тебе массу проблем.

– К примеру, испортила рождественский приём, – засмеялся он. – И всё-таки я по-прежнему чувствую к тебе симпатию, и не хочу, чтобы ты попала в беду, – в его голосе звучала искренняя забота. Кэтрин растрогалась.

– Я буду в порядке, – ей захотелось обнять его, но она сдержалась. – Спасибо, Майкрофт, – ещё раз поблагодарила она, – спасибо тебе за всё. – Полагаю, нет смысла просить тебя не следить за мной?

Он улыбнулся:

– Никакого.

Джон Ватсон только-только переступил порог своего дома, когда в кармане его куртки зазвонил телефон. Номер на экране был ему неизвестен.

– Джон Ватсон.

В трубке раздалось глухое покашливание, и затем тихий женский голос:

– Мистер Ватсон…Это Ракель Калдерари. Помните меня?

– Конечно, – пульс участился в ожидании, – в чём дело?

– Вы не могли бы приехать в госпиталь? – попросила она. – Я бы хотела вам кое-что рассказать.

Комментарий к В поисках правды

(1) пулькосиметр – контрольно-диагностический медицинский прибор, предназначенный для измерения насыщения гемоглобина артериальной капиллярной крови кислородом (сатурации).

========== О пользе сериалов ==========

Джон покинул госпиталь в глубокой задумчивости. Теперь стало понятно, отчего Ракель позвонила именно ему, а не Шерлоку. “Не волнуйтесь, мисс Калдерари”, – пообещал доктор, – “я сам ему всё объясню”.

Он поймал такси:

– Лиливилл-роуд, пожалуйста.

Задуманное грозило неприятностями, но выбора у Джона не было. Он расплатился с водителем и, стоя перед домом, на всякий случай позвонил Кэтрин и спросил, во сколько заканчивается её рабочий день.

– Понимаю, вам неприятно об этом говорить, но у нас есть ещё несколько вопросов относительно этого злосчастного рождественского вечера.

– Сегодня я до пяти, а затем в больницу к Ракель, – ответила Кэтрин. – И мне действительно не хотелось бы об этом вспоминать, но раз так нужно… Я в вашем распоряжении.

Джон посмотрел на часы. Значит, у него в запасе ещё, как минимум час. Он огляделся по сторонам – на счастье маленький переулок пустовал. Поднявшись на крыльцо, Джон вытащил из кармана набор отмычек – в последнее время он завел привычку везде носить их с собой. Проникновение в чужое жилище не доставляло ему удовольствия, но, как он успел выяснить, иногда это был единственный способ продвинуться в расследовании.

Отключить сигнализацию также не составило труда. В такие моменты Джон каждый раз невольно вспоминал, что когда-то был законопослушным гражданином и ни о чем таком даже не помышлял. А сейчас – пожалуйста, действует как заправский домушник. А кого благодарить?

“Знать бы ещё, что именно я здесь ищу…”

Из дома Кэтрин он вышел через сорок минут и сразу позвонил Шерлоку.

– Ну, что? Нашёл что-нибудь?

– Да, только пока не знаю, важно ли это. Через полчаса буду у тебя. Там всё и расскажу.

По окончании рабочего дня Кэтрин снова заехала в больницу. Ракель чувствовала себя хорошо, и ей уже не терпелось скорее покинуть госпиталь. Но о выписке речь пока не шла– как-никак, а женщина почти месяц провела в коме, и полное восстановление доктора прогнозировали не скоро.

– Не волнуйся, Ракель, я всё равно остановилась у мистера Холмса, – успокоила Кэтрин, но не стала вдаваться в подробности, у какого именно.

Ракель знала о Майкрофте и с самого начала одобряла выбор хозяйки.

После случившегося возвращаться на Бейкер-стрит не хотелось. Но если некто и в самом деле пытался убить Ракель, то это значило, что и сама она находится в опасности. Кэтрин мучили вопросы: кому и зачем понадобилось устранять экономку? Вряд ли это было лишь актом запугивания – нескольких явлений “призрака” вполне хватило, чтобы довести Кэтрин до нервного срыва, тогда получается… Ей отчаянно не хотелось верить, что Ракель может быть как-то замешана во всей этой истории – сеньорита Калдерари столько лет провела в их семье, что Кэтрин не могла даже представить, что эта женщина может желать ей зла.

– Я хотел бы извиниться.

– Что? – Кэтрин не поверила своим ушам. – Ты просишь у меня прощения, Шерлок?

– Почему это тебя так удивляет? – спросил он. – Я действительно повёл себя чересчур грубо. В конце концов, твои отношения с Майкрофтом меня касаются.

– Да нет у нас никаких отношений! – воскликнула Кэтрин, не сводя с него подозрительного взгляда. – И, может быть, ты прекратишь весь этот цирк, и просто скажешь мне, в чём дело?

– Ни в чём, – Шерлок беспечно развёл руками и, усевшись в кресло, жестом предложил Кэтрин устроиться напротив, – тебе и в самом деле хорошо досталось. Поэтому, я и предлагаю заключить мир.

Кэтрин опустилась в кресло. Она солгала бы себе, если бы сказала, что слышать это было неприятно, но с другой стороны Кэт достаточно хорошо успела изучить характер детектива.

– Допустим, я готова рассмотреть твоё предложение, – сказала она. – И каковы же условия? Тебе ведь известно, что любой договор имеет свою цену. Что ты хочешь от меня?

– Ничего. Но раз ты втянула меня в свою историю, нам придётся работать вместе. Согласись, что это достаточный аргумент для того, чтобы поддерживать хорошие отношения.

– Мы всего лишь временные партнёры, и нам вовсе не обязательно любить друг друга.

– Так ты меня прощаешь? – уточнил он.

– Я не злопамятна, – ответила Кэтрин. – Но могу быть злой. И память у меня хорошая.

– Ну, если уж на то пошло, – Шерлок взял с полки бутылку вина и поставил на журнальный столик, – тебе тоже удалось меня разозлить.

– Неужели? – она усмехнулась. Беседа принимала всё более захватывающий оборот. – И каким же образом?

– Мне совсем не понравилось, когда я узнал про тебя и Майкрофта.

Второй раз за вечер Кэтрин решила, что ослышалась:

– Подожди… Что? Я не верю, что ты это сказал. Вернее, я знаю, что это так, не слепая всё-таки, и не пытайся отрицать. Но я не верю, что слышу это от тебя.

– Как видишь, я полон сюрпризов.

– Или коварства, – уточнила она. – Что происходит, Шерлок?

Он открыл вино, наполнил бокалы и протянул один из них Кэтрин.

– За примирение?

– Не думай, что я так легко поддамся, Шерлок Холмс! Тебе не удастся сбить меня с толку.

Кэтрин ждала, что он сейчас начнёт язвить, но этого не произошло.

– Ты говорила мне, что я не умею верить людям, а сама-то? С чего ты решила, что я пытаюсь тебя обмануть?

– Потому что ты сейчас не похож на самого себя, – призналась Кэтрин и отпила вина, – это странно.

Шерлок пожал плечами:

– Ну, я так не думаю. Рано или поздно каждому приходится снять маску, даже если она прочно приросла к настоящему лицу.

– В тех кругах, где я общаюсь, это может быть опасно. Да и в твоих тоже.

– Значит, между нами много общего.

– Нет, – ответила она. – И если ты сейчас о том, что когда-то у меня были проблемы с наркотикам, то я давно переросла их. – Она многозначительно склонила голову и прищурилась. – В отличие от некоторых. Да и потом… крепче травки я ничего не принимала.

– Я не об этом, – сказал Шерлок. – Вот опять… Ты снова пытаешься увидеть то, чего нет. А я говорил лишь о том, что мы оба привыкли скрывать настоящее лицо и прятать эмоции. Но я хочу, чтобы ты доверяла мне, ведь в противном случае я не смогу помочь.

– А тебе можно доверять? – Кэтрин решила спросить напрямую.

– У меня нет цели причинить тебе вред.

Как ей хотелось поверить его словам! Уже не имело смысла отрицать, что она привязалась к этому человеку. И к какому! Кэтрин понимала, что Шерлоку не нужна ни она сама, ни её проблемы. Им двигал азарт, желание не ударить в грязь лицом и раскрыть очередное запутанное дело. Кэтрин была лишь дополнением, мостиком, что отделял Шерлока от желанной разгадки. Он пройдёт по ней и даже не обернётся.

– Я не могу помочь тебе, Шерлок, – Кэтрин допила вино и собралась уходить. – Спокойной ночи.

Она почти дошла до двери, когда он нагнал её и взял за руку.

– Постой.

Прикосновение его руки, тихий хриплый голос были выше её сил. Кэтрин чувствовала, что снова оказалась на краю, но теперь падение станет для неё роковым.

– Шерлок, пожалуйста… – дрожащим голосом попросила она, – отпусти меня.

– А если я не хочу тебя отпускать? – спросил он, пристально глядя в её глаза.

Сердце пропустило удар от двусмысленности этой фразы. Но Кэтрин тут же свирепо одёрнула себя – нет, не было в его словах никакого скрытого смысла. Это всё обман, иллюзия.

– А я не собираюсь играть в твои игры.

Шерлок прижал её к стене. Кэтрин подавилась воздухом – близость его тела начисто лишала её разума и здравого смысла. Он навалился сильнее, и Кэтрин оказалась зажатой между горячим телом и холодной стеной. Губы невольно приоткрылись в ожидании поцелуя, а пальцы запутались в непослушных кудрявых волосах. Шерлок толкнулся в неё бёдрами, и Кэтрин проклиная себя, подалась навстречу. Он целовал её шею, плечи и острые, выступающие ключицы, грубовато сжимал подбородок, а другая рука в это время уже бесцеремонно ласкала грудь. Кэтрин выгибалась, тёрлась об него и закусывала губу – хотелось уже невыносимо. Она оттолкнула его, но лишь на мгновение, только чтобы вцепиться в плечи и задать нужное направление – туда, к креслу – Кэтрин всегда мечтала, чтобы он взял её там. Шерлок раскусил её и, ухмыльнувшись, попятился назад, утягивая за собой. Кэтрин уселась ему на колени, мгновенно ощущая упирающийся между ног возбуждённый член. И всё же, несмотря на опьяняющее желание, не собиралась так легко сдаваться. Сейчас она правила балом, и осознание этого накрывало сильнее любого наркотика. Не отрываясь от его губ, Кэтрин расстегнула рубашку, бросила на пол и подула на разгорячённую кожу. Шерлок тихонько вздохнул и глянул на неё из-под полуприкрытых век.

…Она не помнила, когда в последний раз ей было так хорошо. Пусть, пусть, это бездна, а там, в темноте точка невозврата – всё это будет потом, завтра, когда-нибудь… Но сейчас Кэтрин была с ним, плавилась, задыхалась и умирала, чтобы воскресать с каждым новым движением.

– Посмотри на меня, – севшим, диким голосом попросила она, – я хочу видеть, как тебе хорошо.

Шерлок сдавил её плечи, но эта сладкая боль лишь добавила остроты тому, в то, что происходило. Она чувствовала его, они были единым целым. Пусть это игра, пусть он преследует свои цели, сегодня она с ним, сегодня она будет верить ему.

– Откуда это у тебя? – Шерлок скользнул пальцами по её плечу, где виднелись два небольших круглых шрама-отметины.

Они лежали на кровати в его комнате, и Кэтрин чувствовала, что начинает засыпать.

– В детстве опрокинула на себя барбекю, – сонно ответила она, – кажется, мне было года два или три. Во всяком случае, я этого уже не помню.

Кэтрин пожалела, что не умеет останавливать или хотя бы замедлять время, когда он осторожно, почти ласково коснулся этих едва заметных следов. Нащупав в темноте руку Шерлока, она крепко сжала его пальцы.

Когда он проснулся, Кэтрин уже ушла. Впрочем, ничего другого Шерлок от неё и не ждал. Она не из тех, кто бегает за мужчинами и душит назойливой жаждой романтики. Однако, мисс Уилшоу ясно дала понять, что произошедшее ей понравилось – на столе в гостиной обнаружилась записка, а на кухне блинчики.

Шерлок старался не придавать внимание их очередной совместной ночи – такие размышления не сулили ничего хорошего, тем более, что его ждали куда более важные дела. И всё-таки… она подобралась к нему слишком близко. Точнее, он сам её подпустил.

– Шерлок, дорогой! – в гостиную заглянула миссис Хадсон. – Ты бы не мог настроить мне телевизор? Через несколько минут начнётся мой любимый сериал, а там сейчас такое происходит…

Он вздохнул и поплёлся на первый этаж, даже язвить по поводу любви домовладелицы к мыльным операм не было никакого желания. Миссис Хадсон же сочла необходимым посвятить его в содержание доброй сотни предыдущих серий и перечисляла всех героев поименно, не забывая уточнять, что думает о каждом из них.

– Вот. Пожалуйста, – безобидная болтовня домовладелицы оказалась неплохим стимулом для того, чтобы как можно быстрее закончить с настройкой.

– Спасибо, мой дорогой! – миссис Хадсон уже находилась там, по другую сторону экрана, где мужчина в восточном головном уборе надевал на плечи меховую накидку(1). – Ой, ой, ой! – воскликнула миссис Хадсон, – лучше бы ему этого не делать.

– Да, – безразлично кивнул Шерлок и собрался уходить, – безвкусная вещица. Да и лицо у него противное.

Мужчина на экране тем временем вдруг начал страшно хрипеть, затем схватился за горло и рухнул на пол, уставившись в потолок испуганными, остекленевшими глазами.

– Что это с ним? – спросил Холмс.

– Да это всё Хюррем подстроила, – прокомментировала миссис Хадсон, – она такая… Накидочка-то была отравленная. Ядом пропитанная. Вот бедняга и умер.

Шерлок замер в дверях.

– Правда, интересный сериал? – спросила миссис Хадсон, глядя на уставившегося в экран детектива. – Я, кстати записала предыдущие серии. Если хочешь, могу…

– Накидка… – будто не слыша её, пробормотал Шерлок и потёр виски, – накидка, накидка… Ну, конечно!

– Что? – переспросила миссис Хадсон, переводя взгляд с Шерлока на телевизор и обратно.

– Накидка!!!

Если бы домовладелица не знала его так хорошо, то наверняка бы испугалась.

– Вы гений, миссис Хадсон! И Хюррем эта ваша, или как там её, тоже умница! И, чёрт возьми, как я сразу не догадался?!

Прежде, чем миссис Хадсон успела ответить, Шерлок уже взбежал вверх по лестнице.

Комментарий к О пользе сериалов

(1) Сцена из турецкого сериала “Великолепный Век”, который в Англии пользовался не меньшей популярностью, чем в России

========== Момент истины ==========

Двери приёмной распахнулись подобно “крыльям летучей мыши” в салуне и с грохотом ударились о стены.

– Где она?! – взбудораженный, растрёпанный детектив хищно огляделся, и Миранда вжалась в спинку стула, видимо, ещё не забыв, как Шерлок застукал её с любовником на вечеринке у Майкрофта.

– Кто?.. – жалобно спросила она, испуганно хлопая белёсыми ресницами.

– Кэтрин! – рявкнул Шерлок, досадуя на глупость Миранды, не понимающей очевидного.– Где она?

– Ушла на ланч,– поняв, что убивать её, кажется, не собираются, управляющая осмелела.– Заварить вам кофе?

– К дьяволу кофе! – рыкнул Шерлок, и Миранда снова вздрогнула. – Где плед?!

– Ккакой плед? – теперь мисс Хопкинс глядела на него как на буйно помешанного.

Шерлок пробормотал невразумительное ругательство и направился к двери, ведущей непосредственно в кабинет.

– Но… постойте… вам туда нельзя… – Миранда робко воспротивилась, но одного убийственного взгляда хватило, чтобы купировать дальнейшие попытки.

Захлопнув за собой двери, Шерлок ринулся к гардеробу. С минуту он копался среди вешалок, ругаясь сквозь зубы и, не найдя желаемого, гневно захлопнул створки.

За спиной раздался звук открываемой двери, а следом за ним шаги, тонущие в мягком ковре.

– Что, позволь спросить, ты здесь делаешь?

Он обернулся. Кэтрин стояла в проёме, сложив руки на груди, и выглядела крайне недовольной.

– Я не мог до тебя дозвониться.

– И поэтому ты решил разгромить мой офис? – уточнила Кэтрин. – А заодно довести до нервного срыва управляющую.

– У неё и без того расстройство личности, – хмыкнул он. – А ещё она совершенно не умеет…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю