332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Мусаниф » Стрелок и маг (Тетралогия) » Текст книги (страница 33)
Стрелок и маг (Тетралогия)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:07

Текст книги "Стрелок и маг (Тетралогия)"


Автор книги: Сергей Мусаниф






сообщить о нарушении

Текущая страница: 33 (всего у книги 74 страниц)

ГЛАВА 6

Куда идем мы с Пятачком – большой-большой секрет.

Один очень известный медведь.

Вернувшись в отведенные ему покои после совета, Фредди обнаружил там своего дядю, знаменитого Билли Баггини, вольготно расположившегося на кровати племянника в компании двух симпатичных эльфиек, прижимающихся к нему всем телом.

При появлении племянника Билли щелкнул пальцами, и эльфийки покинули помещение, соблазнительно покачивая бедрами. Билли почесал волосатый живот, заметно выросший после отбытия из Шира, и вежливо рыгнул в кулачок.

– Как все прошло? – спросил он.

– Как мы и планировали, – сказал Фредди. – Легализация табака уже почти у нас в кармане.

– Неплохо, племяш, неплохо, – одобрительно покивал головой Билли. – Я знал, что со временем мы это колечко себе на пользу обратим.

– Одно только меня пугает, – сказал Фредди. – А ну как перемочат нас всех по дороге?

– У меня по этому поводу есть для тебя подгон, – сказал Билли. – От сердца, можно сказать, отрываю.

Билли чуть приподнялся и протянул Фредди сверток, на котором лежал. В свертке обнаружилась блестящая металлическая рубашка причудливой ковки.

– «Саваж»? – спросил Фредди.

– Обижаешь, племянник. «Прада».

– Знакомый материал.

– Мифрил. На голое тело ее не надевай – волосы защемит.

– На тельняшку надену, – сказал Фредди. – Больше ничего не припас? Золотишка там на дорогу, пару гранатометов?

– Гранатомет я вам не дам, – сказал Билли. – Вот если бы я с вами пошел, тогда другое дело. А так – не дам. Один он у меня.

– Ладно, обойдемся без гранатомета, – сказал Фредди. – Как сам-то?

– Нормально, – сказал Билли. – Фитнес, тренажеры, правильное питание. Ну и культурный досуг, конечно.

– Неплохо устроился, – заметил Фредди.

– Сделай то, о чем договаривались, и тоже так устроишься, – сказал Билли. – Глядишь, еще и в Валинор вместе свалим. Я как раз справки для консульства собираю, к твоему возвращению думаю закончить.

– Умеешь ты жить, – восхитился Фредди.

– Я с Гэндальфом свое уже отгулял, – сказал Билли. – Теперь твоя очередь. Кстати о Сером. Хочу тебя сразу предупредить – пить с Гэндальфом не садись. Я один раз попробовал, а проснулся уже в зоопарке рядом с трупом дракона.

– Гэндальф утверждает, что это ты его задушил, – сказал Фредди.

– Фигня. Я только клетку открыл и за хвост держал, – сказал Билли. – По крайней мере, так мне рассказывали.

– Кто рассказывал?

– Гномы.

– Разве гномам можно верить?

– Смотря в чем, – сказал Билли. – Если они не видят для себя прямой выгоды, то врать не будут. В двух случаях из десяти. Да, еще одно. Встретишь Горлума, не убивай его.

– Тебе оставить?

– Нет, просто не убивай. Не надо.

– Почему?

– Долгая история. Я тебе ее в другой раз расскажу [84]84
  Тех, кто хочет узнать долгую историю Горлума и истинную роль, которую он сыграл в Войне Кольца, автор отсылает к другой своей книге – «Древнее китайское проклятие». Там об этом написано достаточно подробно.


[Закрыть]
.

Воспользовавшись последней передышкой перед долгой дорогой, стрелок разобрал свои револьверы и занялся их чисткой. Гарри, чья волшебная палочка в особом уходе не нуждалась, валялся на кровати и курил сигарету за сигаретой.

У него уже имелся опыт героических походов, и этот опыт его отнюдь не радовал, ибо по большей части был негативным.

Перебои с питанием, длительные пешие переходы, ночевки под открытым небом и постоянная угроза физического насилия не улучшали настроения еще ни одному волшебнику.

Кроме Гэндальфа. Если судить по книге, он получал огромное удовольствие от всей этой ерунды. Скакал верхом, как гусар, сражался в самой гуще боя, как берсерк, и взрывал под собой мосты, как партизан-камикадзе.

Что он делал крайне редко, так это прибегал к настоящей магии. Такие случаи можно было пересчитать по пальцам одной руки. Часто обещал превратить кого-нибудь в лягушку, но так никого и не превратил.

Гарри хотелось порассуждать на эту тему вслух.

– Что ты думаешь о Гэндальфе? – спросил он стрелка.

Джек Смит-Вессон пожал плечами.

– Храбрый, самоотверженный, возможно, не очень умный, – сказал стрелок. – Допустил несколько проколов, в том числе с Саруманом и Балрогом, но в конечном счете все обошлось. Значит, еще и везучий.

– Внешне он очень похож на Горлогориуса, – сказал Гарри. – Посох, борода, балахон. Но ему недостает полета мысли. Мне кажется, всю эту бодягу можно было расхлебать гораздо проще. Странно, что Гэндальф ничего не слышал о трансгрессии.

– Если бы он слышал о трансгрессии, никакого похода не было бы, – сказал стрелок. – Доставь он хоббита к Ородруину через портал, Мордор пал бы в несколько минут. Где бы мы тогда искали моргульский клинок?

– Я ж не предлагаю им помочь, – сказал Гарри. – Я просто рассуждаю вслух.

– Меня удивляет другое, – сказал стрелок. – В этом мире нет молодых волшебников, парней вроде тебя, на которых обычно принято сваливать всю грязную работу. Что будет с магией, когда уйдет поколение Гэндальфа?

– Магия способна сама позаботиться о себе, – сказал Гарри. – А может быть, ее место займет наука. И чем больше я об этом думаю, тем больше склоняюсь к этой мысли. В Арде магия представлена в основном как сила, как оперирование голой мощью. Это тупиковый путь.

– Что ты имеешь в виду?

– Магию можно разделить на две составляющие, – сказал Гарри. – И могущество любого мага зависит именно от них. Первое – это сила. Умение накапливать и использовать как можно большее количество энергии. А вторая составляющая – это искусство, которое позволяет добиваться результатов при минимальных затратах этой энергии. В нашем мире волшебники развивают оба навыка, а из того, что я прочитал в книге, можно сделать вывод, что Гэндальфу искусство незнакомо. Он добивается результатов, полагаясь в основном на свою силу, которая не уступает силе Горлогориуса и намного превосходит мою. Но с искусством, с изяществом решения проблем и общей эстетикой у Гэндальфа наблюдается большой провал.

– Примеры, – потребовал Джек. Он видел, что Гарри нервничает перед походом, и решил подыграть ему. Пусть молодой волшебник выговорится, глядишь, ему и полегчает.

Стрелок поймал себя на мысли, что раньше такие вещи его совершенно не заботили. Ему доводилось играть в команде, но еще ни одна игра не была столь долгой, как та, которую они вели сейчас.

– Самый наглядный пример – это случай с Балрогом на Морийском мосту, – сказал Гарри. – Для того чтобы грохнуть Балрога, совсем необязательно было рушить мост, прыгать вслед за Балрогом в бездну и пытаться заколоть его мечом. В сущности, что такое Балрог? Это обычный элементаль огня, пусть и акселерат. Будь я на месте Гэндальфа, я бы просто наколдовал себе огнетушитель. Или материализовал бы над Балрогом тонну-другую воды. Случился бы большой «пшик», немного пара и никакого геморроя с подъемом из бездны наверх. Я, знаешь ли, не альпинист.

– Не хочешь помочь коллеге? – спросил стрелок. – Дай ему огнетушитель, глядишь, и без падения обойдется.

– Во-первых, это будет неэтично по отношению к истории, которая уже завершена и даже изложена на бумаге, – сказал Гарри. – Во-вторых, это может повредить самому Гэндальфу. Насколько я понимаю, именно после падения в бездну Гэндальф получил свой «левел ап» и из Серого стал Белым. Если я ему помогу, вдруг он так и не станет Белым и останется на предыдущем уровне?

– Даже предупреждать старика не будешь? – спросил Джек.

– Помнишь, что говорил Горлогориус? Он советовал нам не влезать в местные события и не вляпаться в историю. О нас с тобой, между прочим, никто книги не пишет.

– В таких вещах никогда нельзя быть уверенным до конца.

Отряд Хранителей в составе одиннадцати разумных существ, представляющих разные народы и даже разные миры, вышел из Дольна утром следующего дня. Дон Элронд провожал их, стоя на ступенях своего дворца, а Арвен помахала Арагорну платочком с балкона.

Вопреки вчерашнему воодушевлению, сегодня спасатели Средиземья от Саурона выглядели довольно хмурыми и задумчивыми.

Чтобы подбодрить отряд, Арагорн затянул веселую песню:

 
Нас подберут из-под обломков,
Поднимут на руки каркас.
И залпы башенных орудий
В последний путь проводят нас.
 
 
И полетят вдруг телеграммы
Родных-знакомых известить,
Что сын их больше не вернется
И не приедет погостить.
 

Печаль Арагорна из-за отсутствия танков принимала самые причудливые формы.

Гарри с любопытством внимал фольклору, но остальные не выказали энтузиазма и подпевать не спешили.

Гимли догнал Гэндальфа, шедшего впереди отряда.

– Я думаю, надо идти через Морию, – сказал он. – Заодно у братана моего Балина пару дней погостим, оттянемся.

– Мы пойдем через Карадрас, – сказал Гэндальф решительно.

– Не люблю я горы.

– Я тоже не люблю горы, – сказал Гэндальф. – Независимо от того, лезу ли я сверху или ползу под ними. Но через Морию мы пойдем только в самом крайнем случае. У меня какие-то нехорошие предчувствия насчет того, что там происходит.

– Ничего там не происходит, – сказал Гимли. – Там мой брат порядок навел.

– Подземелья слишком велики, а народу у Балина совсем немного было, – сказал Гэндальф. – Вряд ли он контролирует всю территорию. А орки там издавна ошивались. И не только орки.

– А кто еще? – встревожился Гимли.

– Бичи всякие, – сказал Гэндальф и втянул голову в плечи. – И вообще, так нечестно. У меня и крыльев-то нет.

– Ты это о чем? – не понял Гимли. А кто бы понял?

– Сам не знаю, – признался Гэндальф. – Навеяло что-то туманное.

– Не бери в голову, – посоветовал Гимли. – Мне с утра тоже постоянно что-то веет. Особенно с перепою. Забудь.

– Да я и так толком ничего не помню, – сказал Гэндальф. – Но мы все равно пойдем через горы.

Несмотря на сильное и немотивированное желание Гэндальфа идти через горы, им все-таки пришлось лезть под землю. К тому моменту как отряд добрался до гор, погода испортилась окончательно, на перевале мела метель, температуры стояли отрицательные, и камни то и дело срывались с вершин, провоцируя лавины.

Гэндальф упрямо вел спутников наверх. С каждым новым днем отряд все громче ворчал, недовольный своим предводителем, но до открытого бунта дело все-таки не дошло. После того как отряд откопался после шестой по счету лавины, Гэндальф, выплевывая снег изо рта и выковыривая сосульки из бороды, признал свое поражение и повел отряд обратно.

Этому решению обрадовались все, а не только Гимли, как можно было бы ожидать. Лишь Гэндальф был мрачен и неразговорчив.

Сходить с горы было веселее, чем подниматься, и со спуском отряд уложился всего в несколько дней. Покинув зону снегов, Хранители еще прибавили в скорости и вскоре оказались напротив входа в древнее подземное королевство гномов.

Как и следовало ожидать, дверь была заперта.

– Почтовый ящик «Мория», – торжественно объявил Гимли. – Режимный объект повышенной секретности. Периметр охраняется сторожевыми псами.

– Что-то непохоже, – сказал Гэндальф, глядя на массивную дверь, покрытую слоем пыли и исписанную неприличными словами.

Внимание Гарри привлеки две надписи. Одна была сделана красным цветом и гласила: «Балин – чемпион». Вторая была длинней и гораздо более информативной, потому что была написана на двух языках. «Гномы must die. Балрог – forever [85]85
  Гномы должны умереть, Балрог – навсегда. – Перевод с родного языка Джеймса Бонда.


[Закрыть]
». Способ написания говорил о достаточной образованности художника.

– Наверное, собаки просто разбежались, – предположил Арагорн. – Я слышан, так бывает, если их не кормить. Но нам от этого не легче. Без пароля мы внутрь не попадем.

– Я пароля не знаю, – сказал Гимли. – У меня другой уровень допуска.

– Ерунда, – сказал Гэндальф. – Через пару минут лунный свет озарит секретную надпись, и мы узнаем подсказку, которая поможет нам найти пароль.

Гарри посмотрел на затянутое тучами небо. Просвета в облачном слое не наблюдалось, и лунного света можно было ждать очень долго.

Он знал секретную надпись и знал пароль, но не мог подсказывать из опасения нарушить ход событий. Еще больше ему не хотелось выставлять на всеобщее обозрение свои обширные знания о данной эпохе Средиземья. Поди объясни этим парням, откуда тебе секретные пароли известны.

Заподозрят приспешника врага и зарежут на фиг.

– Впрочем, пока можно попробовать другие варианты. – Гэндальф тоже посмотрел на небо. – Есть у меня универсальная отмычка для подобных дверей, – возвысил он голос. – Сим-сим, откройся!

В далеких арабских песках открылся хорошо замаскированный сим-сим. Дверь в Морию осталась неподвижной.

Гэндальф нахмурился и повторил заклинание, вкладывая в слова большую силу:

– Сим-сим, откройся!

Сим-сим попытался открыться еще шире, не преуспел и оставил свои попытки. Похоже, его попросту заклинило. На двери в Морию это никак не отразилось.

– Сим-сим, откройся!

– По-моему, ты тупишь, Гэндальф, – сказал Арагорн. – Если с первого раза не сработало, значит, пароль у тебя неправильный.

– Может, просто замок заржавел, – возразил Гэндальф. – Сим-сим, откройся! Сим-сим, отдайся! Сим-сим, не бойся! И не стесняйся!

– Да, ты не взломщик.

– Окстись, дружище. Таких запоров открыл я тыщу, – сказал Гэндальф.

– Браво, – зааплодировал разбирающийся в поэзии Леголас. – Хоть вы и потерпели неудачу, но сделали это красиво.

– Мне кажется, я могу вам помочь, – сказал Гарри.

– Ты медвежатник?

– Нет. Но я могу создать искусственный лунный свет, чтобы вы могли прочитать надпись.

– Странно, как я сам до этого не додумался, – сказал Гэндальф. – Давай, засвети нам по-взрослому.

Гарри махнул волшебной палочкой, и свет искусственной луны залил массивную сейфовую дверь. Над проемом неоновыми буквами засветилась надпись, начертанная древними рунами.

Гарри всегда было любопытно, почему судьбоносные надписи пишутся исключительно древними рунами. Неужели современные руны для этого не подходят?

– «Скажи волшебное слово и проходи», – прочитал Гэндальф.

Гарри удивился. В книге и надпись, и пароль были несколько иными. Это еще раз доказывало, что любая литература в первую очередь является вымыслом.

– Теперь я справлюсь, – сказал Гэндальф и стукнул посохом о землю.

Хранители на всякий случай отошли подальше. Вдруг сигнализация сработает?

– Абракадабра! – сказал Гэндальф.

Эффект нулевой.

– Сим салябим! – сказал Гэндальф.

– Чундра-махундра! – сказал Гэндальф.

– Рабиндранат Тагор! – сказал Гэндальф.

– Эники-беники! – сказал Гэндальф.

– Откройте, полиция! – сказал Гэндальф.

– Именем Мордора! – сказал Гэндальф.

– Трах-тибидох-тибидох! – сказал Гэндальф [86]86
  Всем, кто сомневается в волшебности приведенных здесь слов, автор предлагает подискутировать с самим Гэндальфом. Только учтите, что Гэндальф очень нервничает, когда с ним заговаривают на эту тему. – Примеч. авт.


[Закрыть]
.

– Чтоб сдохли те маленькие бородатые мерзавцы, которые поставили здесь эту дверь! – сказал Гэндальф.

Прошло полчаса.

Старый волшебник перебрал уже все известные ему волшебные слова и пошел на второй круг. Хранители заметно нервничали, с каждой очередной неудачей теряя веру в своего предводителя. Гарри подумал, что ситуацию надо спасать.

– Скажи «друг», – попросил он Гэндальфа.

– С какой это радости? Тамбовский волк этим коротышкам друг, – окрысился Гэндальф. – И потом, чего такого волшебного в этом слове?

– А ты попробуй, – поддержал Гарри Арагорн. – Что мы потеряем в случае неудачи? Еще пару секунд?

– Друг! – выпалил Гэндальф, и Гарри подумал, что старый волшебник вкладывает в это слово некий новый смысл. – Видите, не сработало.

– Скажи по-эльфийски, – сказал Гарри.

– Это просто тупо, – сказал Гэндальф. – Если кто и является другом гномам, то только не эльфы.

Но после некоторых уговоров Гэндальфу все-таки удалось переступить через себя и произнести слово «друг» по-эльфийски.

– Камрад! – сказал он.

Дверь осталась незыблемой. Гэндальф с торжеством посмотрел на Гарри. «А я тебе говорил!» – сказали его сияющие глаза.

Гэндальф вообще ревниво относился к тому факту, что он в отряде не единственный волшебник, и обычно не упускал случая, чтобы доказать свое превосходство.

Не прокатило, подумал Гарри. Но попробовать все равно стоило. Интересно, чем же они эту дверь запаролили?

– А я знаю волшебное слово, – заявил неугомонный Мерин. – Пожалуйста.

С видом оскорбленного достоинства Гэндальф произнес слово «пожалуйста», но дверь так и не подумала открываться.

– Извиняюсь, – сказал Гимли. – Но в языке гномов нет слова «пожалуйста». Это новообразование, придуманное людьми. Гномы обходятся без церемоний.

– Тогда сам чего-нибудь придумай, бородач! – взорвался Гэндальф. – Ты среди нас единственный гном и должен знать, о чем думали твои сородичи!

– Есть один древний боевой клич, и я попробую его применить, – сказал Гимли и проорал во всю мощь своей луженой глотки. – Барук казад!

От его крика с двери слетела большая часть пыли, но продвижению отряда внутрь это не поспособствовало.

– …ды немытые! – сказал Гимли. – Какой …ный …ок …ым… ом… ударенный …ался …ить здесь это … во?! Козлы …тые, …н им в ухо!

Послышался страшный скрежет, как будто кто-то пытался отворить дверь простоявшего запертым всю зиму гаража, и проход в Морию открылся [87]87
  По соображениям цензуры большая часть речи Гимли осталась за кадром. По соображениям конспирации и по моей личной просьбе автор специально не выделяет то слово, которое явилось паролем. – Примеч. Гэндальфа.


[Закрыть]
.

ГЛАВА 7

На Морийском мосту спрашивал Гэндальф Балрога: «Огонька не найдется?»

Хоббитанский фольклор.

Опять подземелье, думал Гарри. Третий героический поход в жизни, и все время приходится лезть куда-то вниз. Так и до клаустрофобии недалеко.

Гарри интересовало, кто страшнее, Балрог или метродемон. Демона он видел, а о Балроге только читал. Горлогориус сэкономил на DVD-проигрывателе и не стал показывать Гарри фильм, хотя так ввести волшебника в курс дела было бы гораздо быстрее.

Наверное, и хорошо, что Гарри не видел фильм. У Питера Джексона Балрог получился уж очень страшным. БАЛьшой, РОГатый, состоящий частично из плоти, частично из огня, и с очень длинным пламенным мечом.

Если убрать рога, получился бы истинный апологет коммунизма. У него и вместо сердца наверняка что-нибудь огненное.

Отряд шел по подземному проходу. Путь освещал мягко светящийся факел Гэндальфа, по-прежнему идущего впереди. Вслед за ним топал Гимли, за Гимли – хоббиты, потом следовали Джек, Гарри и Боромир, а замыкали шествие Арагорн с Леголасом. В общем, процессия получилась внушительная.

Арагорн с Леголасом немного отстали от остальных, чтобы спокойно поговорить. Несколько дней назад Арагорн просветил Леголаса относительно его пари с доном Элрондом, и теперь два пытливых ума интенсивно работали в поисках решения.

– Я тут пораскинул немного мозгами, и вот что я тебе скажу, – начал обсуждение Леголас. – Хоббитов надо отправлять в одиночное плавание только после того, как мы проведем их через Лориен. Они – ребята тормозные, сами не справятся. Эти сектанты наверняка им мозги запудрят. Один взгляд в зеркало, и кольцо окажется у Галадриэли.

– Только надо избавиться от Гэндальфа, – сказал Арагорн. – У него с хоббитами общий бизнес, так что он Фредди одного не отпустит.

– Зачем одного? Пусть все четверо валят.

– Он и четверых не отпустит, с ними пойдет, – сказал Арагорн.

– И что ты предлагаешь? Мочить его как-то неудобно. Старый он, уважаемый. При этом еще и волшебник.

– Надо его временно нейтрализовать, – сказал Арагорн. – И сделать это так, чтобы он не догадался, что это наших рук дело.

– Толково придумано, – признал Леголас. – А как это сделать?

– Не знаю. Надо внимательно смотреть по сторонам, может, и подвернется удобный вариант.

– А гном? – спросил Леголас.

– Гнома с собой возьмем, – сказал Арагорн. – Во-первых, он сын самого Глоина, а с Глоином мне неприятности на фиг не нужны. Во-вторых, боец он неплохой. А в-третьих, с мозгами у него – полный напряг, и мешать он нам не будет.

– А эти двое? – спросил Леголас, имея в виду Гарри и Джека.

– Они не в теме, у них свои цели, и мы можем их использовать.

– С Боромиром такой номер не пройдет, – сказал Леголас. – Он – наследник Денетора и твой прямой конкурент.

– Не нравится мне этот Боромир, – задумчиво сказал Арагорн.

– Мне тоже.

– Значит, будем мочить, – сделал вывод Киллер. – После Лориена двинем в Рохан и попробуем набрать ополчение из лошадников. Минас-Тирит встречает по одежке. Придешь за троном без собственной армии, и уже на следующий день твоя голова окажется на пике.

– Думаешь, Рохан нам поможет?

– У Теодена дочь на выданье, – намекнул Арагорн. – А потенциальный король Гондора – выгодная партия для дочери табунщика.

– Ты же все это дело из-за Арвен затеял…

– Я не собираюсь жениться на дочери Теодена, – сказал Арагорн. – Я просто намекну ее папочке на подобный исход, а потом, после того как добуду трон как-нибудь извернусь.

– Ловко. Я смотрю, ты опытный интриган.

– Да, но кто сейчас это ценит, – вздохнул Арагорн. – Это политика, друг мой. В политике по-другому нельзя.

Через три часа стало ясно, что они заблудились. Гэндальф остановился, почесал в затылке и сел на подходящий по размерам валун.

– Давненько я здесь не бывал, – пробормотал он. – Как-то тут все по-другому. Гимли, ты не знаешь, где твой брат окопался?

– Когда мы только сюда вошли, знал, – сказал Гимли. – Теперь уже понятия не имею. А ты что, заблудился?

– Нет, просто немного сбился с пути.

– А, – облегченно вздохнул Гимли и отошел в сторонку.

Все курящие члены отряда закурили. Все некурящие закашлялись. С вентиляцией в подземельях Мории дела обстояли неважно.

Собравшись с мыслями, Гэндальф вспомнил направление или только сделал вид, что вспомнил, и отряд двинулся дальше. Вскоре под ногами захрустело. Посмотрев вниз, Хранители обнаружили, что идут по костям.

– Нездоровый симптом, – пробормотал Арагорн себе под нос.

– Берцовая кость орка, – сказал Гэндальф, рассматривая один экземпляр. – Локтевой сустав орка. А этот череп принадлежит гному.

– Как ты определил? – спросил Гимли.

– Объем слишком маленький, – объяснил Гэндальф. – Так что либо гном, либо хоббит. Но хоббиты так далеко под землю еще не забирались.

Среди костей было разбросано старое, покрытой ржавчиной оружие. Боевые топоры и молоты гномов, короткие кинжалы и кривые мечи орков.

– Похоже, кирдык твоему братану Балину, – тактично сказал Гимли Боромир.

В ответ гном пробормотал что-то невразумительное и вряд ли цензурное.

Чем ближе отряд подходил к подземному чертогу Балина, тем больше останков попадалось на пути. В некоторых местах стены тоннеля были закопчены, местами даже оплавлены. Кости под ногами чередовались с золой.

Гэндальф задумчиво провел рукой по оплавленной стене. Вселенная явно пыталась на что-то намекнуть Гэндальфу, но старый маг никак не мог сообразить, на что именно.

Украшенные причудливой каменной резьбой двери подземного чертога Балина стояли открытыми настежь.

Внутри древних останков было еще больше.

Посреди огромного помещения, потолок которого скрывался в темноте, находилось небольшое возвышение, на котором стоял каменный гроб. Гэндальф подошел поближе и обнаружил плакат, нарисованный кривой орочьей рукой.

На плакате значилось:

«Здесь лежит последний гномий царь Балин. Не будите его, с похмелья он еще страшнее».

– У орков странное чувство юмора, – пробормотал Гэндальф. – Мне очень жаль, Гимли.

– Мне тоже жаль, – сказал Гимли. – Не то чтобы мы с Балином были близкими друзьями, но это вопрос принципа. Никто не может безнаказанно убивать гномов. Я объявляю орочьему племени вендетту. Клянусь, не успокоюсь, пока не убью по сто орков за каждого погибшего здесь гнома и пятьсот орков за убитого ими царя.

– Это тебе тысяч десять убить придется, – сказал Арагорн, быстро произведя подсчеты в уме.

– Жизнь длинная, – сказал Гимли. – Иногда приходится строить долгосрочные планы.

Отряд разбрелся по залу.

Гарри с любопытством осматривал гигантские каменные колонны, уходящие вверх, во тьму, и прикидывал, сколько лет понадобилось гномам, чтобы выкопать себе такую норку.

Арагорн с Леголасом надергали из стен факелы и нашли канистру масла для их розжига. Боромир хмурился, глядя по сторонам. Ему было интересно, куда делись орки, устроившие здесь резню.

Мерин и Пиппин обнаружили в углу зала то ли колодец, то ли вентиляционную шахту и принялись швырять в нее камешки на предмет установления глубины.

– Ни фига не слышно, – сказал Пиппин. – Надо что-нибудь побольше туда закинуть.

– Точно.

Мерин выбрал скелет в более-менее сохранившихся доспехах и подтащил его к краю колодца. Вместе с Пиппином они перевалили скелет через край колодца и устремили свои взоры вниз, наблюдая за последним полетом гнома.

Спустя двадцать секунд снизу послышался страшный грохот и неслабо полыхнуло отсветом пламени.

– Bay, – сказал Мерин. – Не знал, что гномы после смерти взрываются.

– Уроды тупые! – воскликнул оказавшийся рядом с ними Гэндальф и отвесил каждому по подзатыльнику. – Вы ж позицию засветили!

– Да тут вроде нет никого, – попытался оправдаться Мерин.

Грохот внизу повторился.

– Вы разбудили Древнее Зло, – сказал Гэндальф. – И навлекли на наши головы проклятие Балина.

– Это хорошо, – сказал Гимли. – А то у меня топор без крови совсем соскучился.

– Тебе бы только топором махать, дровосек, – сказал Гэндальф. – Общий сбор! Надо отсюда валить! И побыстрее!

Свалить побыстрее не получилось. Едва отряд собрался в одном месте, как появился размахивающий зажженным факелом Арагорн и сообщил о прибытии орков.

– Примерно две роты, усиленные пещерным троллем, – сказал он.

Отряд расчехлил оружие и приготовился к обороне.

Местные орки оказались гораздо мельче той породы, что водилась в родном мире Гарри. Они были менее свирепы и отличались полным отсутствием воинской дисциплины. Вместо того чтобы наступать строем и попытаться окружить уступающего числом противника, они неорганизованно пошли в лобовую атаку, за что и поплатились.

Штук пятнадцать Леголас положил из лука еще на подходе. Эльф стрелял так быстро, как будто вместо лука у него было помповое ружье с автоматической перезарядкой.

Примерно столько же было на счету Джека.

Потом в дело вступили Арагорн, Боромир, Гимли и Гэндальф. К величайшему удивлению Гарри, Гэндальф дрался без применения магии. В одной руке у него был его меч Гламдринг, другой он орудовал волшебным посохом, используя его как дубину.

Гарри не вступал в схватку. В реальном мире он мог сражаться только с помощью волшебства, но не хотел смущать этим старого волшебника.

В первые минуты схватки орки ложились под мечи свирепых Хранителей, как перезревшие колосья, и казалось, что у них нет вообще никаких шансов, но потом в битву вступил пещерный тролль, и расстановка сил изменилась.

Ростом тролль был около четырех метров и напоминал случайно ожившую скульптуру вируса гриппа работы Зураба Церетели. В руках тролля была каменная дубинка, длиной не уступавшая росту Гэндальфа, самого высокого человека в Братстве Кольца.

Тролль ворвался в ряды защитников и очень быстро устроил там хаос.

Гимли получил удар дубинкой в бок и отлетел отдыхать к стене. Внезапно воспылав любовью к гномам, Боромир бросился посмотреть, как у него дела. Леголас отскочил на несколько шагов и выпустил три стрелы почти в упор. Тролль не обратил внимания на три щепочки, торчащие у него из груди, и попытался размозжить голову Арагорну.

Арагорн увернулся. Отлетевшие от удара каменные обломки брызнули во все стороны. Один из них попал Мерину в лоб.

– Я ранен! – возопил Мерин, схватился руками за лицо и рухнул под ноги Пиппину и Сэмми.

– Мы тебя спасем! – крикнули те, подхватили его под руки и потащили подальше от места схватки.

– Я с вами! – крикнул Фредди, но они его уже не слышали.

Арагорн рубанул тролля мечом, обломал клинок [88]88
  Видимо, сломанные мечи являются семейной традицией королевского дома Гондора. – Примеч. Горлогориуса.


[Закрыть]
о металлический нагрудник и схватил валявшееся на полу копье. Тролль занес дубину для удара. В этот момент Фредди как раз сделал шаг назад, избегая удара кривой орковской заточки, поскользнулся в луже свежей черной крови, нелепо взмахнул руками, и светящееся лезвие хоббитского клинка вонзилось в щель между доспехами тролля.

Тролль взревел и от удивления выронил дубинку. Арагорн вонзил копье троллю в грудь. Джек аккуратно прицелился и выстрелил троллю в голову. Пуля взвизгнула, отрикошетила от толстого черепа и ушла в потолок.

Тролль схватился обеими руками за грудь, вырвал копье из раны и отшвырнул его в сторону. По несчастливой случайности, копье угодило в живот пытавшемуся сохранить равновесие Фредди и отбросило его прямо под ноги атакующих орков.

– Упс, – сказал Арагорн.

Пришедший в себя Гимли на пару с Боромиром рванулись отбивать у орков не столько тело хоббита, сколько кольцо, которое он нес.

Леголас всадил в тролля еще несколько стрел, но они оказывали на исполина примерно такой же эффект, как мелкая дробь, предназначенная для стрельбы по рябчикам, на африканского слона.

Джек наскоро зарядил один из своих револьверов разрывными пулями.

Тролль попытался схватить Арагорна, но бесстрашный Киллер сумел уйти от смертельных объятий монстра. Леголас кинул партнеру запасной меч.

Стараниями Гэндальфа, Гимли и Боромира орки подходили к концу, но с троллем надо было уже что-то решать. Гарри наскоро сотворил заклинание мега-инфаркта и изготовился швырнуть его в живучую скотину.

Заклинание настигло тролля одновременно с двумя разрывными пулями из револьвера Джека и грозным боевым кличем Арагорна. Тролль громко хрюкнул и рухнул на пол, чуть не задавив замешкавшегося с мечом Киллера.

Отряд осмотрелся по сторонам. Живых врагов в поле видимости не наблюдалось.

– Так будет с каждым, – гордо возвестил Арагорн, поставив ногу на голову поверженного тролля. Труп рефлекторно клацнул челюстями и едва не откусил Арагорну половину ступни.

– Похоже, хоббиту кранты, – сказал Боромир, роясь в горе орочьих тел.

– Фигня, у нас еще трое в запасе, – сказал Гэндальф. – Главное, кольцо найдите.

– Да ищем мы, ищем, – пробормотал Гимли.

Под трупами кто-то застонал. Гимли сдвинул в сторону еще несколько тел, и Фредди выбрался на свободу. Притворяться мертвым особого смысла уже не было.

– Вы продолжаете меня удивлять, синьор Баггини, – сказал Гимли.

Фредди расстегнул рубашку и осмотрел свой живот. Увиденное привело его в ярость.

– Ты че, муфлон! – заорал Фредди, обращаясь к мертвому троллю. – Ты прикидываешь, сколько мифриловый прикид от «Прада» стоит? Ты ж его поцарапал!

Увы, обстоятельства сложились таким образом, что времени на зализывание ран отряду не предоставили. Едва Фредди закончил свою прочувственную и полную эпитетов речь, как темный проход осветился багровым светом и послышались тяжелые шаги, которым позавидовал бы и Каменный Гость.

– Никак не соображу, кто бы это мог быть, но встречаться с ним мне бы точно не хотелось, – пробормотал Гэндальф. – Отступаем к мосту. Если что, взорвем его за собой.

Отряд счел тактический план Гэндальфа единственно верным и приступил к его претворению в жизнь.

Гарри с замиранием сердца ждал появления Балрога и сцены на Морийском мосту. В его понимании битва с Балрогом являлась кульминацией карьеры Гэндальфа, и если бы «Властелина Колец» писал сам Гарри, он попер бы против исторической справедливости и разместил бы схватку поближе к финалу. Правда, тогда осталось бы слишком мало времени на второе явление перекрасившегося старого мага.

Мост оказался довольно далеко от чертога. Отряд уже полчаса бежал по темным, петляющим коридорам, а шаги за спиной становились все громче.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю