290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отражение (СИ) » Текст книги (страница 11)
Отражение (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Отражение (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 13 страниц)

– Довольно! – рявкнула Кэтрин. Она закрыла двери и, убедившись, что их не слышно, спросила, – Что происходит, Шерлок?

– Где твой палантин? Тот самый, в котором ты была, – на этих словах он скривился, – у моего дорогого брата.

– Там же и остался. У твоего, как ты выразился, “дорогого брата”, – Кэтрин пожала плечами. – Знаешь, в тот вечер мне было как-то недосуг беспокоиться о забытых вещах.

Холмс не ответил. Молча достал телефон и набрал номер Майкрофта. Разговор получился коротким и, судя по всему, неприятный для обоих, что в общем-то неудивительно.

– Ты едешь со мной? – спросил Шерлок, убирая телефон в карман пальто.

– Да, – встречаться с Майкрофтом после случившегося хотелось меньше всего, но Кэтрин знала, что не выдержала бы этой неизвестности. – Что он сказал?

– Что к нашему приезду забытый палантин будет смиренно ждать свою владелицу в холле. – Шерлок усмехнулся. – Британское Правительство сейчас не в городе. Ох, и тяжела служба Её Величеству, – посетовал он.

Через час они уже ехали обратно. Сидевшая за рулём Кэтрин то и дело поглядывала на Шерлока, но ни о чём не спрашивала. И лишь когда он посоветовал ей лучше следить за дорогой, не выдержала:

– Тогда, может, объяснишь, что всё это значит?

– Когда я буду знать наверняка, ты сама всё поймёшь, – отозвался он.

Кэтрин знала, что спорить с ним бесполезно. Мысли роились в голове, как растревоженные пчёлы, и вскоре у неё заболели виски. Время от времени боковым зрением она замечала, что Шерлок то и дело поглядывал на неё.

– Что? – они стояли на светофоре и, повернувшись, Кэтрин перехватила его взгляд.

– Ты довольно сносно управляешься с машиной, – сказал Шерлок. – Во всяком случае лучше, чем многие женщины.

Кэтрин лишь хмыкнула.

Едва шагнув за порог гостиной, Шерлок небрежно кинул пальто на диван и почти бегом прошёл на кухню. Одним махом скинул на пол всё, что было на столе (Кэтрин порадовалась, что там не оказалось ничего легко бьющегося) и вытряхнул из бумажного пакета злосчастный палантин.

Её душили тревога и любопытство, но Кэтрин понимала, что любой вопрос с её стороны наверняка породил бы справедливое возмущение, а возможно, и откровенную грубость. И пока Шерлок возился с пробирками, она смиренно сидела в кресле, молча наблюдая за происходящим, и лишь не находящие покоя руки выдавали её состояние. Кэтрин уже догадалась, что именно хотел обнаружить Шерлок, но эта мысль казалась ей столь дикой и безумной, что разум отказывался её принимать.

– Я был прав, – Шерлок и не пытался скрыть своё торжество, – подойди-ка сюда.

Кэтрин зашла на кухню. Её прекрасный, фантастически дорогой кашемировый палантин превратился в безобразную тряпку, сплошь покрытую пятнами от реагентов.

– Это наркотик. И, должен сказать, весьма редкий и опасный. У обычного дилера такой не раздобудешь.

– И откуда он, чёрт возьми, взялся на моём палантине? – Кэтрин брезгливо и с долей страха глядела на некогда любимую вещь.

Отошла на пару шагов, будто невольно стараясь держаться подальше от потенциального источника угрозы, но Шерлок успокоил:

– Сейчас он безопасен, реакция происходит непосредственно при контакте с кожей. Отсюда и галлюцинации, перепады температуры и так далее…

Кэтрин закрыла глаза и глубоко вдохнула. Она и прежде не верила в существование призраков, но сейчас, когда правда выскочила перед ней, как преступник в безлюдном переулке глухой ночью, оказалась не готова встретиться с ней лицом к лицу. Не мёртвая Пэгги тянет к ней из могилы свои холодные руки – нет, кто-то вполне живой, но коварный и расчётливый пытается столкнуть её в пучину безумия. Зачем? Отомстить? Завладеть бизнесом? Из личной неприязни? Она потёрла виски, собираясь с мыслями.

– Шерлок… – голос охрип, словно она была простужена, – пожалуйста, раскрой это дело, – взмолилась Кэтрин. – Мне так страшно!

И тут случилось то, чего она не ожидала, или в крайнем случае, ожидала меньше всего. Сняв перчатки, Шерлок подошёл к ней и крепко прижал к себе.

– Идём в гостиную, тебе надо успокоиться.

Он по-прежнему обнимал её за плечи, и Кэтрин послушно тащилась за ним, так же покорно уселась в кресло и безропотно приняла бокал виски, хотя прежде никогда не позволяла себе выпивать в середине дня.

– Ты ведь во всём разберёшься? – сидя в кресле, она глядела на него снизу вверх, и в глазах её плескалось неприкрытое отчаяние.

– Обещаю, – заверил Шерлок. – А сейчас иди отдохни. Можешь лечь в моей комнате, если не хочешь оставаться одна.

Как только Кэтрин скрылась в спальне, Шерлок позвонил Лэстрейду.

– Ну, что? – спросил он нетерпеливо. – Нашёл что-нибудь?

– Нашёл, – ответил Грег после нескольких секунд молчания, – занятная получается картина…

– Не тяни резину! – прикрикнул Шерлок. – Рассказывай.

– История получится долгой, лучше тебе приехать.

Кэтрин лежала спиной к двери, и когда он зашёл, резко повернулась. Движения её были нервными и отрывистыми, а в лице и взгляде прочно обосновалась усталость. Неожиданно для самого себя Шерлок ощутил жгучий прилив ненависти к неизвестному, что довёл Кэтрин до такого истощения. Пересилив желание обнять её покрепче, он лишь сказал коротко:

– Мне нужно ненадолго уехать, у Лэстрейда какие-то проблемы.

Кэтрин кивнула, не заподозрив обмана:

– Хорошо.

В кабинете шефа Скотланд-Ярда он провёл около двух часов. Шерлок догадывался о чём-то подобном, теперь же его гипотеза подтвердилась окончательно. Разбросанные факты вдруг выстроились в идеальном порядке, как шахматы на доске – вот! Вот он, последний недостающий элемент, собравший воедино остальные детали этой мозаики.

– Теперь я знаю, – детектив ухмыльнулся собственным мыслям. – Боже мой, Грэм, как, мать твою, всё оказывается просто!

– Меня зовут Грег, – Лэстрейду казалось, что Шерлок сейчас запрыгнет на стол и примется скакать от радости, – и оставь в покое мою матушку.

Но детектив уже не слышал его. Сердце гулко колотилось о рёбра, ладони вспотели, а кровь всё быстрее разносила по венам закипающий адреналин. Праздновать триумф было ещё рановато, охота в самом разгаре, и любой неверный шаг может испортить всё. О! Как Шерлок любил эти моменты! Ради них стоило жить. Он вновь чувствовал себя охотником, что после нескольких дней изнурительной облавы, наконец, увидел в прицеле долгожданный трофей. Только бы не шевельнуться, не хрустнуть веткой и не спугнуть желанную добычу!

– Так ты уже знаешь, кто за всем этим стоит?

– Ну, разумеется, знаю, – Шерлок небрежно фыркнул, и в это мгновение выглядел именно таким, каким Лэстрейд увидел его, когда Холмс впервые щёлкнул по носу Скотланд-Ярд, раскрыв убийство южноафриканского министра. – Теперь всё ясно, как белый день.

Когда он вернулся на Бейкер-стрит, ничто не выдавало в нём той радости, свидетелем которой стал Грегори Лэстрейд.

Кэтрин сидела на диване, мирно попивая кофе, и листала какой-то журнал.

– Ну, что? – спросила она, когда он присел рядом. – Помог Лэстрейду?

Шерлок кивнул:

– Наш доблестный Скотланд-Ярд как всегда зашёл в тупик.

И всё-таки что-то в его взгляде показалось ей странным. Не таким, как обычно.

– Всё в порядке, Шерлок? – Кэтрин посмотрела ему в глаза.

– В полном, – ни один мускул не дрогнул на его лице. – А вот ты выглядишь уставшей.

– С чего это ты стал таким заботливым? – хмыкнула она. – Уж не хочешь ли сказать, что привязался ко мне?

– Насчёт привязался, не знаю, а вот отвязаться от тебя точно невозможно, – Шерлок усмехнулся. – А ещё у тебя явные проблемы с доверием.

Такой Шерлок был привычнее и как-то даже роднее, но Кэтрин по-прежнему тщетно пыталась уловить, что же именно в нём изменилось и не могла найти ответа.

Шерлок Холмс всегда гордился тем, что может найти выход из любой ситуации. Будь это тонкая, выверенная до мелочей вариантов стратегия как обыграть Мориарти, или же отчаянный, граничащий с безумием экспромт, как в случае с Магнуссеном – он, Шерлок, всегда умудрялся найти ту самую, единственно верную лазейку и остаться победителем. Но когда речь заходила о женщинах…

– Ты считаешь себя сильным человеком?

Вопрос оказался для неё неожиданным. Кэтрин пожала плечами:

– Не знаю. Возможно. Я пережила смерть родителей, избавилась от пристрастия к лёгким наркотикам и успешно руковожу аукционным домом. Пожалуй, я сильный человек. А почему вдруг ты об этом спросил?

– Просто интересно твоё мнение. Вот так с первого взгляда и не скажешь, что жизнь тебя потрепала.

Кэтрин улыбнулась:

– Даже в самые тяжёлые моменты я успокаивала себя мыслью, что мне ещё повезло. По крайней мере, у меня были хорошие родители и счастливое детство. Я получила образование, у меня есть друзья и деньги. Не так уж мало, согласись?

Если бы всё заключалось в чисто физическом влечении – это было бы ещё полбеды. Но всё чаще Шерлок ловил себя не том, что без Кэтрин ему становится как-то неуютно. Будто не хватает чего-то. Примерно то же самое он испытывал тогда, когда Джон переехал. Кэтрин вызывала в нём странные чувства. Это было не просто желание обладать её телом – слишком часто в последнее время ему было достаточно просто находиться с ней в одном помещении, засыпать и просыпаться в одной постели, и сама близость не имела при этом столь важного значения. Шерлок понимал, что случилось самое страшное – он привык к ней. Другое же слово, которого он боялся как чёрт ладана, Шерлок даже мысленно не решался употребить.

До этого вечера он успешно загонял эти переживания в самые отдалённые глубины Чертогов Разума, и вот теперь, когда история эта практически подошла к своему завершению, всё смешалось. Шерлок знал, что должен поговорить с Кэтрин, и чем раньше случится этот разговор, тем легче всё пройдёт, но, пожалуй, впервые в жизни не мог решиться. Он. Шерлок Холмс. Разве не он всегда считал трусость позорнейшим из всех человеческих пороков? Разве не презирал он тех, кто бежит от очевидного? И что теперь?

Ещё не было и одиннадцати, когда она ушла спать. События прошедшего дня дали о себе знать, и уже через несколько минут Кэтрин провалилась в сон. В какой-то момент её разбудил звук открывшейся двери, а через несколько секунд она почувствовала, как прогибается под тяжестью тела матрас. Шерлок обнял её со спины, и Кэтрин, сладко вздохнув, придвинулась поближе.

…Она проснулась от собственного крика. Мокрые волосы липли к лицу, по спине катился холодный пот.

– Спокойно, – Шерлок обнял её, и Кэтрин вцепилась ему в плечи. – Снова видела битую посуду?

Отстранившись, Кэтрин удивлённо посмотрела на него:

– Откуда ты знаешь? – спросила она подозрительно.

Шерлок бережно уложил её обратно на подушку:

– Ну, во-первых, ты сама говорила мне о том, что это главная тема твоих кошмаров, – сказал он, укрывая её одеялом.

– А во-вторых? – Кэтрин села и даже в темноте он видел её пронзительный, встревоженный взгляд. – Шерлок… – хрипло спросила она, – ты ничего не хочешь мне рассказать?

– Утром, Кэтрин, всё утром.

Она вскочила с постели:

– Нет, сейчас!

Уперев руки в бока, Кэтрин принялась расхаживать из угла в угол. Остановившись напротив окна, вымученно откинула со лба прядь взмокших волос и плюхнулась на кушетку.

– Я устала, Шерлок, – Кэтрин едва не плакала. – Я так устала. Мне страшно, я вздрагиваю от каждого шороха, – она тяжело дышала и бурно жестикулировала. – Я так больше не могу. Не могу, понимаешь? Мне кажется, я схожу с ума. Если ты что-то знаешь – расскажи.

Шерлок вздохнул. Вот он, момент истины.

– Подойди сюда, – попросил он. – Сядь рядом.

Кэтрин медленно поднялась и, почувствовав, что разговор будет скорее неприятным, чем непростым, пошатываясь дошла до кровати. Механически присела на край и, опустив плечи, исподлобья поглядела на Шерлока.

– Думаешь, я не догадалась, зачем ты ездил к Лэстрейду? – её красивые губы исказила непривычная кривоватая ухмылка. – Может, я не так умна, как ты Шерлок, но я и не полная дура.

– Я собирался поговорить с тобой утром, – он включил ночник. – Пойду, принесу виски. Он тебе пригодится.

Когда Шерлок вернулся, Кэтрин сидела в той же позе и бессмысленно глядела в стену. Сгорбленная спина и руки, сцепленные в замóк на широко расставленных ногах, никак не вязались с тем образом утончённой молодой женщины, какой видел её Шерлок. Он налил два бокала и протянул ей один:

– Держи.

На несколько мгновений повисла тишина.

– Я выдержу любую правду, – заговорила, наконец, Кэтрин. – Так что выкладывай.

Шерлок подумал, что будь сейчас на его месте Джон, он бы непременно нашёл те самые нужные слова и сказал бы всё правильно. Но в этом и заключалось их различие – Шерлок не умел и не считал нужным ходить вокруг да около. Кэтрин смотрела на него как приговорённый смотрит на своего палача, стоя на эшафоте – так не гуманнее ли одним ударом избавить её от мучений?

– Скажи, ты в курсе, что тебя удочерили?

Комментарий к Момент истины

Друзья! Если кто-то из вас, как и Шерлок уже разгадал эту загадку, большая просьба – не пишите её в комментариях, ибо мало кто любит спойлеры))

Личка, контакт, группа, – всё к вашим услугам, да и я всегда открыта для общения.

Спасибо за понимание!

Ваша Лена Хабенская

========== Изнанка ==========

– Что? – бестолково переспросила Кэтрин и яростно мотнула головой, точно надеялась, что сказанное Шерлоком лишь нелепое продолжение её кошмара.

– Ты приёмная дочь, – в его голосе не проскользнуло ни одной эмоции. Так врач сообщает пациенту о смертельном диагнозе. – Да, новость неожиданная, но, согласись, что тебе повезло с родителями.

Кэтрин уже не слышала его. В ушах зазвенело, голова будто налилась свинцом, а тело разом потеряло способность двигаться и повиноваться мозгу.

– И как давно ты об этом знаешь? – хрипло спросила она.

– Пару дней.

В спальне повисло молчание. С улицы доносился отдалённый гул проезжающих машин и людские голоса. Мир продолжал жить своей жизнью, но для Кэтрин время замерло. Она словно погрузилась в вакуум, где нет ни света, ни воздуха. Ничего.

– То есть, прошлым вечером, когда ты сначала пытался напоить меня, а потом вывести на откровенный разговор, то был уже в курсе? – уточнила она. – Знал и не сказал ни слова.

– Я не знал, знаешь ли ты, – спокойно ответил Шерлок. – Мне хотелось, чтобы ты была со мной откровенна, – признался он.

– Значит, это была проверка? – Кэтрин отпила виски, и, наконец, посмотрела на него. – Откровенность, говоришь… – она сжала бокал так, что побелели костяшки пальцев. – Откровенность?! – заорала Кэтрин и, вскочив с кровати, швырнула бокал в стену напротив. Раздался звон и во все стороны полетели осколки. – Откровенность, мать твою?! – Кэтрин стояла перед ним, и глаза её пылали от гнева. – Ты скрывал от меня правду, играл моими чувствами и после всего этого смеешь говорить мне об откровенности?! – Она наотмашь ударила его по лицу. – Твоя чёртова забота была всего лишь способом вытянуть из меня правду?! Правду, о которой я и сама понятия не имела! – снова удар. – Да ты просто сукин сын, Холмс… – Кэтрин сползла по стене и, спрятав лицо в коленях, глухо зарыдала. – Как ты мог… – всхлипывала она, – как ты мог…

Шерлок перебрался к ней и присел рядом. Хотел приобнять, но Кэтрин грубо скинула с плеча его руку.

– Не трогай меня! Ты мне противен.

– Это было глупо, – согласился он. – Я хотел, чтобы Джон рассказал тебе. – Шерлок вздохнул. – У него это получается лучше, чем у меня. Знаешь, я нечасто говорю это, но… прости меня.

Кэтрин не ответила. Плечи её по-прежнему тряслись от рыданий, только теперь уже почти беззвучных.

– Я не играл с тобой, – сказал Шерлок, – да и потом… ты ведь тоже была не до конца честна со мной, – заметил он.

Кэтрин подняла голову и посмотрела на него заплаканными, опухшими глазами:

– Как ты можешь сравнивать то, что происходило между мной и Майкрофтом и… такое? Почему, почему ты сразу не сказал мне? И как теперь я могу верить тебе, Шерлок?

Он пожал плечами:

– Ну… для начала можно попробовать прекратить эту истерику и включить здравый смысл, – предложил детектив. – Когда начались наши…хм… отношения, я и понятия не имел о том, что узнал от Джона. Да, признаюсь, у меня были смутные догадки, но я привык доверять фактам, Кэтрин. Фактам. Я хотел поговорить с Ракель, но с ней случилась беда.

– Подожди… – перебила она. – Ты сказал “Ракель”? Значит, она тоже в курсе?

– Она не знала наверняка, – пояснил Шерлок. – Ещё при жизни твоих приёмных родителей, слышала какие-то обрывки разговоров, потом были телефонные звонки… Именно об этом она и рассказала Джону, когда он приехал к ней в больницу. Ну а он потом пробрался в твой дом, – и, заметив, как изменилось лицо Кэтрин, Шерлок поспешил объяснить, – это тоже было необходимо для дела. Если хочешь, можешь ударить меня ещё раз.

– Я хочу тебя пристрелить, – всхлипнула она.

– Договорились, – хмыкнул он. – Только дослушай сперва. – И когда Кэтрин молча кивнула, продолжил, – в общем, Джон нашёл документы. Какие именно, ты, думаю, и сама понимаешь.

Она снова кивнула. Теперь, когда Кэтрин немного успокоилась, Шерлок решил, что можно продолжать.

– И ты, конечно, уже знаешь, кто были мои настоящие родители?

– Адам и Ханна Слеттери, – сказал Шерлок, – и, зная, твой следующий вопрос, могу сказать, что никого из них уже давно нет в живых.

Несколько секунд Кэтрин напряженно глядела в пол, морщила лоб, закусывала губу, словно пытаясь что-то вспомнить.

– Подожди… – она нервно забарабанила пальцами по полу, – Слеттери… Слеттери… это же ведь… – Кэтрин подняла голову и, озарённая шокирующим откровением, затравленно посмотрела на Шерлока, – мы ведь с тобой там были. Мы были в их доме! – ей и в голову не пришло сказать “моём”. – В Северном Вулидже!

Шерлок кивнул:

– Именно там двадцать пять лет назад Адам Слеттери убил свою жену.

– Мою маму… – одними губами проговорила Кэтрин, тщетно пытаясь связать это слово с образом женщины, о существовании которой даже не подозревала.

– Слеттери был алкоголиком, а Ханна терпеливо сносила побои мужа. Она сама была из детского дома, так что идти ей было некуда. Хотя, на мой взгляд, это не оправдание. Вот тебе и ответ, откуда взялись твои кошмары.

Она молчала. Голова разрывалась от гудящих, словно потревоженный улей, мыслей, и Кэтрин вдруг отчаянно захотелось убежать, спрятаться – неважно где, только бы забыться, потеряться.

– Мои родители – Фрэнсис и Алисия Уилшоу, – медленно проговорила Кэтрин. – Других я не знаю, и знать не хочу.

– Признавать это или нет – дело твое, – Шерлок пожал плечами. – Но ты не можешь отрицать очевидного. Это та правда, с которой тебе придётся жить.

– И что было потом? – Кэтрин дотянулась до стоящей возле кровати бутылки виски и отхлебнула прямо из горла. Поморщилась, закашлялась и обреченно посмотрела на Шерлока.

– Тебе повезло. Всего через три месяца после ареста твоего отца, – и заметив, как изменилось её выражение лица, мгновенно поправился, – Адама Слеттери, тебя удочерила чета Уилшоу. Люди, которых ты двадцать пять лет считала своими родителями.

– Они и есть мои родители, – сквозь зубы процедила Кэтрин.

– Пусть так, – согласился Шерлок. – В конце концов, судя по твоим рассказам, у тебя было более чем счастливое детство.

– Я сомневаюсь, что кто-то мог любить меня больше, чем мама и папа, – Кэтрин покачала головой. – Стоп! – встрепенувшись, она отбросила упавшую на лицо прядь, – ведь именно из дома Слеттери Сонни Керджесс звонила мне! Каким, чёрт возьми, образом она замешана во всём этом?

– Если ты помнишь, к тому моменту Сонни Керджесс уже находилась в коме, – спокойно объяснил Шерлок. – Так что это априори не могла быть она. Да, Сонни имеет отношение к “звонкам с того света”, но в этой истории мисс Керджесс занимает совсем незначительную роль. Бедной глупышке с самого начала была отведена роль “пушечного мяса”.

Шерлок понял, что не ошибся в Кэтрин. Она была сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Ещё несколько минут назад, отчаянно рыдавшая, на грани истерики, Кэтрин неожиданно собралась и теперь смотрела на Шерлока с мрачной сосредоточенностью.

– Думаю, будет лучше, если мы продолжим разговор в гостиной, – сказала она, и Шерлок взглянул на неё с уважением.

Он позвонил Джону, и меньше, чем через час все трое уже собрались в гостиной.

– Итак, я уже говорил, что терпеть не могу, когда меня перебивают, – начал Шерлок. – А потому попрошу тебя, Кэтрин, все вопросы, выкрики и эмоции оставить на потом.

Она молча кивнула. После свалившейся на голову информации и последовавшей за этим кратковременной истерики, Кэтрин при всём желании не смогла бы закатить повторную. Сил не осталось.

– Вот и отлично, – Шерлок хлопнул в ладоши, – рассказ выйдет долгим и чрезвычайно занимательным.

Если бы взгляды могли убивать, то детектив бы уже валялся на полу бездыханным, а Кэтрин в тот момент сильно пожалела, что под рукой не оказалось пистолета или хотя бы чего-нибудь тяжёлого.

– Вы определённо умеете удивлять, мистер Холмс, – выдохнула Кэтрин. – Я переночую у себя дома, если не возражаешь.

– Возражаю, – ответил Шерлок. – Это опасно.

Кэтрин горько усмехнулась:

– Неужели? А если и так, то тебе-то что? Дело раскрыто. Торжествуй, Шерлок Холмс! Тебе больше не нужно притворяться.

– Ты сейчас не в состоянии здраво рассуждать, – сказал он. – И сама не понимаешь, что говоришь.

Он приблизился к ней на несколько шагов, но Кэтрин предупреждающе вытянула руку:

– Не подходи ко мне, – процедила она. – Никогда больше не смей подходить ко мне.

– Возвращайся к себе в комнату и постарайся уснуть.

– Ты издеваешься?! – воскликнула она.

– Тебе нужно отдохнуть, – его спокойствие приводило Кэтрин в бешенство. – Завтра нам всем предстоит нелёгкий день. Ты должна быть в форме.

Джон понял, что он здесь лишний. План действий они составили, и теперь оставалось лишь дождаться утра. Кэтрин и Шерлоку, судя по всему, ещё предстояло многое обсудить, и Джон счёл за лучшее предоставить им эту возможность прямо сейчас.

– Я, пожалуй, вас оставлю.

Нечего было и думать о том, чтобы заснуть. Кэтрин лежала на диване в гостиной, разглядывая тлеющие в камине дрова, но мысли её находились далеко за пределами Бейкер-стрит. В тот день, когда умер отец (не тот пропитый мерзавец, что по нелепой случайности подарил ей право на существование), а другой, настоящий, она думала, что это был самый ужасный день в её жизни. Потом, когда всего через год не стало матери, Кэтрин поняла, что вот оно, настоящее горе – остаться одной в огромном мире. Потерянной и раздавленной болью утраты. Казалось, что хуже просто не может быть. Да и куда уж дальше, если она потеряла самых близких ей людей? Но в этом-то и заключается самое страшное – что бы ни происходило, человеку не дано знать, может ли быть всё ещё хуже.

С каким трудом и упорством Кэтрин заново выстраивала свой разрушенный мир, как долго заново училась улыбаться и благодарить за судьбу за всё хорошее, что в ней есть. И вот теперь её благополучная и с виду такая безоблачная жизнь рухнула, как рушатся старые покосившиеся дома, погребая под обломками своих жителей. Кэтрин лежала на самом дне, убитая, раздавленная и невероятно одинокая. Больше всего на свете ей хотелось ощутить рядом чьё-то надёжное плечо, обнять покрепче и услышать ласковое: “Всё будет хорошо”. Будь здесь мама, она бы непременно нашла нужные слова. Но её здесь нет. Ни родной, ни той, биологической. “Я не верю, что всё это происходит со мной. Так не бывает”. Теперь, узнав всю правду, Кэтрин не находила себе места – хотелось вскочить, побежать, действовать… Не медля, сейчас же. “Соберись, Кэтрин Уилшоу. Хладнокровие тебе ещё понадобится” – как мантру мысленно повторяла она.

Когда Шерлок проснулся, не было ещё и восьми. Из гостиной не доносилось ни звука, что совершенно не понравилось детективу. С дурным предчувствием он заглянул в комнату и, увидев пустой диван со смятым пледом, ругнулся сквозь зубы. Подумать только, он всё-таки упустил её!

Шерлоку понадобилось менее десяти минут, чтобы собраться и позвонить Джону. Бегом спускаясь по лестнице, он думал, что возможно, надо сообщить и Майкрофту, но уже через пару секунд отказался от этой затеи. Без него справятся. Только бы успеть!

========== Семейные узы ==========

– Быстрее! – Шерлок елозил на пассажирском сидении и нервно постукивал пальцами по стеклу.

– Простите сэр, но быстрее никак, – ответил таксист, и выражение его лица при этом ничуть не изменилось. – Штраф и увольнение сегодня не входят в мои планы.

– А в мои планы не входит смерть клиентки! – рявкнул Шерлок. – И если ты сейчас же не прибавишь скорости, в морге сегодня прибавится ещё один труп.

Водитель так и не понял, кого странный пассажир имел в виду – таинственную клиентку или его самого, но на всякий случай посильнее надавил на педаль.

Путь от Вестминстера до Харингея (1) был неблизкий, и словно по велению какого-то злого рока, они умудрились “поймать” почти все светофоры. Шерлок беспокойно притопывал ногой и уже который раз пытался дозвониться до Кэтрин. Она не отвечала, но радовало то, что телефон всё ещё был включен. Шерлок злился на самого себя за столь досадную оплошность – каким же надо быть идиотом, чтобы думать, будто она станет терпеливо ждать его. И ведь как ловко ускользнула! Может быть, всё-таки стоит позвонить Майкрофту? Одного его слово – и здание оцепят. В какой-то момент Шерлок был почти готов набрать номер брата, но в последний момент передумал. Сам справится, да и Джон уже в пути. Он ещё раз позвонил Кэтрин. Безуспешно. “Идиотка” – прошипел Холмс, но за раздражением прятался настоящий и растущий с каждой секундой страх.

Она уже добрых две минуты стояла перед обшарпанной дверью. Руки дрожали, ноги повиновались с трудом, и, сглотнув, Кэтрин наконец постучала. Боже, как глупо. И если говорить начистоту, она имела полное право вломиться в этот дом с карабином наперевес. Кэтрин сунула руку в карман пальто и, ощутив холодную тяжесть металла, немного успокоилась. Дай Бог, чтобы ей не пришлось использовать его.

По ту сторону двери не доносилось ни звука. Она уже собралась уходить, когда заметила, что оконная рама приоткрыта. Воровато оглядевшись по сторонам, Кэтрин перешагнула низенькую ограду замусоренного палисадника и подошла ближе. Рамы были старые, облупившиеся, но стекла блестели чистотой. Кэтрин снова огляделась. Поблизости не было ни души, узкая улица пустовала. Она осторожно подцепила раму и потянула на себя. Та поддалась без сопротивления. “Не слишком умно оставлять окна открытыми, когда живешь в таком районе” – промелькнуло в голове. Кэтрин не была в состоянии аффекта и хорошо понимала, что она делает. Истерика, шок, оцепенение – вся эта палитра эмоций прошла сквозь неё за одну ночь и так же быстро сменилась осознанием. Кэтрин решила действовать.

Забраться на подоконник и спрыгнуть на кухню не составило для неё никакого труда. Ох, сколько раз она проделывала это, когда по ночам удирала из пансиона на очередное свидание! Оказавшись внутри, она спешно закрыла окно и задёрнула накрахмалённые, пахнущие апельсиновым порошком занавески. Кухня была небольшой, бедно обставленной, но чистой и уютной. На стенах висели незамысловатые картинки, холодильник украшали декоративные магниты… Кэтрин прислушалась. Тишина. Осторожно ступая, она выглянула в следующую комнату и оказалась в гостиной. Здравый смысл подсказывал, что надо уходить или, как минимум позвонить Шерлоку, но Кэтрин охватило странное, какое-то нездоровое любопытство и, самое главное – она чувствовала, что должна быть здесь. Просто, чтобы посмотреть. Чтобы знать. Она обошла комнату, разглядывая простенькую мебель и дешёвые безделушки. Обычный дом обычного человека. “А что ты хотела здесь увидеть? Магическую книгу, мертвого петуха и собственную восковую куклу с иголкой в глазу?” Кэтрин невесело усмехнулась.

После гостиной она осмотрела в спальню, но и там не увидела ничего необычного. В изнеможении присела на кровать и потёрла гудящие виски. Вдруг за спиной что-то зашуршало. Кэтрин вскочила, как ужаленная, но тут же успокоилась – с подоконника на неё внимательно смотрела чёрная кошка.

– Кис-кис, – позвала Кэтрин и жестом поманила её, – иди сюда, киса.

Кошка грациозно спрыгнула на пол и подошла к незваной гостье. Мурлыкнула тихонько и потёрлась о руку. Кэтрин невольно улыбнулась.

– Как тебя зовут, маленькая? – она взяла её на руки, чтобы разглядеть имя на латунном медальоне. – Луиза.

“Что я здесь делаю? Чего хочу добиться?” Пальцы снова сжали пистолет. Она уже достала телефон, чтобы позвонить Шерлоку, когда в прихожей раздался звук открываемой двери. Шаркнули о коврик ноги, и почти сразу замерли – Кэтрин поняла, что её присутствие обнаружили. Сердце бешено заколотилось о рёбра. Она поднялась и медленно достала из кармана пистолет. Какой тяжёлый.

– Мисс Уилшоу? – донеслось из прихожей. – Право же, какая неожиданность! Ну, выходите, раз пришли.

Она отступила на шаг назад. Оконная рама легко отпирается – бегство не займёт и пятнадцати секунд. А как правильно держать пистолет? На мгновение Кэтрин зажмурилась, вспоминая полицейские боевики. “Я не хочу стрелять! Не хочу ничьей смерти!”

– Давай же, Кэтрин. Смелее! Я знаю, что это ты.

К чёрту окно, к чёрту Шерлока. Она сжала пистолет так, что побелели костяшки пальцев, и медленно вышла в гостиную.

– О! Вижу, и ты пришла не с пустыми руками! – точно такой же пистолет смотрел прямо на неё. – Хорошие девочки не ходят в гости без подарков, правда Кэтрин? – в арке между гостиной и прихожей стояла Миранда. – Ну, здравствуй, сестричка.

На несколько секунд воцарилась звенящая тишина. Они стояли, держа друг друга на прицеле, с той лишь разницей, что руки у Кэтрин дрожали, а Миранда криво улыбалась.

– Я ждала, что ты придёшь, – Миранда, не опуская пистолета, шагнула влево. Кэтрин двинулась вправо. – Правда, не сегодня.

– А я думала, ты надеялась увидеть меня в гробу, – Кэтрин стоило огромных усилий выдержать её взгляд. – Или в психушке.

Миранда капризно скривилась:

– Я предпочитаю первое. Так как-то надёжнее, не находишь? Я ведь менеджер и всегда смотрю на шаг вперёд.

– Жаль, я редко выписывала тебе премию, – они продолжали двигаться по кругу, направляя друг на друга заряжённые пистолеты.

– Едва ли ты вообще меня замечала. Как, впрочем, и всех остальных, – в глазах Миранды блеснула злоба и какая-то почти детская обида. – Эгоистка.

– Зато не убийца. – Кэтрин сделала ещё один шаг и вдруг споткнулась о журнальный столик. Каким-то чудом она сумела удержаться на ногах и не выронить пистолет.

Миранда покачала головой:

– Не убийца, говоришь? А кто довёл до петли несчастную Пэгги Грэмси? Ну, да ладно… Скажи, как ты меня вычислила? Будь умницей, удовлетвори моё любопытство.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю