332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анна Бахтиярова » Плутовка под прикрытием (СИ) » Текст книги (страница 17)
Плутовка под прикрытием (СИ)
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 11:00

Текст книги "Плутовка под прикрытием (СИ)"


Автор книги: Анна Бахтиярова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 19 страниц)

Из хрупкого девичьего тела вышла… лиса. Не настоящая. Тень.

Она издала беззвучный рык и ушла сквозь стену на другую сторону.

Из руки Китти что-то выпало, ударившись о половицы.

Я посмотрела вниз и охнула.

На полу лежал пустой шприц.

****

– Могла бы сначала спросить! Меня или Джулию! Ты не имела права принимать решение за всех! НЕ ИМЕЛА ПРАВА!

Джонатан орал, срывая голос, а Китти стояла с непробиваемым лицом.

– Могла бы, да не стала. Ты бы засомневался, а это было единственное верное решение. Теперь твою сестрицу можно хотя бы в доме скорби запереть. Чтоб не вредила себе и другим. Иль в любом другом месте. Но в ЭТОМ мире.

– Где ты вообще взяла препарат?!

– Украла. Хранила для себя. На всякий случай.

У Джонатана дрожали руки от желания схватить волчицу за плечи и основательно встряхнуть. Но он сдерживал гнев. Старался изо всех сил. А я… я не понимала, почему он так злится: из-за Джулии или из-за собственной судьбы. Ведь раз сестричку лишили лисьих способностей, они теперь перейдут к нему. Придется обрасти шерстью.

Неужели, для него это настолько страшное проклятие?!

Я перевела взгляд на Джулию. Она мирно спала на диване, не подозревая пока, как сильно изменилась ее жизнь чужими стараниями. Уснула, едва лисья сущность ее покинула. Силы ушли, и разум отключился. Рядом с диваном на полу сидела тетушка Маргарет и едва слышно мычала под нос незнакомую мелодию. Ее взгляд снова затуманился, будто и не прояснялся. Лисица-шаман выполнила предназначение, когда ее помощь потребовалась близким, а теперь сознание вновь померкло. Возможно, навсегда.

– Я хочу, чтобы ты покинула этот дом, – объявил, тем временем, Джонатан Китти.

Я охнула, а на ее лице не дрогнул ни единый мускул. Она ждала такого исхода.

Может, оно и к лучшему. Сара сказала, дочери лучше держаться подальше от «Пристанища духов». Но должно быть ужасно обидно, когда тебя изгоняют из дома, в котором вырос.

– Уеду утром, – проговорила Китти без выражения.

И не поймешь, что чувствует.

Она пошла прочь, но прежде посмотрела на меня, ища признаки согласия с мужем. Но я подарила ей мягкую улыбку, показывая, что полностью поддерживаю ее решение. Считаю его верным и разумным. Да, Джулию жаль. Как и Клайда. Но разве они хоть кого-то жалели?

– Что будешь делать с сестрой? – спросила я Джонатана.

Он неопределенно пожал плечами, явно не представляя, что мне ответить.

По дому пронесся звон колокольчика.

– Кого еще принесла нелегкая? – проворчал Валентайн и пошел выяснять.

– Надеюсь, это не Аманда, – бросила я и подошла к Джоди, стоявшей у стены (не у кирпичной кладки, а самой обычной), сложив руки на груди. – Тебе бы отдохнуть.

– Лечь спать? – спросила она сердито. – Да мне теперь кошмары сниться будут.

– Перекинься и спи лисой. Так будет легче, поверь. На себе проверила. И не думай о плохом. Та сторона больше не причинит тебе…

– Что у вас тут происходит?!

О, да! Зря я надеялась, что это не Аманда. В гостиную, опередив Валентайна, влетела именно она. Увидела спящую Джулию на диване, сидящую рядом тётю Маргарет и застыла с вытаращенными от страха глазами. И куда девалась вечная непробиваемость?

– Что происходит? – проговорила я небрежным тоном. – Вы бы знали, коли б подходили к телефону, когда говорят, что это срочно. Если вкратце. Джулия похитила Джоди, увела на ту сторону, требовала вернуть Клайда. Но мы вернули мою сестру. Спасибо тётушкиному шаманскому дару, вовремя откликнувшемуся. И, кстати, Джулия больше не пленница замка Рейнхартов.

– Что-о-о? – Аманда попятилась.

– Она свободна, – подтвердила я, глядя на леди мэр яростно. – Но вряд ли хоть когда-то обретет счастье. Потому что ради вызволения ее пришлось лишить лисьего дара. Да-да, Джулия теперь не оборотень. А Клайд… Он по-прежнему не человек. Что будете делать с этим, леди Прейскотт? Вам придется что-то с этим делать. Потому что теперь это ваша проблема.

Я ожидала бури. Упреков. Отказа помогать.

Но Аманда лишь покорно кивнула.

– Ты права. Это моя проблема. И я знаю, как поступить. Пусть это мало кому понравится.

Глава 22. Вновь обращенный

– Хочешь выпустить пар, сходи на пробежку. Или дрова поруби, что ли.

– Мы не отапливаем особняк дровами.

– Тогда… купи боксерскую грушу. Но не выплескивай раздражение на меня или Валентайна. Мы не виноваты, что зверь внутри тебя беснуется.

– Зверь. Черт бы побрал эту звериную сущность!

Язык чесался объявить, что она совсем не зло. И с ней несложно ужиться. Это дело привычки. Но я предпочла закрыть рот. Джонатан и так на взводе. Его не стоит провоцировать.

– Бесит! Как же меня всё бесит! – он ударил кулаком в стену и ушел. Скрылся от меня и от всего на свете. Кроме себя самого, разумеется. От собственной злости не убежишь. Догонит.

Самое мерзкое, я не знала, как облегчить его состояние. Обращение в лиса происходило не по сценарию. У детей-оборотней всё получается естественно. Они меняются по воле природы. Да, сложности имеются. Нужно учиться контролировать перекидки, учиться ходить на четырех лапах, а еще подчинять эмоции, чтобы уши и хвост не вырастали без разрешения. Но Джонатан родился полукровкой и обрел способности во взрослом возрасте. Это накладывало мощный отпечаток.

Со дня, когда Джулия лишилась дара, прошло три недели. Поначалу Джонатан не ощущал перемен и радовался, подозревая, что тётя Маргарет ошиблась, и ему не грозят «лисьи сложности». Я решила, пусть некоторое время поживет в счастливом неведении. Сама-то ни секунды не сомневалась, что это затишье перед бурей. Так и вышло. Зверь начал просыпаться, и теперь Джонатан лез на стену от переполнявших эмоций, с которыми никак не удавалось совладать. Я считала, что и это временно. Однажды супруг обернется лисом, и станет полегче. Зверь внутри успокоится. Вот только когда именно это произойдет, оставалось большим вопросом. Так что мы жили, как на вулкане, почти не покидая «Пристанище духов».

Дни походили один на другой. Утром Джоди уходила в школу, а я помогала Джонатану с делами. Превратилась в ту самую помощницу, которой попала в особняк. На встречи муж не ездил, все вопросы решал по телефону или же приглашал визитеров к себе. Принимал в кабинете, не предлагая даже чая, чтобы те не расслаблялись. Пусть это дом, а не контора, они приглашены исключительно по делу. Вечером, после ужина, мы прогуливались по саду. Лишь трижды за всё время вышли пройтись по кварталу, когда Джонатану хотелось сменить обстановку.

Несмотря на нашу однообразную жизнь, в особняке многое изменилось. Китти уехала, как и приказал Джонатан. Я не знала, жалел ли он о принятом сгоряча решении. Не рисковала спрашивать, чтобы не нарваться на очередную грубость. Злые слова и так сыпались на меня бесконечно. Вместо Китти в «Пристанище духов» появились сразу две служанки. Оборотни из стаи Аманды. Обычные люди категорически не подходили, учитывая наше положение. Одна взяла на себя заботы по дому, другая ухаживала за тётушкой Маргарет, выполняя обязанности горничной лишь в свободное время.

Джулия тоже покинула родной дом. Скорее всего, навсегда. Нет, девушку не закрыли в лечебнице, как предлагала Китти. Её увезла Аманда. В лес.

– Наша стая разделилась на две, – рассказала она нам с Джонатаном в памятный день вызволения Джоди и Джулии с той стороны. – На городскую стаю и лесную. Вторая обитает в глуши, далеко от Огненного, куда не забредают даже самые дотошные охотники. Там целое поселение, где живут лисы, не пожелавшие оставаться в городе. Они, как и мы, умеют скрываться от чужих глаз. Их не найти.

– Думаете, они примут Джулию? – спросила я с сомнением. – Она больше не оборотень.

– Это неважно. Среди них есть и полукровки, не способные оборачиваться, но захотевшие жить среди лисов. Джулия впишется.

– Не уверен, – Джонатан покачал головой. – Она одержима братом Сабрины.

– Так и он поедет, – заверила Аманда. – Я давно подумывала переправить Клайда туда, но понимала, что притяжение лисьей пары вернет его в город. Если поселить их вместе…

– Вместе? Человека и лиса? – вскричала я. – Они же теперь… теперь…

Аманда посмотрела на меня с глубокой печалью.

– Да, теперь они не совсем пара. Но притяжение останется, и рядом друг с другом у них есть шанс обрести покой. Не счастье, а именно покой. В их случае это не самая ужасная развязка, разве не согласны?

Джонатан неуверенно кивнул. Наверное, с его точки зрения, такая судьба казалась приемлемой. И уж точно лучше заточения в потустороннем мертвом замке. Но моё сердце сжималось. Жить рядом, но не быть вместе – это горько. Девушка и ее зверушка, честное слово. С другой стороны, хотя бы не арена, которая грозила Роберту.

Я опасалась, что Джулия взбунтуется, когда узнает о переезде и отсутствии лисьего дара. Однако, проснувшись, она вела себя, как шелковая. Услышала от Аманды, что вместе с ней в лес отправится Клайд, и тут же начала сборы в дорогу. Я косилась на спокойную и покорную судьбе девицу и с трудом верила, что это она украла мою сестру, прокусила руку Валентайну и извивалась на полу, не давая себя скрутить. Быть может, Джулия еще не пришла в себя и не осознала всех последствий произошедшего?

Впрочем, разве это моя проблема?

Главное, что через несколько часов она покинула «Пристанище духов», избавив нас хотя бы от одной головной боли. Потому что хватало и других забот.

Помимо бесконечно злившегося на всё и всех Джонатана мои мысли не покидал Роберт. Я каждый день брала в руки свежую газету или включала телевизор, ожидая дурных новостей. Знала, что на арену этот оборотень ни за что не выйдет. Позволит убить себя. Или сам сотворит непоправимое, лишь бы не превратиться в игрушку. Однако вопреки ожиданиям в истории случился неожиданный поворот. У Роберта нашлись защитники. Самые обычные люди.

Мой бывший хоть и прятался на виду, скрывая лисью сущность, был в своем районе личностью известной. Роберт много работал с детьми. Помог организовать центр детского досуга и вел там занятия в свободное от основной работы в автомастерской время. Учил ребятню работать руками, чинить и мастерить. Его любили. И эта любовь принесла плоды. За Роберта вступились и бывшие ученики, и родители нынешних. Устраивали пикет за пикетом у здания мэрии, требовали отпустить лиса. Давали интервью журналистам, рассказывая, сколько пользы он приносил окружающим и никому не делал зла. Мол, какая разница: оборотень он или нет. Важны поступки.

На удивление пикетчиков поддержали и несколько важных жителей города: артисты, художники, известные телеведущие. Их было немного, но они откликнулись и критиковали идею с цирком. А еще отношение к оборотням в целом.

«Всех под одну гребёнку – это неправильный подход», – писала одна пользующая популярностью журналистка в своей колонке. – «Мы привыкли опасаться оборотней, считая их несдержанными и жестокими. Причины понятны. Виной тому наше общее прошлое, когда оборотни угнетали людей. Но с тех пор многое изменилось. И сейчас угнетаются они, а не мы. История Роберта Глайда наглядно демонстрирует, что каждый случай нужно рассматривать отдельно. Этот лис не просто годами жил среди нас, не доставляя никому проблем ни словом, ни делом. Он приносил пользу. Каждый день. Да, он скрывал сущность и не пожелал от нее избавиться с помощью укола. Но как его винить за это? Ведь лисы – априори запрещенные оборотни. Лисов после инъекции ждет не обычная жизнь, а тюрьма. Без исключений. Почему же мы удивляемся, что они скрываются? Может пора пересмотреть закон о лисах и других запрещенных видах? Как и поголовное лишение дара?

Что до идеи с цирком, вам не кажется, леди и джентльмены, что это варварство? Мы обвиняем оборотней за прошлые зверства. Но чем мы лучше них, если готовы смотреть, как над живым существом издеваются на арене?»

Статья вызвала огромный ажиотаж. Смелые идеи журналистки многим не пришлись по душе. Где это видано, чтобы оборотням сохраняли силы? Однако мысль, что понятие «запрещенные оборотни» пора пересматривать, звучала всё чаще. А вот готовящийся к открытию цирк подвергся жесткой критике. Жители Огненного будто ждали, чтобы кто-то жестко высказался, чтобы присоединиться. Однако о том, что идею горячо поддерживал мэр, все «забыли». Шишки сыпались на голову Оливера Стоуна. А господин Прейскотт предпочел пойти на попятную. Даже сообщил, что в здании, отведенном под цирк для оборотней, откроется новый театр.

Я читала всё это и не верила глазам. Надо же, как оно бывает! Понятное дело, что о реальной свободе для нашего брата речь не велась. Вокруг слишком много тех, кто продолжал считать нас опасными хищниками. Но ситуация сдвинулась с мертвой точки. И это не могло не радовать.

Жаль только, что всё это пока никак не отражалось на судьбе Роберта. Он продолжал оставаться в заключении, как запрещенный оборотень, нарушивший закон.

– Для глобальных перемен требуется время и, вероятно, смена еще одного поколения, – философски заметил Валентайн, застав меня за чтением очередной статьи на тему оборотней. – Главное, общество реагирует на несправедливость. Это немало.

– Знаю, – проговорила я, откладывая газету. – Просто хочется спокойной жизни. Без страха за себя и близких.

– У вас есть шанс на нее, леди Сабрина, – заверил дворецкий. – Вы не одна против всего мира. Ваш супруг – без пяти минут оборотень, занимающий высокий пост. Да и леди Прейскотт не оставит вас всех без присмотра. Конечно, всё это не гарантия стопроцентной безопасности. Но у вас есть немало причин смотреть в будущее с оптимизмом.

– Еще бы обращение Джонатана завершилось поскорее, – прошептала я, не веря, что это случится в ближайшее время. – Он почти не появляется на людях, и недругам это покажется подозрительным.

Под недругами я подразумевала Грейсона, который пока не напоминал о своем существовании. Но я нутром чуяла, что скоро сие изменится.

– Терпение, леди Сабрина, – Валентайн подбадривающе улыбнулся. – Всему своё время. А за друга, что сидит в заточении, не переживайте. Ничего дурного с ним не случится. Если Роберт Глайд погибнет, симпатия в обществе к лисам только возрастет. Последнее, что нужно мэру Прейскотту и остальной верхушке, так это появление мученика.

****

Валентайн оказался прав. Еще неделю спустя Роберта освободили. За «заслуги перед обществом». Объявили, что многолетняя работа с детьми, как и достойное поведение в целом, характеризуют его с положительной стороны. Правда, вышел он из заточения не оборотнем. Ему сделали укол. Против воли, само собой. Еще бы Роберт на такое согласился! Но хотя бы остался жив. И не сгнил в тюрьме, где такие, как мы, хуже любых преступников-людей. В газетах писали, что он вернулся в квартал, где жил годами. В свою прежнюю квартиру. С распростертыми объятиями его там приняли не все. Но в целом возвращение прошло гладко.

– Не беспокойся, с твоим старым приятелем ничего не случится, – пообещал Джонатан однажды вечером, хотя я ни разу не упомянула Роберта в разговорах с ним.

– Почему ты так уверен? – я нахмурилась. – Да, за Роберта заступались многие. Но тех, кто ненавидит оборотней, больше. А он – запрещенный оборотень, который скрывался годами. И неважно, что его помиловали. Всегда найдутся те, кто захочет… захочет…

Мне не хватило духу закончить фразу. Но Джонатан прекрасно понял, что я имела в виду.

– За Робертом Глайдом приглядывают. Незримо. Во избежание проблем для него и окружающих. И будут это делать еще какое-то время, пока все не успокоятся и не забудут о бывшем лисе. Огненный – большой город. Здесь постоянно что-то случается. Вниманием общества постепенно завладеют новые сенсации.

– Роберту бы уехать из Огненного. Поселиться подальше. Желательно под новым именем.

– Возможно, этим всё и закончится, – предположил Джонатан. – А пока, – он многозначительно приподнял брови, – у нас есть заботы более насущные.

Супруг расстегнул рубашку, и я хмыкнула, не удержавшись. У него на груди, где обычно не наблюдалось и намека на растительность, появилась рыжая шерсть.

– Смешно ей, – протянул Джонатан чуточку обиженно.

– Прости, – я обхватила его туловище руками и положила голову на плечо. – Знаю, тебя это пугает. Ты бы предпочел иной исход. Но может всё к лучшему? Пока ты оставался только человеком, между нами всегда была невидимая пропасть. Мы могли не замечать ее до бесконечности, но она бы никуда не делась. А теперь… теперь мы станет одинаковыми.

Джонатан молчал. А я понятия не имела, как он отреагировал на мои слова. Лица-то я не видела. Да и не хотела видеть, если честно. Лучше гадать и предполагать, чем явственно разглядеть несогласие и горечь.

– Потерпи, – шепнула я мужу в ухо. – Скоро всё встанет на места.

Он снова не ответил. Я тоже больше ничего не говорила. Просто стояла, прижавшись к нему, пытаясь передать тепло своего тела, а с ним и веру в лучшее.

…ЭТО случилось через пять суток. Полноценная перекидка.

Джонатан проснулся посреди ночи с криком. Вскочил с кровати и бросился вниз, подгоняемый зверем внутри. Вряд ли он сам понимал, куда бежит. Лис гнал его из дома. На волю. Туда, где нет стен и потолков. Я кинулась следом, опасаясь, что он выскочит в сад и сиганет, куда глаза глядят, и я потеряю его из виду. Однако опасения не подтвердились. Я нашла мужа внизу. Он стоял у порога на коленях, уткнувшись лбом в наружную дверь, и тихо стонал.

– Что случилось?

Дворецкий тоже услышал крики и примчался на помощь.

– Кажется, время пришло, – я с горечью смотрела на Джонатана, не решаясь его обнять. Сейчас человеческие нежности были лишними. Зверь точно в них не нуждался. – Валентайн, вы можете отвезти нас в лес? Я укажу направление.

– Могу. Но разве это не опасно? Охотники вновь могут устроить облаву.

– В последнее время в Огненном и окрестностях тихо. А Джонатану нужен простор. После перекидки стены и замки его не удержат. А я даже в паре с Джоди вряд ли справлюсь с вновь обращенным полукровкой. Пусть лучше бегает по лесу, чем по городским улицам. Это меньшее из зол.

– И то верно, – согласился Валентайн и отправился в гараж, готовить автомобиль.

…До привычного места наших с сестренкой вылазок мы добрались быстро. Поехали втроем. Джоди я брать отказалась. Ни к чему рисковать ее шкурой лишний раз. Она и так почти каждую ночь просыпалась от кошмаров после похищения Джулией. Джонатан, которого я усадила на заднее сиденье, молчал всю дорогу. Тревожно вглядывался в ночную тьму через окно и вздрагивал, когда мимо проносились редкие автомобили. Звериная сущность брала верх, и громкие звуки нервировали.

– Всё хорошо. Всё будет хорошо, – шептала я, поглаживая мужа по руке.

Он не реагировал. Будто и не замечал моего присутствия. А когда доехали до места, буквально вывалился из автомобиля, упал на четвереньки, постоял так несколько секунд, бессмысленно глядя перед собой, затем вскочил и побежал вглубь леса. Да не по тропке, а через кусты, оставляя обрывки ткани на ветках.

– Джонатан! Проклятье!

Я подняла руки и сделала сальто. И вот следом за мужем, обезумившим под влиянием зверя, бежит не женщина, а лиса. Ловкая и опытная.

Погоня продлилась недолго. Я настигла Джонатана на полянке через считанные секунды. Легонько цапнула за ногу, вынудив остановиться.

Он обернулся и издал звериное рычание.

– Просто сделай это! – крикнула я, глядя ему в глаза, в которых пылал уже не человеческий огонь. – Доверься инстинкту!

Джонатан не хотел превращения. Всё ещё не хотел. Разум отказывался ЭТО принимать. Но сил сопротивляться не осталось.

Он вскрикнул и…

Я просто смотрела, наслаждаясь моментом. Потому что это было невероятно. Видеть, как тот, кого избрала для тебя судьба, перестает быть партнером противоестественным и превращается в самую настоящую истинную пару. В пару тебе под стать.

– Ну, привет, – проговорила я игриво, когда передо мной, наконец, появился лис. Мощный лис. Даже крупнее Клайда. – Готов побегать?

Он смотрел устало. Но в то же время в глазах погасла ярость. Зато появилось предвкушение чего-то нового, особенного.

– Не отставай! – велела я и припустилась по тропке, с удовлетворением отмечая, что за спиной тут же раздался топот лисьих лап.

****

Домой мы вернулись под утро. Уставшие, но довольные.

Как ни странно, ночь прошла без приключений. Никаких охотников или других гостей. Только мы – истинная лисья пара. И Валентайн, покорно ждущий нас в машине.

– А ты боялся, – попеняла я мужу, заходя в особняк.

Хотелось улыбаться до ушей. Или танцевать.

Мы теперь по-настоящему единое целое! Разве не прекрасно?

– Набегались? – навстречу вышла хмурая Джоди.

Мелькнула мысль, что ей снова приснился кошмар, потому и встала спозаранку. Но тревога в глазах мелкой подсказала, что случилось нечто похуже.

– Что-то не так, – пробормотала Джоди хмуро. – С той стороной.

– В смысле? – от хорошего настроения мгновенно не осталось следа.

– Сами посмотрите, – сестренка махнула рукой, приглашая нас к кирпичной кладке.

Мы подошли вглубь особняка, к стене, и остановились, как вкопанные. Только Валентайн едва слышно выругался. Не зря Джоди встревожилась. Ох, не зря. Что-то, правда, было не так. Красные кирпичи, в самой середине, покрыла черно-серая плесень.

– И что это значит? – спросил Джонатан.

Мы молчали, ибо не знали ответа. Но понимали, что ничего хорошего.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю