290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Отражение (СИ) » Текст книги (страница 6)
Отражение (СИ)
  • Текст добавлен: 5 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Отражение (СИ)"


Автор книги: Виктория Лейтон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 13 страниц)

– Что вам нужно? – обреченно спросил Мэтт.

– Сущую безделицу, – тем же голосом продолжил Холмс, – как звали ту женщину, что пришла к вам?

Трэвис на мгновение задумался:

– Имя не помню. А фамилия… не то Кертис, не то Каргис…

– Керджесс? – уточнил Шерлок и хлопнул на стол фотографию. – Эта?

Трэвис кивнул:

– Она самая.

– И что же конкретно она вам говорила?

– Много чего, – он перевёл взгляд на Кэтрин и криво ухмыльнулся, – тебе отомстить предлагала. Думаю, не надо говорить, за что. Назвалась сестрой Пэгги.

Кэтрин и Шерлок переглянулись.

– Вот-вот, – подхватил Мэтт. – У меня была такая же реакция. Не было у Пэгги никаких сестёр. У неё, кроме бабки вообще родни не осталось.

– Ну а вы? – продолжил Холмс. – Что вы ей ответили?

– Да ничего. Выгнал к чертям собачьим. Сказал, если ещё на пороге увижу – вызову полицию. Мне проблемы не нужны. – Он снова посмотрел на Кэтрин. – Что? Всё-таки добралась она до тебя?

Кэтрин села в кресло и наклонилась к нему:

– Прости, Мэтт… Я знаю, теперь мои слова уже ничего не значат, но я должна их сказать. Я и представить не могла, что у вас всё так серьёзно.

– Да ты кроме себя вообще никого не видела, – выплюнул он со злостью. – Эгоистка. Впрочем… тебе с этим жить, не мне. Простить я тебя, может, и простил, но забыть не смогу.

– Я этого и не прошу, – вздохнула она. – Не заслуживаю.

– Надо же… – Склонив голову, Мэтт внимательно разглядывал её, – да ты, видимо, и в самом деле изменилась. Или это страх?

– Довольно! – рявкнул Шерлок. – Это всё?

Трэвис кивнул. Холмс видел, что он не врал.

– Ну? Счастлива? – пробормотал Мэтт, исподлобья глядя на Кэтрин. – А теперь проваливай, – поняв, что ему не собираются причинять вреда, он заметно осмелел. – И дружка своего кучерявого прихвати.

Прежде, чем Кэтрин успела ответить, Шерлок, метнув в Трэвиса презрительный взгляд, подхватил её под руку и буквально потащил к выходу.

– Кто-то ненавидит тебя, Кэтрин, – вкрадчиво проговорил Мэтт, когда они уже стояли в дверях, – кто-то очень ненавидит тебя…

Оказавшись на улице, Кэтрин в изнеможении привалилась к стене. Холод камня проник под кожу и немного остудил внутренний пожар. Выдохнув, она провела рукой по волосам, убирая их с лица.

– Ты как? – спросил Шерлок.

– Мне плохо, – ответила она и покачала головой, – я ужасный, ужасный человек.

– Никто не идеален, – детектив пожал плечами, – но я видел людей гораздо хуже тебя. – Он снова мягко взял её под руку. – Идём отсюда, тебе не помешает стакан холодной воды.

Шерлок вёл её по улице, и Кэтрин послушно тащилась за ним, глядя под ноги и не замечая ничего и никого вокруг. В голове вяло промелькнуло, что, будь она одна, имела бы все шансы угодить под машину или запряжённую лошадьми коляску, излюбленный аттракцион туристов. Кэтрин не думала о том, кто мог устроить весь этот спектакль, она думала лишь о ещё одной жизни, сломанной её стараниями. Грубость Мэтта была совершенно оправдана, и Кэтрин даже не смела его винить.

Они зашли в первое попавшееся на пути кафе, и Шерлок усадил её за стол.

– Кто-то всерьёз намеревается сжить вас со свету, – задумчиво проговорил он, – раз даже оплатил Сонни поездку в Италию и заставил назваться родственницей Пэгги. Кстати, что бы вы знали, никаких сестёр у неё не было и нет, – заявил он. – Лэстрейд всё проверил. Да и дело-то здесь в общем-то не в Пэгги. Тут что-то другое.

Кэтрин едва ли слышала и половину из того, что он сказал.

– Эй! – Шерлок пощёлкал пальцами у неё перед носом, – выходи из прострации, не то мне придётся тебя ударить.

Она подняла голову и посмотрела ему в лицо:

– Я буду в норме. Обещаю.

– Оно и видно, – хмыкнул Шерлок и придвинул ей стакан воды, принесённый официантом. – Пей!

Кэтрин покорно выполнила и это указание.

– От самобичевания легче не будет, – сказал он. – Да, ты поступила отвратительно, но ты не убийца. Запомни это.

Она горько усмехнулась:

– Жалкое оправдание. Сами-то в это верите?

– Расследование ещё продолжается, – сказал он жестко. – И визит к Трэвису оказался весьма полезным. Я выяснил достаточно для того, чтобы двигаться дальше. Мэтт не замешан в этом деле и уж, тем более, не заказчик. Но! Как я уже сказал, некто пошел даже на то, чтобы подключить к этому человека, живущего на другом континенте. Достойные старания, не находите?

– Теперь я понимаю, каково это жить, зная, что у тебя есть заклятый враг, – сказала Кэтрин. – Прежде я думала, что у людей таких не бывает. В реальной жизни.

– В реальной жизни ещё и не такое бывает. Вам уже лучше?

– Немного. – Она посмотрела в окно. – Я хочу прогуляться, мне необходимо развеяться.

Кэтрин любила Рим. За свои двадцать семь лет она повидала множество городов, объездила полмира, но здесь, в цветущей итальянской столице было нечто, что раз и навсегда покорило её сердце. Рим был прекрасен в любое время года. Его атмосфера, как волшебный эликсир обладала свойством исцелять душевные раны. Его воздух проникал под кожу, всасывался в кровь, изгонял всё дурное и заполнял внутреннюю пустоту. Кэтрин не раз и не два вспоминала слова одного классика: «Тот, кто видел, Рим, уже не может быть несчастным». И сейчас, гуляя по его улицам, вдыхая коктейль его запахов, Кэтрин всей душой жаждала получить исцеление.

От набережной Тибра они пешком добрались до «Пишущей Машинки»(4), затем к руинам Форума и уже там, почти обессиленные остановились в каком-то ресторанчике. Ноги гудели, и Кэтрин радовалась, что выбрала удобные туфли – на высоких каблуках она бы уже точно пару раз вывихнула лодыжку. Во время этой спонтанной экскурсии Кэтрин попутно рассказывала Шерлоку об истории вечного города, смешивая её со своими собственными воспоминаниями. За несколько часов прогулки мрачные мысли оттеснились новыми впечатлениями, оставив после себя лишь горьковатый осадок. Всё это время Шерлок наблюдал за ней, не без удовлетворения отмечая, что его клиентке и в самом деле становится лучше.

За разговорами они и не заметили, как опустился вечер. Город медленно погружался в маслянистые сумерки, зажигались фонари на улицах.

– Наверное, пора возвращаться в отель.

– Я ещё хочу посидеть на Площади Испании, – сказала она. – Это моё любимое место. Знаю, вы не видите красоту, но вам должно понравиться.

– Кажется, там ещё есть какой-то известный фонтан.

– Вы путаете с Площадью Треви. Там тоже очень красиво, но чересчур многолюдно даже для Рима. Все толпятся, чтобы бросить монетку и выпить воды из фонтана.

– Зачем? – с искренним удивлением спросил Шерлок.

– Традиция. Бросишь одну монетку – вернёшься. Две – останешься навсегда. А если мужчина и женщина вместе выпьют воды из фонтана, то уж никакие беды и обстоятельства их не разлучат. – Кэтрин улыбнулась, – красивая, но наивная легенда.

– Знаете на собственном опыте? – подмигнул он.

– Предполагаю. Мне было не с кем пить из этого фонтана. Не было в моей жизни того человека, с кем бы я хотела остаться до конца дней. Но что-то мы отвлеклись. Так вы согласны?

– Хорошо здесь, правда?

Шерлок пожал плечами:

– Вполне.

Они сидели на ступенях Французской Лестницы, разместившись чуть выше середины – по заверению Кэтрин это были самые лучшие места. Вокруг толпился народ. Уже окончательно стемнело, и город утонул в прохладной осенней ночи. Внизу сверкали витрины магазинов, и манили светом окна домов, окружавшие площадь; в ночной темноте, разбавленной огнями, невозможно было отличить местных от туристов – все смешалось в одну яркую круговерть.

– Смотрите, что у меня есть, – Кэтрин открыла сумку, и достала из неё шампанское.

– А вы разбираетесь в хорошем алкоголе, – одобрительно кивнул Шерлок, разглядывая бутылку «Луи Родерер»

– На самом деле нет, – сказала она. – Это подарок, – и, заметив выражение его лица, добавила, рассмеявшись, – не бойтесь, тому, кто подарил её, нет никакой надобности меня травить.

– Ваш дружок?

– Скорее, поклонник. А, может, просто знакомый. Это, в сущности, и не важно. – В её глазах блеснул задорный огонёк, – ну же, Шерлок, развлеките меня – расскажите о нём.

Он взял бутылку и несколько секунд вертел её в руках.

– Позёр, – уверенно заключил Шерлок. – Такая бутылка стоит, как крыло боинга, но есть марки гораздо дешевле и ничуть не хуже. А ещё он думал, прежде, чем дарить её вам – видите, этикетка потёрта. Значит, долго вертел её в руках. На горлышке изначально висела открытка, но её оторвали. Видите след? Вероятно, он сначала подписал, но затем передумал. И хочет произвести на вас впечатление. Этакий бракованный романтик.

Всё это время Кэтрин глядела на него, и когда Шерлок закончил, похлопала в ладоши:

– Браво, мистер Холмс. Вы, как всегда правы абсолютно во всем.

– Ну, разумеется, – Шерлок нисколько не удивился.

Стаканов у них при себе не было, так что пришлось пить из горла. В эти мгновения, сидя на лестнице, Шерлок неожиданно для себя испытал какое-то злорадное торжество по отношению к неизвестному дарителю бутылки. А Кэтрин вдруг захотелось положить голову ему на плечо. «Это всё шампанское. Коварное французское шампанское». Но внезапный порыв был таким сильным, что она всё-таки не удержалась. Шерлок вздрогнул, но не отодвинулся, только удивлённо повернул голову, коснувшись щекой её лба.

– Вы ведь не против? – спросила Кэтрин.

Он покачал головой:

– Но уже становится холодно, надо бы возвращаться в отель.

Кэтрин нехотя подняла голову:

– Тогда пойдём пешком, отсюда до нашего отеля не более получаса пешком.

Очевидно, она и правда знала все закоулки Рима. Они пробирались какими-то узкими улочками, где и фонарей-то почти не было и, наконец, оказались в Тéрмини, как раз около автовокзала. На противоположной стороне дороги, чуть поодаль, темнели на фоне синеватого неба величественные развалины римских терм, благодаря которым район и получил своё современное название.

Они свернули за угол, затем в следующий переулок и оказались на тихой и пустынной в этот час Виа Гаета, где находился их отель. Совсем рядом, на параллельной улице вовсю кипела жизнь, доносились звуки музыки из ресторанчиков и весёлые голоса. Напротив маленькой гостиницы располагалось посольство какой-то никому неизвестной африканской страны и выезжающий из ворот автомобиль, облил их водой из лужи. Кэтрин и Шерлок переглянулись и вдруг дружно рассмеялись.

В фойе Шерлок на пару минут задержался у стойки портье.

– Подожди! – окликнул он Кэтрин, когда та уже поднималась по лестнице.

Она остановилась.

– Я попросил, чтобы нам дали двухместный номер, – и, увидев, как изменилось её лицо, пояснил, – в целях безопасности. А то мало ли что.

Кэтрин удивилась, хотя и знала, что Шерлок не имел в виду ничего «такого». За недолгое время их знакомства, она уже поняла, что он не из тех, кто станет тащить клиентку в свою постель. Более того, секс его, кажется, не интересовал в принципе.

– Хорошо, – легко согласилась Кэтрин, – тогда мне нужно забрать свои вещи.

Двухместный номер оказался немногим больше – узкий коридорчик вёл в небольшую комнату с двумя одноместными постелями, а напротив стоял комод с зеркалом. На стене, за спинками кроватей также протянулось во всю стену зеркало в коричневой раме, и если посмотреться в него, получалось нечто вроде коридора.

– Довольно сносно, – оглядевшись, заключила Кэтрин.

И всё же ситуация создавала определённую неловкость. Ей было не слишком комфортно разгуливать перед Шерлоком в неприлично короткой сорочке из чёрного кружева, пусть даже она и набросила халат (как хорошо, что заботливая Ракель уговорила её взять его с собой!) Впрочем, Шерлок ни разу не бросил на Кэтрин какого-то «особенного» взгляда, словно для него не имело никакого значения стоит ли она перед ним в деловом костюме или без одежды вовсе. Он, словно, не видел (или не желал видеть) того, что увидел бы любой нормальный мужчина. Сама же Кэтрин разглядывала детектива с явным интересом – непривычно было видеть его в футболке и пижамных штанах. Холмс выглядел странно и в то же время как-то… по-домашнему, что ли.

– Спасибо вам.

– За что? – удивился он.

– Не знаю, – честно ответила Кэтрин. – За всё. За помощь, за то, что взяли меня с собой, и за отличный день. Мне было хорошо. Надеюсь, вам тоже. – Она улыбнулась.

Они сидели на разных кроватях, и разделяло их сейчас меньше метра. Ей вдруг очень захотелось его поцеловать. «Это всё шампанское. Оно всегда так на меня действует». Будь на его месте любой другой мужчина, сейчас был бы тот самый момент, когда нужно сделать одно-единственное движение навстречу, прижаться губами к губам и провести прекрасную, волнующую, возможно, самую лучшую в жизни ночь, но… рядом с ней был Шерлок. И сделай Кэтрин хоть что-нибудь из того, что вертелось в её затуманенной голове, это бы всё испортило. Окончательно и бесповоротно. Разрушило ту хрупкую, странную связь, что каким-то диковинным образом установилась между ними.

Кэтрин понимала, что ещё не влюбилась, но балансировала на опасной грани – словно танцевала с завязанными глазами на краю пропасти. Один неверный шаг, и она рухнет в бездну.

– Уже поздно. Наверное, пора ложиться спать, – Кэтрин произнесла это скорее для того, чтобы удержать себя от роковой оплошности.

– Спокойной ночи, – Шерлок погасил свет.

Она забралась под одеяло и, зажмурив глаза, попыталась представить дарителя бутылки, но образ вышел тусклым и неинтересным. Однако мысленное разглядывание скучного портрета возымело положительный эффект – минут через десять Кэтрин провалилась в сон.

…Она не сразу поняла, что именно стало причиной её внезапного пробуждения и, открыв глаза, несколько секунд слабо ворочалась, балансируя на грани сна и реальности.

За спиной слышалась какая-то возня и невнятное бормотание. Кэтрин повернулась. Шерлок беспокойно вертелся на кровати и что-то неразборчиво мычал. Кэтрин знала, насколько неприятными могут быть кошмары и, соскочив со своей кровати, перебралась к Холмсу и осторожно потрясла его за плечо.

– Шерлок…

Не открывая глаз, он вяло отмахнулся от неё, и Кэтрин встряхнула его чуть сильнее.

– Шерлок!

Он резко подскочил и несколько мгновений беспомощно оглядывался по сторонам.

– Так-то лучше, – выдохнула Кэтрин. – Это всего лишь сон.

– Я знаю, что это просто сон, – ответил он грубовато.

Шерлок посмотрел на неё, и Кэтрин заметила на его щеках мокрые дорожки. Увиденное повергло её в лёгкий шок – до этого момента она была уверена, что Шерлок вообще не способен на какие-либо эмоции.

– Всё хорошо, – Кэтрин, поддавшись внезапному порыву, крепко обняла его.

Шерлок сидел, безвольно опустив руки, пока она гладила его взмокшую от холодного пота спину. Он тяжело дышал и всё ещё дрожал. Понимая, что совершает глупость, Кэтрин ещё крепче прижала Шерлока к себе и коснулась губами его лба. Он как-то неопределённо дёрнулся и выкрутился из её объятий.

– Я в порядке. Ложись спать.

Кэтрин видела, что ему было неловко от того, что она стала свидетельницей его слабости.

– Может, вызвать горничную и попросить принести чай? Обычно это неплохо помогает.

– Не нужно.

Кэтрин лишь вздохнула. В его невероятном упрямстве она уже тоже успела убедиться. Вздохнув, Шерлок поднялся с кровати и, не включая свет, прошлёпал в ванную.

Кэтрин забралась к себе в постель, откинулась на подушку и уставилась в потолок. Шерлок вернулся через несколько минут, молча улёгся в кровать и отвернулся к окну.

– Всем иногда снятся кошмары, – она всё гадала, что же такое он мог увидеть, раз проснулся в слезах. Но спрашивать об этом сейчас было бы явно не лучшей идеей.

– Спокойной ночи, Кэтрин.

«Упрямец. До чего же невыносимый упрямец», – подумала она, засыпая.

Комментарий к Под небом Италии

(1) Имеется в виду температура по Фаренгейту: 68 равняется 20 градусам по Цельсию, а 57 – 14-ти

(2) Тéрмини – район Рима, получивший свое названия из-за расположения в нём руин терм (общественные бани в Древнем Риме)

(3) – Buon giorno! Posso aiutarla?(итал.) – Доброе утро! Могу я вам чем-нибудь помочь?

(4) “Пишущая машинка” – другое, “неформальное” название памятника Витториано. Ещё вариации названия “Вставная челюсть” и “Свадебный торт”

========== Ты следующая ==========

Когда она проснулась, Шерлока в комнате уже не было, а на заправленной кровати стояла сумка с вещами. Кэтрин только вздохнула, хотя и ожидала чего-то подобного. Она встала с постели и направилась в ванную. Для того, чтобы привести себя в порядок, ей потребовалось минут двадцать. Стоя под душем, она услышала, как открылась и закрылась дверь, а следом в коридоре раздались шаги.

– Доброе утро, – Шерлок едва удостоил её взглядом.

– Доброе утро, – Кэтрин ответила ему в том же духе. – Где вы были?

– Завтракал, – он подошёл к окну и распахнул створки. – Советую и вам поторопиться. Чем раньше мы вернёмся в Лондон, тем лучше.

Кэтрин не надеялась, что они задержатся в Риме, да и не хотела этого. Здесь она чувствовала себя в опасности. Ещё недавно близость Холмса давала ощущение защищенности, а теперь всё было с точностью наоборот. Кэтрин никогда не испытывала недостатка в поклонниках и среди них были достойные мужчины (вот взять хотя бы того, кто подарил бутылку), так почему, почему её заинтересовал тот, для кого она была чуть меньше, чем никем? Кэтрин была уже не в том возрасте, когда можно позволять себе увлекаться кем ни попадя и ввязываться в бессмысленные, никуда не ведущие отношения, ей следовало думать о будущем, но она всё чаще ловила себя на мысли, что, очевидно, застряла где-то в подростковом возрасте. Это сидело глубоко, на уровне инстинктов – будучи владелицей аукционного дома, Кэтрин просто не могла позволить себе такую роскошь, как слабость. Жизнь научила её быть сильной. Урок получился жестоким, но, как это всегда бывает в подобных случаях, действенным.

Именно поэтому Кэтрин хотела как можно скорее вернуться домой – Рим кружил ей голову.

Она вернулась меньше, чем через полчаса. Шерлок сидел на кровати и выискивал что-то в своём телефоне.

– Я забронировал билеты, – сказал он. – Вылет через три часа. Надо торопиться, если не хотим пропустить регистрацию.

Разумеется, он всё видел и всё понимал. Видел, что она увлеклась им – не влюбилась, нет, но, определённо, заинтересовалась. В Кэтрин не было чего-то особенного, но и назвать её заурядной Шерлок не мог. Она не была типичной богатой девочкой, но оставалась при этом обычным человеком. Такие, как она, выходят замуж после тридцати за какого-нибудь бизнесмена, а там уж как повезёт. Либо удачно совмещают семью и карьеру, либо превращаются в светских бездельниц, помешанных на дорогой одежде и пластической хирургии. Шерлок не думал, что Кэтрин относится ко второй категории, впрочем, будущее клиентки его не волновало – куда больше Холмса интересовало её дело. Какая связь между погибшей много лет назад девушкой и Сонни Керджесс? На кого она работала?

Конкуренты дома «Уилшоу»?

Старый враг из прошлого?

«Заклятая» подруга-завистница?

Брошенный любовник?

Но он уже спрашивал Кэтрин о бывших возлюбленных. Последний был уже два года как счастливо женат и с искренней теплотой вспоминал об отношениях с Кэтрин. А всё её подруги были либо замужем, либо сами отлично зарабатывали – никому из них не было нужды сживать её со свету. Конкуренты тоже отпадали – в таких делах используются совсем другие методы.

Эх, если бы только этот «призрак» ещё раз явил себя! Желательно в присутствии Шерлока. Холмс не сомневался, что в таком случае непременно уличил бы мерзавца или мерзавку, устроившего спектакль. Но, покойная Сонни Керджесс, судя по всему, и была тем самым призраком. Интересно, что же теперь будет делать «режиссёр»? Найдёт другого исполнителя? Скорее всего. Вряд ли он так глуп, чтобы вершить всё самому, такие, как правило, предпочитают держаться в тени.

В Лондон они возвращались почти в полном молчании. Кэтрин не обижалась, а скорее удивлялась – неужели, всё дело в ночном происшествии? Раз за разом мысленно перебирая случившееся, она пришла к выводу, что не сделала ничего, что могло бы обидеть нормального человека. Ну а то, что Шерлок социопат – его проблема. Подумаешь, дурной сон! Кэтрин хотела как лучше, да, чёрт возьми, любой на её месте поступил бы также! Она и сама иногда просыпалась среди ночи в холодном поту – всем время от времени снятся кошмары. И это вовсе не проявление слабости, как наверняка думал Шерлок. Кэтрин могла бы высказать ему всё это, но одного только взгляда на его равнодушно-холодное лицо было достаточно, чтобы отбить всякое желание вести диалог. Правда, в аэропорту Хитроу им всё же пришлось заговорить.

– Что ж… благодарю за то, что взяли меня с собой мистер Холмс, – Кэтрин пожала ему руку. – Это было отличное приключение.

Он лишь коротко кивнул:

– Как только появятся новые детали, мы с Джоном обязательно известим вас.

– Не сомневаюсь, – сказала она и демонстративно взглянула на часы, – что ж… мне пора. Дела, понимаете, ли. Доброго дня.

– И вам тоже.

Кэтрин в последний раз любезно и очень «по-светски» улыбнулась ему. Кивнула на прощание и, не оглядываясь, зашагала к выходу. Несколько секунд Шерлок глядел ей вслед, и лишь, когда Кэтрин затерялась в толпе, достал телефон.

– Джон?… Да, я уже в Лондоне…. И нет и да….Что у тебя?….Отлично. Приезжай на Бейкер-стрит….Нет, желательно раньше. Через час…. Да, хорошо. Передавай привет Мэри.

Заскочив домой, на Лиливилл-роуд, Кэтрин наскоро перекусила и сразу же поехала в «Уилшоу». Там всё было благополучно – Миранда отчиталась за последние сутки, принесла на подпись несколько документов и передала стопку писем. Кэтрин уселась за свой стол, включила негромко расслабляющую музыку и заварила любимый тайский чай. Разбор документации был отличным и проверенным способом отвлечься от гнетущих размышлений – о Холмсе, о «призраке» и Мэтте Трэвисе. Кэтрин выложила перед собой стопку писем. Их было около двадцати – не много и не мало. Она брала их по одному, изучала надпись на конверте и сортировала: «ответить немедленно», «ответить позже», «игнорировать». Где-то на середине процесса ей в руки попался конверт из прочной и дорогой бумаги насыщенно-синего цвета. Адрес и имя на нём были написаны фактурным серебристым цветом. Кэтрин улыбнулась и распечатала письмо. Она не ждала этого послания, но внимание автора ей льстило. С минуту Кэтрин изучала содержание письма – лаконичное и суховатое, но, тем не менее, с перспективой на будущее и, подумав, определила его в стопку «ответить немедленно». Правда, для этой цели она воспользовалась факсом – так Мистер Зануда (он же даритель бутылки) получит его быстрее.

– О! Прекрасно выглядите, мисс Кэтрин! – зашедшая в спальню Ракель как всегда залюбовалась молодой хозяйкой. – Куда это вы собираетесь, если не секрет?

– На ужин, – ответила она и тут же пояснила, – деловой ужин.

– С тем самым очаровательным джентльменом? – уточнила экономка. Ракель искренне считала, что после смерти мистера и миссис Уилшоу несёт ответственность за судьбу Кэтрин и, соответственно, должна быть в курсе того, что происходит в её личной жизни.

– Да, – отпираться не было смысла, да Кэтрин и не хотела. Ракель заменила ей умерших родителей, и мисс Уилшоу считала её скорее компаньонкой, нежели прислугой. – Буду не позже двенадцати.

Когда она входила в двери «Petrus»(1) мысли о Шерлоке почти выветрились из её головы. Точнее, Кэтрин закрыла их в дальнем углу своего сознания. Пусть там и остаются. Швейцар открыл перед ней двери и сдержанно кивнул. Кэтрин ступила за порог и незаметно огляделась. Даже для такой обеспеченной девушки, как она, заведение было дороговатым. Во всяком случае, Кэтрин не могла позволить себе ужинать тут каждую неделю. А Мистер Зануда мог, чем успешно и занимался. Она догадывалась, почему он выбрал именно этот ресторан – здесь ему всё было привычно, здесь он был на своей территории, а для такого консерватора это важно. Проходя мимо зеркала, Кэтрин мельком глянула на собственное отражение и осталась довольна. Мистер Зануда, судя по его лицу, тоже. Он увидел Кэтрин ещё издалека, коротко махнул рукой, и когда она подошла к столику, за пару секунд успел оглядеть её с ног до головы. Изумрудно-зелёное платье в пол; распущенные волосы, падающие на плечи нарочито небрежными локонами и тонкий золотой браслет определённо пришлись ему по душе. Он по обыкновению долго раскланивался в дежурных приветствиях и комплиментах, но Кэтрин это не сильно тяготило. Она знала себе цену, да и мужчина, в конце концов, должен быть галантным.

– Как прошла поездка в Италию? Ты сделала то, что хотела?

– И да, и нет, – ответила Кэтрин уклончиво. Врать не имело смысла. Мистер Зануда прекрасно разбирался в людях и без труда уличил бы её во лжи. – Но я не хочу сегодня говорить о работе.

Он явно разделял её отношение к этому вечеру.

– Не думал, что ты согласишься прийти.

– Отчего же? Мне приятно общение с тобой.

– И поэтому ты называешь меня Мистером Занудой? – он беззлобно улыбнулся.

Кэтрин мысленно выругалась, одновременно гадая, где именно могла «проколоться».

– Твоя управляющая, – весело продолжил он, – я слышал, как она передавала тебе звонок от «Мистера Зануды».

– Ну а что поделать, если ты время от времени именно так себя и ведешь? – невинно спросила Кэтрин.

– Я и в самом деле такой? – он вскинул бровь.

– Абсолютно! – она допила уже второй бокал вина и немного расхрабрилась. – Но мне всегда было жутко интересно – кто ты в обычной жизни? Твой деловой имидж я видела тысячу и один раз, но мы ведь сейчас не на работе. Так, может, нам стоит быть откровеннее и… ближе? – тихо сказала Кэтрин и одарила его взглядом из-под полуприкрытых век.

Он явно не ожидал от неё столь явного флирта. От другой женщины – возможно, но не от Кэтрин. С ним она всегда держалась ласково и вежливо, но близко не подпускала. Впрочем, такая метаморфоза пришлась ему по душе. Он, если честно, мало на что надеялся в этот вечер.

– И, кстати, спасибо за шампанское. Это моё любимое, – улыбнулась Кэтрин и, протянув руку, накрыла его ладонь своей.

– Всегда рад сделать тебе приятно, – ответил он и ослабил галстук.

Ей нравилось, что он теряется в её присутствии. Его уважали и побаивались, он легко мог стереть всякого, кто перейдёт ему дорогу, но Кэтрин была одной из немногих его слабостей. Так почему бы не извлечь из этого выгоду?

– Я бы предложил тебе остаться сегодня у меня, – пристально глядя на неё, сказал он – но отчего мне кажется, будто ты пытаешься отыграться или кому-то отомстить?

Кэтрин мысленно чертыхнулась. Что-то слишком много умных мужчин вокруг неё в последнее время. И если глупость раздражает и утомляет, то чрезмерная проницательность всё усложняет.

– Ох…и зачем ты такой умный… – вздохнула она.

– Я не собираюсь лезть к тебе в душу, Кэтрин. Если захочешь – сама расскажешь. Но ты мне очень симпатична, и я бы хотел, чтобы это было взаимно.

– Ты мне нравишься, – честно сказала она, – и гораздо больше, чем… – Кэтрин резко осеклась, – чем некоторые другие.

– Ты какая-то странная сегодня, – сказал он задумчиво, – на себя не похожа.

– Возможно, потому, что ты впервые видишь меня в неформальной обстановке. Как и я тебя. А ещё у меня сейчас небольшие трудности, понимаешь? Это тоже сказывается.

– Послушай, если тебе нужна помощь…

– Я пока справляюсь, – заверила она. – Но спасибо, что проявляешь заботу.

Свидание прошло явно не так, как они ожидали. Но Кэтрин не жалела, что согласилась. Возможно, Ракель была права, и Мистер Зануда – не самый плохой вариант. Конечно, с ним она наверняка сойдёт с ума от скуки или задохнётся под грузом условностей, но… Откуда ей вообще знать, как всё сложится? Может, и в самом деле стоит дать Мистеру Зануде ещё один шанс?

– Зайдёшь? – спросила Кэтрин, когда они стояли у крыльца её дома. В этом вопросе не было и намёка на какое-либо «продолжение вечера», и такой расклад нравился ему даже больше. Он бы разочаровался в Кэтрин, если бы она вела себя вульгарно.

– С удовольствием. Давно хотел посмотреть, как ты живёшь.

На первом этаже свет не горел. Ракель, должно быть, уже спала или коротала время за очередной книгой.

– Проходи в гостиную, я сейчас принесу чай, – с этими словами Кэтрин направилась в кухню.

Она огляделась, но так не смогла отыскать заварочный чайник. Кухня и столовая были вотчиной Ракель, и шустрая аргентинка устраивала здесь свои порядки. «Надеюсь, она ещё не спит» – думала Кэтрин, поднимаясь по лестнице.

– Ракель! – постучав, Кэтрин осторожно приоткрыла дверь её спальни.

В комнате никого не было, зато дверь, ведущая на балкон, отчего-то была распахнута настежь. Ежась от холода, Кэтрин собиралась закрыть её, когда взгляд случайно упал вниз. В первую секунду она даже поняла, что именно увидела – какое-то тёмное пятно на тонком снежном покрове, а миг спустя едва подавила в себе крик ужаса – под окнами лежала Ракель.

«Скорая» приехала через десять минут. Двое врачей уложили Ракель на носилки, пока третий отпаивал Кэтрин успокоительным. Она сидела на диване в гостиной, сжавшись в комок, но каким-то чудом ещё находила в себе силы отвечать на вопросы докторов. Версия была проста – Ракель вышла на балкон, поскользнулась и упала. Обычное дело.

– Но она ведь поправится? – с надеждой спросила Кэтрин.

– Пока рано делать какие-то прогнозы, – уклончиво ответил врач. – Она в коме.

Мистер Зануда тем временем осматривал балкон. Не застеклённый, с низким парапетом – в дождливую погоду упасть с него в проще простого. И без того скользкий пол обледенел – достаточно всего одного неловкого движения, чтобы случилась беда.

– Я поеду в больницу, – сказала Кэтрин. – Надо убедиться, что Ракель получит весь необходимый уход.

– Я с тобой, – сказал он. – Здесь тебе точно потребуется моё вмешательство.

Всю дорогу до больницы Кэтрин не могла отделаться от навязчивых мыслей. Здравый смысл твердил, что несчастье с Ракель – просто трагическая случайность, но почему тогда к тревоге за судьбу экономки примешивался липкий, какой-то животный страх? Возможно, надо позвонить Шерлоку. И что она ему скажет? «Здравствуйте, мистер Холмс! Моя экономка вышла на балкон, поскользнулась и упала. Мне кажется, это связано с моим делом». Даже в её голове это звучало глупо. С такими темпами и до паранойи недалеко.

В больнице Ракель сразу же отправили в операционную, и Кэтрин стояла в коридоре, провожая взглядом удаляющихся врачей, везущих каталку.

– Может, тебе лучше остаться сегодня у меня?

Она отстранённо кивнула. По большому счёту, ей было всё равно куда ехать – только бы не оставаться одной.

Зайдя в туалет, Кэтрин открыла воду и, смочив ладони, похлопала себя щекам. Из зеркала на неё смотрела бледная и растрёпанная молодая женщина с покрасневшими глазами, а мужское пальто, которое Мистер Зануда набросил ей на плечи, делало картину ещё более удручающей. Кэтрин беспокойно вертела телефон и никак не могла определиться – звонить Шерлоку или нет. Прежде, чем она успела решить, телефон зазвонил сам. «Номер не определён» – светилось на экране.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю