290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Зарождение тьмы (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Зарождение тьмы (ЛП)
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 16:32

Текст книги "Зарождение тьмы (ЛП)"


Автор книги: Дайан Дюваль






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

Дайан Дюваль
Зарождение тьмы

Глава 1

В предрассветной тишине раздался пронзительный вопль.

Сара Бингем, чувствуя, как волоски на затылке встали дыбом, осмотрела окружающую лужайку. Небо из черного превратилось в угольно-серое, предвещая рассвет, который вряд ли хоть как-то смягчит мрачную атмосферу. За девять месяцев в Северной Каролине Сара слышала жуткие крики животных, но этот напоминал человеческий.

Не может быть. Она жила в совершенной глухомани, без соседей.

Стараясь избавиться от тревоги, Сара вонзила лопату в грунт, перевернула пласт почвы и повторила все с начала. В конечном счете усилия увенчаются успехом, и на этом месте появится запланированный огород. Пока труженица пыталась перекопать высохшую землю, от ужасной жары, которой она надеялась избежать, начав работать спозаранку, на коже выступили мерцающие капельки пота.

О да. Несколько часов такой бурной деятельности – и Сара точно впадет в спячку от усталости. Катись к чертям, бессонница! Весенний семестр подошел к концу, ученики разъехались, и сегодня мисс Бингем кровь из носу, но заснет.

Вдруг воздух прорезали громкое рычание и рев, сопровождаемые треском, ударами и шумом ломающихся веток.

Испугавшись до жути, Сара схватилась за деревянный черенок лопаты и, вытаращив глаза, уставилась на густой подлесок.

Листва закачалась и посыпалась на землю. Сердечко садовницы яростно застучало о ребра.

Вот хрень! Неужели в Северной Каролине водятся медведи?

Какая-то черная фигура пронеслась среди деревьев, раскидывая в стороны листья и сломанные ветви. Это нечто двигалось прямо на Сару с такой скоростью, что та не успела толком ничего разглядеть.

В панике она не могла издать ни звука и просто выронила лопату, и подняла руки, прикрывая голову и шею.

Что-то тяжелое врезалось в левый бок, выбив почву из-под ног, так что несчастная отлетела в сторону на два с лишним метра и со всей силы приземлилась на спину, раскинув руки и ободрав ладони о сухую землю.

Рукав рубашки порван, локоть поцарапан, ребра болезненно пульсируют.

Перекатившись на живот, Сара подняла голову и в панике осмотрелась. Чем бы ни было свалившее ее существо, оно уже скрылось среди деревьев, растущих на краю поляны.

Над лужайкой повисла тишина.

Пострадавшая, морщась от боли, прижала руку к ноющему боку и с трудом поднялась на ноги.

И тут рычание и звуки борьбы возобновились, только теперь стали еще громче.

Почувствовав, как адреналин пробежал по венам, лишая дыхания и ускоряя пульс, Сара дрожащими руками схватила лопату и перевернула ее штыком вверх, взявшись за рукоять на манер бейсболиста.

«Черт знает, что это за тварь, но если она вернется, то точно получит по первое число!»

Неподалеку послышался запыхавшийся голос:

– Куда они делись?

Мисс Бингем подпрыгнула и посмотрела на деревья, обрамлявшие луг справа.

– Туда! Прямо! Не потеряй их!

Две фигуры, казавшиеся простыми тенями посреди густого черного кустарника, двигались на всех парах в том же направлении, что и… существо. Сара видела незнакомцев всего несколько секунд, прежде чем лесок снова их поглотил. Но преследователи, похоже, не заметили свидетельницу. Наверное, одежда – зеленая рубашка с длинными рукавами поверх черного топика и черных спортивных штанов – позволяла ей слиться с туманным пейзажем.

Рычание прекратилось. Звук ударов тоже затих.

Сара осторожно сделала шаг назад. Потом еще один.

– Ай, черт! Меня, кажется, сейчас стошнит! – выпалил первый голос.

– Возьми себя в руки, слабак!

Что, черт побери, происходит? Неужели эти парни охотятся на медведя?

Ведь это медведь, да?

– Разве ты его не убьешь? – спросил второй неизвестный.

– Пусть солнце его прикончит, – презрительно ответил новый, низкий и полный злорадства голос.

– А что делать нам? – пожелал узнать «номер два».

– Оставайтесь с ним до конца, затем принесите мне останки, – дал указания третий с мягким британским акцентом.

Продолжая продвигаться к зарослям, отделявшим лужайку от ее заднего двора, Сара старалась действовать как можно тише. Любой звук мог выдать ее присутствие.

Кому там полагается звонить по поводу плохого обращения с четвероногими? Девять-один-один? В службу надзора за животными?

– Он ушел? – с тревогой поинтересовался первый.

– Да, – подтвердил второй.

– Ты уверен?

– Да, да. Ушел. Испарился.

– Чувак! Это просто потрясающе, я такого в жизни не видел!

– А я те чо говорил?

Разве потенциальные серийные убийцы не начинают свое становление с издевательств над братьями нашими меньшими?

– Эй, что ты делаешь? – вопросил «номер один».

– Срезаю его одежду.

Сара замерла, кровь в ее жилах заледенела. Одежду?!

– Чувак, ты ведешь себя, как гей.

– Никакой я не гей, кретин. Хочу увидеть, что с ним сделает солнце.

– О. Круто.

– Возьми его ботинки.

Человек? Возможно, речь о ком-то другом, не о том существе, что сбило Сару с ног. Оно не могло быть человеком. Оно рычало и неслось по лужайке с нереальной скоростью.

Но, похоже, что жертва этих неизвестных – мужчина, а не зверь.

И, кажется, они с ним еще не закончили.

Развернувшись, невольная свидетельница злодеяния сделала три проворных шага в сторону дома, чтобы позвонить в службу спасения.

– Эй, Бобби, ты прежде всаживал в кого-нибудь нож? – осведомился второй.

Сара застыла.

– Нет.

– Глянь на это.

Удар.

И хриплый стон.

– Чувак!

Проклятье! Развернувшись, Сара прошла по лужайке так быстро и тихо, как только могла. Саднящими руками она все еще сжимала черенок лопаты. Кожа блестела от пота, во рту стоял горький привкус страха, но Сара все равно шагнула под сень деревьев и, крадучись, двинулась вглубь леса.

Это безумие. Настоящее безумие!

Она всего лишь учительница музыки, а не офицер полиции!

Но полицейские не успеют сюда добраться – слишком далеко от города…

– Хочешь попробовать сам?

– Разве они не разозлятся, если мы его порежем?

– Нет, если он все еще будет дышать, когда начнет поджариваться на солнце. Но даже если подохнет раньше – кому какая разница? Откуда они узнают?

Деревья росли не так плотно, как Сара думала. Через несколько шагов она уже оказалась на краю рощицы (если повезет, то ветки ее все-таки прикроют), с тревогой глядя на соседний лужок.

И почуяла зловонный запах немытого тела.

На поляне находилось трое неизвестных. Один – чье лицо Сара не могла рассмотреть – лежал, прижавшись спиной к земле, и, похоже, был абсолютно голым. Его раскинутые в стороны руки привязали к чему-то скрытому густой травой, а лодыжки стянули вместе… веревкой? Обзор закрывали сорняки. Но ноги пленника тоже что-то удерживало, иначе он бы не напрягался и не потягивался без остановки.

На бедрах жертвы, задом к Саре, сидел блондин в потертых джинсах и желтой футболке. А рядом с ним вполоборота стоял второй – шатен – и пялился на раздетого беднягу.

Судя по внешнему виду преступников, им было лет по двадцать.

Блондин вдруг поднял обе руки над головой, стискивая пальцами карманный нож, а затем резко опустил.

Удар.

Обнаженный мужчина дернулся и застонал от боли.

Шатен заорал:

– Чувак! Это потрясающе!

Сара, чувствуя тошноту и страх и дрожа как осиновый лист, вышла из-за деревьев, прокралась вперед и замахнулась лопатой.

Блондин посмотрел на сообщника.

– Хочешь ты…

Бац!

Парень в желтой майке завалился на бок, упал и застыл.

Второй злоумышленник в ступоре смотрел на приятеля, затем развернулся к нападавшей… которая как раз в очередной раз занесла свое нестандартное оружие.

Бац!

Прямо между глаз.

– Оой!

Угу.

Оступившись, бандит отпрянул, грубо выругался, несколько раз моргнул и нахмурился.

Бац!

Этот удар его уложил. Белесые глаза закатились, а тело мешком свалилось на землю.

Когда Сара повернулась к голому объекту пыток, ее желудок взбунтовался, и на секунду показалось, что ее сейчас вырвет.

Несчастного и в самом деле скрутили. Толстая грубая веревка, покрытая пятнами крови, обвивала лодыжки, поранив до кости. Металлический колышек в форме буквы Т и шириной примерно с большой палец Сары, забили в грунт между связанными конечностями жертвы, обездвижив и глубоко порезав плоть. Такие же колышки пронзали ладони обеих рук, пришпилив их к дерну.

Будто мучители хотели его распять, но за неимением деревянного креста прибили беднягу к земле.

– Вот хрень! – вырвалось у мисс Бингем.

Помимо всего прочего, пленника успели еще и ножом покромсать: дважды пырнули в живот (спасибо блондину) и оставили глубокие, обильно кровоточащие порезы на мускулистых руках, ногах и груди.

Борясь с тошнотой, Сара посмотрела незнакомцу в лицо.

Чуть за тридцать. Красивый мужчина. Даже несмотря на стиснутые зубы и вызванные болью морщинки, окружившие его рот и глаза. Короткие угольно-черные волосы. Такого же цвета брови. Прямой нос. Проницательные темно-карие глаза, которые заворожили самозваную героиню, пока она с трудом шла к пленнику на негнущихся ногах.

Стиснув зубы, Роланд смотрел, как неизвестная особа опускается возле него на колени и кладет рядом лопату.

Он слышал чьи-то шаги, когда чертов белобрысый гад вонзил в него нож, и посчитал, что это явился еще один из вампирских прислужников. Роланд собрал все оставшиеся силы и приготовился: при следующем замахе он попробует мысленно заставить ублюдка пырнуть самого себя... Но тут парень напрягся и упал, а за его спиной обнаружилась женщина в бейсбольной кепке с Багзом Банни.

Незнакомка, метра полтора ростом и весом килограммов сорок пять, схватила обрывки отброшенной рубашки и прижала к ранам Роланда. Он почувствовал, как сильно ее трясет.

Кто она такая?

Она рисковала своей жизнью, чтобы его спасти. Почему?

– Благодарю, – выдавил Роланд, страдая от усилившейся боли, которую дамочка ненамеренно ему причиняла в попытке перекрыть поток крови.

Спасительница кивнула, глядя ему в лицо вытаращенными карими глазами.

– Мне… мне надо позвонить в службу спасения, – прошептала она дрожащим голосом. – У вас есть мобильник?

– Нет.

Вампиры, заманившие его в ловушку – те, что смогли выжить, – прихватили его телефон.

Незнакомка посмотрела на бесчувственные тела нападавших.

– Может, у кого-то из них есть сотовый. Если нет, я могу сбегать домой, позвонить и вернуться через…

– Времени нет, – перебил он, ощущая быстро приближающийся рассвет. – У меня редкая болезнь, выражающаяся в острой непереносимости света.

Она нахмурилась.

– Это вроде аллергии на яркий свет?

– Да, если я не уйду отсюда до рассвета, теперешняя боль возрастет во сто крат.

Спасительница бросила взгляд на светлеющий горизонт. На ее симпатичном лице читалось беспокойство.

– Прошу, признайтесь, что шутите.

– Я не шучу.

Она заглянула ему в глаза.

– Вы серьезно?

– Совершенно. Я так ослаб, что солнце, вероятно, меня прикончит.

– Но я… то есть… я…вы… Что мне делать?

– Освободите меня.

– Как? У вас в ладонях металлические пики!

– Вытащите их из земли.

Она побледнела.

– Что?

Роланд не мог ее винить за колебания. Он и сам был не в восторге от затеи, но это все равно предпочтительнее смерти под солнцем.

– Умоляю. Я пытался сделать это сам, но не смог.

Добрая самаритянка с ужасом посмотрела на ближайшую к ней пришпиленную кисть.

– Другого выхода нет.

С трудом сглотнув, она быстро передвинулась так, чтобы ее колени оказались по обе стороны от руки узника.

Он стиснул зубы, когда помощница схватилась за колышек, уцепившись пальцами между поврежденной конечностью и горизонтальной планкой. От легкого движения пламя охватило его ладонь и прошло вверх по руке. Роланд считал, что ничем не выдал боли, пока незнакомка не извинилась.

– Простите, мне очень жаль.

Он быстро покачал головой. Даже это причиняло страдание.

– Просто тащите.

Дамочка кивнула и, набравшись храбрости и едва сдерживая рвоту, потянула.

Штырь не поддался.

Сжав губы, она сделала еще одна попытку. «Гвоздь» приподнялся на дюйм, а потом застрял.

Незадачливая спасительница в панике посмотрела на верхушки деревьев, которые уже покрылись золотым сиянием.

– Он вбит слишком глубоко!

– Не сдавайтесь, – подбадривал ее пленник, произнося слова с наигранным спокойствием. В здоровом состоянии Роланд мог бы выдержать краткое пребывание на не таком уж палящем утреннем солнце без последствий. Однако со столькими ранами, что вытягивали из него силы и кровь, текущую в голодную землю под ним, даже недолгое соприкосновение приведет к неизлечимым травмам и, скорее всего, к смерти.

Поджав ноги под себя и сидя на корточках, добровольная помощница снова потянула колышек, на этот раз используя и силу бедренных мышц.

Острая как бритва боль пронзила Роланда, когда державшее его орудие пытки медленно поднялось. Спасаемый помогал по мере сил. Его бицепсы вздувались, когда он тянул вверх, поймав пальцы благодетельницы между верхней поперечной планкой штыря и своей скользкой, покрытой ранами кожей.

Наконец колышек выскользнул из земли. От неожиданности освободительница потеряла равновесие и едва не упала.

Убрав руки, она недоверчиво уставилась на палку, которая так и осталась в пострадавшей ладони. В штуковине, покрытой комьями грязи и корнями, было почти полметра!

Роланд указал на свои ноги.

– Я вытащу другой, если вы займетесь моими лодыжками.

Кивнув, спасительница повернулась к блондину и принялась нервно шарить по траве вокруг него.

Решив, что она ищет нож, пленник подсказал:

– Он возле моего бедра.

Она уставилась на указанное бедро, перевела взгляд на пах, а потом опять на бедро. Бледность сменилась румянцем. Помощница взяла оружие и поспешно занялась путами на ногах Роланда.

Если бы не чертовски сильная боль, он бы улыбнулся. Но вместо этого просто радовался, что у него все еще есть то, чем можно смущать незнакомок. На мгновение, когда блондин срезал его одежду и наклонился над ним с ножом, страж испугался, что нападавший собирается его кастрировать.

Когда нежданная помощница принялась пилить толстую веревку, связывающую его лодыжки, Роланд повернулся торсом к привязанной руке и соединил ладони. Хотя кость, мышцы и сухожилия были повреждены, он заставил пальцы свободной руки взяться за пальцы другой и начал мучительно вытягивать из земли второй колышек.

– Я как-то видела нечто подобное в новостях. Репортаж о детях с такой же болезнью, как у вас. И раз в неделю они собирались в парке после закрытия, чтобы пообщаться и поиграть на площадке в темноте, – напряженно говорила спасительница.

Роланд пытался слушать ее, пока размеренно тянул импровизированный гвоздь из земли. Он не чувствовал себя таким слабым с тех пор… ну, с тех пор, как его обратили свыше девятисот лет назад.

Добрая самаритянка продолжала:

– В машине, по пути туда, детям пришлось надеть защитные костюмы и шлемы, потому что даже фары проносящихся мимо автомобилей могли их ранить. А ваша кожа такая же чувствительная?

– Да, – проворчал Роланд, как только вытащил колышек.

С минуту страж лежал неподвижно, пытаясь заглушить боль. Нож в руках помощницы соскользнул и вонзился в его плоть.

– Извините, – поспешно выпалила она.

Роланд покачал головой. Это не ее вина. Веревка была завязана очень крепко, и он сомневался, что и сам бы смог разрезать путы, не задев себя.

Давление на его лодыжки ослабло, а затем и вовсе исчезло. Дамочка опустила свое орудие и стала тянуть штырь, подняв его настолько, чтобы раненый освободил ноги.

Когда он сел, раны на его животе загорелись.

Роланд затаил дыхание, а незнакомка подошла к нему. Каждые несколько секунд она с тревогой смотрела на горизонт.

Взявшись за палку, пронзающую его ладонь, Роланд дернул.

Помощница вцепилась в его запястье.

– Не надо. Если вы вытащите ее сейчас, то занесете в рану грязь, бактерии, жуков и бог знает что еще. Пусть парамедики позже этим займутся.

Наклонившись, она прижалась лицом к его груди и обхватила руками торс.

Роланд был так удивлен, что лишь через минуту понял, что она пытается поднять его на ноги.

Разумеется, без особого успеха. Он весил раза в два больше незнакомки. Но страж все равно оценил ее старания.

Встав, Роланд почувствовал, как его лодыжки (да и большая часть тела) протестующе заныли. Добрая самаритянка тут же прильнула к его боку и осторожно положила его руку на свои узкие плечи. Макушка незнакомки в кепке едва доставала Роланду до подбородка.

– Вы можете идти?

Он слабо кивнул и позволил подвести себя к деревьям.

Прохладная тень принесла чудесное облегчение горящей коже. Несмотря на спешку, малышка-спасительница старалась защищать его, отводя ветки, которые могли бы задеть раны или зацепиться за колышки в его ладонях. Она даже предупредила об острых сучках и других опасностях на земле, которые могли поранить босые ноги Роланда.

Добравшись с ее помощью до края рощи, он увидел яркий пустой луг перед ними и выругался.

Женщина закусила нижнюю губу и виновато посмотрела на него.

– Я живу по ту сторону деревьев. Пойдем в обход, оставаясь в тени, или напрямик через поляну?

Черт побери. Ему нужно добраться до убежища, прежде чем он упадет лицом в грязь.

– Через поляну.

Спасительница не колебалась и не переспрашивала. Она просто повела его вперед, помогая держаться на ногах, когда он оступался, и понукая, пока они почти не перешли на бег.

– Мне кажется, или вы уже покраснели?

– Нет, не кажется.

Через несколько секунд кожа покроется ожогами.

Они добрались до деревьев, где помощнице опять пришлось отводить агрессивные ветки. По другую сторону зеленой рощицы Роланд заметил очертания небольшого дома с верандой. Деревья на заднем дворе хорошо прикрывали его от солнца.

Так страж скроется от смертоносных лучей по пути к черному ходу.

– Осталось пройти совсем немного, – запыхавшись, проговорила малышка, обхватив спутника рукой за талию. Это ободряющее объятие, как ни странно, доставило ему удовольствие.

Они прошли по траве, поднялись вверх по лестнице и остановились ненадолго на веранде, пока спасительница доставала ключи из кармана рубашки и отпирала замок. Затем они вместе втиснулись в крошечную прачечную и закрыли за собой дверь.

Роланд и незнакомка одновременно вздохнули с облегчением.

– Как вас зовут? – услышал он свой вопрос.

– Сара Бингем. А вас?

– Роланд Уорбрук. Спасибо, что спасли мне жизнь, Сара.

Глава 2

Поддерживая раненого и положив его руку себе на плечи, Сара провела его в маленькую, чистенькую кухню.

– Кто эти парни? Почему они сотворили с вами такое?

Чувствуя, как пол под ногами приятно холодит обожженные ступни, Роланд решил не отвечать, осматривая смежную с кухней гостиную. Средняя по размерам комната делилась на две части. В одной стояли спортивные снаряды: наклонная скамейка для пресса, беговая дорожка, велосипед и многофункциональный тренажер. В другой – черный диван-футон с большими красными и белыми диванными подушками, стеклянный кофейный столик с прекрасно вписывающимся в интерьер музыкальным центром и высокие книжные полки, забитые дисками, кассетами и книгами. В окна, закрытые черными занавесками, не проникал утренний солнечный свет. Роланду понравились современные картины, украшавшие светлые стены. Около дюжины массивных разноцветных растений, стратегически расставленных на черных стойках из кованого железа, придавали теплоту и уют.

Проскользнув мимо гостя в крохотную ванную, хозяйка дома вынесла стопку полотенец и сбросила их все, кроме одного, на матрас. А оставшееся – большое и белое – развернула, подступая к Роланду. Их взгляды встретились, и Сара тут же отвернулась, снова зардевшись. Но все-таки подошла к раненому и на манер саронга обернула ткань вокруг его талии, подогнув концы.

– Спасибо вам.

– Не за что. – Уставившись на пострадавшего с тревогой, Сара осторожно сжала его локоть. – Садитесь.

Роланд позволил довести себя до матраса и устроился на удивительно удобной подушке. Голова стала невыносимо болеть.

– Я позвоню в службу спасения, а потом посмотрим, что можно сделать… – проговорила Сара, отходя от него.

Страж схватил ее за запястье и зашипел от боли в израненной кисти.

Самоотверженная помощница повернула голову.

– Что такое?

– Вам нельзя.

Она нахмурила лоб под козырьком кепки.

– Нельзя что?

– Звонить девять-один-один.

Сара окинула гостя опасливым взглядом и, высвободив руку, отошла.

– Почему? Вас разыскивает полиция?

– Нет.

Черт. Что же сказать? Роланд уже давно не общался с человеком, не считая кассира в продуктовом магазине, поэтому у него не нашлось правдоподобной легенды.

Нельзя же поведать ей правду: мол, он – бессмертный, который охотился за вампиром, и тот заманил его в ловушку. Мисс Бингем решит, что ее новый знакомый сошел с ума.

Однако надо же ей хоть что-нибудь объяснить.

Какую ерунду втюхивал своим друзьям-людям Маркус?

– Я из ЦРУ. Если вы позвоните в службу спасения, то пустите псу под хвост четыре года работы под прикрытием.

– ЦРУ? – переспросила его спасительница недоверчиво.

Уорбрук ее не винил: заявление и правда звучало абсурдно. Как, черт возьми, Маркус впаривал такую фигню?

– Да.

– А почему звонок в службу спасения разрушит ваше прикрытие?

– Люди, пытавшиеся меня убить, считают, что я – торговец оружием на черном рынке, которого ищет ФБР. Если…

– А откуда мне знать, что это не так?

Роланд едва сдержал досадливый стон. Голод и потребность в крови скручивали кишки, а боль от ран впилась когтями, мешая мыслить здраво.

– Если вы спрашиваете, есть ли у меня документ, подтверждающий, что я из ЦРУ, ответ – нет. Я же под прикрытием!

Сара закусила свою полную нижнюю губу.

– Предположим, это правда.

– Ради вашего спокойствия могу позвонить начальнику – он все подтвердит. – Роланд надеялся, что Сет – лидер бессмертных стражей – быстро смекнет, в чем дело, и подыграет. Или, возможно, придумает версию получше. Самому подчиненному не справиться. – Шеф в любом случае пришлет кого-то вытащить меня.

И, без сомнения, воспользуется возможностью снова прочитать ему лекцию, как важно иметь аколита.

Это весьма устаревшее понятие использовалось для обозначения людей, вызвавшихся защищать бессмертных – таких, как Роланд, – в дневное время. Они и другие люди из сети, которую создал Сет, дабы сохранить существование бессмертных, вампиров и одаренных в тайне от остального мира, придумывали убедительные объяснения и предоставляли иную помощь.

Глава стражей требовал от всех своих наличия аколита. Однако Уорбрук наотрез отказался. По этому поводу он не раз ссорился с «начальником», которого ни один здравомыслящий человек не стал бы выводить из себя. Бессменный командир, древнейший из них всех, был настолько силен, что мог выходить на солнце безо всяких последствий. Он обладал непревзойденными остальными способностями, от которых даже у Роланда могли волосы дыбом встать. И вставали. Не раз.

Однако в этом вопросе строптивый «вассал» был совершенно непоколебим. Он готов выполнить все просьбы и приказы Сета, так как многим тому обязан, и если надо, без колебаний умрет за командира. Но пригласить аколита в свой дом и доверять ему?

Ни за что.

Из дюжины бедняг, что за годы командировали к нему в аколиты, все покидали его… охотно… добровольно в течение суток после появления и, сталкиваясь с Уорбруком, едва не мочили штанишки от страха, так что босс уже давно перестал присылать замену.

Впрочем, по этому вопросу они так и не договорились.

Роланд смотрел, как его гостеприимная хозяйка прошла к музыкальному центру и достала черный телефон. Таща за собой кабель, она вернулась и положила аппарат рядом с гостем на матрас.

– Нет мобильника? – поинтересовался Роланд. Кажется, в нынешние времена даже старушенции обзавелись сотовыми.

Сара криво улыбнулась:

– Нет уж, спасибо, не желаю получить опухоль мозга, лучше позабочусь о своем здоровье.

– А телефонные компании уверяют, что их аппараты безопасны.

Собеседница фыркнула.

– А табачные – будто сигареты безвредны. Думаю, я поверю неврологам, которые не получают доход от продаж, и останусь верной стационарным телефонам.

К счастью, бессмертному можно о подобном не волноваться.

Когда страж собирался взять трубку, мисс Бингем его остановила просьбой:

– Установите громкую связь. Я не раз видела в новостях, как преступники, притворившись полицейскими, входили в доверие к жертвам. Мне нужно услышать подтверждение вашим словам.

А вот это усложнит задачу.

Роланд нажал кнопку громкой связи и набрал номер Сета.

В ожидании ответа Сара опустилась рядом с Роландом на колени, стянула кепку и небрежно пригладила красивые локоны цвета темного шоколада, ярко контрастировавшие с белоснежной кожей. Пряди маняще спадали сияющими волнами до талии.

– У вас красивые волосы, – похвалил бессмертный, когда Сара подняла одно из сброшенных полотенец и прижала к ножевым ранам на его животе.

Из трубки послышалось мужественное покашливание.

– Роланд?

Неужели он покраснел, услышав низкий голос своего командира с присущим ему акцентом? Такого не случалось с тех дней, как он был оруженосцем.

– Да.

– Что… ты под кайфом? Ты только что назвал мои волосы красивыми.

Краем глаза Уорбрук увидел, как новая знакомая безуспешно пытается сдержать улыбку.

– Я не с тобой говорю, – пробурчал он.

– Угу. Так что пошло не так?

Недоверчивая особа по соседству наклонилась и прошептала:

– Откуда он знает, что что-то пошло не так?

За него ответил Сет:

– Потому что он звонит мне, лишь когда в отчаянном положении. Кто это с тобой, Роланд?

– Сара, – представилась хозяйка дома.

– Это объясняет незнакомый номер.

– А с кем я говорю? – полюбопытствовала владелица номера.

– С Сетом.

– И какое отношение вы имеете к Роланду?

Это точно ничем хорошим не закончится.

– Полагаю, что меня можно назвать его начальником. А почему вы спрашиваете? – неспешно уточнил Сет.

– Кое-что произошло, – вмешался «подчиненный» прежде, чем Сара успела задать другие вопросы.

– Ясно, – раздался сухой ответ. – Ты ранен?

Страж оглядел себя.

– Да-а-а. Слегка.

Мисс Бингем разинула рот.

– Слегка? – недоверчиво повторила она. – Из твоих рук торчат колышки сантиметров по шестьдесят.

– Вообще-то, скорее, по полметра.

– Роланд, ты в порядке? – спросил патрон с беспокойством.

– В полном.

– Нет, он не в порядке, – возразила Сара. – Ему нужна медицинская помощь, но он запрещает мне позвонить в службу спасения.

Объект ее заботы мысленно передал: «Сет, если ты меня слышишь, то знай: я сказал ей, что работаю агентом ЦРУ под прикрытием, притворяюсь торговцем оружия на черном рынке и не могу позвонить девять-один-один, потому что так испорчу четыре года маскировки». На несколько секунд повисло молчание, пока Роланд ждал, надеясь на ответ.

«Такая жалкая легенда».

С облегчением и изумлением, что Сет в самом деле способен читать его мысли на таком большом расстоянии – этот тип был слишком могущественным! – Роланд отозвался довольно агрессивно: «Ну, это срабатывает у Маркуса».

«Маркус не говорит смертным, что он из ЦРУ, а позволяет им самим приходить к такому выводу».

– Ты доверился этой женщине, Роланд? – вслух осведомился босс.

– Да, именно так. Она спасла мне жизнь.

– Значит, от имени ЦРУ благодарю вас, мэм. Однако я должен попросить вас следовать пожеланиям Роланда. Если вы вызовете скорую, то вмешается полиция, и четыре года работы под прикрытием пойдут псу под хвост.

На ее красивом лице промелькнуло недоверие:

– Разве вы не слышали, что в обеих его ладонях металлические колышки?

– Роланд, поясни.

Тот глубоко вздохнул и поморщился от боли в треснувших ребрах.

– Я следил за потенциальным покупателем, – «вампиром», – и меня заманили в ловушку, где поджидали шестеро его дружков. – «Семь вампиров и двое прислужников-людей. Я уничтожил четверых и серьезно ранил еще двоих, прежде чем они прибили меня к земле и оставили двух подручных сторожить меня до рассвета. Если бы Сара не появилась и не освободила меня, то я бы спекся».

– Ловушка, – задумчиво пробормотал шеф.

– Это было очень хорошо спланированное нападение.

«Слышал, чтобы вампиры так себя вели?»

«Нет, бывает, они путешествуют парами, иногда тройками, но большинство предпочитает одиночество, так как они все в конце концов впадают в безумие».

– Что-то не так, Сет. Не думаю, что это единичный случай. – «Последний вампир взял образец моей крови. Кажется, в этом и заключалась цель атаки. Они знали, что я бессмертный даже до того, как я клюнул на наживку и напал. Как такое возможно?»

«Если бы речь шла о другом бессмертном, я бы подумал, что тот просто был неосторожен. Но мне известно, какой ты параноик и насколько тщательно охраняешь свое личное пространство. То, что слишком много вампиров живут вместе, да еще и вынюхивают, придумывают и планируют нападения, – просто неслыханно».

– Я присоединился бы к тебе и добрался до сути, но не могу, – мрачно сказал Сет. – У меня здесь ситуация, требующая полного моего внимания.

Младший товарищ не удивился. Командир бессмертных стражей часто увязал в деле по уши.

– Без проблем, я сам этим займусь.

– А, привет? – воскликнула Сара. – Вы, ребята, спятили? Вы, Роланд, не сможете ничем заняться, если истечете кровью до смерти на моем диване.

«Как серьезно ты пострадал?»

«Я остановил кровотечение, но раны не заживают. Мне бы не помешала кровь».

«Жаль, что у тебя нет аколита, который мог бы тебе ее доставить».

Уорбрук стиснул зубы.

– Скажи мне телефон Дэвида. Я позвоню и узнаю, не одолжит ли он мне Дарнелла на несколько часов.

Дэвид был их бессмертным соратником, а Дарнелл – его аколитом. И на счастье, они жили всего в часе от дома мисс Бингем.

– Дэвид тебе не поможет. Они с Дарнеллом сейчас со мной в Техасе.

Роланд ошеломленно застыл. Он сам жил несколько веков, а возраст упомянутого «коллеги» исчислялся тысячелетиями. Второй по старшинству бессмертный, Дэвид, наслаждался такими способностями, по силе которые превосходил лишь Сет.

Послать за Дэвидом означало вызвать тяжелую артиллерию.

– Дэвид с тобой?

– Да.

Стараясь управлять своими пальцами, раненый страж поднял трубку и поднес к уху.

Сара было запротестовала, но замолкла, когда он коснулся ее плеча, беззвучно прося потерпеть.

– О какой неприятности идет речь, Сет? Тебе нужна моя помощь?

– Нет, мы с Дэвидом справимся.

– Ты уверен? Я могу отложить текущее дело, доберусь за несколько часов.

– Ценю твое предложение, но лучше оставайся на месте и попытайся что-то узнать.

– Договорились.

Сара поджала губы, вскинула черную бровь и пристально посмотрела на телефон.

Положив трубку на рычаг, Роланд снова включил громкую связь.

Сара не могла поверить, что этот малый только что предложил слетать в Техас на помощь своему начальнику – похоже, они еще и близкие друзья, – когда сидит перед ней, покрытый кровью из ран, от которых кого-то почувствительней могло бы и вывернуть наизнанку.

Вот так верность. Вот так преданность.

Оба эти качества, к сожалению, теперь днем с огнем не сыщешь.

Сара с любопытством посмотрела на своего необычного визитера. Начни он телефонный разговор с «Привет, Сет, окажи мне услугу и скажи этой женщине, что я в самом деле из ЦРУ», то она бы ему не поверила. Но Сет подтвердил статус своего агента под прикрытием, а также время, в течение которого он работал над делом. И все это без намеков от предполагаемого сотрудника, так что для недоверия нет причин.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю