332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Рэймонд Элиас Фейст (Фэйст) » Предательство в Крондоре » Текст книги (страница 1)
Предательство в Крондоре
  • Текст добавлен: 7 октября 2016, 19:30

Текст книги "Предательство в Крондоре"


Автор книги: Рэймонд Элиас Фейст (Фэйст)






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц)

Раймонд Фэйст
Предательство в Крондоре

Джону Каттеру и Нилу Холлфорду с благодарностью за их неиссякаемую творческую поддержку.


Пролог
Предупреждение

Ветер выл не переставая.

Локлир, сквайр двора принца Крондорского, сидел верхом на лошади, закутавшись в тяжелый плащ. В Северных землях и на перевалах гор под названием Зубы Мира лето коротко. На юге осенние ночи были еще мягкими и теплыми, но здесь, на севере, осень, как обычно, не задержалась и чувствовались первые признаки долгой морозной зимы. Локлир в очередной раз проклял свою глупость, которая привела его в это богами забытое место.

– Чем мы выше, тем холоднее становится, – заметил сержант Бейлз. До него доходили слухи о том, почему этот молодой дворянин внезапно появился в Тайр-Соге – поговаривали, что тут замешана молодая жена крондорского торговца, имевшего связи среди сильных мира сего. Локлир был не первым молодым франтом, которого отправили на границу, подальше от гнева разъяренного мужа. Не случайно в голосе сержанта слышались ехидные нотки. – К сожалению, тут не так приятно, как в Крондоре, сэр.

– В самом деле? – сухо отозвался молодой сквайр.

Патруль следовал по узкой тропинке на краю предгорья – северной границы Королевства Островов.

Локлир находился при дворе Тайр-Сога меньше недели, и барон Мойэт решил, что молодому сквайру будет полезно присоединиться к специальному патрулю, отправлявшемуся в разведку на восток. Ходили слухи, что моррелы – темные эльфы, известные как Братство Темной Тропы – проникали на юг под прикрытием ливневых дождей и снегопадов. Пока следопыты докладывали лишь о незначительных уликах, подтверждающих это. Однако неумолкающие слухи о том, что там и сям появлялись группы одетых в темное воинов, спешащих на юг, побудили барона снарядить разведывательный отряд.

Локлир, как и служившие на границе солдаты, знал, что любое передвижение по узким горным перевалам поздней осенью или ранней зимой выглядит очень подозрительно. Когда в предгорьях начинались заморозки, перевалы высоко в горах уже были покрыты толстым слоем снега или, если случались кратковременные оттепели, грязью.

Кроме того, со времен войны, известной как Великое восстание, когда десять лет назад в Королевство вторглась армия, возглавляемая лидером темных эльфов Мурмандрамасом, любое подозрительное оживление на границе расследовалось по приказу самого короля Лиама.

– Должно быть, Тайр-Сог здорово отличается от двора принца, сквайр, – продолжал ехидничать сержант.

Появившись в Тайр-Соге, Локлир выглядел типичным крондорским франтом – высокий, стройный, прекрасно одетый юноша двадцати с небольшим лет, с красивыми усами и длинными локонами. Он думал, что благодаря усам и элегантной одежде выглядит старше, хотя на самом деле впечатление создавалось противоположное.

Сквайру надоело слушать подковырки сержанта, и нарочито вежливо он заметил:

– Все равно здесь теплее, чем по другую сторону гор, насколько я помню.

– По другую сторону, сэр? – переспросил сержант.

– В Северных землях, – сказал Локлир. – Там ночи холодные даже весной и летом.

Сержант искоса взглянул на молодого человека.

– Вы бывали там, сквайр?

Лишь немногие из тех, кто не являлся изменником или дезертиром, сумели посетить Северные земли и вернуться оттуда живыми.

– С принцем, – ответил Локлир. – Я был с ним в Арменгаре и в Высоком Замке.

Сержант замолчал и уставился перед собой, а солдаты, ехавшие рядом с Локлиром, обменялись многозначительными взглядами и кивками. Один что-то прошептал товарищу. Не было такого солдата на Севере, который не слышал бы о падении Арменгара, когда войска Мурмандрамаса, могущественного моррельского вождя, разрушили город людей в Северных землях и вторглись затем в Королевство. Только поражение в битве при Сетаноне десять лет назад не позволило армии темных эльфов, троллей, гоблинов и великанов захватить Королевство.

Оставшиеся в живых жители Арменгара переселились в Вабон, город неподалеку от Тайр-Сога, и великая битва, а также та роль, которую сыграли в ней принц Арута и его сподвижники, были воспеты в балладах и стали легендой. Любой человек, сражавшийся с принцем Арутой и Гаем де Бас-Тайрой, считался героем. Увидев молодого человека совсем в ином свете, Бейлз решил попридержать язык.

Радость Локлира оттого, что ему удалось утереть нос разговорчивому сержанту, была недолгой. Снегопад усилился, ветер с каждой секундой бил в лицо все сильнее. Возможно, Локлиру и удалось завоевать определенное положение среди солдат, и к нему теперь станут относиться с большим уважением, но ему по-прежнему не хватало веселья Крондора, хорошего вина и симпатичных девушек. Будет чудом, если ему удастся вернуть расположение Аруты прежде, чем наступит следующая зима, и он не застрянет здесь, в этой глухомани, еще на год.

После десятиминутного молчания сержант произнес:

– Еще две мили, сэр, и мы сможем повернуть обратно.

Локлир не ответил. К тому времени, как они вернутся в гарнизон, станет уже темно и еще холоднее, чем сейчас. Он с удовольствием посидит у теплого камина в общей казарме и даже поужинает с солдатами, если только его не пригласит на ужин барон. Хотя, как рассудил Локлир, это маловероятно, так как у барона была юная кокетливая дочь, которая положила глаз на молодого дворянина в первый же день его появления в Тайр-Соге, а барон прекрасно знал, почему Локлир оказался в этих краях. Дважды сквайр обедал с бароном, и оба раза дочь его отсутствовала по какой-то загадочной причине.

Можно было зайти в таверну неподалеку от замка, однако Локлир знал, что к тому моменту, как они вернутся в город, он будет уже по горло сыт холодом и снегом и вряд ли захочет сделать даже два шага по улице. Кроме того, толстые и туповатые служанки в таверне никак не могли стать стимулом для посещения сего заведения.

С обреченным вздохом Локлир подумал вдруг, что к весне даже они наверняка покажутся ему милыми и очаровательными.

Оставалось только молиться, чтобы ему разрешили вернуться в Крондор к летнему празднику Банаписа. Он напишет своему лучшему другу, сквайру Джеймсу, и попросит замолвить за него словечко перед Арутой, ведь полгода здесь можно считать достаточным наказанием.

– Сеньор, – официально обратился к Локлиру сержант Бейлз, – что это?

Он указал на каменистую тропу, где какое-то движение между камнями привлекло его внимание.

– Не знаю, – нахмурился Локлир. – Давайте посмотрим.

Бейлз махнул рукой, и патруль повернул налево, двигаясь вверх по тропе. Вскоре они увидели одинокую фигуру, торопящуюся вниз, а выше по склону слышался шум погони.

– Похоже, изменник столкнулся с кем-то из темных братьев, – заметил сержант.

Локлир выхватил меч.

– Изменник или нет, мы не можем позволить темным эльфам его убить. Иначе они вообразят, что могут появляться на Юге и нападать на обычных граждан, когда им заблагорассудится.

– Готовсь! – скомандовал сержант, и солдаты вытащили мечи.

Одинокий путник увидел солдат, заколебался на мгновение, потом побежал вперед. Локлир заметил, что высокий человек был закутан в темно-серый плащ, совершенно скрывавший его черты. Следом за незнакомцем мчались около дюжины темных эльфов.

– Атакуем? – спокойно предложил Бейлз.

Теоретически патрулем командовал Локлир, но его немалый боевой опыт позволял ему понимать, когда нужно отойти в сторону и доверить командование сержанту-ветерану.

Всадники устремились по тропе, объезжая одинокую фигуру, чтобы напасть на моррелов. Темные братья никогда не отличались трусостью; закипело яростное сражение, однако у солдат Королевства было два преимущества – лошади и погода, которая превращала луки темных эльфов в бесполезные игрушки. Моррелы даже не пытались натягивать сырую тетиву, зная, что не смогут направить стрелу в цель, не говоря уже о том, чтобы пробить броню противника.

Один из темных эльфов, выше ростом, чем другие, запрыгнул на камень, пытаясь проследить за беглецом. Локлир двинулся вперед, чтобы закрыть ему обзор, и эльф переключил внимание на молодого дворянина. Они посмотрели друг другу в глаза, и Локлир ощутил ненависть, исходящую от этого существа. Моррел молча смотрел на Локлира, как будто стараясь запомнить человека на тот случай, если они встретятся в будущем. Потом темный эльф выкрикнул какой-то приказ, и подчиненные его начали отступать.

Сержант Бейлз прекрасно понимал, что они не смогут преследовать эльфов на горной тропе при видимости не более дюжины ярдов. К тому же погода продолжала ухудшаться.

Повернувшись, Локлир увидел одинокую фигуру, прислонившуюся к валуну неподалеку от тропы.

– Я – Локлир! – крикнул дворянин, подъезжая. – Сквайр двора его высочества. Надеюсь, у тебя есть наготове убедительная история, изменник.

Человек ничего не ответил, его лицо по-прежнему скрывалось под глубоким капюшоном. Звуки сражения затихли, моррелы отступили и бросились бежать вверх по склону, лавируя между камнями, чтобы всадники их не догнали.

Стоявший перед Локлиром человек помолчал еще немного, потом отбросил капюшон тяжелого плаща. Локлир уже видел подобные черты – высокий лоб, коротко остриженные волосы, изогнутые брови и большие заостренные уши без мочек. Это был эльф, но не обычный – юноша чувствовал это нутром. В темных глазах, в упор уставившихся на молодого дворянина, читалось едва скрываемое презрение.

Наконец незнакомец ответил на языке Королевства, но с сильным акцентом:

– Я не изменник, человек.

– Проклятье! Темный брат, – определил подъехавший сержант. – Должно быть, влип в племенные разборки.

Моррел посмотрел на Локлира долгим изучающим взглядом, потом проговорил:

– Если ты придворный принца, то, наверное, сможешь мне помочь.

– Помочь тебе? – яростно переспросил сержант. – Да мы тебя просто повесим, убийца.

Локлир поднял руку, приказывая Бейлзу замолчать.

– Почему мы должны помогать тебе, моррел?

– Потому что я пришел, чтобы предупредить вашего принца.

– Предупредить о чем?

– Это я скажу только ему. Ты отведешь меня к принцу?

Локлир вопросительно взглянул на сержанта.

– Мы должны отвести его к барону, – заявил тот.

– Нет, – ответил моррел. – Я буду говорить только с принцем Арутой.

– Ты будешь говорить с тем, с кем мы тебе прикажем, убийца! – Голос Бейлза зазвенел от ненависти. Он сражался с Братством Темной Тропы всю жизнь и был хорошо знаком с жестокостью моррелов.

– Я знаю их характер, – Локлир вздохнул. – Вы можете поджечь ему пятки и применить самые изощренные пытки, но если он не захочет, то не скажет ни слова.

– Ты прав, – моррел снова внимательно посмотрел на Локлира. – Ты сталкивался с моими людьми?

– В Арменгаре. А потом в Высоком Замке. И в Сетаноне.

– Именно о Сетаноне я и должен поговорить с вашим принцем, – заявил моррел.

Локлир повернулся к подчиненному.

– Оставьте нас на минуту, сержант.

Бейлз замялся, но в голосе молодого дворянина прозвучали командные нотки. Это был приказ. Сержант развернулся и отвел патруль в сторону.

– Говори, – велел Локлир.

– Я – Горат, предводитель арданьенов.

Локлир посмотрел на Гората. По человеческим меркам он выглядел довольно молодо, но сквайр встречал немало эльфов и видел достаточно моррелов, чтобы знать, насколько обманчива их внешность. У Гората в бороде просвечивала седина, а вокруг змеились морщинки, и Локлир предположил, что эльфу должно быть больше двухсот лет. На беглеце были прекрасные доспехи и плащ великолепной выделки – надо думать, он именно тот, за кого себя выдает.

– И что же предводитель моррелов хочет сообщить принцу Королевства?

– Мои слова предназначены только для ушей принца Аруты.

– Если ты не хочешь провести остаток своей жизни в казематах Тайр-Сога, – пригрозил Локлир, – лучше скажи что-нибудь, что убедит меня отвезти тебя в Крондор.

Моррел долго молчал, затем жестом предложил Локлиру подойти ближе. Держа руку на рукояти кинжала на случай, если темный эльф что-то замышляет, Локлир склонился к шее лошади так, чтобы приблизить лицо к Горату.

– Мурмандрамас жив, – прошептал моррел прямо в ухо сквайру.

Локлир выпрямился и несколько секунд молчал. Потом развернул лошадь.

– Сержант Бейлз!

– Сэр! – откликнулся старый солдат; на этот раз в его голосе звучало уважение.

– Заковать пленника в цепи. Мы возвращаемся в Тайр-Сог немедленно. И никто не должен говорить с ним без моего ведома.

– Есть, сэр! – ответил сержант и жестом приказал двум солдатам выйти вперед.

Локлир снова наклонился к темному эльфу и тихо проговорил:

– Возможно, ты лжешь, Горат, чтобы спасти свою жизнь, или у тебя действительно есть какие-то ужасные вести для принца Аруты. Мне все равно, в любом случае я отправляюсь в Крондор на рассвете.

Темный эльф не ответил. Он спокойно позволил двум солдатам разоружить себя. Он молчал и тогда, когда вокруг его запястий защелкнулись кандалы, соединенные коротким отрезком тяжелой цепи. Несколько секунд моррел смотрел на свои руки в кандалах, потом медленно опустил их. Взглянув на Локлира, он повернулся и зашагал в сторону Тайр-Сога, не ожидая, пока его тюремщики тронутся следом.

Локлир взмахом руки приказал сержанту следовать за ним и, нагнав Гората, поехал рядом, не обращая внимания на непогоду.

1
Противостояние

Дрова в костре потрескивали.

Оуин Белефот сидел один перед огнем, размышляя о собственной ничтожности. Младший сын барона Тимонса, сейчас он находился вдали от дома, но желал бы оказаться еще дальше. Лицо его выражало полное уныние.

Ночь была холодной, а еда скудной. Это особенно остро ощущалось потому, что он недавно покинул уютный дом своей тети в Вабоне. Он гостил у родственников, которых не волновала его размолвка с отцом, и за неделю пребывания в их доме вновь вспомнил, что такое семейная жизнь: дружба братьев и сестер, тепло ночи, проведенной у домашнего очага, разговоры с матерью и даже споры с отцом.

– Отец, – пробормотал Оуин. Прошло меньше двух лет с тех пор, как молодой человек бросил вызов родителю и отправился в Звездную Пристань – на остров магов, расположенный на южных окраинах Королевства. Отец запретил ему изучать магию, требуя, чтобы Оуин стал священником одного из довольно известных орденов. В конце концов, утверждал глава семьи, они тоже занимаются магией.

Оуин вздохнул и поплотнее закутался в плащ. Уезжая, он был уверен, что однажды вернется домой знаменитым магом, возможно даже доверенным лицом самого великого Пага, который создал Академию в Звездной Пристани. Вместо этого он обнаружил, что не слишком-то подходит для учебы. Его раздражало, что Академия становилась все более политизированной. Вокруг то одного, то другого учителя возникали студенческие группы, которые пытались превратить изучение магии в очередную религию. Кроме того, теперь он понял, что в лучшем случае может стать лишь посредственным магом и вряд ли когда-нибудь достигнет большего. Неважно, как сильно он хотел научиться магии, – у него не было к этому способностей.

Промучившись в Академии чуть больше года, Оуин оставил Звездную Пристань, признавшись себе, что допустил ошибку. Однако ему пока недоставало решимости и мужества признаться в этом отцу, вот почему он решил сначала навестить родственников в отдаленной провинции Вабона и набраться смелости и лишь затем вернуться на Восток и встретиться с родителями.

Шелест в кустах заставил Оуина схватить тяжелый деревянный посох и вскочить на ноги. Он не очень умело обращался с оружием, с детства пренебрегая этой частью образования, но вполне мог защитить себя с помощью своего посоха.

– Кто здесь? – решительно спросил юноша.

Откуда-то из темноты донесся голос:

– Привет вам! Мы идем к вашему лагерю.

Оуин слегка расслабился, потому что бандиты не стали бы предупреждать о своем посещении. Кроме того, нападать на него вряд ли кому-нибудь бы захотелось: он выглядел в эти дни почти оборванцем. Однако нужно всегда быть начеку.

Из темноты появились две фигуры – одна ростом примерно с Оуина, вторая на голову выше. Оба незнакомца были закутаны в плотные плащи; тот, что пониже, прихрамывал.

Хромавший человек бросил взгляд через плечо, как будто за ним шел кто-то еще, потом спросил:

– Ты кто?

– Я? – удивился Оуин. – А сам-то ты кто?

Откинув капюшон, незнакомец представился:

– Я Локлир, сквайр принца Аруты.

Оуин слегка поклонился:

– Сэр, я Оуин, сын барона Белефота.

– Из Тимонса, да, я знаю твоего отца, – Локлир уселся на корточки у костра и протянул руки к огню, чтобы согреться. Он взглянул снизу вверх на Оуина:

– Далековато от дома ты забрался.

– Гостил у своей тети в Вабоне, – вежливо объяснил светловолосый молодой человек. – Теперь возвращаюсь домой.

– Неблизкий путь, – пробормотал второй путник, закутанный в плащ.

– Я собирался дойти до Крондора, потом присоединиться к каравану, направляющемуся в Саладор. А там сесть на корабль до Тимонса.

– Ну ладно, думаю, никому не будет хуже, если мы вместе дойдем до Ламута, – Локлир вдруг тяжело опустился на землю. Его плащ распахнулся, и Оуин увидел на одежде кровь.

– Ты ранен! – воскликнул он.

– Слегка, – пробормотал Локлир.

– Что случилось?

– На нас напали в нескольких милях севернее отсюда.

Оуин принялся рыться в своей дорожной сумке.

– У меня тут есть кое-что. Снимай свою тунику!

Пока Локлир раздевался, Оуин извлек из сумки бинты и порошок.

– Тетя настояла, чтобы я взял это с собой – на всякий случай. Я думал, это глупая причуда старушки, а вот смотри-ка, пригодилось.

Локлир терпеливо ждал, пока юноша промоет глубокую, почти до ребер, рану, явно нанесенную мечом. Он лишь поморщился, когда ее присыпали порошком.

– Твой друг не очень-то разговорчив, – отметил Оуин, бинтуя грудь сквайра.

– Я ему не друг, – буркнул высокий незнакомец и протянул руки так, чтобы стали видны кандалы. – Я его пленник.

– И что он сделал? – Оуин попытался рассмотреть лицо говорящего в глубине капюшона.

– Ничего, если не считать того, что родился не по ту сторону гор, – объяснил Локлир.

Откинув капюшон, Горат одарил Оуина недоброй улыбкой.

– Боже! – воскликнул юноша. – Да он из Братства Темной Тропы!

– Я моррел, – поправил его Горат с едва уловимой горькой иронией в голосе. – «Темный эльф» на твоем языке, человек. По крайней мере, наши родственники в Эльвандаре сделали все, чтобы вы считали нас такими.

Локлир вздрогнул, когда Оуин стал наносить на рану бальзам своей тетушки.

– Почти две сотни лет вражды и войн позволили нам сформировать собственное мнение, Горат.

– Вы, люди, мало что понимаете.

– Возможно, – ответил Локлир. – Я никуда сейчас не спешу, так что просвети меня.

Горат какое-то время в раздумье смотрел на молодого сквайра.

– Те, кого вы называете «эльфами», и мы – родня по крови, но живем по-разному. Мы стали первой смертной расой после великих драконов и Древнейших.

Оуин посмотрел на Гората с любопытством, в то время как Локлир лишь проронил сквозь стиснутые зубы:

– Поживей, парень!

– А кто такие Древнейшие? – шепотом спросил Оуин.

– Повелители драконов, – объяснил Локлир.

– Владыки силы, валкеру, – добавил Горат. – Покинув этот мир, они вручили нам наши судьбы и назвали нас свободными людьми.

– Я слышал эту историю, – сказал Локлир.

– Это не просто история, человек. Так моему народу был дарован здешний мир. Потом появились вы, люди, и гномы и другие. Это наш мир, а вы его у нас украли.

– Я не богослов, – заметил дворянин, – и недостаточно хорошо знаю историю, но мне кажется, что бы ни послужило причиной нашего появления в этом мире, мы – здесь, и нам некуда больше идти. Если ваши сородичи-эльфы смогли с этим примириться, то почему вы не можете?

Горат хмуро взглянул на молодого человека и ничего не ответил. Затем встал и угрожающе двинулся к Локлиру. Оуин только-только успел затянуть повязку, а Локлир, оттолкнув его в сторону, уже вскочил и схватился за рукоятку меча.

Но, вместо того чтобы напасть, Горат сделал стремительный выпад и набросил на кого-то цепь, скреплявшую его кандалы. Локлир успел уклониться в сторону, а Оуина оттолкнул сам Горат с криком: «Убийца в лагере!»

– Не путайся под ногами! – прорычал он вслед за этим.

Оуин не мог понять, откуда тут появился убийца. Секунду назад они сидели на поляне втроем, а сейчас Горат держал мертвой хваткой одного из своих сородичей.

В мерцающих отблесках костра виднелись две фигуры, их очертания расплывались на границе света огня и темноты леса. Горат выбил меч из руки второго моррела, а когда тот попытался вытащить кинжал, скользнул ему за спину, закручивая цепь вокруг шеи нападавшего. Он натянул цепь сильнее, и глаза задыхающегося моррела выпучились.

– Не сопротивляйся, Хасет. По старой памяти я сделаю это быстро. – И, вывернув запястья, Горат затянул цепь на шее темного эльфа, тот обмяк. Горат отпустил его и, когда тело упало на землю, сказал:

– Да благословит тебя богиня тьмы.

– Я думал, мы от них оторвались, – Локлир поднялся на ноги.

– Я знал, что нет, – хмуро сообщил Горат.

– Почему же ты ничего не сказал? – возмутился Локлир, натягивая тунику поверх повязок.

– Мы должны были когда-то встретиться с ним лицом к лицу, – бесстрастно объяснил моррел, возвращаясь на свое место. – Мы могли сделать это сейчас или через день-два, когда ты ослабел бы еще больше от потери крови и недостатка еды. – Горат всмотрелся в темноту, откуда пришел убийца. – Будь он не один, ты доставил бы своему принцу только мое тело.

– Так легко ты не выкрутишься, моррел. Я пока еще не разрешаю тебе умереть, особенно после тех трудностей, которые мне пришлось преодолеть, чтобы сохранить тебе жизнь, – заявил Локлир. – Он был последним?

– Уверен, что нет, – ответил темный эльф. – Но он последний из этой группы. Потом придут другие. – Он посмотрел в противоположную сторону. – А кто-то может поджидать нас впереди.

Локлир достал ключ из висевшего на боку кисета.

– Тогда, думаю, тебе лучше быть без этих цепей.

Он отпер наручники, а Горат равнодушно проследил за тем, как они упали на землю.

– Возьми меч наемника.

– Может, следует его похоронить? – предложил Оуин.

Горат покачал головой.

– Мы так не поступаем. Тело – лишь оболочка. Его съедят звери, прах вернется в землю, на нем вырастут растения, и так он возродится в мире. Его дух начал свой путь через тьму, и, если будет угодно богине тьмы, он найдет свою дорогу к Благословенным островам. – Горат взглянул на север, как будто пытаясь разглядеть нечто в темноте. – Он был моим родственником, а узы крови очень сильны среди нашего народа. То, что он за мной охотился, означает, что для моих сородичей я изгой и предатель. – Он посмотрел на Локлира. – У нас общая цель, человек. Раз я должен осуществить то, из-за чего мои люди предадут меня анафеме, я должен выжить. Мы обязаны помочь друг другу.

Темный эльф поднял меч Хасета.

– Не надо хоронить, но ты можешь оттащить его с дороги, человек, – обратился он к Оуину. – К утру нам будет неприятно видеть его так близко.

Оуину не хотелось трогать труп, но он ничего не сказал и, нагнувшись, взял мертвого моррела за кисти. Существо оказалось удивительно тяжелым. Когда Оуин потащил Хасета в сторону, Горат бросил ему вслед:

– И посмотри, не бросил ли он свой дорожный мешок в лесу, прежде чем напасть на нас. Может быть, там найдется что-нибудь съедобное.

Оуин кивнул, недоумевая, как вдруг случилось, что ему приходится тащить в темный лес труп да еще и грабить его.

Утро застало троицу в тот момент, когда они шли через лес, параллельно дороге, но не рискуя выходить на нее.

– Не понимаю, почему мы не вернулись в Вабон и не взяли лошадей, – недовольно пробурчал Оуин.

– На нас уже трижды нападали с тех пор, как мы покинули Тайр-Сог, – угрюмо объяснил Локлир. – Если нас преследуют, то я предпочел бы не идти им прямо навстречу. Кроме того, наверняка где-то поблизости есть деревня, где мы сможем раздобыть лошадей.

– А чем за них заплатим? – грустно усмехнулся Оуин. – Ты же сказал, что во время драки, в которой тебя ранили, лошади убежали со всей вашей поклажей. Я так понял, что и с деньгами тоже. А у меня точно не хватит средств, чтобы купить трех коней.

– Я не совсем без денег, – улыбнулся Локлир.

– Может, занять где-нибудь? – предложил Горат.

– В принципе можно, – согласился Локлир. – Но без очевидных знаков отличия моего ранга или патента на мое имя с подписью принца будет нелегко убедить местного констебля в честности моих намерений. А мы вряд ли будем в безопасности, если окажемся в сельской тюрьме, в то время как нас разыскивают убийцы.

Оуин вздохнул. Они шли с самого рассвета, и он устал.

– Может, передохнем? – неуверенно спросил он.

– Не стоит, – сказал Горат, понизив голос до шепота. – Слушайте!

Оба человека помолчали с минуту, а затем Оуин тихо произнес:

– Что? Я ничего не слышу.

– Вот именно! – отозвался Горат. – Птицы внезапно замолкли.

– Ловушка? – догадался Локлир.

– Скорее всего. – Горат вытащил меч, который взял у своего родственника.

– Бок у меня побаливает, но я могу сражаться, – Локлир повернулся к Оуину: – А ты?

Тот поднял свой крепкий дубовый посох с железными наконечниками.

– Вот мое оружие. И еще я могу применить кое-какую магию.

– А ты можешь сделать так, чтобы они исчезли?

– Нет, – вздохнул Оуин. – Этого я не могу.

– Жаль, – буркнул Локлир. – Тогда постарайся держаться в стороне.

Они осторожно пошли вперед, и, когда приблизились к месту, которое указал Горат, Локлир заметил движущийся между деревьями силуэт. Человек или моррел – пока не удавалось определить точно – слегка шевельнулся, выдав свое местоположение. Если бы он оставался неподвижным, Локлир никогда бы его не заметил.

Горат дал людям сигнал двинуться немного вправо, чтобы выйти из зоны видимости неизвестного. Кто знает, сколько противников их ждет, фактор неожиданности может стать решающим.

Горат двигался по лесу, бесшумный и практически невидимый, как дух. Локлир жестом велел Оуину держаться немного сзади и справа от него, чтобы точно знать, где его товарищ, когда они приблизятся к засаде.

Они расслышали шепот, а Локлир понимал, что, если бы их поджидали эльфы, они бы не произнесли ни слова. Так что теперь оставалось выяснить, ждали их обычные бандиты или люди, специально нанятые для того, чтобы остановить Гората.

Звуки впереди свидетельствовали о том, что Горат уже встретился с кем-то из сидевших в засаде. Тут же раздался крик, и Локлир с Оуином бросились вперед.

Противников было четверо. Один уже умирал, остальные трое сгрудились на маленькой поляне между двумя линиями деревьев – прекрасная позиция для засады. Локлир почувствовал какое-то движение позади, и перед глазами мелькнуло нечто напомнившее стрелу, выпущенную из лука, но кроме этого он ничего не увидел.

Один из нападавших вскрикнул и протянул руку к глазам.

– Я ослеп, – закричал он в панике.

Локлир решил, что это Оуин применил магию, и поблагодарил богиню удачи за то, что у мальчика хватило способностей хотя бы для этого.

Горат схватился со вторым нападавшим. Локлир двинулся к третьему, и тут внезапно разглядел знакомую одежду.

– Квегцы! – воскликнул он.

Мужчины были в коротких туниках, обтягивающих штанах, а обуты в сандалии со шнуровкой. У человека, к которому приблизился Локлир, на голове красовалась алая повязка, а через плечо висела перевязь для абордажной сабли. Сама сабля в этот момент рассекала воздух по направлению к голове сквайра.

Он парировал, и раненый бок пронзила острая боль. Постаравшись не обращать на нее внимания, сквайр изо всех сил нанес ответный удар, и пират отступил. Сдавленный крик подсказал Локлиру, что второй пират повержен.

Снова что-то пронеслось мимо, и противник Локлира сморщился и поднял руку, словно пытаясь заслонить глаза. Локлир воспользовался моментом и пронзил его насквозь.

Горат прикончил последнего пирата, и в лесу опять стало тихо.

Бок Локлира горел как в огне, но больше никаких ран сквайр не ощущал. Он убрал меч в ножны.

– Проклятье!

– Ты ранен? – встревожился Оуин.

– Нет.

– Тогда в чем проблема?

Локлир оглядел поляну.

– Проблема в них. Теперь ясно, кто-то предупредил их о нашем появлении.

– Откуда ты знаешь? – спросил Горат, вытирая меч о траву.

– Это квегские пираты, – сказал Локлир. – Посмотрите на их оружие.

– Я не узнаю жителя Квега, даже если столкнусь с ним лицом к лицу, – пожал плечами Оуин. – Так что верю на слово, сквайр.

– Разве пираты действуют не на море? – Горат все больше недоумевал.

– Обычно на море, – кивнул Локлир. – Но если кто-нибудь заплатит им, чтобы они напали на трех сухопутных путешественников… – Он опустился на колени перед одним из тел. – Посмотрите на его руки – они явно привыкли к тому, чтобы тянуть веревку. А эти квегские сабли – лучшее доказательство. – Он обыскал тело, пытаясь найти кошель или кисет: – Может, есть какая-нибудь записка.

Они разжились несколькими золотыми монетами и парой кинжалов в дополнение к четырем саблям. Однако никаких посланий или записок, из которых можно было бы узнать, кто нанял пиратов, найти не удалось.

– Не понимаю, как банда пиратов смогла незаметно продвинуться так далеко на север за то время, пока мы ехали из Вабона.

– Должно быть, кто-то отправил сообщение на Юг, когда я покинул Северные земли, – предположил Горат.

– Но как же так?! – недоумевал Оуин. – Ты сказал мне, что вы провели всего пару дней в Тайр-Соге и до вчерашнего дня скакали без остановок.

– Странный вопрос для студента, изучавшего магию, – заметил Горат.

Оуин покраснел.

– У вас есть чародеи, способные это сделать? – спросил Локлир.

– Тех, кого эльфы зовут колдунами, у нас нет. Но есть свои специалисты в магии. Кроме того, встречаются люди, с готовностью торгующие своим искусством.

– Я сам с таким никогда не сталкивался, – признался Оуин, – но слышал, что у некоторых есть дар «мысленной речи»: один колдун может устанавливать с другим мысленный контакт. Еще есть «сонная речь». И еще…

– Кто-то очень хочет видеть тебя мертвым, да? – подытожил Локлир, перебивая юношу.

– Делехан, – мрачно проговорил Горат. – Он собрал под свое крыло обладателей подобных талантов. Я знаю, к чему он стремится, но не знаю, к чему прибегнет, чтобы достигнуть своей цели. И если магия – одна из частей его плана, то результат может быть непредсказуемым.

– Понимаю, – кивнул Локлир. – Приходилось и мне общаться с людьми, которые использовали магию, хотя и не должны были. – Он взглянул на Оуина. – Этот трюк с ослеплением был неплох, парень.

Оуин смутился и опять покраснел.

– Я подумал, это может помочь. Я знаю несколько таких заклинаний, но они все не очень сильные. Все равно я буду помогать, как смогу.

– Я знаю, – Локлир взглянул на юного чародея. – Идем в Ламут.

* * *

Ламут оказывался на пути у любого, кто двигался из Вабона в Илит: путник был вынужден пройти через ворота, если не хотел подвергаться опасностям, свернув в предгорья.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю