332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Наталья Мусникова » Вечерняя звезда для Авантюрина (СИ) » Текст книги (страница 13)
Вечерняя звезда для Авантюрина (СИ)
  • Текст добавлен: 2 января 2021, 16:30

Текст книги "Вечерняя звезда для Авантюрина (СИ)"


Автор книги: Наталья Мусникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 16 страниц)

– Понимаешь, женщины любят ушами. В смысле, очень любят, когда им ласковости всякие говорят, нежности, хвалят их, понимаешь?

Эвер медленно, заторможено кивнул и задал ещё один просто потрясающий вопрос:

– А почему Валирра мне ни разу не говорила, что ей нравятся приятные слова?

Зашибись, а я-то это откуда знать должен?! С трудом сдержав комментарии в духе нашего незабвенного конюха, я пожал плечами и предложил:

– Вот это ты у своей супруги и спросишь. Потом, когда она шарахаться от тебя перестанет.

Оборотень кивнул и, легко обернувшись волком, выскочил со двора. Ласковости побежал своей ненаглядной говорить. Светлые силы, если бы я только догадывался, что нас с Релли ждёт впереди! Но будущее не ведомо простым смертным, не очень простым и очень не простым тоже, а потому я был твёрдо убеждён, что дальше этот здоровенный оборотень справится сам. И мне не придётся его консультировать по совсем уж интимным вопросам из серии, как вести себя в постели с женщиной, чтобы она пылала от страсти, а не чувствовала себя жертвой беспощадного насильника. Да, лично со мной подобный вопрос обсуждался, даже на практике отрабатывался. Когда мы с Рейганом, а разница у нас, напомню, всего два года, стали видеть очень яркие и насыщенные сны, результат которых был ощутимо заметен в районе паха, отец привёл нас в салон мадам Боманро. Салон этот пользовался бешенной популярностью, попасть в него была высшая честь, причём как для мужчины, так и для женщины, но для королевской семьи, сами понимаете, ничего невозможного не было. Честно говоря, лично меня салон не вдохновил. Красиво, чисто, светло, как в нашем замке, что эльфы создавали. Кавалеры и дамы, тоже очень привлекательные и респектабельные, сразу чувствуется, что случайных людей здесь нет и быть не может. Светский раут в замке, одним словом. Короче, я настроился поскучать, забился на широкий подоконник и стал баловаться со своим волком. У Рейгана внутреннего зверя не было, играть не с кем, поэтому он подобрал книгу, оставленную кем-то из гостей на кресле и, сев на подоконник рядом со мной, углубился в чтение. Короче, потом мадам Боманро долго хохотала и говорила, что мы первые посетители салона, которые потянулись не к девушкам, а к книгам. И если, сохраните, первые обольстительницы, все мужчины будут такими, то ей придётся переделать салон в библиотеку. Лично мне эта идея показалась не такой уж плохой и судя по тому, как посветлел Рейган, ему шутка о библиотеке также пришлась по душе. Только это всё-таки была шутка, наше семейство однолюбов является скорее исключением, чем правилом. Отсмеявшись, мадам Боманро повела нас с братом в уютную комнату, где весело, ярко и с наглядными примерами на отлично выполненных рисунках показала, как и что должен делать мужчина с женщиной, чтобы и своё напряжение сбросить, и её не обидеть. После теории, естественно, была практика. Мадам привела к нам пять симпатичных девушек и предложила выбрать себе, как она изящно выразилась, наставницу в делах любви. Да, до того момента у меня были совершенно иные представления о наставницах, поэтому пару минут я недоумённо таращился на красивых длинноволосых прелестниц с фигурами, способными совратить даже мертвеца. Рейган быстро определился, а вот у меня с выбором возникла серьёзная проблема, так как мой волк категорически не желал видеть ни в одной из них самку. Плюнув в конце концов на несговорчивого зверя, я решительно ткнул пальцем в блондиночку, у которой на щеках были обворожительные ямочки. Дальнейшее описывать не стану, скажу только, что возвращались домой мы с братом уже мужчинами. Да и потом заглядывали в заведение мадам Боманро, правда не только для того, чтобы сбросить накопившееся желание, сколько чтобы поболтать с интересными и весёлыми девчонками. Я даже на свадьбе у одной из них был, причём до этого помогал влюблённым объясниться и даже организовал встречу с его родителями! Короче, теоретический и практический опыт любовных утех у меня есть, но я как-то морально не готов становиться наставником в этом очень деликатном вопросе. Тем более оборотню, который в случае чего может и глотку перегрызть.

Глава 4

Эвер шёл домой и занимался непривычным, более того, постыдным для оборотня делом: он мечтал. В радужных мечтах видел он большие, сияющие счастьем и восторгом глаза своей пары, слышал её звонкий смех, ощущал нежное прикосновение рук. Эвер знал, истово верил, что теперь всё именно так и будет. Он будет говорить Валирре нежности, а та в ответ полюбит его горячо и пылко, признает своей парой. Прародитель воин, восставший против некромантов и за то получивший вторую волчью ипостась, как же всё-таки хорошо, что в племя приехал этот странный мальчишка, способный отделять от себя свою волчью сущность! Теперь всё будет хорошо, обязательно будет! Эвер расплылся в широкой улыбке, отчего шедшая ему навстречу конопатая девчушка испуганно шарахнулась в сторону, судорожно стискивая ноги. Дурочка, не нужна она ему, у него же Валирра, Серебристая луна, есть!

Оборотень вихрем влетел в дом и застыл, с немым обожанием глядя на застывшую перед ним мраморной статуей женщину. Проклятые слова, заготовленные за время пути нежности, встали в горле комом, не решаясь сорваться с языка. Серебристая луна испуганно смотрела на стоящего перед ней самца, не понимая, что ему от неё нужно. Неужели он жаждет обладать ею?! Праматерь волчица, только не это!!! Валирра судорожно сглотнула и сделала маленький шажок назад, не отступая, но уже обозначая отступление. И на это желание отступить, приправленное пьянящей, горьковатой волной страха, моментально среагировал волк. Эвер глухо зарычал, глаза его вспыхнули жёлтым, он звериным рывком метнулся к Серебристой луне и повалил её на пол, отросшими когтями в лоскуты изодрав одежду. Валирра закрыла глаза, пробуждая разум волчицы. Пусть хотя бы волчица получит удовольствие, если сама она от происходящего не испытывает ничего, кроме боли и унижения. Но после, когда стихли судороги наслаждения, и Эвер откатился на бок, властно прижимая к себе свою самку, случилось нечто невероятное.

– Спасибо, – прозвучал в тишине дома хриплый голос оборотня. – Ты желанней всех для меня.

Валирра вздрогнула, словно её хлестнули раскалённой плетью, приподнялась на локте, недоверчиво всматриваясь в лицо своего самца:

– Что?

– С ума от тебя схожу, – усмехнулся Эвер, пожирая Серебристую луну жадным взглядом. – Хочу тебя постоянно.

Женщина замерла, не веря собственным ушам. Светлая луна, указующая путь, что вообще происходит? Никогда, ни разу за всё время, что она была самкой этого сурового и жёсткого почти до жестокости оборотня, он не говорил ей ничего подобного! В первые дни совместной жизни вообще почти не разговаривал, рычал только от страсти или, чаще всего, от раздражения. А сейчас…

– Ты болен? Тебе плохо? – Серебристая луна встревожено принюхалась, пытаясь понять, какая неведомая хворь сразила её самца.

– Болен и уже давно, – от зазвучавших в голосе Эвера глубоких вибрирующих ноток что-то томительно-сладко отозвалось в душе Валирры. Или это был страх за его жизнь?

– Тобой, – Эвер опять навис над Серебристой луной, прошептал, обжигая горячим дыханием. – Я хочу, чтобы ты стала моей парой. Полноценной парой. Хочу волчат от тебя. Прими меня, стань моей парой!

Последнее прозвучало уже привычным приказом и немного привело Валирру в чувство. Праматерь волчица, что происходит?! Уж не сон ли ей снится? Но нет, жар и тяжесть мужского тела реальны, да и то, что упирается в низ живота, очень даже ощутимо. Но что ей делать, как быть? Стать его парой? Нет, страшно, не таким она представляла в наивных девичьих мечтах своего героя, с которым надеялась создать пару. Отказать? Тогда точно убьёт, или, что ещё хуже, отдаст на потеху соплеменникам, такие случаи бывали.

– Я… Позволь мне подумать, – пролепетала Серебристая луна и сама поморщилась, таким жалким и дрожащим прозвучал её голос.

– Думай, – сверкнул глазами Эвер и ловко перевернул женщину на спину. – А это чтобы думалось быстрее.

В этот раз отстраниться волчьим разумом Валирра не смогла, да и не стала, отчаянно ища выход из создавшейся ситуации. Резкие толчки, жар и тяжесть навалившегося сверху мужского тела конечно отвлекали, но не настолько, чтобы с ними нельзя было смириться. И вообще, Серебристая луна уже привыкла терпеть. Терпеть боль от резкого вторжения, Эвер никогда не ласкал свою самку, считая это напрасной тратой времени, терпеть его жёсткость и категоричность, терпеть насмешливо-жалостные взгляды соседей, мол, что это ты, милочка, до сих пор волчат не завела? Вся жизнь самки построена на терпении. И ещё, пожалуй, боли. Только Вечерней звезде каким-то невероятным образом повезло обрести истинную пару. Счастливица она, Арелла, Релли… Точно, Релли, вот кто поможет! Нужно с ней посоветоваться! Валирра едва дождалась того момента, когда Эвер поднялся с неё, по привычке наградив звучным шлепком по ягодице (от этих шлепков у самки регулярно появлялись синяки, но сама Серебристая луна не жаловалась, а Эвер на такую мелочь внимания не обращал). Довольный самец направился в кухню, с целью восполнить потраченные на самку силы, а Валирра села, незаметно поморщившись от боли и осторожно спросила:

– А можно я к Вечерней звезде схожу?

– Сходи, – прочавкал Эвер, выйдя к Серебристой луне с огромным куском истекающего жиром мяса. – Можешь к нам в гости пригласить. Если захочешь, даже с её парой.

Валирра замерла, в очередной раз отказываясь верить своим ушам. Эвер предлагает ей пригласить в дом чужого самца?! И говорит спокойно, ни капли не ревнуя и не раздражаясь? И этот тот самый Эвер, который впадал в неукротимую ярость всякий раз, как Серебристая луна собиралась навестить своего отца?!

– Дорогой, с тобой точно всё в порядке? – осторожно спросила Валирра, лихорадочно вспоминая, где можно найти приличного целителя. Норда-то, упокойте покровители эльфийского племени, уж пять лет как голодная рысь разорвала. Дособирал травки в открывающем душу одиночестве.

– Рин сказал, что женщины любят ушами. Ну, нежности там всякие, ласковости, эти, как их, ком-пли-мен-ты, – смущённо глядя в пол буркнул Эвер.

Валирра почувствовала просто непреодолимое желание сесть. Это что же такое получается, её суровый Эвер, прозванный в племени Неумолимая смерть, ходил к принцу Авантаринэлю за советом?! Праматерь волчица, а она этого не видела!

– Ты так ради меня стараешься? – недоверчиво, боясь поверить, уточнила Серебристая луна.

– А для кого ещё-то? – буркнул Эвер и поспешно скрылся на кухне. Большое количество произнесённых нежностей срочно нужно было запить. И желательно, чем-нибудь кислым.

– Я быстро! – выпалила Валирра и выскочила за дверь с таким чувством, словно внезапно обрела способность летать.

***

Вечерняя звезда. Этот день я решила посвятить сбору целебных трав и изготовлению отваров и эликсиров, а вот завтра обязательно начну практиковать целительство. Поймите меня правильно, я прекрасно понимала, что самцы ко мне за исцелением не пойдут, но соплеменницам своим я обязана помочь! Признаюсь, я опасалась, что Рин будет против моих планов, но мой любимый не только поддержал меня, но даже предложил помочь. Напомните, я говорила, что обожаю его?

После завтрака мы загрузились всевозможными горшочками, туесками и мешочками и отправились в лес. Я попросила Рина собрать в туесок земляники, ягоды не только чрезвычайно полезной, но ещё и вкусной, а сама занялась сбором Люмбрии синекорней, травы целебной, которую очень часто путают с Корней синей, смертельно опасной, служащей для закалки металла. Сбор трав меня всегда успокаивал, я даже не заметила, как начала негромко мурлыкать какой-то незамысловатый мотивчик. Авантюрин моё мурлыканье услышал и подхватил, вскоре мы уже громко, пусть и отчаянно фальшивя, распевали песни из популярной в столице оперы «Страсть и любовь». Я была совершенно, абсолютно счастливо: тепло грело солнышко, чарующе щекотали нос лесные ароматы, а самое главное, со мной был мой любимый мужчина. Мой Авантюрин, моя ПАРА.

– А, вот вы где! – выскочила на поляну запыхавшаяся Валирра. – А я сначала подумала, что случилось что-то страшное, раз вы так голосите.

– Мы пели, – Рин белозубо улыбнулся и не утерпел, с любопытством уточнил. – А что, в племени петь не принято?

Валирра удивлённо посмотрела на меня и пожала плечами, я, признаюсь, тоже растерялась. А ведь действительно, петь в нашем племени не принято, только выть на луну, в волчьем облике. А я ведь раньше и не замечала всех этих ограничений и запретов, воспринимала их как нечто обыденное и естественное. Только благодаря Рину я начала понимать, насколько на самом деле широк и разнообразен мир. Спасибо тебе, любый мой, за то что помог увидеть и понять.

– Релль, я, собственно, чего пришла-то, – Серебристая луна смутилась и старательно колупала землю носком башмачка, словно клад искала или червей для рыбалки решила накопать. – Мне Эвер нежности стал говорить.

Эвер и нежности?! Я честно попыталась представить эту картину, но не смогла, воображение спасовало. Волчица вообще вниз стекла, в глубоком шоке.

– С чего вдруг? – выдохнула я, лихорадочно вспоминая, когда я последний раз видела самца подруги. Вроде бы, вчера и выглядел он вполне прилично, никакого недуга я не заметила. На проклятие что ли нарвался?

– Он к твоему Авантюрину ходил, с ним беседовал.

Всё, мой шок достиг максимума, я реально почувствовала, как у меня глаза на лоб лезут.

– Да приходил, – беззаботно подтвердил Рин, ловко срывая земляничины с ближайшего кустика. – Понимаете, девчат, Эвер страстно влюблён в свою супругу, а как сделать её счастливой, не знает.

– Эвер меня любит?! – ахнула Валирра, прижимая ладошки к пылающим от бурных эмоций щекам. – Но это невозможно!

– Почему? – искренне удивился и даже немного обиделся (взыграла мужская солидарность, не иначе) Рин. – Мужчины умеют любить ничуть не хуже женщин, нам просто сложнее чувства свои выражать, только и всего.

Уж кто бы говорил про трудности в выражении чувств, только не Авантюрин! Мой ненаглядный не стыдится показать смущение или страсть, может даже признать собственные ошибки, правда очень и очень неохотно. А вообще Рин, конечно же, прав. Мужчин воспитывают сильными и смелыми воинами, машинами для убийств, не знающими ни страха, ни сомнений, ни нежности. И в семейной жизни это неизбежно приводит к проблемам. Даже мой отец, уж на что мягкий и добрый, с точки зрения оборотней, разумеется, а и то стороннему человеку может показаться безжалостным и бессердечным.

– Релль, – затеребила меня Серебристая луна, – Релль, мне теперь что делать-то?

– А что тут делать? – пожал плечами Рин. – Если любишь его, ответь взаимностью, а если не любишь, тогда так и скажи. Как говорится, лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

– А если я не знаю? – блестящие синие глаза Валирры наполнились слезами, став ещё огромнее и прекраснее.

– Как это?! – искренне опешил Авантюрин.

Эх, мужчины! Всё-то у вас просто и понятно, всё-то с доводами разума и правилами хорошего тона согласовано, под одну линеечку подрезано и в чёткие цвета раскрашено! А у нас женщин каждый пунктик по сорок подпунктиков имеет, каждый цвет на пятьдесят оттенков дробится, каждая тропинка ветвится, словно старое дерево в саду!

– Рин, у нас так иногда бывает, – мягко принялась объяснять я, поскольку Валирра опять начала землю башмачком ковырять, мечтая себе убежище выкопать, не иначе. – Мы не можем разобраться в собственных чувствах.

– В голове сто дураков и каждый руководит по-своему?

Вот честное слово, не хотела я в него ничем кидаться! И уж точно не мешочком, в который травы собирала! Просто, так получилось, тело включилось раньше головы. Мешочек Рин перехватил в воздухе, шаловливо блеснул глазами и с демонстративно покаянным видом произнёс:

– Прости, никаких дураков у вас в голове нет и быть не может.

Вот что ему мешало остановиться на этой чрезвычайно вежливой и благоразумной фразе?! Так нет же, это чудо золотистое, увидев, что я успокоилась и даже нежно ему улыбнулась, с воистину невинной улыбкой закончил:

– Вы же женщины, а значит, в вашей голове сидят дурочки. И точного их количества даже вы сами не знаете.

Всё, пупсик, ты нарвался! Я глухо зарычала, моментально обернулась волчицей и стала медленно приближаться к этому самодовольному гаду, посмевшему меня оскорбить. Рин понял, что дело плохо, сосредоточился, но вместо того, чтобы слиться со своей звериной сущностью, выпустил волчонка. Результат был вполне ожидаем и предсказуем. При виде этого тощенького ушастого недоразумения сработал материнский инстинкт не только у меня, но и у Валирры. Серебристая луна восторженно пискнула и резво подхватила ушастика на руки, а я подошла к Рину и лизнула его руку.

– Прости, малышка, – прошептал Авантюрин, почёсывая меня между ушек, – не хотел тебя обидеть.

Вот как на этого паразита сердиться, а?! Я вздохнула, встряхнулась и снова приняла человеческий облик.

– Лир, если Эвер действительно пытается наладить с тобой нормальные отношения, не гони его, – я потёрлась щекой о плечо своего избранника. – Дай ему шанс.

Валирра согласно кивнула и опустила на землю пригревшегося волчонка. Волчонок недовольно вякнул, наморщил носик, а потом деловито потрусил куда-то в лес. Я встревожено посмотрела на Рина, но тот только беспечно махнул рукой, поцеловал меня в висок и сказал:

– Не переживай, никто это чудо ушастое не обидит. На таких как он даже у чёрных некромантов рука не поднимется.

Я согласно кивнула. И то правда, этот малыш не соперник взрослым самцам, а значит, бояться ему нечего, пусть погуляет, лапки разомнёт.

– Пойду я, – Валирра растянула губы в улыбке. – Меня Эвер ждёт.

– Подожди, – Рин взмахом руки остановил мою подружку и пристально посмотрел ей в глаза. – А помимо нежных слов Эвер ещё что-нибудь говорит? Или, может, делает?

– А что он ещё может делать? – искренне удивилась Валирра.

Я тоже посмотрела на Авантюрина с удивлением, о чём это он?

– Поцелуи, объятия, ласки, – терпеливо и мягко, словно учитель нерадивому ученику перечислил Рин.

Ну да, всё правильно, помимо духовной стороны любви есть ещё и физическая. И если душа никак не может понять, чего она хочет, на помощь ей приходят желания тела. Разумно. Только вот Валирра так искренне изумилась, что мы с Авантюрином сразу поняли: ни о каких ласках она даже не слышала до этого момента. Праматерь волчица, как же суровы наши законы! Мы занимаем в племени положение красивых вещей, выгодного товара для обмена да ещё сосудов для производства детей! Самки, переходное состояние между животным и вещью, лишенные желаний, чувств и даже собственной воли, целиком и полностью подчинённые собственным хозяевам. Как же это несправедливо!

«Если бы не Рин, ты бы считала, что всё это в порядке вещей, – негромко хмыкнула волчица. – Хотя нет, ты всегда была бунтаркой и знала, что это неправильно. Но без Рина тебя бы или сломали, или убили. Тебе крупно повезло, девочка, цени своего мужчину».

«Ценю! – пылко заверила я свою волчицу. – Очень-очень!»

И знаете, я ни капли не лукавила.

– Валирра, если Вас не затруднит, передайте своему супругу, что мне бы очень хотелось с ним побеседовать, – Рин из легкомысленного мальчишки моментально превратился в изысканно-вежливого принца.

– Передам, – прошелестела Серебристая луна и бесшумно растворилась в лесной чаще.

– Зачем тебе Эвер? – удивилась я, но вместо внятного ответа услышала совсем уж невероятное:

– Релль, у тебя с собой какой-нибудь любовный роман есть?

Сказать, что я была удивлена, значит скромно промолчать. Я точно знаю, что Авантюрин читать предпочитает или детективы, или приключенческие романы, в крайнем случае может скоротать вечер в компании какой-нибудь исторической хроники. К любовным романам Рин относится со снисходительным смирением, как к проказам Риски. Мол, если это приносит кому-то радость, то почему бы и нет? Сам же книги данного жанра читает очень и очень редко, только если под рукой совсем ничего не окажется, зато терпеливо выслушивает бурные обсуждения очередного прочитанного романа своей матерью и Розой, поэтому всегда в теме новинок любовной прозы.

– А тебе зачем? – не смогла не спросить я. В конце-то концов, интересно же!

– Раз спрашиваешь, значит, есть. Дашь на время? Вполне возможно, что назад книга не вернётся.

Ещё интереснее. Он книгой что, камин чистить собрался или костёр разводить?

– Ри-и-ин, тебе зачем?

– Эверу дам. В качестве научного пособия по искусству плотской любви, – без тени насмешки ответил Рин.

Я нахмурилась и внимательно посмотрела на Авантюрина. Он что, серьёзно? Нет, я точно знаю, что он серьёзно, но… Эвер, читающий любовный роман, чтобы научиться правильно ублажать свою супругу, нет, у меня в голове подобное не укладывалось!

– Релль, – Рин прекрасно прочитал по моему лицу всё, что я думаю по этому поводу и пустился в объяснения, – всем известно, что каждая девица, ладно, пусть будет большинство девиц, к брачному возрасту имеют чёткое представление о том, каким будет её идеальный избранник. Внешность, аура, привычки и даже недостатки, короче, полный портрет, как в службе магического сыска. И сцена знакомства, предложения, брачной церемонии и даже первой брачной ночи также продумана до мелочей. Скажешь, я не прав?

Я подумала и отрицательно покачала головой. Всё правильно, создание пары одно из самых важных событий в жизни женщины, к нему начинают готовиться едва ли не с пелёнок.

– Дальнейший выбор спутника жизни это фактически подгонка реального человека под идеальные стандарты. Если парень нравится, никаких проблем, ему прощают отдельные несоответствия идеалу, а если ни любви, ни даже банальной симпатии нет, более того, девушка даже права выбора была лишена, ты представляешь, какой раздрай у неё в душе?! Она грезит идеальным принцем на белом коне, нежным и романтичным, а её выдают за сурового оборотня, лишний раз даже не улыбающегося ей. Как ты думаешь, сколько времени понадобится бедняжке, чтобы окончательно возненавидеть всё и всех?

Ого! Вот ни за что бы не подумала, что Рин настолько хорошо разбирается в капризной и трепетной женской душе!

– Нам ещё крупно повезло, что Валирра не успела возненавидеть своего мужа и всё племя целиком, сохранила в душе нежность и романтичность. И здорово, что Эвер решил изменить отношение к жене, стать для неё хоть капельку идеальным.

– А при чём тут романы-то любовные? – не утерпела я.

Рин смутился, взъерошил волосы и неохотно ответил:

– Понимаешь, есть несколько способов покорения женщин.

Я насторожилась и буквально впилась взглядом в Авантюрина. Способы покорения женщин есть? Да кто бы сомневался!

– На мужчин всё точно также действует, с небольшими поправками на особенности, хм, скажем так, менталитета, – торопливо добавил Рин и получив от меня ободряющий кивок, тяжело вздохнул и продолжил. – Так вот, есть несколько способов покорения женщины. Самый первый и, с моей точки зрения самый надёжный, приручение души с последующим… Приручением тела. Сначала ты добиваешься любви и доверия своей избранницы, покоряешь её душу, а потом обладаешь телом.

– Как ты и поступил, – кивнула я и расплылась в широкой улыбке. – Очаровал, приручил к себе, а потом подарил шикарную ночь любви!

Рин смущённо хмыкнул, опять взъерошил волосы, устроив на голове форменное воронье гнездо и торопливо продолжил:

– Есть и другой способ: сначала покоряешь себе тело и уже потом, через физические ощущения и ласки подчиняешь душу. В этом случае очень многое зависит от первого раза, какое впечатление у женщины осталось, таковы у мужчины шансы стать её единственным.

– Валирре первый раз точно не понравился, – покачала я головой, вспоминая слова подруги, что это страшное и мерзкое занятие, несущее женщине только боль и стыд.

– Плохо дело, – нахмурился Рин. – Хотя, с другой стороны, Эвер своими нежностями вывел жену из состояния покорного равнодушия.

– И? – поторопила свою пару я. – Особого желания у Валирры к её самцу лично я не уловила.

– А его пока и нет, рано, – успокоил меня Рин и озорно сверкнул глазами. – Но и равнодушия уже тоже нет. А раз так, надо ковать железо, пока горячо. Дама взволнованна, смятена, её можно покорить.

– Как интересно-о-о, – протянула я, чувствуя, как разгорается у меня в груди пламя ревности. – А у Вас, Ваше Высочество, богатый опыт в плане обольщения дам. Откуда, хотелось бы знать?

– Изящному искусству любви нас с братом учила сама мадам Боманро.

Я ошеломлённо рыкнула. О мадам Боманро и её салоне ходили слухи даже в нашем племени. Говорили, что эта женщина земное воплощение самой богини любви и красоты, а её салон подобен храму, где творится всякое непотребство во славу этой женщине, простите, богине. Рин моё замешательство прекрасно увидел, понял и скользнув ко мне, заключил меня в крепкие объятия, щекотно прошептав в ушко:

– Релль, ты для меня одна-единственная, никто другой мне не нужен.

– А как же мама и сестрёнки?

Да знаю я, что именно он имел в виду, но не могла я в сладость признания не добавить перчика сарказма, уж больно уязвимой я с ним становлюсь!

– Вредина, – усмехнулся Рин, нежно целуя мою шею. – Моя любимая, прекрасная, желанная вредина. Обожаю тебя…

Я охотно откликалась на ласки любимого, всем сердцем повторяя его слова:

– Любимый… Прекрасный… Желанный… Обожаю тебя!!!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю