332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Козьякова » Есть ли жизнь после свадьбы (СИ) » Текст книги (страница 9)
Есть ли жизнь после свадьбы (СИ)
  • Текст добавлен: 19 декабря 2020, 23:30

Текст книги "Есть ли жизнь после свадьбы (СИ)"


Автор книги: Наталья Козьякова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 19 страниц)

Глава двадцать вторая. Былое и думы

Шесть лет назад лето выдалось на редкость омерзительное. То удушающая жара, то почти осенние дожди, а то и вовсе – град размером с куриное яйцо. Тариэл мотался между Браском и имением: в последние месяцы дед требовал его постоянного присутствия в имении, но сам Тариэл не склонен был оставлять своих друзей. Не горел желанием вникать в дедовы причуды. Тем более, что дед чаще всего встречал его брюзжанием и неизменным «Ты меня уважаш». Тариэл, тогда еще сын виконта, на наследство ставки не делал, о женитьбе не мечтал, в собственное удовольствие прожигая жизнь. Скачки, охота, девушки, новомодное развлечение: кафе – концерт. Прогулки в маленьком парке, полеты воздушного шара и фейерверки… В двадцать четыре года как-то не задумываешься о будущем… Они как раз были в уютном кафе на Старой улице, когда Иеремей прислал с мальчишкой записку – их сиятельство, граф Тарский, прибыл в Браск, и требует внука к себе немедленно. Тариэл, который в тот день рассорился с подружкой – танцовщицей, а потому был не в духе, счел за лучшее вернуться домой.

На удивление, дед был трезв, чисто выбрит и одет по моде десятилетней давности. Но ведь старику это простительно.

– Так, так, молодой человек, – сказал дед, вдоволь налюбовавшись хмурой физиономией внука. – Ты оправдал мои подозрения. Такой же прожигатель жизни, как и твой отец. И не оправдал моих надежд. Ты должен был заняться делами имения – именно для этого я всю твою жизнь занимался тобой. Слава Светлейшей, твоя бабка уже не мешала мне воспитывать тебя наследником. Однако все мои потуги пропали втуне. От худого семени добрый плод не родится. Но у тебя еще есть шанс все исправить. Ты должен немедленно жениться. Остепенишься, займешься делами имения – и я признаю тебя наследником. Я подобрал тебе невесту. Дочь нашего соседа, барона Крост. Ну, чего рожу кривишь?

– Дед, да она же страшнее самого страшного ночного кошмара! И старше меня на шесть лет! Что я буду делать с ней?!

– Учить тебя? Сделаешь ей пару наследников, и живи в свое удовольствие дальше. Зато она будет смотреть тебе в рот, ноги мыть и воду пить. А потом – в их семье еще сохранилась искра магии. Хотя девица ею и не обладает, но вдруг передастся от деда. Нашему роду давно пора обновить кровь. И не вздумай ерепениться, мальчишка. Мигом лишу содержания, а сам ты зарабатывать деньги так и не научился. Твоего отца я уже давно списал со счетов. Не разочаруй меня, мальчик. Через неделю приедешь в имение, поедем к Крост – свататься.

Однако через неделю сватовство не состоялось – деда хватил апоплексический удар.

Отец прибыл на второй день после смерти деда. Был удивлен и растерян, но духом не падал. Тариэл тогда не придал значения тому, что отец обшарил за неделю все комнаты второго этажа. Уехал раздраженным. Будто не нашел то, что искал. Про женитьбу сыну не заикнулся – Тариэл понял так, что с ним дед не советовался. И молодой теперь уже виконт вздохнул с облегчением. Жениться ему не хотелось…

А через полгода в Браске появилась юная красавица баронесса. Эстэль Райн. Очаровательная блондинка с огромными голубыми глазами, чуть вздернутым носиком, и с такими милыми ямочками на щечках!

Надо ли говорить, что Эстэль моментально оказалась в центре внимания всех молодых мужчин Браска?! В её честь слагались сонеты, пелись романсы, скупались букетики полевых цветов – однажды девушка упомянула, что любит васильки и ромашки. Тариэл исключением не стал, но Эстэль вела себя безупречно… А потом приехал папенька. И задержался в Браске надолго. Совершенно неожиданно для Тариэла, Эстэль внезапно стала отвечать ему взаимностью. У него перехватывало дыхание, когда она, смущенно уткнувшись носиком в букет, вдруг вскидывала на него взгляд, взмахнув на удивление темными и длинными ресницами… Теперь, спустя шесть лет, Тариэл понимал, что это было игрой прожженной интриганки, но тогда! Он не замечал ничего, кроме милой Эстэль. Ни многозначительных переглядываний друзей, ни шепотков и смешков за спиной. Дарил ей цветы, водил на все премьеры их маленького театрика, катал в коляске по широким дорожкам парка, оплачивал наряды и покупал драгоценности. И даже не помышлял о том, чтобы затащить её в постель… Впервые в жизни Тариэл влюбился.

Спустя месяц отец, вопреки своим правилам задержавшийся в Браске, вдруг заговорил с ним о женитьбе.

– Мальчик мой, леди Эстэль очаровательна! – вещал он, подливая сыну в бокал вино. – Из вас выйдет замечательная пара. И она тебя любит – уж поверь мне! Я умею читать в девичьих сердцах. Я подарю вам на свадьбу домик в Браске. Буду жить по соседству, нянчить ваших детей…

Тариэл был счастлив: на следующий день после разговора с отцом Эстэль, смущаясь и краснея, приняла предложение руки, сердца и обручальное кольцо с крупным бриллиантом. Потом была свадьба. Пышная, пьяная, буйная… Спустя месяц Эстэль призналась, что ждет ребенка… Как же страдал Тариэл, глядя на мучающуюся тошнотой милую женушку, как готов был выписать лучшего лекаря – мага из столицы на время родов, и почти возненавидел ребенка, который заставляет мучиться свою мать…

– Все, все, милая – шептал он, когда его позвали к жене и показали завернутого в пеленки краснолицего мальчишку. – Больше никаких детей! Ты подарила мне наследника, на этом мы и остановимся.

Эстэль согласно кивала…

А потом был тот самый день, когда он вернулся с середины дороги. Забыл взять в имение кое-какие бумаги для управляющего… Потом был и развод, и сплетни, обрушившиеся на его голову. Эстэль исчезла из города. Оказалось, что он совершенно не знал женщину, прожившую с ним почти три года. Все оказалось ложью – и титул, и любовь. Баронессы Эстэль Райн никогда не существовало. Тариэл не стал выяснять – кем же была его жена на самом деле. Даже обещанный дом оказался ложью. Отец просто арендовал его на несколько лет… Он уверял, что почти собрал деньги, чтобы выкупить домик, но жизнь в столице требует так много средств…

Карточный долг – долг чести. Отец и умер за карточным столом – здесь, в Браске. Приехал утешить страдающего сына, так сказать. Вернее – заложить еще часть земель. Не успел.

Все эти годы, что прошли после смерти деда – дом в усадьбе стоял закрытым. Жилыми оставались лишь покои деда, да его кабинет. Тариэл – теперь уже граф, ужаснулся, увидев опустевшие комнаты, когда-то наполненные дорогой мебелью. Кое-где были раскурочены стены. Видимо, отец что-то искал. Может быть, спрятанные драгоценности, может быть, указание на то, где они могут находиться.

Потом был долгий год попыток вернуть, выкупить, собрать то, что было растранжирено отцом. На это ушли почти все средства, которые были оставлены Тариэлу дедом.

– Слава Светлейшей, что мой отец не оставил мне в наследство карточные долги, – саркастически закончил исповедь граф. Встал, походил по комнате, разминая затекшие от неудобной позы ноги. Остановился напротив жены.

– Леди Апрелия, теперь вы знаете обо мне все. Признаю, что все это время вел себя недостойно. Могу ли я рассчитывать на то, что вы сможете меня простить? Дадите ли вы мне еще один шанс?

Леди смотрела на него с грустной улыбкой, – Тариэл сейчас многое отдал бы, чтобы знать – о чем думает его жена. О нем? О его… брате? О своей желанной свободе? Увы – читать мысли он не умел…

– Вы этого действительно хотите, мой лорд? Получить еще один шанс?

Он кивнул.

– Что ж, ваше сиятельство… Шанс есть. Но только один.

– Слава Светлейшей! – картинно поднял руки к небесам Роксидион. – Я в тебе не сомневался, мой друг! Теперь смотри – не профукай свой шанс! И да – вы задолжали нам свадебный пир!

– О пире – потом! – хлопнула по столу ладонью леди Силла. – Теперь я знаю, как ты вляпался в женитьбу на профурсетке. Папаша помог. Думаю, ты и сам понял, почему он так усиленно сватал тебе липовую баронессу. В чем-то я даже понимаю его – одно дело ребенок – бастард, другое – законный наследник.

– Он мог бы и сам жениться, – пожал плечами Роксидион. – Вдовец, выглядел прекрасно.

– И получить на шею заботу о ребенке? Сомневаюсь, что это входило в планы заядлого прожигателя жизни. Я хорошо знала и твоего деда, и твоего отца, Тариэл…

Леди Силла задумчиво крутила в руке бокал. Вино в свете свечей то становилось похожим на густо красный рубин, то темнело до черноты, то вспыхивало багровыми искрами. Ни Тариэл, ни Роксидион так и не прикоснулись к нему.

– Скорее всего, он просчитал вероятность. Ты – его законный наследник. И неизвестно – как воспримешь рождение еще одного наследника. Тем более что земли заложены и перезаложены. Что останется малышу? Даже на приданое не хватит – если родится девочка. А вот если ты будешь считать ребенка своим… Думаю, не надо объяснять далеко идущие планы твоего отца. Однако кто бы мог подумать, что твой дед решит спрятать настоящий артефакт рода, заменив его подделкой?! Качественной, вероятно, раз ты сумел увидеть отдаленное родство. Кстати – как он действует?

– Капелька крови, – пожал плечами Тариэл. – Капелька крови на камне показывает степень родства. Во всяком случае, так дед рассказывал, когда учил меня пользоваться артефактом. Капаешь на него кровь двух человек и смотришь – у сына и отца они сливаются в одну. Чужая кровь отталкивается. Кровь Артура соединилась с моей на треть.

– Поэтому ты и решил, что он ребенок кого-то из твоих дальних родичей, – заключил Роксидион. – Леди Силла, а почему дед Тариэла все же спрятал настоящий артефакт, да еще защитил его так?

– Вероятно, чтобы сынок не продал его. Артефакт древний, еще со времен Размана Первого. Но это еще и весьма крупный изумруд. Стоимость я даже не смогу сразу назвать.

– А разве может воспользоваться кто-то другой родовым камнем? – удивленно выгнул бровь Роксидион. Леди Силла хмыкнула.

– Вот надо будет заставить вас посещать уроки артефакторики! – сказала она сердито. – Это ж надо – маги демон знает, в каком поколении, а о магии самые поверхностные знания! Будет вам известно, что сильный маг может перенастроить потоки. И артефакт превратится в мину замедленного действия. Собственно, твой дед это и сделал. Перенастроил часть потоков таким образом, что они начали оттягивать на себя родственную им энергию. Потому-то ты, мой мальчик, прожил большую часть своей жизни обычным человеком. А теперь присоединяйся к жене и брату – будешь учиться управлять своим Даром. А с началом учебного года жду всех на занятиях в Школе. Наш монарх удосужился подписать указ об обязательном обучении всех одаренных, независимо от сословия и положения. Исключение составляют лишь люди старше сорока.

– Значит, мой отец тоже обладал Даром?

– Видимо, да. Игрок – это тоже Дар. Эстэль тоже обладала Даром. Скорее всего, даром очарования… Ладно, детки, думаю всем пора отдыхать. Рокси, мальчик мой – переночуй сегодня в комнате Тариэла. И не спорить! Откат от разрушения блока еще никто не отменял. Так что с полгода ты будешь вести оч-ч-ень веселую жизнь, Тариэл. И да – никаких попыток затащить в постель жену. И любую другую женщину тоже, если не хочешь выжечь себя. Ничего, мальчик ты взрослый, переживешь. Рокси – тебя это касается тоже! Мне нужны преемники!

– Но, леди Силла! – возмутился Роксидион. – У меня-то потоки стабильны! Вы представляете – насколько это тяжело – воздерживаться?

– Ничего, ничего, переживешь, – отмахнулась леди, вставая. – Если станет невмоготу – наймешься к приятелю землекопом. Физические нагрузки так хорошо прогоняют дурь из головы. И способствуют росту резерва. Спокойной ночи, мальчики! Леди Апрелия, покажите – где можно отдохнуть пожилой магине…

Глава двадцать третья

– А теперь-то что?

Роксидион, сбросив на спинку кресла рубашку, присел, чтобы снять обувь. Его друг стоял у двери, упершись лбом в косяк.

– Что теперь не так, Тариэл? Перед женой извинился, еще один шанс у неё выпросил, с семейными скелетами разобрался. Да еще и дар тебе пообещали. Чего тебе еще? Что тебя корежит? Халат одолжишь? Хочу опробовать твой душ. Вдруг есть смысл установить себе такой же.

– Возьми в ванной, там их несколько висит… А что не так… Да все не так, Рокси! Меня только что ткнули носом в лужу, как котенка, а ты говоришь, что у меня есть шанс. Ты поверил, что у меня может развиться какой-то Дар, если я тридцать лет прожил без него, даже без крохотной искры? И зачем он мне сейчас? Вот ты – сильно страдаешь от незначительности своих способностей?

Рокси пожал плечами.

– Да я пока не задумывался о том, что было бы, если…

– А мне они и даром не нужны, Рокси! Как ты думаешь – какой именно дар может проснуться у меня, если у отца был дар игрока? Всю жизнь играл. Чаще проигрывал, разорился, умер за карточным столом, спихнул на мою шею своего бастарда. Я, чтобы восстановить имение, женился на старой деве из купеческого сословия, терплю её самоуправство. Её безупречность меня раздражает, Рокси! И этот… брат… Я восстановлю имение, а потом придется его делить с ним?! Да пусть оно остается в таком виде, как есть. И никакого целибата я хранить не собираюсь.

И так уже руки в мозолях.

Роксидион с изумлением смотрел на него, не в силах что либо сказать. Такой вспышки от довольно сдержанного приятеля он не ожидал.

– Ты что же думаешь – мне нужна эта женщина? Шанс – ха! Если б не приданое – я бы даже не глянул в её сторону! Все равно большая его часть уходит пока в карманы её отца и его компаньонов. Я восстановил один пруд. Один, Рокси! И потратил на него почти треть денег, которые получил за женой. Честное слово, лучше б я женился на баронессе Кроет. Там и приданое было, и жена бы в рот заглядывала.

– Ты бы лучше замолчал, Тар, – тихо произнес Рокси, вновь натягивая на плечи рубашку. – Лучше бы тебе помолчать, пока не наговорил еще чего-нибудь лишнего. Пожалуй, я лучше поеду домой. Как я посмотрю – откат тебе не грозит. А ты прими ванну, и ложись спать. Может быть, к утру твой мозг успокоится и примет все как должно.

– Проваливай! – не оборачиваясь, буркнул Тариэл.

Потом он еще долго бродил по комнате, пинал мебель, спустился в столовую, достал из шкафа бутылку крепкого вина. Хлебнул из горлышка. Пересилил рвотный позыв. Хлебнул еще. И еще. Потом запустил пустой бутылкой в балконную дверь. Внизу раздался стеклянный звяк.

– Оказывается, от вашего эликсира есть средство, леди АП-РЕ-ЛИ-Я! – расхохотался он, – Надо только зажать себе нос и отхлебнуть как следует… Благодетельница! Да на что ты мне сдалась – девица ты, или не девица!

За первой бутылкой последовала вторая, третья… Граф сначала пил из горлышка, потом выкинул из глубокой вазы фрукты. Сел перед зеркалом в гостиной и пил уже из вазы, изредка чокаясь со своим отражением. В конце концов, он там же и уснул, свалившись на ковер.

– Хорош, нечего сказать! – покачала головой леди Силла, осторожно толкая носком туфельки всхрапывающего на ковре хозяина дома. – А куда делся Роксидион?

– Его сиятельство ночью отбыть изволили, – пискнула девочка – служанка, проворно убирая разбросанные по комнате бутылки. – Злой были…

– А леди Апрелия где? Неужто еще не спускалась?

– Нет, леди. Лита, сказала, что у госпожи голова болит, передала её распоряжения на кухню и слугам, и опять ушла к виконту.

– Графиню – в койку, бастарда – за дверррь. – приоткрыл мутный глаз граф. – Исполнять! Кто хозяин? – Я хозяин! А в-вы – в-вон!

И всхрапнул, откинувшись назад.

– Пожалуй, Лели и ребенка оставлять здесь неблагоразумно, – вновь покачала головой леди Силла.

– Что здесь происходит? Лита, уведи виконта в сад, пожалуйста!

Апрелия вошла в гостиную и остановилась, брезгливо скривив губы. Пахло в комнате отнюдь не розами.

– А, леди – праведница! – пьяно ухмыльнулся граф, вновь открывая глаза, и шаря рукой по полу в поисках бутылки. Нашел. Поболтал, проверяя наличие жидкости. Отхлебнул. – Иди в кровать, крошка! Будешь долги мне отдавать, как и положено добродетель– ик-ной с-ик-супру-ик-ге.

Он попытался встать, не сумел. Оперся спиной на кресло, вновь поднес ко рту бутылку.

– А мальчишку – в… ка – ак – кое у на в стране… ик… самое паршивое заведение? – вот туда его!

– Вы сошли с ума, ваше сиятельство? – спокойно спросила Апрелия. – Или это так откат подействовал?

Вместо ответа в графиню полетела пустая бутылка.

– Промахнулся? Ж-жаль…

– Надо же – как быстро шанс исчерпался, – покачала головой Апрелия. – Леди Силла, пойдемте отсюда.

– Вина! – приказал граф высунувшейся из-за двери служанке.

– Что ты будешь делать теперь?

Леди Силла смотрела, как Апрелия неторопливо упаковывает в баулы свои вещи, укладывает в саквояж самое ценное: баночки и пакетики с бисером.

– А что тут сделаешь, леди? Неужели вы поверили в его раскаяние? Аристократ и купчиха – мезальянс, которого граф Тариэл никогда не простит. А играть по его правилам я не собираюсь…

– Может быть, ради ребенка… – осторожно начала леди Силла. – Мальчик же не виноват…

– Думаю, этот вопрос мы решим, когда граф немного придет в себя. Я уже беседовала с нашим семейным адвокатом. Дело в том, что Тариэл все же предпринимал кое – какие шаги. Осталось завершить процедуру, и тогда я смогу стать опекуном мальчика. Думаю, две трети моего приданого станут достаточной платой за отказ от ребенка. И да – я сегодня же подам в храм прошение о расторжении брака… Лита, ты уложила вещи виконта? Не забудь медведя… И пойди на конюшню – пусть заложат бричку. И повозку – я заберу отсюда свои книги. Все остальное… Пусть остается.

– Хорошо, я буду твоим свидетелем, – вздохнула Леди Силла. – Надеюсь, ты не совершаешь ошибку. Ваши дети могли бы унаследовать…

– Леди, о каких детях вы говорите? – подняла голову от саквояжа Апрелия. – Меньше всего на свете я хотела бы иметь детей от графа Тариэла Тарского! Вы же слышали вчера Роксидиона? Когда он уверял моего мужа в том, что я – все еще девица? Извинялся он именно за свои слова в день свадьбы. Или мне нужно было подставить лицо под бутылку?

– Но ведь он пьян… Мало ли – какие глупости может наговорить и сделать пьяный мужчина.

Апрелия усмехнулась грустно.

– Бабушка всегда говорила – что у трезвого на уме-то у пьяного на языке. Вы едете в город, леди? Или останетесь караулить будущего мага?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЖИЗНЬ ЕСТЬ

Глава первая. Разговоры, разговоры…

Мы добрались до нашего домика без особых проблем, если не считать таковой мимолетную встречу со спешащим в имение Зарионом. Останавливаться я не стала, лишь помахала в ответ на машинальный кивок всадника на рыжем жеребце. Артур к тому времени успел задремать, привалившись к моему боку. Леди Силла все же решила остаться на какое-то время в имении. Я не возражала. Пусть их. Они люди одного круга, у графа и без нашего «тлетворного» влияния сейчас забот хватит. А я для себя все решила. Честно сказать – мне этих двух месяцев с лихвой хватило, чтобы понять – семьи у нас не получится, даже если я начну уступать мужу во всем. Любовь – морковь не светила нам изначально, но даже на уважении и приязни можно было попробовать выстроить отношения. Увы. Возможно, мы начали не с тех слов и поступков. Возможно… Нет, кусать локти и гадать – что именно могло бы быть если бы не… я не буду. У меня есть дела поважнее, чем душевное равновесие его сиятельства. Мне еще предстоит выслушать массу всяких разных слов и от мачехи, и от сестер, и от всех остальных доброжелателей. Но тут у меня есть вполне веский довод: занятия магией требуют раздельного проживания. Да, именно так… Дорога помогла утрясти мысли, уложить их в правильном порядке. Развода нам пока никто не даст: два месяца слишком малый срок для подобного решения. А вот вытребовать себе раздельное проживание – это да. Это я могу. И настаивать на проживании ребенка со мной – тоже. Тариэл еще до нашего брака, оказывается, предпринял шаги по признанию отцовства не соответствующим истине. Уж не знаю, как он собирался поступить с ребенком, скорее всего, отправил бы его в приют. Теперь же я вполне могу установить опеку над малышом. Моих средств на это хватит. Дом у меня есть, стабильный доход есть. И один из лучших адвокатов в Браске – хороший знакомый моего отца.

– Лелюшка, ты что же – навестить нас решила?

Торопливо семеня по дорожке, к нам спешила нянюшка.

– Нет, моя милая. Мы теперь будем тут жить, – обняла я старушку. Впрочем, старушкой она была бодрой и шустрой, успевая везде и всюду. – Как ты думаешь – нужна ли нам молоденькая горничная, или ты справишься сама?

– Если вы будете жить здесь – нужна, – сразу же решила нянюшка. – И приготовить же надо, и в комнатах прибрать, и за виконтом присмотреть. В одни руки мне не управиться. А тут еще и в саду работы прибавилось: ягоды поспевать начали. Самое время варенье варить. Что, Арти, пенки лизать любишь?

Артур, все это время прятавшийся за моей юбкой, осторожно высунул нос.

– Нянюшка, пенки – это кто?

– Не кто, а что! – рассмеялась старушка, любовно потрепав малыша по голове. – А вот пойдем с тобой в сад. Там дядюшка Верт как раз пенку снимает. Пойдем, пойдем, пусть Лели тут сама командует, не будем ей мешаться…

Телегу и бричку разгрузили быстро. Вещи и книги перетаскали в дом. Нянюшка, проворно накрыв маленький столик под старой яблоней, прикрикнула на мужиков:

– Нечего тут мяться – сели за стол, поели, а потом уж и домой поезжайте. Как раз к вечеру доберетесь.

На прощанье я передала через конюха приглашение Лите, если она вдруг захочет поменять место работы. Служанка мне была нужна, а к Лите я уже привыкла. Да и Артур ладил с ней на удивление хорошо.

– Дочь моя, хорошо ли ты подумала? – посмотрел мне в глаза тот самый жрец, который нас венчал два месяца назад. – Женщина должна смирять себя, покоряться воле мужа, вести дом и воспитывать детей. Я вижу, ты своевольна и горда. Не в этом ли причина размовки?

Я лишь пожала плечами. Может быть, я своевольна и горда, плохо исполняла свои обязанности, но это – мое решение.

– Святой отец, я настаиваю на раздельном проживании, – безмятежно улыбнулась я. – Видите ли, у меня неожиданно проснулась магия. Вы же понимаете, что я должна как-то с этим справиться, чтобы не причинить зла ни себе, ни другим.

Жрец какое-то время разглядывал меня, потом долго водил над головой руками, что-то шепча, окурил ладаном.

– Я вижу, муж не осуществил своего права, – задумчиво сказал наконец. – Что ж, пожалуй, это веский довод в твою пользу. А какой направленности твой Дар?

– Дар творца – так мне сказали в Школе леди Силлы. И теперь мы вместе с виконтом Артуром, начиная с первого осеннего дня, будем посещать занятия. У виконта обнаружился Дар воды.

– Замечательно! Просто замечательно! – просиял жрец. – Возможно, магия все же вернется в наше государство! В последнее время появилось достаточно много детей с самыми разными Дарами… Леди Апрелия, я сейчас немного поправил ваши магические потоки, вам должно стать легче с ними управляться. Светлейшая дала мне такое право, не переживайте. И приведите как-нибудь мальчика. Возможно, ему нужна помощь служителя Светлейшей, покровительницы женщин и детей. Иди, дочь моя! Свидетельство о раздельном проживании тебе доставят ближе к вечеру. Благословляю тебя, девочка.

И он поднял правую руку в благословляющем жесте.

Вот так к концу второго дня у меня на руках было храмовое свидетельство о раздельном проживании. Утром третьего дня в калитку постучалась Лита. Она приехала вместе с леди Силлой и лордом Зарионом.

– Леди Апрелия! Вы и вправду возьмете меня к себе на работу? – сияя глазами, улыбками, ямочками на щечках, всей своей ладной фигуркой в легком хлопчатобумажном платье, спросила девушка, сжимая в руке торбочку с вещами. Я кивнула.

– Если его сиятельство тебя отпустил, – кивнула я. – Обязанности у тебя будут прежними – присматривать за виконтом, и помогать по хозяйству тетушке Талии. Согласна?

Девушка радостно закивала головой.

– Тогда иди в дом. Нянюшка как раз занимается с Артуром. Комнату займешь прежнюю. Потом с остальным разберемся.

И Лита весело поскакала по дорожке в дом. Спустя минуту из окна раздался радостный писк Артура. Нет, эти двое нашли друг друга…

– Его сиятельство отпустил всех, – хмуро сообщил мне виконт Зарион. – Даже Иеремея. Старику некуда идти, и мы рискнули привезти его в Браск. Тут есть приют для одиноких, но устройство требует времени. Леди Апрелия, может быть, вы вернетесь? Ну, погорячился Тар, с кем не бывает? Подумайте – как вы будете жить?

– Прекрасно буду жить, виконт, – улыбнулась я. – У меня есть разрешение на раздельное проживание, так что формальности соблюдены.

– Но Артур! Мальчику нужен… брат.

– Вы уверены, что Мальчику нужен именно такой брат, виконт? Впрочем, пройдемте в дом, такие беседы на пороге не ведут.

Леди Силла все это время хмуро молчала, скользя взглядом по клумбам и деревьям. Уж не знаю – какие мысли обуревали леди, но явно не в нашу пользу… Ладно, в конце концов она выскажется, тогда я и буду думать…

За завтраком виконт продолжал меня уговаривать вернуться в имение, мотивируя тем, что все дела там теперь встали. Нет, пруд граф успел завершить, и даже запустили туда нужное количество рыбной молоди. Но ведь есть еще пруд в самой усадьбе, в нерасчищенной половине сада. Да и дом нуждается в хозяйском внимании. И еще слуги… За ними тоже нужен глаз да глаз.

– Виконт, – наконец не выдержала я. – Пусть ваш друг наймет экономку. Опытная экономка вполне справится со слугами. А управляющий – с проблемами по хозяйству. Я уволилась по собственному желанию. Все. И даже не требую выходного пособия. Остальные вопросы мы разрешим, когда его сиятельство придет в себя настолько, что будет в состоянии общаться адекватно.

– Пей чай, виконт, – открыла, наконец, рот леди Силла. – Пей чай, и помалкивай.

После этого чаепитие закончилось почти мгновенно. Вскоре виконт Контре откланялся, укоризненно пробормотав:

– Вы не правы, леди…

И ускакал в закат.

– Ты довольна? – встретила меня вопросом леди Силла. – Вам надо было поговорить, выяснить отношения, а ты так резко все оборвала. Ты хоть представляешь – чем ваш разрыв грозит графу? Он в самом начале пути! Ему нужна вся поддержка, которую может оказать мужчине любящая женщина!

Я молчала, во все глаза рассматривая директрису Школы талантливых детей. И это говорит мне женщина, месяц назад убеждавшая меня в своем добром отношении ко мне и ребенку?!

– Что ты молчишь? Такая же упертая, как твоя бабка!

– Леди, я даже не знаю – что вам сказать! – начала я, пытаясь собрать в кучу разбегающиеся мысли. – Во-первых, о какой любящей женщине вы говорите? Мужа впервые я увидела в день свадьбы. Которую я так и не посетила: муж увез меня из храма прямиком в имение. Оскорбил меня, практически обозвав падшей женщиной. Притащил повитуху, чтобы она засвидетельствовала мой грех. И все это в первые дни. Согласна – я не ангел, и характер у меня от медового далек, но муж не пожелал хоть как-то наладить со мной отношения. По сути, я исполняла в имении обязанности экономки, воспитательницы и декоратора, попутно муштруя слуг и садовника. В конце концов, рабства в нашем государстве нет, так что я просто уволилась по собственному желанию. И я глубоко сомневаюсь, что его сиятельство захочет вернуть строптивую прислугу.

– Да уж! Вряд ли захочет, тут ты права. Но как и на что ты будешь жить? Да еще и воспитывать чужого ребенка?

– Почему вас так это интересует, леди Силла? Вы бы у графа поинтересовались

– почему он отпустил всю прислугу? Почему он практически выгнал человека, который прослужил ему всю жизнь? Кстати – где Иеремей сейчас?

– В лечебнице при храме – у него случился сердечный приступ. Мы устроили старика туда, но это ненадолго.

Я кивнула, приняв к сведению. Иеремей единственный, кто принял меня со всей душой, помогал, поддерживал, подсказывал.

– С графа сейчас взятки гладки, – вздохнула леди, вновь принимаясь качать в бокале остатки чая. – Он пьян, и протрезвляться не собирается. Одна надежда на Роксидиона – он имеет влияние на друга. Я-то думала, что у вас временная размолвка, случается между супругами, что скажешь.

– Знаете, леди Силла, давайте не будем больше говорить о графе. Раздельное проживание – еще не развод. Хотя я не знаю – что должен сделать граф, чтобы я хотя бы обратила на него внимание.

– Говорю же – упертая, как и твоя бабка, – грустно вздохнула леди. – Пообещай хотя бы поговорить с ним.

– Поговорить нам придется так или иначе, – таким же вздохом ответила я. – Мне нужен его отказ от малыша. Нельзя мстить ребенку за глупость и безалаберность взрослых.

– Хорошо… Теперь давай поговорим о тебе и виконте Артуре. Надеюсь, ты по– прежнему собираешься учиться управлять своим Даром, и развивать способности мальчика? Был бы он постарше – мы забрали бы его в Школу на полный пансион, но сделать это можно будет лет через восемь – девять, не раньше. Эх, ему бы вместе с братом… Дар у них схожий, только у Тариэла искра слабая. Пока в себя не продет… Молчу, молчу… Так, о чем, бишь, я? Ах, да! Твой Дар развивается, как я уже успела посмотреть, довольно успешно. Продолжайте заниматься, а осенью займемся развитием второго дара. Ты еще помнишь, что у тебя есть способности к магии воздуха? Надо бы ею заняться.

Я кивнула. Бросать свои таланты на произвол судьбы я не собиралась.

Графские заскоки – это графские проблемы. А у нас с малышом и своих хватит. Вот завтра съездим в храмовую лечебницу, побеседуем с Иеремеем. И, если он согласится

– у мальчика появится воспитатель. Думаю, он с этим вполне справится…

Леди наконец-то распрощалась, и уехала, а мы с нянюшкой занялись более приятным делом – принялись обирать ягоду с куста ранней малины.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю