290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Нефритовый жезл (СИ) » Текст книги (страница 5)
Нефритовый жезл (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 22:30

Текст книги "Нефритовый жезл (СИ)"


Автор книги: Роксана Чёрная






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 19 страниц)

– Ты умеешь готовить? – смог спросить он первое, что пришло в голову, и начал приближаться к своей добыче, по дороге шепнув Кричеру, чтобы тот исчез.

– Почти нет, но в последнее время я подсела на жареное мороженое. А ужин на столе, – пролепетала она, наблюдая, как на сковороде тесто покрывается золотистой корочкой. Она словно боялась поднять на него взгляд.

– Ты была здесь весь день? – спросил он и встал прямо за её спиной, наблюдая, как задорно подпрыгивают кудряшки в такт её частому дыханию.

– Я была в Мунго. Кричер перенёс меня. Адреса же я не знаю.

– Мёртвых вроде нет.

Она выключила газ и повернулась.

– Нет, слава Мерлину, но очень много пострадавших. Я ведь так и не спросила, пострадал ли ты вчера. Тоже мне колдомедик.

– Вчера нет, – прохрипел он, понимая, что терпеть нет сил. – Но сейчас я очень страдаю, – сказал он, прижимаясь к Гермионе, демонстрируя свое желание.

– О, – покраснев, она улыбнулась. – Ну здесь даже моей квалификации будет достаточно, – произнесла Гермиона и потянулась руками к его ширинке, которая со звоном расстегнулась, член в нетерпении появился из боксеров. Она во все глаза смотрела на отличный образец полового органа, который раньше и видела только что на картинках. – Можно? – спросила она, облизнувшись, и, дождавшись судорожного кивка, опустилась на колени.

Она провела кончиками пальцев несколько раз по стволу, от лоснящейся смазкой головки до самой мошонки, немного сжимая его.

В это же время Гарри сжимал пальцами стол сзади себя. Послышался треск, но любовники не обратили на это внимание.

– Он прекрасен, – прошептала она, наблюдая за легким подёргиванием плоти в такт сердцебиения. – Тонкие венки вдоль всей длины и идеальные пропорции.

От этих слов, восхищенного взгляда и самого вида Гермионы на коленях оказалось достаточно, чтобы Гарри не выдержал, зарычал и рывком поднял её. Она вскрикнула от неожиданности, а он уже усадил её на стол, с которого тут же исчезла вся посуда, и стянул джинсы вместе с бельем.

– Давай ты потом поэкспериментируешь? – предложил Гарри, снимая с неё бежевый джемпер, а с себя рубашку вместе с мантией. Он провёл рукой по изящному телу – от самого горла, по груди и вниз. Гарри раздвинул ей ноги шире и, не снимая брюк, вставил член, вызывая громкий стон Гермионы, чувствуя, как будто вернулся домой. Она вцепилась ему в волосы, не выдерживая натиска члена, который Гарри начал вводить на полную длину, тяжело дыша, но вдруг он остановился и прохрипел:

– Нам можно это делать? Это не повредит…

– Нет, нет, – простонала Гермиона, переплетая ноги за мужской спиной. – Не сдерживайся, пожалуйста.

Гарри прижался к ней плотнее, схватил за обнаженные ягодицы и сильнее начал на себя насаживать. Ещё и ещё, так что Гермиона мотала головой от мощного импульса удовольствия, что пронизывал всё её тело, закручивая спирали желания внизу живота.

Гарри был на грани, он протолкнулся языком ей в рот и начал двигать им в том же темпе, что и членом. Резко, мощно, всё больше набирая скорость, от чего Гермиона начала задыхаться.

И это синхронное действие очень быстро вознесло любовников на вершину блаженства, с которой и падать было очень приятно.

– Всё же нужно поговорить, – прошептал Гарри Гермионе после марафона страсти, которому они предавались несколько часов, перебравшись на диван, позабыв и про десерт, и про ужин.

Только ночью, движимая естественной нуждой, Гермиона включила свет и наконец заметила пачку писем, лежащую на камине рядом с палочкой Гарри.

Она дрожащими руками сняла бечёвку и увидела свой почерк.

Шагов за спиной она не услышала, но шёпот Гарри разобрала, почти не испугавшись.

– Я забрал их и чуть не сжёг портрет Дамблдора. Это он перехватывал нашу почту.

Она всё смотрела и смотрела на письма девочки, которая потеряла всю уверенность в себе и надежду на любовь, когда один мальчик перестал ей писать.

– Надо было сжечь, – прорычала Гермиона, повернулась и зарылась лицом у Гарри на груди, глотая горячие слёзы. – Прости, что я уехала, я должна была настоять, но родители поставили ультиматум, что иначе согласятся на Обливейт для всей семьи. Я не могла лишиться магии, не могла лишиться последней ниточки, связывающей нас, – лепетала она, шмыгая носом.

– Тише, тише, – проворчал Гарри, вспоминая, как она писала про это в одном из первых писем. – Ты лучше расскажи, кого ждём-то хоть?

Она подняла голову, вытерла слёзы и улыбнулась.

– Значит, ты не против?

– Был против, – кивнул он и положил её руку себе на грудь. – Но одна маленькая шатенка что-то растопила вот здесь, и я подумал, может, я ещё не совсем конченый человек.

– Нет, конечно, нет. Ты замечательный.

– Не перебарщивай, а то я подумаю, что ты мне льстишь. Я представил, что вновь останусь один.

– Гарри, ты больше никогда не будешь один. А насчёт ребенка… я не знаю. Мне было без разницы, вот я и не стала выяснять. Я просто его хотела.

– Ну и отлично. Будет сюрпризом. Министр дал разрешение на брак. Ты готова?

Гермиона напряглась, прищурилась, отошла на шаг и сложила руки на груди.

– Это самое неромантичное предложение, которое только можно было сделать. Ты что, на работу меня зовешь?

Гарри рассмеялся.

– Ты же не рассчитываешь, что я стану романтиком и буду таскать тебе цветочки и спасать котят с деревьев. Я слишком долго марал руки в дерьме, чтобы смыть его. Ты готова к этому? – повторил он, напрягая все мышцы обнажённого тела в ожидании ответа.

Гермиона нахмурилась, услышав бранное слово, но вдруг улыбнулась и сама обняла его за талию.

– У меня есть рыжий котик. Если что, ты спасёшь его? – потянулась она к губам Гарри.

– Уговорила, – пробурчал он и увлёк её на диван, внутренне радуясь, что она перевела тему и смирилась.

* * *

Восемь месяцев спустя

* * *

Уже не первый час Гарри ходил из стороны в сторону по коридору больницы Святого Мунго и ждал, когда закончатся роды Гермионы. К ней в палату уже который раз вбегали и выбегали колдомедики, что раздражало его неимоверно.

– Сколько обычно это длится?

– Нормальные роды длятся от получаса до двенадцати. Сначала начинаются схватки, потом отходят воды, но могут сначала отойти воды, а потом…

– Заткнись, – рявкнул Гарри Малфою, который спокойно сидел на кушетке и с кем-то переписывался в телефоне.

– Понял. Не переж. – договорить Драко не успел – дверь в палату с громким треском раскрылась и выбежал молодой колдомедик. В его руках были какая-то папка и маггловская ручка.

Драко вскочил, а Гарри побледнел.

– Что?

– Нам нужно, – голос медика дрожал, – ваше согласие…

– Какое к чёрту согласие? – Гарри подлетел к мальцу и схватил того за воротник, почти подняв над полом. – Что ты мямлишь? Говори яснее!

– Понимаете, – шептал в страхе тот, – в экстренных ситуациях…

Гарри уже не слушал, чувствуя, как страх ядом растекается по телу. Это же просто роды, роды в магической больнице! Что могло произойти?!

Он резко откинул колдомедика в сторону и ворвался в палату. Весь интерьер слился для него в один белый туман, и только тёмным пятном выделялась Гермиона. Вспотевшая, с налипшими на лицо волосами, она лежала на странной конструкции с раскинутыми ногами и что-то бормотала, а три врача стояли перед ней и периодически взмахивали палочками, чтобы прослушать сердцебиение ребенка и матери. Медсестра держала руку Гермионы и что-то успокаивающе ей шептала.

– Мистер Поттер, сюда нельзя, – вскричал один из акушеров.

Гарри не обратил внимания и встал возле Гермионы. Он взял её лицо в ладони, пока его одежду трансфигурировали в больничную.

– Гермиона, девочка, посмотри на меня.

– Гарри, я не могу. Я больше не могу, – стонала Гермиона, еле разлепляя пересохшие губы.

– Ещё минута, мистер Поттер, и мы потеряем обоих. Решайте, кого спасем?

У Гарри всё поплыло перед глазами. Он вспомнил, сколько раз неправильный выбор лишал его друзей, и совершенно не знал, как поступить. Гарри никого не хотел терять. Он впервые начал жить благодаря Гермионе, которая вошла в его дом и наполнила своим светом. Она не могла так жестоко поступить с ним. Опять бросить в бездну боли и отчаянья. Он разозлился на себя, на неё, на всю ситуацию в целом и, зарычав, схватил её за волосы и ударил головой об больничную кушетку, прокричав в лицо:

– Давай же! Сделай хоть что-то в этой жизни, роди мне ребенка!

– Мистер Поттер! – ошеломлённо воскликнули сразу несколько голосов.

Гермиона не издала ни звука, но резко открыла глаза, словно боль в затылке отвлекла её от словно разрывающей надвое боли между ног. Перед собой она увидела злые глаза Гарри и, напрягая последние силы, сделала глубокий вдох, зарычала и вытолкнула своего первенца.

Ребёнок немного покряхтел, но после смачного шлепка по попе закричал, освещая этот мир своим присутствием.

Гарри прикрыл глаза от облегчения и отпустил волосы Гермионы.

Гарри почувствовал, как что-то горячее в его сердце начинает заполнять всё тело. Любовь к своему ребенку. Гермиона, улыбнувшись сквозь слёзы, потянула к младенцу свои ослабевшие руки. Ребенка очистили заклинанием и голенького положили Гермионе на грудь.

– У вас мальчик, – произнес акушер с улыбкой. – А вы молодец, мистер Поттер, – закончил он и отошёл, дав молодой семье побыть наедине.

– Джеймс? – спросила Гермиона, поднимая взгляд на замершего Гарри.

Он во все глаза смотрел на своего сына и не мог поверить в это. Его сын. Он стал отцом. Чувство счастья разлилось в душе, сметая остатки тьмы, которая там прочно поселилась. Он понял, что готов пройти весь путь от начала до конца только ради этого момента. Ради возможности своими глазами увидеть чудо рождения. Он был так воодушевлён, что с радостью кивнул.

– Да, Джеймс – это отлично. Я люблю тебя, Гермиона, – коснулся он её лица. И столько в его голосе было благодарности и нежности, что она снова расплакалась и сильнее прижала к себе Джеймса.

– Там вас уже ждут, – улыбнулась медсестра и указала на стену, которая внезапно стала прозрачной. За ней стояли Драко с Софи – секретарём Гарри – Макгонагалл с Министром, коллеги из аврората и даже кое-кто из Уизли. Рядом в воздухе парили цветы и воздушные шары. Люди переговаривались, улыбались и ждали возможности увидеть сына национального героя.

Лицо новоявленного отца осветила улыбка, впервые за много лет счастливая.

Гермионе он снова напомнил мальчика, с которым она обнималась перед её отъездом из Хогвартса.

Пожалуй, у него гораздо больше друзей, чем он думал, а теперь ещё появилась и семья. Он не знал, что может быть лучше. Он никогда больше не будет одиноким. Ему есть ради кого жить и бороться.

Доверься своей судьбе

– Где мы с тобой встретимся? – спросил Рон, слегка ошалелым взглядом оглядывая новую огромную гостиницу, построенную на Диагон-аллее, прямо возле «Дырявого котла». – Нет, это ж надо было такую махину отгрохать, – пробормотал он про себя и посмотрел на Гермиону. – Я пару часов побуду у Джорджа, а потом мы с тобой там пообедаем. Если нас пустят.

– Пустят, это здание уникальной архитектуры, стиля модерн, а зачарованные стекла привезены из самой Индии, – тоном учителя проговорила Гермиона, стараясь не смотреть на Рона. Его приставания в доме её родителей до сих вызывали неприятную дрожь по телу. Неужели она когда-то думала, что любит его? Главное, что так думал Гарри. Гарри. Вот о ком размышлять Гермионе хотелось меньше всего.

– Ведь ты больше не сердишься на меня, правда? – вопрос Рона прозвучал виновато, и было очевидно, для него важно знать, что он прощен.

Рон ожидал от неё того, что Гермиона отдать была не в силах. Свое сердце и тело она подарила Гарри в ту студеную ночь в палатке, когда весь мир словно перестал для них существовать, а он…

– Я и не сердилась на тебя, Рон, – как она могла сердиться на него, если все, что произошло, было отнюдь не его виной? Это была ее вина, это она окончательно запуталась в туго затянутом клубке взаимоисключающих эмоций.

Рон чмокнул её в щеку и ретировался в магазин Всевозможных Вредилок братьев Уизли. Гермиона по инерции заходила то в один, то в другой магазин, сначала в маггловской части Ландона, потом в магической, стараясь отвлечься от назойливых мыслей о Гарри. О его благородстве, о котором ходили легенды, и от которого её тошнило. Самым странным было то, что эти мысли не приходили ей в голову во время битвы за Хогвартс, куда там. Но после того, как Гарри не отреагировал на то, что Рон поцеловал её, словно так было и надо, она поняла, что он просто решил уйти в сторону, позабыв об времени, проведенном с ней.

Гермиона подошла к новой гостинице за двадцать минут до назначенного времени. В вестибюле стояли маггловские игровые автоматы, привлекая всеобщее внимание детей волшебников. В холле раздавался треск опускаемых рычагов «одноруких бандитов», жужжание вращающихся колес и изредка звонки, возвещавшие о долгожданном выигрыше, сопровождавшиеся звоном монет в стальном лотке.

Вид окружающей ее обстановки и доносившиеся до ее слуха звуки были слишком привычными, чтобы привлечь внимание Гермионы. Она не спеша прошла мимо ряда мерцающих огнями автоматов и поднялась по ступеням невысокой лестницы, чтобы посмотреть вниз на волшебников, озирающихся по сторонам и, наверное, не верящих, что наступило мирное время – обеспеченное Гарри Поттером. Гермиона прошла в ресторан. Жаждущая отобедать публика уже начинала собираться, но зал еще был полупустой, и она без труда выбрала свободную кабинку, в которой можно было спокойно посидеть, дожидаясь прихода Рона. Неожиданно ее внимание привлекла поднятая над одним из столиков рука.

– Иди к нам, Гермиона, – позвала ее Луна Лавгуд, сидевшая за одним из столиков неподалеку.

– Я бы с удовольствием, но вот-вот должен подойти Рон. Мы собирались вместе пообедать, – Гермиона все же встала со своего места и подошла к странноватой девочке, которую не очень любила в школе, но с которой сблизилась за время войны. – Вот не ожидала тебя здесь встретить. А, и Невилл здесь?

– Присядь пока с нами и выпей чаю со льдом, пока не появился твой кавалер, – настаивала Луна. – Мы отмечаем событие, – улыбнулась она скромно и мечтательно взглянула на Невилла, который вдруг как будто стал шире в плечах. – Невилл сделал мне предложение. Разве не мило с его стороны? Теперь наши мозгошмыги соединятся в мерцающем танце нейронов и головных извилин.

– Поздравляю, – искренне улыбнулась Гермиона и обняла Луну.

Совершенно очевидно, что Невилла устраивали странности Луны, Гермионе ли судить кого-то, когда она сама не могла определиться, в каком направлении дует ветер её жизни.

– Присядь же, Гермиона, – повторил Невилл, накрывая ладонь Луны. – Что ты будешь? Может быть, кофе вместо чая?

– Нет, я с удовольствием выпью охлажденного чая.

Пока Невилл подзывал официантку, Гермиона подошла ближе, чтобы усесться напротив будущей семейной пары. Но на той стороне стола уже сидел посетитель. Гарри серьезно смотрел на нее с полной чашкой дымящегося кофе в руке, поднесенной к губам. Удивительно, но Гермиона не заметила его в полумраке помещения, решив отчего-то, что Невилл с Луной были одни.

– Я не знала, что ты тоже здесь, – ее слова прозвучали почти как упрек, и Гермиона неловко устроилась на краешке стула рядом с ним.

– Ты не передумала насчет чая? – неловко спросил Гарри.

– Конечно же, нет, – ответила за нее Луна, рассмеявшись. – Что за глупости! Вы же лучшие друзья! Присаживайся, Гермиона, не смущайся и не обращай на него внимания.

Скрепя сердце Гермиона сидела на стуле бок о бок с Гарри. Все мышцы ее тела напряглись, нервы натянулись, как струна, а чувства предельно обострились, как всегда в последнее время от его близости. Она чувствовала, что поза ее выглядит неестественно, но ничего не могла с собою поделать, чтобы вернуть себе обычную непринужденность движений.

– Как твои родители, Невилл? Я слышала о каких-то улучшениях, – слова, вылетающие из ее рта, казались какими-то напыщенными и давались Гермионе с трудом, но Невилл с Луной, похоже, ничего необычного не замечали и с удовольствием поведали о своих родственниках.

– Да, представляешь, после смерти Беллатрисы они начали кое-что вспоминать, не знаю, как это объяснить, кроме того, что это…

– Волшебство, – почти пропела Луна, и все рассмеялись.

– А ты, Гермиона? Ты определилась с отделом министерства, или выберешь счастливое замужество и детей, как миссис Уизли.

Гермиону замутило от этой картины. Она никогда не хотела больше одного ребенка, может быть, двоих, да и то только после того, как сделает карьеру.

– Отдел тайн предлагает мне пройти стажировку, – ответила она, краем глаза заметив, как внимательно прислушивается Гарри. О его личных планах она хотела знать меньше всего. Боялась услышать скорое объявление о свадьбе с Джинни или того хуже, что та уже беременна.

– Невилл Лонгботтом! Как же быстро летит время! А ведь когда-то вся семья считала тебя сквибом, а ты вон… Героем стал! – раздался вдруг грубоватый мужской голос, громко приветствовавший Невилла, который неловко пожал своему дяде руку. – А это Гарри Поттер и его Гермиона Грейнджер? Очень рад, очень. А эта прелестница чья? – спросил он, не отрывая сального взгляда от Луны и присаживаясь рядом с Гермионой.

– Моя невеста Луна Лавгуд.

Невилл пододвинулся к Луне, которая отчего-то замерла, не зная, что сказать, наверное, впервые в жизни.

– Мисс… – не представившийся дядя обернулся к подошедшей официантке: – Принесите мне кофе, – пожилой волшебник, похоже, не видел ничего неудобного в том, чтобы присоединиться к их компании. Когда он уселся рядом с Гермионой, той не оставалось ничего другого, как подвинуться ближе к Гарри, освобождая место для гостя. – Как там твой отец? Я слышал, у него теперь все в порядке.

– Да. Сейчас ему полегче, – ответил Невилл.

Пульс Гермионы стал бешено учащаться. Она ощущала бедро Гарри у своей ноги, ее плечо почти вжалось в его руку, пока он не положил ее на спинку стула Гермионы. Однако вместо большего пространства, которое, казалось, должна была обеспечить ей его поза, Гермиона попала чуть ли не к нему в объятия, тесно прижатая к его боку. От Гарри исходил запах мятного чая, тот самый, который всегда так волновал Гермиону.

Родственник Невилла беседовал с Невиллом и Луной, отчего Гермиона почувствовала себя полностью предоставленной слишком близкому обществу Гарри.

– Почему ты не на учебе? – вопрос ее прозвучал тихо, с нотками раздражения в голосе. Она слегка повернулась в его сторону, но ее взгляд не поднимался выше его чисто выбритого подбородка.

– Расписание поменяли, и я жду, когда меня вызовут на практику. Возможно, появится возможность поймать парочку сбежавших Пожирателей, – ответил он столь же негромким голосом, чтобы не мешать разговору остальных участников застолья. Кровожадность его слов не смутила Гермиону, а возбудила, что сделало её еще злее.

Гарри невозмутимо отхлебнул из своей чашки, никак не проявляя нервозности по поводу ее чрезмерной близости.

– А почему именно здесь? – Гермиона и сама почувствовала в тоне своего вопроса некоторую надменность, словно вопрос был задан с желанием указать другу на его место. Но это была не более чем защитная реакция на смущавшее ее положение. – Почему не…

– Приедет волшебник из-за границы, покажет нам несколько интересных приемов, Здесь гостиница, – Гарри вдруг отвел взгляд, – в которой он остановится.

Он опустил на стол свою чашку, и Гермиона, не задумываясь, сделала то же самое. Стакан с плававшими в чае кубиками льда запотел, и на нем проявились следы ее пальцев. Холодный напиток так и не смог унять бурные толчки взволнованной крови, которые продолжали неистовствовать в висках.

Гермиона слышала фразы, которыми оживленно перебрасывались сидящие за столом, но суть разговора не проникала в ее сознание. Господи, о чем же они все говорят и говорят? Она попыталась было сосредоточиться, но все напрасно. Она не могла отвлечь своего внимания от вздымавшейся у ее руки груди Гарри. Жар его тела не давал ей переключиться на что-то вне их непроизвольных объятий. Гермиона искренне пыталась сохранить в себе максимум хладнокровия и делала для этого все возможное.

Дыхание ее было поверхностным, она боялась пошевелиться, чтобы не будоражить своих ощущений. Сквозь густые ресницы она украдкой посмотрела на лицо Гарри, ставшее таким мужественным и суровым, словно высеченным из камня. Неудивительно, что у него появилось столько поклонниц. Взгляд его неподвижных зеленых глаз остановился на ложбинке между ее грудями, чему не могла препятствовать линия декольте на блузке, поскольку глаза Гарри находились несколько выше ее головы. Должно быть, он почувствовал дрожь, пробежавшую по телу Гермионы, поскольку теперь перевел свой взгляд на ее губы. Ощущение было такое, что он владеет ею безраздельно, настолько силен был его магнетизм, которому Гермиона была не в силах что-либо противопоставить, воспоминания об их единственной ночи были еще слишком свежи.

– Гермиона, Гарри, а вот и Рон, – веселый голос Луны донесся до ее сознание через шум общего разговора. – Рон!

Гермиона обернулась и увидела его, в нерешительности разыскивавшего глазами нужный столик.

– Рон, мы здесь!

– Невилл, Луна, привет! – Рон уже двигался в их направлении. – Я искал… Гермиону, – пауза была вызвана тем, что он увидел Гермиону и Гарри рядом с нею.

– Возьми стул и садись во главе стола, – предложил ему Невилл.

– Спасибо, но думаю, что у вас здесь и так народу больше, чем может поместиться. Мы с Гермионой найдем, где устроиться, – лицо Рона выражало решимость человека, вовремя пришедшего на помощь другому. Только вот проблема состояла в том, что Гермиона не очень-то стремилась быть спасенной. Когда дело касалось Гарри, то ей с выбором определиться не составляло труда.

– Увы, Рон, – рассмеялась в ответ Луна, – Тайная Комната закрыта. Василиск съел все свободные места. Кроме того, мы и здесь прекрасно разместимся. Так что укради где-нибудь стул и присоединяйся.

– Но я… – Рон мучительно подбирал повод для того, чтобы отказаться. Отношения с Гарри у него после победы не складывались, тот отказался давать другу протекцию, и Рон завалил теоретические экзамены, не попав в Аврорат. Гарри вообще старался ни с кем не общаться, кроме своей невесты – Джинни, потому что друзей у него стало как-то резко много, а главное, всем от него было что-то нужно.

В этот момент их официантка обслуживала соседний столик, и Невилл, повернувшись, обратился к ней:

– К нам подключается еще один участник. Найдите, пожалуйста, стул для него и сразу же примите у нас заказ.

Наконец Рона усадили, так и не дождавшись его собственного согласия. Гермиона чувствовала себя неловко от того, что не поприветствовала друга и не поддержала, в особенности тогда, когда он вконец помрачнел и замкнулся, отвечая на вопросы по большей мере кивками головы и односложными фразами, дуясь, словно маленький ребенок, поскольку он практически не спускал взгляда с сидевшей справа от него парочки,

Гермиона старалась игнорировать присутствие Гарри, хотя сидела с ним буквально рука об руку.

Вновь подошла официантка, чтобы взмахом палочки наполнить их чашки и убрать опустевшие тарелки из-под горячего. Гарри накрыл свою чашку рукой, отказываясь от дополнительной порции.

– Мне больше не надо, – произнес он вслух. Его глаза скользнули по Гермионе и остановились на волшебнике, сидевшем с краю. – Вы не выпустите меня? Мне надо проверить у стойки, не было ли для меня писем.

Пожилой волшебник поднялся со своего места, и Гермиона вслед за ним выскользнула из-за стола, освобождая проход для Гарри. Она настолько успела привыкнуть к теплу и надежности его тела рядом с собой, что, вернувшись на место, почувствовала себя неуютно и одиноко в своем углу.

– Похоже, что Гарри уже не вернется. Герои – они такие. Ловить надо сразу, а то убегут сражаться с новым драконом, – подмигнула Луна Гермионе, отчего Рон резко покраснел и насупился еще сильнее.

– Скорее всего, нет, – согласился с невестой Невилл – Я видел, как он переговорил с подошедшим аврором и ушел.

– Так что же он все-таки здесь делал? – спросил Рон с плохо скрываемой враждебностью в голосе.

Гермиона рассказала ему о заморском волшебнике.

– Гарри, видимо, получил наконец сообщение о прибытии в Англию гостя, – объяснила она.

– Очень может быть, – голос Рона оставался напряженным и неприятно скрипучим. Он глянул на часы. – Нам пора уходить, мы планировали еще успеть на сеанс в маггловское кино.

– Только не сейчас! – шумно запротестовала Луна. – У нас с Гермионой так и не выдалось возможности поболтать, и она поможет мне выбрать свадебное платье. Правда, Гермиона?

– Мы бы с радостью, но мы вроде как планировали… – Рон постарался сделать так, чтобы его отказ прозвучал вежливо, но убедительно.

– Но кино никуда не убежит, а замуж я выхожу единожды. Гермиона? – Луна повернулась к ней: – Соглашайся.

У Гермионы и не было ни малейшего желания отказываться от предложения Луны.

Перспектива провести довольно продолжительное время в обществе Рона, тем более учитывая его нынешнее состояние, нисколько ее не привлекала. Кроме того, ей тоже хотелось побыть пару часов со Луной, которая стала ей очень близка.

– Решено, идем выбирать платье! Думаю, мы неплохо развлечемся вместе, – она повернула голову к Рону и, не обращая внимания на его обиженный и насупленный вид, сказала: – Мы обязательно пойдем на "Терминатора", ты же вроде как его хотел посмотреть, а не романтическую чушь.

Был момент, когда Гермиона действительно опасалась, что Рон станет безрассудно настаивать, чтобы она пошла с ним. Наконец после продолжительной и неловкой паузы он коротко кивнул и, поднявшись из-за стола, направился к выходу.

Гермиона стояла перед большим зеркалом и пыталась волшебством убрать непослушные волосы в прическу. Луна старательно наносила на губы помаду. Как будто ей это было нужно. Она увидела в зеркале отражение Гермионы и глубокомысленно заметила:

– Твои мозгошмыги давно определились с их будущим хозяином, а ты чего мечешься?

Палочка на мгновение застыла в руке Гермионы, но она тут же с прежним усердием продолжила заниматься своими волосами.

– О чем это ты?

– Да ладно тебе, Гермиона. Гарри нужно объяснить, что Золушка ему не подходит, ему нужна ты. Все всегда думали, что вы сойдетесь. А уж слухи о вашем порно-походе.

– Порно… – поперхнулась Гермиона. – Что? Мы мир спасали.

– Одно другому не мешает, – пожала плечами Луна и задумалась. – Странно, что Рона к вашим приключениям почти не приписывают, словно он просто в сторонке стоял, пока вы кувыркались.

– Мы не кувыркались, – возмутилась Гермиона, уперев руки в бока.

– Значит все не правы, и ваши мозгошмыги не стонали в унисон?

Дрожь прошла по телу Гермионы, когда в голове прозвучал стон Гарри: «Господи, Герм, как прекрасно быть в тебе».

– Я так и думала, – кивнула Луна и, взяв Гермиону за руку, повела ту по магазинам. – Может быть, и тебе платье выберем.

Когда они уже двигались к выходу, Гермиона увидела Гарри, стоявшего за спиной одного из игроков в «Блэк джек» внизу лестничного пролета. Сердце ее сладко сжалось в груди. Он так и не покинул гостиницу.

Словно почувствовав ее приближение, Гарри резко обернулся и будто пригвоздил ее к месту быстрым взглядом своих зеленых глаз. Гермионе показалось, что пол начал проваливаться под ее ногами, но это была не более чем слабость в коленях. Гарри сделал шаг навстречу приближавшимся девушкам.

– Гарри! – удивленно воскликнула Луна, толкнув подругу в бок. – А мы подумали, что ты уже ушел.

– Разве волшебник еще не прибыл? – спросила Гермиона, изо всех сил изображая равнодушие.

– Нет пока. Где Рон? – он вглядывался в лицо Гермионы в поисках каких-то своих ответов.

– Он ушел. Я помогаю Луне выбрать свадебное платье, – мысли о свадьбе вызвали ненужный Гермионе негатив, и она решила спросить Гарри о Джинни и о том, когда они назначат дату. – А где же твоя…

– Да. Мы решили немного прогуляться по магазинам, – перебила вдруг Луна. – Для нас это будет в новинку, поскольку единственным нашим развлечением в последние годы было спасение себя от Пожирателей смерти, – рвано посмеялась она своим словам.

– Раз уж ты намерена здесь задержаться, то вполне можешь помочь мне. Волшебник – француз, ты же хорошо знаешь этот язык? – спросил Гарри, проигнорировав шутку Луны и только по-доброму ей улыбнувшись, – странный блеск в его глазах вызвал в Гермионе желание немедленно отказаться от предложения.

– Очень невежливо заставлять Гермиону работать, – слова Луны никак не сочетались с ее улыбкой; Луна, похоже, готова была прямо сейчас толкнуть Гермиону в объятия Гарри.

– А кроме того, – добавила Гермиона, – вы сами еще не знаете, когда он приедет.

– Судя по сообщению, полученному от дежурного, делегация прибудет часа через два. Помимо прочего, она привезут старинные манускрипты.

Несмотря на чистейший восторг от возможности ознакомиться с древними знаниями, смутные опасения по-прежнему не покидали Гермиону. Она-то была не против, а вот насчет его истинного желания ее видеть сильно сомневалась. За этим что-то явно скрывалось. Не станет же он врать ей?

– Хорошо, – согласилась она с напускным равнодушием.

– Возможно, еще увидимся, – попрощалась с Гарри Луна.

Гермиона двинулась было следом за подругой, но Гарри вдруг резко схватил ее за руку. Она остановилась и почувствовала в своей ладони что-то металлическое и довольно увесистое. Когда он тут же отпустил ее, Гермиона увидела в его глазах настойчивый и дерзкий призыв к повиновению. Пальцы ее инстинктивно сжались. Она вспыхнула, определив на ощупь, что же, собственно, попало к ней в руки: это был ключ с номерком гостиницы. Гермиона чуть было не запустила неожиданный подарок Гарри в лицо, но в этот момент всепонимающая Луна обернулась.

– Ты идешь, Гермиона?

Гермиона еще мгновение смотрела Гарри прямо в глаза, еле сдерживаясь, чтобы не выплеснуть нахлынувшую злость.

– Да, иду, – она наконец повернулась, предварительно опустив ключ в сумочку так, чтобы Луна не заметила ее жеста. – Уже иду, Луна.

Гермионе казалось, что бисерная сумочка вдруг потяжелела на несколько килограммов. И с каждой минутой – за эти пару часов – тяжесть эта становилась все ощутимее.

Как и обещала ей Луна, их прогулка по магазинам ограничилась исключительно посещением отделов свадебных нарядов, самых разных: от шелковых мантий всех оттенков до классических свадебных маггловских платьев, среди которых Гермиона вдруг увидела нечто воздушное и эфемерное. После долгих уговоров Гермиона все же решилась примерить его.

Выйдя из примерочной, в которой консультанты с помощью волшебных палочек подогнали размер под фигуру Гермионы, она остановилась перед зеркалом. В комнате прозвучал дружный вздох восторга и зависти.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю