332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Мусникова » Вечерняя звезда для Авантюрина (СИ) » Текст книги (страница 15)
Вечерняя звезда для Авантюрина (СИ)
  • Текст добавлен: 2 января 2021, 16:30

Текст книги "Вечерняя звезда для Авантюрина (СИ)"


Автор книги: Наталья Мусникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 16 страниц)

Вот голову готова дать на отсечение, что эти умоляющие синие глаза, направленные на Эвера как на единственного героя и спасителя, во сто крат ускорили принятие решения. Оборотень хмыкнул, передёрнул плечами и сухо приказал мне:

– Приведи на тренировочную поляну своего отца и брата, раз вызов бросили трое, тренироваться тоже нужно с тремя.

– Я мигом! – я легко перекинулась в волчицу и опрометью бросилась к дому.

В лихорадочном стуке сердца я слышала: скорее, скорее, беда близко! Праматерь волчица, помоги и защити! К моей искренней радости, отец и Анташ без лишних слов и раздражающих расспросов бросили все дела и направились к тренировочной поляне. Я, естественно, побежала за ними и плевать мне было с высокой сосны на то, что женщинам ходить туда запрещалось. Небось, не оскверню поляну своим присутствием, тем более что Валирра тоже наверняка там, любуется на своего мужа. Вот и я на своего полюбуюсь.

На поляне мы увидели старательно маскирующуюся под куст Валирру, уже превратившегося в волка Эвера и стоящего без рубашки (м-м-м, красота-то какая!) Авантюрина. По идее, Рин тоже должен был принять облик волка, но с трансформацией у него всегда были проблемы, а сейчас, когда он волновался, и вовсе ничего не получалось. Лопоухий тощий волчонок весело гонялся за бабочками, но полной трансформации не было.

– Рин? – голос Эвера в волчьем облике звучал хрипло, но вполне узнаваемо. – Что происходит? Почему ты не можешь выпустить своего зверя?

– Не уверен, что смогу его укротить, – предельно честно и мрачно ответил Авантюрин, а я вспомнила разговор с Валтором в королевской библиотеке.

В голове снова зазвучали слова: «Проклятие заключалось в том, что Венсен и те, кто происходит от него, обретают вторую сущность, волчью. Только в отличие от обычных оборотней волки в этом роду – существа свободные и независимые, способные взять верх над человеком. И тогда вместо человека в волчьей шкуре появлялся зверь в человеческом обличье. Ярким примером тому был принц Джек, вошедший в историю как Джек Потрошитель».

Эвер внимательно посмотрел на побледневшую меня, мрачного и хмурого Рина, а потом вздохнул и опять стал человеком.

– Ладно, тогда просто потренируемся противостоять трём противникам одновременно. Учтите, принц, это не благородный поединок, меч вам тут не поможет.

– Хвала Светлым силам! – искренне обрадовался Рин, которому никогда толком не давалось искусство благородного боя на мечах.

А дальше я смотрела со смесью восхищения и ужаса, изредка даже глаза зажмуривала и укрощала волчицу, готовую разорвать любого, посмевшего покуситься на её волка. Мой отец и брат считались опытными бойцами, Эвер вообще был одним из лучших в племени, но Рин оказался достойным для них противником. Конечно, у Авантюрина не было звериной силы и быстроты реакции, зато была отменная ловкость и умение предугадывать действия противника.

– Недурно, – выдохнул Эвер, опускаясь в изрядно затоптанную траву и дела знак остановить поединок. – Против людей тебя натаскали изрядно, хотя странно, что ты владеешь ухватками скорее наёмников, чем благородных рыцарей.

– На лесных дорогах чаще можно встретить разбойника, готового зубами выгрызать себе путь к свободе, чем рыцаря, соблюдающего все правила честного боя, – пропыхтел Рин и со сдавленным стоном рухнул в траву. – Драконий хвост и наплыв невест, так меня не изматывала даже стычка с бандой Шального Родриго!

– Ты дрался с Шальным Родриго? – отец уважительно покачал головой. – В его роду были оборотни.

– Причём бешеные, – Рин сплюнул попавшую в рот пыль, – а вообще, если бы этот бандит был хоть чуточку трезв в тот момент, когда мы на него наскочили, ещё неизвестно, кто бы теперь хвастался победой.

– Авантаринэль, – начал Эвер, но Авантюрин скривился и простонал:

– Всеми силами света и твоей парой заклинаю, никогда и ни при каких обстоятельствах не называй меня Авантаринэлем. Так меня зовут или на светских приёмах, или когда хотят наказать. Давай просто Рин, договорились?

– Ты доверяешь мне своё тайное имя? – искренне опешил Эвер.

– А что в этом такого? – не менее искренне удивился Рин, а я сдавленно застонала.

Мрак и все его обитатели, как я могла об этом забыть!

– Рин, в нашем племени есть тайные имена…

– Зачем? Чтобы стражники в случае чего не отыскали?

– Имя человека и имя волка, – смущённо залепетала я, ловя на себе осуждающие взгляды оборотней. – Имя человека известно всем, но имя зверя знает только его человеческая ипостась, чтобы никто другой не смог подчинить себе хищника.

– Ни один оборотень никому и никогда не назовёт имя своего волка, – сурово отчеканил мой отец. – Моя дочь совершила страшную ошибку, не сказав тебе об этом ранее.

– Погодите, не кипятитесь, – примиряюще поднял руки Авантюрин. – Рин – это сокращение от моего полного имени, а не имя волка.

– А тайное имя ты никому не говорил? – Валирра так заинтересовалась происходящим, что даже вылезла из кустов и села поближе к мужу, старательно не замечая его сердитого сопения и даже не глядя на него.

Вот интересно, что больше рассердило Эвера: то, что его жена вопреки запрету оказалась на тренировочной поляне или то, что она села не рядом с ним? Я, например, в данный момент нежусь в объятиях своей пары и даже не думаю о дурацких запретах. Честное слово, вообще не до них сейчас.

– А никакого тайного имени у меня нет, – пожал плечами Рин и окончательно добил. – И не было никогда.

– Как?! – взревели все оборотни, уставившись на Авантюрина так, словно он назвал себя сыном Света. Или богом Тьмы.

Рин молча развёл руками, мол, как-то так вот.

– Твой волк вполне независим, может существовать отдельно от тебя, но у него даже нет имени?! – Эвер вскочил и нервно забегал по поляне. – Тебе нужно немедленно, слышишь, немедленно, объясниться со своим зверем!

Мы с Рином одновременно посмотрели на тощего лопоухого волчонка, самозабвенно с восторженным видом гоняющего по поляне какую-то сухую ветку. Вот интересно, каким образом Рин должен объясняться с этим чудом природы, а? У него же мозгов в голове не больше, чем у голубя! Естественно, я сейчас о волчонке говорю. Рин умён, по крайней мере, когда ему нужно срочно выпутываться из очередной передряги.

– Эм, и как именно я должен говорить с волком? – похоже, мысли у нас с Авантюрином текли в одном направлении.

– Впитай в себя это безобразие, вызови с помощью медитации своего зверя и поговори с ним, – отчеканил Эвер.

Ага, тот самый случай, когда сказать проще, чем сделать! Волчонок категорически не желал покидать уютную поляну, бегал и прятался от нас по кустам, радостно взвизгивая, когда очередной ловец промахивался в нескольких волосках от хвоста волчонка.

– Какой непослушный зверь, пропыхтел отец, без сил опускаясь на землю. – Первый раз такого вижу.

– Сильно подозреваю, его человеческая ипостась тоже особым послушанием не блещет, – буркнул Анташ, за что моментально получил от меня звучную сестринскую оплеуху. Не фиг, потому что обижать моего любимого.

Выведенный из себя Эвер трансформировался и рявкнул так оглушительно, что даже моя волчица заскулила и упала кверху пузом. Судя по пришибленному виду остальных оборотней, на них тоже подействовало. Волчонок же сначала присел от страха, потом фыркнул и слился-таки с Рином.

– Теперь медитируй, – рыкнул Эвер. – И пока волка себе не подчинишь, с места не вставай!

– Что мне тут теперь, корни пустить?! – возмутился Авантюрин, но его праведный гнев остался без внимания.

Эвер взял жену за руку, меня отец с братом вообще подхватили под локотки, и мы покинули тренировочную поляну, оставив Рина наедине с его волком. То есть практически в одиночестве. Праматерь волчица, помоги моему любимому!

Глава 7

Оставшись один Авантюрин витиевато выругался и опустился на истоптанную землю. Медитировать. Через две минуты подогнул ноги под себя, так сидеть на жёсткой и холодной земле было неудобно. Ещё через пять минут Рин с шипением и сдавленными проклятьями распрямил зверски затёкшие ноги, сорвал с себя куртку и подстелил наподобие коврика. Попытался сосредоточиться, но без куртки, под неожиданно холодными порывами ветра это никак не получалось. Рин повертелся, потёр плечи, потом плюнул, вскочил и натянул куртку. Увидел невдалеке поваленное дерево и решив, что непринципиально медитировать именно на поляне, сел на него. Как оказалось, поваленное дерево понравилось не только Авантюрину, но и целому полчищу рыжих муравьёв, построивших неподалёку огромный муравейник. Когда очередное насекомое отважно бросилось в бой с гигантским захватчиком, Рин не выдержал и вернулся на проклятую поляну, бешено отряхиваясь от маленьких, но невероятно едких насекомых.

«Мне кажется или ты меня боишься?» – голос волка прозвучал так неожиданно, что Авантюрин буквально подпрыгнул на месте, но быстро собрался и даже насмешливо фыркнул:

– Вот ещё, тебя бояться!

Сказал вслух, чтобы слышать хоть один голос поддержки, тишина вокруг действовала не расслабляюще, а, наоборот, пугающе и напрягала страшно.

«Тогда почему ты никак не хочешь со мной поговорить?», – мурлыкнул зверь, словно был не волком, а домашней кошкой.

Рин скривился, словно ему ведро незрелых лимонов дали и буркнул:

– Ладно, давай поговорим.

Авантюрин сел на землю и, обхватив руками колени, закрыл глаза. Волк появился моментально, словно только этого и ждал. Сел напротив, глядя на человека золотисто-карими не по-звериному мудрыми глазами.

«Ух ты! – восторженно присвистнул Авантюрин с восхищением глядя на зверя. – Ты такой красивый! Как тебя зовут?»

Волк усмехнулся вопросу, хотя было видно, что искреннее восхищение ему польстило:

«Я Тарин, можешь называть меня просто Тар».

Тар… Красивое имя, благородное и по-настоящему мужское. В нём слышалось ворчание грозного хищника и урчание заботливого самца.

«Почему ты согласился поговорить со мной? – Рин наклонил голову к плечу. – В книгах про оборотней часто говорится, что звериная ипостась…»

Авантюрин осёкся и замолчал, смущённо прикусив губу. В книгах чаще всего писалось, что звериная ипостась не имеет свободной воли, подчинена человеку, а если, сохраните, светлые силы, и вырывается на волю, то это приводит к ужасным кровавым бедам. В пример приводили в старых книгах Кровавого Эда, озверевшего в прямом смысле слова после длительного употребления стимулирующих мужскую силу эликсиров, а в более современных – Джека Потрошителя.

«Те, кто пишет подобное, никогда не общался с истинным оборотнем», – усмехнулся волк.

«Ты мысли читать умеешь?» – от неприятного озарения в груди у Рина ёкнуло, руки похолодели. Вот же засада-то, а! И почему ему с таким завидным постоянством везёт на телепатов?!

«Я не телепат, – волк с усмешкой встряхнул мощной головой. – Просто мы с тобой единое целое, а значит, мысли и чувства у нас одни на двоих».

«Уж лучше бы ты только мысли читал!» – в сердцах выпалил Рин, красочно представив некоторые свои мысли и чувства.

Волк приглушённо рыкнул, что означало бы у человека короткий смешок и сказал:

«Ты забавный».

Авантюрин обиженно нахохлился и засопел.

«Обычно звериную ипостась боятся или ненавидят, некоторые даже пытаются уничтожить. Ты первый, кто признал разум у своего зверя. Спасибо».

«Кушайте на здоровье, приходите за добавкой, – отмахнулся Рин. – Лучше скажи, сможем мы с тобой выстоять в Поединке силы против трёх врагов?»

«А если скажу нет, ты откажешься от Поединка?»

Авантюрин честно подумал секунды три, а потом отрицательно покачал головой. Правильно это или нет, но от Поединка он не откажется и примет бой. И сделает всё, чтобы победить. Вечерняя звезда должна стать его полноценной парой, чтобы никто и никогда, ни человек, ни оборотень, ни даже сон худой не смели её обидеть.

Волк поднялся на лапы, встряхнулся, сбрасывая с роскошной шубы налипшие кусочки грязи и рыкнул:

«Если решил, дерись!»

Рин шмыгнул носом и тоже поднялся на ноги. Хватит протирать штаны и медитировать, нужно тренироваться. И чем больше, тем лучше.

Рин. Как известно, благими намерениями выстлана дорога к большим неприятностям. После трёх дней усиленных тренировок у меня заболели такие мышцы, о существовании которых я даже не догадывался. Каждый вечер, когда я буквально приползал домой, Релли делала мне горячие ванны с какими-то пряно пахнущими настоями. Настои снимали боль, но ровно до тех пор, пока я безвольной тряпкой лежал в воде. Стоило мне только встать на ноги, как боль вгрызалась в меня с новой силой. Вечерняя звезда ахала и охала, растирала меня мазями, но как вы сами прекрасно понимаете, растирания эти всегда заканчивались одинаково. Что значит, чем? Пением романсов дуэтом, блин! И можете мне поверить, на это наиприятнейшее дело силы у меня всегда находились. А потом я проваливался в глубокий сон, чтобы утром, едва успев позавтракать, снова отправиться на тренировочную поляну. Я уже буквально дни считал до этого проклятого Поединка силы, сколько же можно так над собой измываться! Тар больше не появлялся, но я точно знал, что мои тренировки не проходят даром. Я креп физически и, что особенно важно, крепла моя связь с волком. Я стал лучше различать запахи и звуки, лучше стал видеть в темноте, а то ушастое недоразумение, которое выскакивало у меня, когда я выпускал своего зверя, заметно округлилось и заматерело. Хотя и не перестало быть ушастым недоразумением. Что поделать, у Тара весьма специфическое чувство юмора. За день до Поединка силы ко мне опять пришли эти три облезлые дохи во главе с вождём племени и официально повторили вызов на Поединок. Интересно, это было сделано на случай склероза у меня или глухоты и непроходимой тупости вождя? Я точно знал, что в племени каждый был неоднократно оповещён о том, что у меня будет Поединок силы аж с тремя оборотнями, до этого мирное и дружное племя моментально раскололось на два враждующих лагеря: за меня и против. Драконий помёт, мне только революции для полного счастья не хватало! Приехал, называется, с родственниками пары познакомиться. Только бы родители не узнали, как «весело» мы тут время проводили. Надо будет Релли потом сказать, чтобы она не проболталась о наших приключениях, а то отец точно выпорет. Он мне ещё побег в Магическую Академию не простил.

– Так ты принимаешь вызов наших воинов?! – рыкнул донельзя раздражённый вождь, и я понял, что совершенно выпал из этой «светской» беседы.

Помните, я говорил, что мне опять, теперь уже официально, вызов бросили? Так вот, я погрузился в размышления, не ДО ухода официальной делегации, а прямо во время этих вычурных фраз, от которых меня со страшной силой клонило в сон.

– Принимаю, – кивнул я головой, мужественно подавив зевок.

Старик вождь, приходящийся, как оказалось, дедушкой моей ненаглядной Звёздочке (что поделать, не всем везёт с родственниками так, как мне) прекрасно понял, что я уже весь иззевался и ухмыльнулся. Мрачно так, недобро, по-звериному.

– Думаешь, у тебя есть шанс победить?!

– Посмотрим, – пожал я плечами и сделал крошечный такой, но весьма выразительный шаг вперёд. Мол, спасибо, гости дорогие, за визит, за ласку, но пора уже и честь знать. И идите-ка вы сами, а то мы не гордые и пинка для ускорения дадим.

Голову готов дать на отсечение, что старый волчара меня прекрасно понял. Опять усмехнулся, глазами блеснул, а затем рукой так величественно взмахнул и рыкнул:

– Да свершится Поединок силы!

Благословил типа. Можно подумать, от решения этой молью и временем побитой шкуры что-то зависит. Ну не разрешил бы он нам подраться, так мы бы в каком-нибудь укромном уголке друг другу шкуры попортили, делов-то! Только как оказалось, вождь ещё не закончил, оставив финальную пакость напоследок, когда все расслабились. Хитёр, старый волк, ох, и хитёр!

– Эту ночь те, кто завтра будет биться на Поединке силы, проводят вне родных домов. Вам запрещено видеться и говорить с кем-либо, чтобы никто ни словом, ни делом не мог вам помочь и хоть как-то повлиять на справедливость Поединка.

Нет, в принципе, требование разумное, только как же это, с Релли не попрощаться, не поцеловать её?! Да и родные у неё очень хорошие, они тоже хотя бы слов благодарности заслужили.

– Идите, – величественно кивнул вождь, – мои люди проводят вас.

При виде норы, куда меня привели, на ум упорно полезли воспоминания о старых казематах, случайно обнаруженных мной в подвалах замка. Как сейчас помню, я провалился в этот осклизлый каменный мешок, пытаясь достать упавший мячик Риски. До сих пор помню тут ужас, который охватил меня, когда я понял, что выхода из этого пропахшего смертью и отчаянием мешка просто нет! Вот и сейчас уловив запах сырости и гниения, у меня по коже мурашки побежали.

– До Поединка ты останешься здесь, – рыкнул один из оборотней, внушительным тычком в спину отправив меня в эту вонючую нору. – И чтоб даже близко никто подходить не смел!

Ха, можно подумать, ко мне прямо делегациями бродить станут! Я с трудом нашёл относительно сухой уголок в этой вонючей норе и сел, обхватив колени руками. На душе стало откровенно паршиво, хоть волком вой. Но не успел я с головой окунуться в жалость к себе, как услышал сдавленный шёпот:

– Принц Авантаринэль, принц!

Кого это ещё тьма ко мне послала? Я приподнял голову, втянул носом воздух и насторожился ещё больше. Запах был мне почти незнаком, но пахло точно оборотнем. Это что, провокация, чтобы я проиграл ещё до начала Поединка? Все сомнения развеял звонкий голосок Релли, прозвучавший совсем рядом:

– Рин, ты где?

А вот это уже очень даже интересно! Я выскочил из норы быстрее, чем вылетает пробка из горлышка игристого вина и шёпотом позвал:

– Релль, я здесь!

Вечерняя звезда всхлипнула и повисла у меня на шее, я еле удержался на ногах.

– Рин, Ринни, – шептала Релли, осыпая меня поцелуями. – Мой герой.

Ага, я-то, конечно, герой, только вот интересно, что она здесь делает? Говорили же, что никому ко мне ходить нельзя!

– Это последнее испытание перед Поединком, – хмыкнул Эвер, легко прокладывая себе путь среди столпившихся на поляне оборотней. – Смотрят, как воин отнесётся к лишениям и разлуке с близкими, заодно проверяют, многие ли захотят нарушить запрет, чтобы поддержать оборотня.

Экспериментаторы, так их разэдак! Кстати, я не понял, а что это за собрание тут у моей норы?

– Мы тут тебе ужин принесли, – Валирра с широкими блестящими прядями цвета своей пары, специально выпущенными из затейливой причёски, с видимым усилием приподняла и придвинула ко мне завязанную цветным полотенцем корзину. Вот интересно, на сколько персон предусмотрела эта трапеза? Ей же армию на марше накормить можно!

– Ишшо подушечку с одеяльцем, – прошамкала старушка, заставшая если не создание мира, то пору Древних магов точно. – Да я лично за внуку поклониться хотела, ты её счастливой сделал.

Я?! Бабуля, вы меня с кем-то путаете, что учитывая ваши годы совсем неудивительно. Видимо, меня основательно перекосило, потому что из толпы торопливо выскочила тощая конопатая девица и с забавной смесью гордости и смущения выпалила:

– Это моя бабуля, она Вас за меня благодарит.

А вот эта рыжуха мне, действительно, знакома. Я ей как-то раз бельё с реки помог нести, да потом ещё до дома провожал, когда она у Релли допоздна засиделась.

– Кинжал вот возьми, – прогудел внушительного вида оборотень, протянув мне блеснувшее в лучах лезвие. – И мою благодарность.

Хм? Я внимательно посмотрел на мужика, пытаясь вспомнить, за что именно он может быть мне благодарен. А-а-а, вспомнил! Релли у его жены роды принимала, а я в этот момент его успокаивал, заодно об обязанностях заботливого отца и мужа упомянул.

– Ты победишь, мальчик, – ещё один оборотень, которого я вытащил из реки, ободряюще мне улыбнулся. – Ты сильный, тебе нужно только принять эту силу.

Ха, принять силу! Легко сказать, да не так-то просто сделать! После разговора со своим волком мне стало легче, но всё равно нет-нет да и скользнёт червячок подозрения: а ну как стану вторым Потрошителем, зверем в человеческом обличье?

– Я мази приготовила, раны заживляющие, – прошептала Релли, крепко прижавшись ко мне. – Ты только выживи, хорошо?

– Не бойся, родная, – прошептал я, нежно целуя свою пару. – Не обойдём так перепрыгнем, не перепрыгнем так снесём!

– Хороший настрой, – кивнул Эвер, – правильный. Удачи тебе, воин!

Я широко улыбнулся, приветливо помахал всем пришедшим благословить меня на Поединок и вернулся в свою нору. Странно, но сейчас она не казалась мне такой уж мерзкой. Я твёрдо знал, что справлюсь. Да и разве может быть иначе, если меня так любят! И ценят. И уважают.

Уже на грани сна и яви мне померещилось, что к норе пришёл ещё один посетитель. Огромные волк, чью серую шубу густо серебрила седина, посидел немного у норы, жадно втягивая воздух мокрым чёрным носом, затем вскочил и, перед тем как исчезнуть во мраке ночи, негромко рыкнул:

– Спасибо за внучку.

Ответить я ему ничего не успел, волк исчез, да и что бы я ему сказал? Слишком мы разные, слишком отличаются наши взгляды на жизнь, чтобы можно было вести мирные ночные философские беседы. Пришёл перед Поединком, и то хорошо.

Утром меня разбудили суровые стражи, при этом один из них упорно делал вид, что вчера не приходил к моей норе вместе с какой-то симпатичной блондиночкой, чтобы пожелать мне удачи. Ну нет так нет, я тоже сделал вид, что ничего не помню и не знаю.

– Следуй за нами, – рыкнул один из оборотней, окинув уважительным взглядом появившиеся в моей норе вещи. – Кинжал возьми.

Я согласно кивнул, привычным жестом засунул кинжал в голенище сапога (ох, как меня всегда ругал отец за эту разбойничью привычку!) и последовал за суровыми воинами на огромную поляну. Интересно, почему я раньше этой поляны никогда не видел, вроде бы обшарил всё поселение вдоль и поперёк? Подумать как следует мне не дали, ловким тычком швырнув на колени перед сидящим в резном кресле стариком.

– Ты можешь отказаться от Поединка, – надменно процедил вождь. – Ты чужак, сможешь покинуть племя.

– Моя пара пойдёт со мной? – деловито уточнил я, желая рассмотреть все возможные варианты.

Старик резко мотнул головой и прокаркал:

– Нет. Арелла станет добычей племени.

То есть, мою ненаглядную Звёздочку, самую лучшую девушку на земле, будут пользовать все, кому не лень, каждый похотливый козёл?! Я резко втянул носом воздух, удерживая моментально озверевшего волка.

– Нет. Арелла моя и будет принадлежать только мне!

В конце фразы я сорвался-таки на оскорбительный рык, но в глазах вождя проскользнуло не вполне ожидаемое недовольство, а нечто удивительно похожее на уважение.

– Тогда пусть свершится Поединок!

Всё, роковая фраза произнесена, обратной дороги нет. Я легко поднялся с колен и внимательно наблюдая за своими противниками, скользнул в огороженный чёрными кожаными шнурами круг. Что меня особенно порадовало, трое оболтусов не спешили принимать волчий облик. Видимо, надеялись завалить меня так. Ха, мальчики, нельзя недооценивать врага, это верный путь к поражению! Дрались трое подонков не особенно ловко, им бы навалиться разом, да попытаться опрокинуть меня, а они каждый сам кулаками махал, словно пьянь в базарный день. Я ловко парировал их удары, в свою очередь щедро угощая их полновесными пинками и оплеухами. Самцы фыркали, рычали, зло отплёвывались, но так и не догадались объединить силы. Может, подсказать болезным?

– Сука! – прохрипел Иварр, сплёвывая с губ кровь и моментально превращаясь в огромного серого зверя, с горящими ненавистью жёлтыми глазами.

Что меня особенно напрягло, так это отсутствие даже проблеска разума в этих звериных глазах. Ой-ой, дело обещает быть горячим, против волка и людей выстоять будет сложнее! Но к моему искреннему удивлению, двое подпевал этого безумца тоже поспешили принять звериный облик. Я не понял, это что, правила такие? Сейчас должны драться волки? А Эвер мне ничего такого не говорил…

– Сражайся так, как тебе удобнее! – услышал я крик Эвера и благодарно моргнул.

Уфф, значит, не правила, просто противнички мои озверели. В прямом смысле слова. Через пару бросков, когда одна из зверюг оцарапала-таки мою руку, я понял, что человеку против хищников не выстоять и немного приуныл. Мрак первородный, и что теперь делать? Волка выпустить? Я представил сухощавого лопоухого волчонка и скривился, при этом едва не пропустил броска, нацеленного мне прямо в горло.

«Стань мной, – прозвучал в моей голове голос волка. – Позволь нам объединиться!»

А, была не была! Я резко выдохнул и принял своего зверя. Целиком и полностью, распахнув перед ним все уголки своего разума и души. Что радует, трансформация прошла быстро и без особых ощущений. Только перед глазами словно поволока проскользнула, а потом мир вспыхнул звуками и запахами, приглушив цвета. Я отчётливо чувствовал пьянящий голову резкий аромат ненависти, приправленный тонкими, палящими кровь, нотками страха. Что, твари, страшно стало?! И правильно, я вас в живых не оставлю, так что готовьтесь сдохнуть. Прыжок! Ещё прыжок! Чужие клыки вхолостую щёлкают рядом с моим плечом, а сам я в это время прокусываю густую шерсть на шее одного из уродов, посмевших бросить мне вызов. Металлический вкус крови кружит голову, я смыкаю клыки, с упоением слыша, как рвутся ткани под ними. Рывок! Грязная тряпка, бывшая некогда полным сил и ненависти самцом, валится на землю, щедро заливая всё вокруг кровью. Я облизнулся и оскалился. М-м-м, как вкусно! Ещё! Хочу ещё крови!!! Двое оставшихся в живых волков взъерошили шерсть и разом прыгнули на меня. Выходит, нужна была смерть одного из них, чтобы эти недоумки поняли, как нужно действовать. Я зло взвыл, почувствовав, как острые, словно бритва, клыки одного из самцов вспороли моё плечо. Запах крови и боль распалили меня, я зарычал и… потерял себя. Звериная ярость, та, что толкала на убийства моего дядю Джека, охватила меня, словно степной пожар одинокое дерево. Я не помню, что и как делал, мне хотелось только одного: убивать. Крушить, рвать, слышать как влажно хрустят кости под клыками, ощущать предсмертный ужас жертвы, осознавшей, что спасения нет. Хлёсткий удар по заду заставил меня взвизгнуть от неожиданности и вернул разум. К сожалению, удар был не один. За ним последовал ещё и ещё. Эй, хватит, хватит, я себя вполне контролирую!

– Сказал выпорю и выпорол! – прозвучал рядом со мной голос, который не только развеял остатки звериной ярости, но и вообще вернул меня в человеческий облик.

Отец?! Светлые силы, он-то что здесь делает?!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю