332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Мусаниф » Стрелок и маг (Тетралогия) » Текст книги (страница 25)
Стрелок и маг (Тетралогия)
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:07

Текст книги "Стрелок и маг (Тетралогия)"


Автор книги: Сергей Мусаниф






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 74 страниц)

– Эх, – сказал доктор Смит, и безграничное терпение сквозило в его взоре. – Молодой человек, вам стоит кое-что уяснить по поводу машин. Машины – не люди. Мы не умеем лгать.

ГЛАВА 8

Распишитесь в получении.

Террорист, отправивший бомбу по почте.

Ветер гнал свинцовые тучи над выжженной и изуродованной землей.

На ветру было холодно и неуютно. Окружающая местность навевала уныние. Пройдут еще многие годы, прежде чем планета сможет вернуться к своему довоенному состоянию.

Джавдет посмотрел на часы.

– Пять минут, – объявил он. – Надеюсь, транспорт не опоздает.

– А может быть, вместо него сюда прилетит истребитель, – сказал увязавшийся за ними Лео. – Не доверяю я этому типу.

– Меня он убедил, – сказал Гарри. – Между прочим, я – волшебник. Я распознаю ложь с первого взгляда.

– Хо, – сказал Лео. Впрочем, сказал он это достаточно тихо. Подвиги, совершенные Гарри в Матрице, произвели на него большое впечатление.

– Реальный мир, – вздохнул Джавдет. – Внутри Матрицы я чувствовал себя гораздо комфортнее.

– Ты уверен, что хочешь остаться здесь? – спросил у него Гарри. – Возможно, мы – единственный билет из этого мира, и выбраться потом ты уже не сможешь. А воевать здесь вроде бы уже не за что.

– Я чувствую некоторую ответственность, – сказал Джавдет. – Я должен убедиться, что с людьми этого мира все будет нормально.

– Похвально, – сказал Гарри. – Не ожидал от тебя столь благородного порыва.

– Пребывание в Матрице изменило мои взгляды на жизнь. По крайней мере, на некоторые ее аспекты.

– Если у меня будет свободное время, я постараюсь заглянуть сюда и отыскать тебя, – сказал Гарри. – Ты нам здорово помог со всем этим.

– Было бы неплохо, – согласился Джавдет. – Может, тогда я уже буду готов оставить этот мир и отправиться на поиски новых приключений.

– Транспорт, – возвестил стрелок.

– Где?

– Вон там.

– Я ничего не вижу.

Джек пожал плечами. Обычным людям сложно тягаться со стрелком в остроте зрения.

Едва заметная точка на горизонте быстро увеличивалась в размерах и оказалась футуристического вида самолетом вертикального взлета.

Он приземлился в нескольких десятках метров от четверки. По выдвинувшемуся трапу спустилась жгучая брюнетка в кожаных штанах и рубахе, подчеркивающих ее стройную и гибкую фигурку. В руках она держала коробку, подозрительно смахивавшую на коробку из-под обуви.

– Привет, мальчики, – сказала она, приблизившись. – Меня зовут Тринити. Доктор Смит связался со мной в Австралии и попросил встретить вас здесь и препроводить всех желающих в наш город. Кто из вас Морфеус?

– Я, – сказал Джавдет и согнулся в галантном поклоне. И когда он только успел этому научиться, бедуин и борец с мировым злом?

– Наслышана о ваших похождениях, – сказала Тринити. – Мы даже подумываем фильм о вас снять. Прошу на борт.

– Минутку, – сказал Джавдет и повернулся к своим спутникам. – Чувствую, мне понравится в Австралии, – добавил он чуть тише. – Пока, ребята. Еще свидимся, если будет на то воля Аллаха.

– Береги себя, – сказал стрелок и пожал Джавдету руку.

– Мы еще встретимся, – сказал Гарри и повторил жест Джека.

– Но пасаран, командир, – сказал Лео и отдал честь.

– Удачи всем, – сказал Джавдет и пошел к самолету.

– Больше никто не полетит? – уточнила Тринита.

– Нет, я тут подожду, – сказал Лео.

– А вы?

– Мы точно не полетим, – сказал Гарри. – Хотя и польщены оказанной нам честью. Но у нас в другом месте дела. Кстати, у вас ничего для нас нет?

– Конечно есть, – сказала Тринити, протягивая им коробку. – Вот то, о чем вы просили.

– Откройте, – попросил Гарри. Тринити открыла, и он заглянул внутрь. – Джек, посмотри ты. Я понятия не имею, как эта хреновина должна выглядеть.

– Вроде похоже, – сказал стрелок.

– Отлично, – сказал Гарри. – Впрочем, сейчас мы будем знать точно. Если это артефакт, то чары Горлогориуса выдернут нас из этого мира.

Волшебник со стрелком взялись за руки, после чего Гарри принял от Тринити коробку.

Последовала вспышка света, к небу вознеслось немного дыма – Горлогориус жить не мог без спецэффектов, – и на равнине остались только Лео, Тринити и самолет.

– Пока, красавчик, – сказала Тринити Лео и легко взбежала по трапу.

Лео тупо смотрел на то место, где только что стояли стрелок и волшебник, и тихо качал головой.

– И вот эту байду они называют реальным миром, – пробормотал он себе под нос, дождался взлета увозившего Джавдета истребителя и поплелся обратно в канализацию.

Часть вторая
БУХЛО БОГОВ
ГЛАВА 1

В нашем мире существуют способы склонить к сотрудничеству самых непримиримых и принципиальных людей.

Дон Корлеоне.

Питер Гриффин был волшебником среднего звена. Он разменял первые пятьсот лет, построил двадцатишестиэтажную башню и уже мог не волноваться, что стариканы вроде Горлогориуса припашут его к грязной и неблагодарной работе, когда ногам приходится гораздо тяжелее, чем голове. Впрочем, Питер звезд с неба не хватал, и шансы, что стариканы вроде Горлогориуса попросят его поработать головой, также были исчезающе малы.

В общем, Питер был среднестатистическим волшебником. Он жил в сельской местности, подряжался на разовую работенку для местных крестьян, которые взамен снабжали его всем необходимым, вел теоретические исследования и был вполне доволен своим теперешним положением.

Как и подавляющее большинство волшебников, Питер редко просыпался ранее полудня, а если и просыпался, то был нервным и раздражительным целый день.

Волшебники любят свежий воздух. Зачастую они проветривают свои жилища, под потолок наполняя их свежим воздухом, потом запирают окна и хранят свежий воздух в течение нескольких десятков лет. Проветривание спальни Питера состоялось несколько лет назад, так что этим утром окна были плотно закрыты, что не помешало звукам, доносившимся снаружи, прокрасться в помещение и разбудить волшебника.

Питер продрал глаза и вышел на балкон на предмет выяснения личностей виновников безобразий и их наказания, если оное наказание не сможет повредить здоровью Питера или его бизнесу.

Виновников оказалось много. По сути, для определения их количества больше всего бы подошло слово «орда». От внимательного взгляда волшебника не укрылось, что эта орда состояла сплошь из одних только орков, и все орки были вооружены. Конечно, вооружены они были плохо, по большей части топорами, вилами или выщербленными во многих боях мечами, но для Питера это не имело принципиального значения. С его точки зрения, между благородным клинком, выкованным гномами и имеющим свое собственное имя, и простой ржавой заточкой нет никакой разницы, по крайней мере в тот момент, когда эта заточка входит тебе под ребра.

При виде хозяина башни толпа пришла в еще большее волнение, и крики, которыми она постоянно разражалась, стали пронзительнее и надрывнее. Питер поднял руки вверх, добиваясь внимания и тишины, и только тут заметил, что в дверь его башни стучат.

Трое орков стучали в нее топорами.

Конечно, орки обитали неподалеку от башни Питера, но они редко обращались за помощью к волшебнику, поскольку зачастую им нечем было платить, и никогда еще они не являлись в таких количествах.

Но одно им удалось совершенно точно. Им удалось привлечь к своему визиту внимание волшебника.

За дверь Питер переживал не слишком сильно. Она была сделана из древесины тысячелетнего баобаба и заговорена на случай грабежа, штурма, пожара, наводнения и прочих мелких житейских неприятностей. Тем не менее орущая под окнами толпа выводила Питера из равновесия, и он решил разобраться, что к чему.

Поскольку с балкона спальни, находящейся на тринадцатом этаже, толпу было не переорать, Питер спустился на несколько уровней ниже и обратился к собравшимся с балкона гостиной.

– Чего приперлись, уроды? – ласково спросил он.

Надо заметить, что в своей башне волшебники чувствуют себя в полной безопасности. Для запершегося в своем многоэтажном жилище волшебника угрозу может представлять только другой волшебник. Когда снаружи обретаются толпы ничего не смыслящих в магии существ, реальной опасности для волшебника нет.

Услышав обращение Питера, орки заткнулись и расчистили пространство, на которое вышел человек. Питер догадался, что этот человек руководит собравшимися здесь орками, иначе он вряд ли оставался бы в живых столь долгое время. Внешность этого типа показалась Питеру смутно знакомой. Или встречались когда-то давно, или он похож на кого-то, с кем Питер встречался.

– Открой дверь, – потребовал Негоро.

Мы-то с вами точно знаем, что это был он, а вот Питера эта новость ожидала в ближайшем будущем.

– А если не открою? – поинтересовался Питер.

– Тогда мои ребята останутся здесь, – сообщил Негоро. – И к твоей башне ни один клиент на пушечный выстрел не подойдет. А это, сам понимаешь, повредит твоему бизнесу.

Это верно, подумал Питер. Крестьяне орков не любят. Черт с ним, с бизнесом, но они ведь и еду приносить перестанут!

Негоро был дублем могущественного мага и унаследовал от него богатый жизненный опыт. Он хорошо понимал, что при всем желании не сможет выковырять Питера из его башни. С другой стороны, он знал, как досадить Питеру и осложнить его жизнь до такой степени, что тому все равно придется выйти.

– Открой дверь, и я войду один, – пообещал Негоро. – Мне просто с тобой поговорить надо.

– Тогда сделаем проще, – сказал Питер. – Я тебе лестницу скину.

– Договорились, – сказал Негоро.

Спустя пять минут орки за окном немного утихомирились, а Негоро и успевший прикрыть пижаму мантией Питер сидели в креслах гостиной.

– Чего надо? – спросил Питер.

– Для начала я представлюсь, – сказал Негоро. – Я – Негоро.

– Знакомое имя, – сказал Питер. – О чем-то оно мне напоминает…

– Наверное, о Негориусе, – сказал Негоро. – Я – его дубль.

Питеру, как и любому другому уважающему себя волшебнику, было стремно общаться на равных с каким-то там дублем, но орки вокруг башни временно уравновешивали их социальное положение.

– Точно, – сказал Питер. – Я и смотрю, лицо у тебя знакомое. И как там старикан Негориус поживает?

– Плохо поживает, – сказал Негоро. – Умер он.

– Очень жаль, – соврал Питер. На самом деле ему было все равно. Дела кашалотов пескарей не касаются, ибо эти рыбы плавают в разных водоемах. – Надеюсь, смерть была быстрой и безболезненной?

– Можно и так сказать, – согласился Негоро. – Но речь сейчас не о том, как он умер. Я унаследовал от своего создателя многие знания, а также его крепость, власть над орками и договоренности с повелителями зомби.

– Зачем ты мне это говоришь?

– Потому что хочу, чтобы ты понял, как неприятно будет, если я вдруг, совершенно случайно, стану твоим врагом.

– С чего бы это? – спросил Питер. – Я имею в виду, с чего это ты можешь стать моим врагом?

– Я им обязательно стану, если ты не выполнишь мою просьбу, – пообещал Негоро.

– Что за просьба? – поинтересовался Питер.

– Мне нужно, чтобы ты создал магический портал по адресу, который я тебе укажу, – сказал Негоро. – И чтобы ты держал его открытым, пока мой человек не пройдет им обратно в наш мир.

– То есть портал должен соединять два разных мира? – догадался Питер.

– Схватываешь на лету, – сказал Негоро. – Буду откровенным. Старый козел Негориус оставил мне богатое наследство, но забыл одарить меня хоть какими-то магическими способностями. Вот почему приходится обращаться за помощью к тебе.

– Ты представляешь себе, сколько стоит открытие магического портала между мирами? – поинтересовался Питер. – Это не говоря уже о том, чтобы удерживать его открытым неопределенно долгий период времени? Мы цены, знаешь ли, не с потолка назначаем. Тут магической энергии столько уйдет, что всех твоих орков можно, к примеру, в эльфов превратить. Три раза.

– Я тебе хорошо заплачу, – сказал Негоро.

– Золотом?

– Еще лучше.

– Драгоценностями?

– Я отзову отсюда своих орков и не отдам приказа жечь соседние деревни, – сказал Негоро. – Как ты думаешь, крестьянам сильно понравится, если орки будут жечь их деревни, при этом объясняя, что виноват в этом ты и твое нежелание сотрудничать?

– Это шантаж, – заявил Питер.

– Шантаж – это самый быстрый способ добиться желаемого, – не стал лукавить Негоро.

– Сколько народу пойдет порталом? – спросил Питер.

– Один человек.

– А если он не вернется?

– Если он не вернется в течение месяца, ты будешь волен закрыть портал, – сказал Негоро. – Но если он не сможет вернуться по твоей вине, то ты позавидуешь жителям сожженных нами деревень.

– А как вы узнаете, что он не вернулся по моей вине? – поинтересовался Питер. – Не то чтобы я собирался ему помешать, просто из академического интереса спрашиваю.

– Молись, чтобы я этого даже не заподозрил, – сказал Негоро. – Не забывай, что я останусь здесь и буду контролировать все твои шаги.

– Что, прямо здесь? В башне? – ужаснулся Питер.

– А как иначе мне за тобой следить? – удивился Негоро. – Конечно, в башне.

– Интересно, а что мне мешает испепелить тебя прямо тут, на месте? – спросил Питер.

– Как я понимаю, этот вопрос тоже представляет для тебя чисто академический интерес? – уточнил Негоро.

– Конечно.

– Если со мной что-нибудь случится, то мое благотворное влияние не сможет сдерживать первобытную силу орков, и они учинят в округе настоящий погром, винить в котором все будут исключительно тебя.

– Хм, – сказал Питер. – Куда, ты говорил, человечка твоего отправить надо?

Сэр Реджинальд Ремингтон, эсквайр, вывалился из магического портала и осмотрелся.

Местность вокруг была неприглядная. Пара хаотичных скальных нагромождений, голая каменистая пустыня и полное отсутствие солнечного света.

Реджи огляделся по сторонам в поисках разумной жизни на предмет уточнить адрес и узнать дорогу. На первый взгляд разумной жизни поблизости не обнаружилось. На второй тоже. Реджи никак не мог заподозрить в разумности здоровенного двухголового пса со змеями, растущими вокруг шеи вместо шерсти.

Пес сидел рядом с огромной дыркой в скале и добродушно щерил обе свои повышенно зубастые пасти. Реджи ему подмигнул. Правая голова пса подмигнула в ответ.

«Странно, – подумал Реджи. – Не то странно, что подмигивает, а вообще. Откуда тут мутанты? Неужели уже успели всю экологию испортить?»

Реджи порылся в саквояже, нашел коробку собачьих галет, вытащил горсть и бросил псу.

– Спасибо, – сказал пес правой головой. Левой он жрал галеты.

– Не за что, – машинально ответил Реджи. Стрелка было трудно чем-то удивить, но данному созданию удалось произвести на него впечатление. – Еще хочешь?

– Не откажусь, – сказал пес.

– Забирай всю коробку, – сказал Реджи и высыпал содержимое на камень перед псом.

– Добрый ты для смертного, – сказал пес. – Меня и навещают-то редко, а угостить вообще еще никто ни разу не додумался.

– Тяжело, – сказал Реджи. – И давно ты тут сидишь?

– Очень давно. С сотворения мира практически.

– А чего в другое место не срулишь?

– Служба, – вздохнул пес. – Меня Цербером звать. А ты кто?

– Реджинальд, – сказал Реджи. – Можно просто Реджи.

– Как тебя сюда занесло, Реджи? Живые в наших местах – большая редкость.

– Почему так?

Левая голова пса продолжала жрать. Может быть, разговаривать способна только правая?

– Там, – хвостом пес указал на дырку позади себя, – царство Аида.

– Понятно, – сказал Реджи. – А кто у нас Аид?

– Повелитель мертвых.

– Предупреждать надо, – сказал Реджи. – По счастью, мне в другую сторону.

– Никто из смертных не может сказать этого с полной уверенностью, – философски заметил Цербер.

– Тоже верно, – согласился Реджи. – А ты охраняешь, чтобы туда никто не вошел или чтобы оттуда никто не вышел?

– Сложно сказать. Отсюда туда никто особенно не рвется, а те, кто там, давно глотнули водички из Леты, и им все по фигу. Так что я тут чем-то вроде декорации работаю.

– Скучновато, наверное, – посочувствовал Реджи.

– Первую пару веков было скучно, – признался Цербер. – Потом привык.

– Есть вещи, к которым нельзя привыкнуть, но скука не относится к их числу, – согласился Реджи.

– А ты, кстати, откуда взялся? – вдруг насторожился Цербер. – Местные так не одеваются.

– Я издалека, – сказал Реджи.

– Из этой форточки вылез? – уточнил Цербер, указывая на открытый за спиной Реджи магический портал.

– Точно, – сказал Реджи. – Слушай, а я по правильному адресу попал? Это Древняя Греция?

– Не такая уж она и древняя, – сказал Цербер. – Местные называют свою страну Элладой.

Реджи порылся в памяти.

– Вроде бы подходит, – сказал он. – У вас тут боги есть?

– Этого добра у нас навалом, – обнадежил его Цербер. – По правде говоря, но это только между нами, богов у нас тут даже более чем достаточно. Плюнуть некуда, в бога попадешь. Ну, верховных это не касается, в них не очень-то и поплюешь, а вот те, которые рангом помельче… У каждой горы, каждой реки по богу, у каждого дерева по дриаде, нимфы полуголые по лесам бегают… Тьфу! А ты по какому поводу богами интересуешься? Если работа нужна, то забудь. Места в мавзолее… тьфу, в пантеоне, все заняты.

– Работа у меня уже есть, – сказал Реджи. – Где у вас самые главные парни тусуются?

– А парнишка-то из деревни, – заключил Цербер. – Всякий образованный человек знает, что боги Эллады обитают на Олимпе.

– Отлично, – сказал Реджи. – А Олимп – это что? И самое главное – это где?

– Олимп – это гора, – сказал Цербер. – Надо иметь хоть какое-то представление о мире, в который прибываешь. А вот насчет второго твоего вопроса… дай прикинуть. Это к северо-западу отсюда.

– Север, запад – это относительные понятия, – сказал Реджи. Он побывал во многих мирах и точно знал, насколько эти понятия относительны. – Ты рукой… в смысле хвостом махни.

– Туда, – сказал Цербер и махнул хвостом. – Только я тебя сразу предупредить хочу, что еще ни одному смертному на Олимп взобраться не удавалось.

– Это у вас просто альпинизм еще не развит, – сказал Реджи. – А попыток много было?

– Не так чтобы очень. Боги у нас очень ревностно к жилищу своему относятся. Ближе всех к вершине подобрался парень на коне, но и он плохо кончил.

– Впервые слышу, чтобы кони умели по горам лазать, – сказал Реджи.

– А он и не лазил. Летал он, – объяснил Цербер. – Это крылатый такой конь был, специальный.

– Теперь понятно, – сказал Реджи.

– А тебе на Олимпе что надо?

– Напиток богов, – сказал Реджи. – Думаю, одного литра хватит.

– А на что тебе этот литр?

– Знакомые попросили, – сказал Реджи.

– Сочувствую тебе и твоим знакомым, – сказал Цербер. – Боги просто так нектар смертным не раздают.

– Меня предупреждали, что это будет нелегко, – сказал Реджи. – Может, посоветуешь мне чего-нибудь?

– Посоветую, – сказал Цербер. – Нормальный ты парень, для смертного, я имею в виду, потому и посоветую. Если кто и может тебе помочь, так это один парень, Гераклом его кличут. Наш самый главный бог ему вроде как папа. Геракл этот, конечно, не самый умный из смертных, но парень неплохой и хорошему человеку всегда поможет. Герой потому что.

– Где его искать?

– Есть такой город, Микены, – сказал Цербер. – Руководит этим городом некто Эврисфей. Геракл временно на него работает, провинность, так сказать, искупает. В Микенах его легче всего найти будет. Он там между подвигами перекуривает.

– А Микены где?

– В том же направлении иди, – сказал Цербер.

– Спасибо, – сказал Реджи. – Портал посторожишь?

– А куда я денусь? – вздохнул Цербер. – Все равно тут сижу.

– Ага, – сказал Реджи. В его мозгу почти оформилась очень интересная мысль. Реджи задолжал одному типу несколько неприятных моментов. Стрелок не любил оставаться в долгу, а Цербер, при всей своей мифичности, был все-таки псом. – У тебя свободного времени много?

– Ты дурак или откуда? – поинтересовался Цербер. – У меня служба. Нет у меня свободного времени вообще. А что тебе от меня надо?

– Хотел тебя об одной услуге попросить, – сказал Реджи.

– Что за услуга? – насторожился Цербер.

– Какая разница, если ты все равно отсюда отойти не можешь?

– Договорюсь с кем-нибудь, чтобы подменили, – сказал Цербер. – Если твое предложение меня заинтересует, конечно.

– Ты как к котам относишься?

– Не люблю я их, – признался Цербер. – Очевидно, на генетическом уровне, потому как тут в округе отродясь котов не было.

– Есть один кот, который задолжал мне пару неприятных минут, – сказал Реджи. – Если бы ты с ним разобрался, я был бы тебе очень благодарен.

– Двадцать коробок вот этого самого, которое я только что сожрал, – включилась в разговор до сих пор молчавшая левая голова.

Значит, он обеими головами разговаривать может, подумал Реджи. А мозгов у него сколько, один или два?

– Договорились, – сказал Реджи.

– Диктуй адрес.

– Ты в других мирах нормально ориентируешься?

– Вполне. Я, между прочим, не просто собака. Я – персонаж мифический, силой и мастерством не обижен. Адрес давай.

– Триодиннадцатое царство найдешь?

– Запросто.

– Есть там такое место, Лукоморье называется.

– Слыхал, – сказал Цербер. – Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей.

– Типа того, – согласился Реджи. – В Лукоморье растет дерево. По виду – чистый баобаб, но почему-то принято считать его дубом. Ты его легко узнаешь – вокруг ствола намотана золотая цепь.

– Действительно, приметное растение, – согласился Цербер.

– Вот по этой цепи ходит кот, – сказал Реджи. – Кот да Винчи. Умный, скотина, но характер у него паршивый.

– Коты все такие, – сказал Цербер. – Мне его как, финально уконтрапупить или просто проучить хорошенько?

– По ситуации разберешься, – сказал Реджи.

– Разберусь, – пообещал Цербер.

– Тогда я пошел. Как я Геракла узнаю?

– Он тоже приметный, – сказал Цербер. – Примерно как твой дуб с золотой цепью.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю