332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александра Якивчик » Обмануть судьбу (СИ) » Текст книги (страница 7)
Обмануть судьбу (СИ)
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:17

Текст книги "Обмануть судьбу (СИ)"


Автор книги: Александра Якивчик






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 22 страниц)

Уже выезжая на тракт, я оглянулся, почувствовав чей-то нехороший взгляд. Но неприятное ощущение пропало, так же быстро, как и появилось.

Нужно что-то делать. Иначе охотники без проблем схватят нас в ближайшем городе.

В это же время...

Карета принцесс, в которую была погруженная замаскированная повариха вместе с двумя самыми щуплыми охранниками, мчалась по дороге в сторону столицы королевства, почти не разбирая дороги. За ней, отставая всего на четыре корпуса, черными тенями мчали охотники на крепких лошадях.

На очередном повороте карета жалобно заскрипела и задняя её ось с треском сломалась. Телохранители, её окружавшие, мгновенно сориентировались и, взяв остановившуюся карету в плотное кольцо, приготовились вступить в бой с преследователями.

Но те, покружив в нескольких десятках шагов от них, вдруг развернули лошадей и поскакали в обратном направлении, почуяв, что добычи в карете нет и не было все это время.

Глава 6

Незваный гость

Тихий шелест поворачиваемого в дверях ключа...

Ид приоткрыл глаза, но вставать с жесткой койки камеры не спешил. Дин говорил, что за ним придут не раньше завтрашнего утра, когда бывшая Царица Рассветного леса решит, что с ним делать. А с момента заточения прошло всего пара часов. Точнее, с того момента, как он пришел в себя после удара кота, в одночасье отправившего дракона общаться с подсознанием. Придя в себя, дракон оказался в тесной камере на подземном этажа замка, где не было ничего, кроме узкой койки-лежанки. Если не считать Дина, который терпеливо ждал, когда нарушитель границы очнется, чтобы сообщить ему 'радостную' новость.

Но, видимо, планы хозяев замка изменились.

Дверь отворилась, и дракон невольно приподнялся, разглядев, кто к нему пожаловал.

На пороге камеры стоял упомянутый кот, но в этот раз его визит явно не сулил ящеру ничего хорошего. Странный прищур зеленых глаз внимательно изучил напрягшегося дракона, после чего кот сухо произнес:

– Глава клана примет тебя сейчас, гонец.

Почему-то эта новость дракона не обрадовала. Ожиданиям пришел конец, но напряжение, которым веяло от кота и замерших за его спиной воинов, ящеру не нравилось. Потому что он никак не мог понять причин такого резкого изменения отношения к нему.

Ид нахмурился, но покорно встал с кровати и позволил надеть на себя антимагические оковы. Запястья опалило холодным огнем.

Охранные чары высшего порядка. Стоит дракону только подумать о побеге, как его надсмотрщик уже будет об этом знать, а в оковах активизируется заклинание, мгновенно замораживающее нарушителя. Причем сопровождается это далеко не безболезненными ощущениями.

Ситуация с каждой минутой не нравилась дракону все больше. А когда его под конвоем нескольких охранников вывели в коридор, по которому бесшумно скользили вооруженные коты, Ид начал нервничать. До пленника им не было никакого дела, все спешили по своим делам, то появляясь, то исчезая в ответвлениях коридора. Но нехорошие предчувствия подсказывали, что такое оживление здесь не в порядке вещей. И вполне может быть, что все это как-то связано именно с крылатым ящером, на свою голову ввязавшимся в аферу с письмом.

Да и напряженная спина идущего впереди Дина не прибавляла уверенности в благополучном исходе дела. К тому же наводила на весьма печальные мысли...

Во что он умудрился вляпаться на этот раз? Что такого было написано в письме Древнейшего, что кошки так переполошились? Больше похоже на объявление войны... Одолеваемого плохими предчувствиями дракона провели на второй этаж, в конце которого он увидел уже знакомые массивные створки дверей, ведущих в тронный зал. Догадаться, что ведут его именно туда, Иду было не сложно. Но с каждым шагом, сокращавшим расстояние до зала, дурные предчувствия дракона возрастали, становились все более материальными. Будто его вели на казнь, медленную и мучительную.

Дракон мысленно невольно хмыкнул.

Когда-то в его мире был обычай убивать гонцов, приносивших плохие вести. И пусть подобное давно не применялось на практике, Ид понимал, что, похоже, для него могут сделать исключение.

Нужно было все-таки вскрыть письмо и узнать, что в нем. И плевать, чтобы подумали кошки или что бы сделал, узнав, Глава Совета. Зато можно было бы избежать проблем. Но умные мысли, как всегда, приходят слишком поздно.

Дин спокойно толкнул двери тронного зала, открывая их, и стремительно вошел в зал. Глаза дракона, привыкшего к полумраку коридоров замка, ослепили лучи заходящего солнца, чей свет заполнял зал. Прикрыв глаза, ящер сдержал желание недовольно зашипеть от неприятной рези в глазах. Когда перед глазами перестали плясать разноцветные круги, Ид открыл глаза и нервно передернул плечами.

Его вели по темно-алой ковровой дорожке к трону, стоявшему в дальнем конце зала. Яркие лучи умиравшего солнца оставляли на посеребренных колоннах и зеркальных стенах мазки цвет свежей крови. Переливались перламутром светлые прожилки светлого мрамора, покрывавшего пол зала. А в воздухе повис немного подзабытый запах надвигающейся грозы. Именно предгрозовая свежесть, от которой кружилась голова, ассоциировалась у дракона с неотвратимо приближающейся опасностью.

Обведя зал внимательным взглядом, дракон все-таки решился поднять глаза и посмотреть на две темные фигуры, очертания которых он заметил перед тем, как глаза ослепило непривычно ярким светом.

За годы, которые они не виделись, хозяева Рассветного леса практически не изменились. Только в темных волосах прибавилось покрытых серебряной пылью прядей, а взгляды стали более острыми, как прекрасно заточенные неведомым мастером клинки. Хотя, почем у неведомым? Имя у этого мастера всего одно – жизнь...

Некоронованный принц империи Алькании стоял справа от трона бывшей Царицы, небрежно облокотившись на его подлокотник, и внимательно следил за приближавшимся к трону конвоем, чуть прикрыв ярко-зеленые глаза. Насыщенно черного оттенка одежда простого покроя не стесняла движения мужчины. Солнечные лучи сверкали на изумрудных и серебряных нитях камзола и отполированной стали клинка, тенью скользившего между пальцами Ника.

А Алекса... Алекса даже не взглянула на вошедших в зал котов и дракона, будто их не существовало. Охотничий костюм такого же цвета, как и у ее мужа, был припорошен дорожной пылью, плащ, покрытый той же пылью, был переброшен через свободный подлокотник. Похоже, кошка только что вернулась из поездки, и Дин решил сразу доложить сестре о происшествии на границе.

Дракон чуть опустил взгляд и тяжело вздохнул. А вот и злосчастное письмо. Вскрытый конверт лежал на коленях Алексы, а само письмо она держала в обтянутых кожаными перчатками руках. Закинув ногу на ногу, она прислонилась и спинке трона и напряженно перечитывала послание, нехорошо прищурив глаза. Выражение лица кошки дракон понять не мог, как и её мужа. На первый взгляд они выглядели вполне спокойными и расслабленными, но дракон достаточно тесно общался с этой семьей, чтобы не учуять леденящий душу холод, которым веяло от этой парочки.

Пока Ид изучал обстановку, конвой приблизился к трону на расстояние пяти шагов и коты преклонили перед хозяевами Рассветного леса колени. Получив ощутимый тычок в спину от одного из воинов, дракон последовал их примеру. На ногах остался только Дин, который поднялся к сестре и что-то негромко произнес, кивнув в сторону крылатого ящера. И только после этого Алекса наконец-то подняла глаза. И в следующий миг Ид понял, что лучше б она этого не делала...

А изумрудных глазах кошки царила ледяная метель. Колючий, пробирающий до костей взгляд, после которого хочется проверить, не покрылось ли тело тонким слоем инея, скользнул по коленопреклоненному дракону и замер на его лице. На дне глаз, в которых плясала серебряная стужа, мелькнул слабый огонек узнавания...

– Вот это сюрприз, – медленно протянула кошка, не отрывая от лица дракона ничего не выражающего взгляда. Сложив письмо и положив его себе на колени, кошка продолжила – Не ожидала увидеть тебя, Ид.

– Ты знаешь его? – не дав ответить дракону, немного удивленно спросил Дин, замерший по левую руку от сестры.

Алекса ответила не сразу. Задумчиво посмотрев на дракона, она снова перевела взгляд на письмо и склонила голову на бок, будто размышляя над чем-то. А может, и не будто.

Проведя рукой по поврежденной печати Древнейшего, кошка едва заметно кивнула, будто соглашаясь со своими выводами, и встретилась с внимательным взглядом мужа, который все это время наблюдал за размышлениями кошки. И только дождавшись от него ответного кивка, она негромко произнесла:

– Дин, помнишь Арина, дракона, который возглавлял группу метаморфов, помогавших нам во время войны с Вольфом? Ид – его брат.

Взгляд кота, который он бросил на дракона, был ещё более странный, чем тот, которого Ид удостоился в камере. В нем что-то неуловимо изменилось. Вместо злой настороженности и раздражения в нем появилась... растерянность? Но почему? Что меняет тот факт, что Арин был его братом?

– Тогда почему... – напряженно произнес Дин, обращаясь к сестре, но к досаде дракона, свой вопрос он не договорил. Кошка поняла брата и без этого.

– Подстава, – вместо Алексы ответил Ник. Кинжал, который он вертел между пальцами, бесследно растворился в воздухе. С сочувствием посмотрев на ничего не понимающего дракона, иллалир добавил, – Ему нужен повод, а кроме этого дракона провернуть такую аферу никто бы не смог.

– Из-за общения с нами? – с сомнением протянул Дин, не поверив доводам Ника.

– Скорее связи. Знал, к кому обратиться за помощью в столь деликатном деле...

Казалось, что семья Д'аркв'ир совершенно забыла про своего растерянного пленника. Ид переводил взгляд с одного представителя этой ненормальной семейки на другого, и пытался понять, кто именно по их мнению пытался его подставить и зачем. Точнее, кто этот неизвестный было более-менее ясно... но что за повод ему был нужен и для чего...

– Ид, ты знаешь, что написано в этом письме? – прервав разговор мужчин, негромко произнесла Алекса, взяв в руки письмо.

– Нет. – сухо ответил дракон, – Мне передали его в запечатанном виде и приказали передать вам...

– Как именно передать?

Дракон вздохнул, вспоминая неприятный разговор.

– В идеале я должен был незаметно перейти границу. На деле хватало просто быть не узнанным. Насколько я понял.

– И тебя не смутила эта просьба? – недоверчиво хмыкнула Алекса, сделав небрежный жест рукой.

Охрана, все ещё стоявшая за спиной дракона, небрежно вздернула его на ноги, один из них снял с ящера оковы.

– Смутила, – честно признался Ид, потирая неприятно зудевшие запястья. Магия оков действовала на драконов далеко не лучшим образом, оставляя после себя массу неприятных ощущений. В лучшем случае. В худшем – ещё и неприятности с резервом сил... – Но у меня не было выбора.

– Выбор есть всегда... – отвлеченно заметила Алекса. Тряхнув головой, наверное, отгоняя посторонние мысли, она протянула письмо брату, – Прочти, что здесь написано.

Дин неспешно спустился к дракону и протянул письмо. Но ввязываться в дела высших мира сего Иду не хотелось. Один раз он уже совершил подобную ошибку, и она стоила жизни его брату...

Промедление дракона от кота не укрылось. Как, возможно, и его причины. Слишком внимательным был взгляд Дина, но он дракона не торопил. И только на дне глаз кота Ид различил едва заметное понимание.

– Тебе стоит это прочесть, – вкрадчивым тоном произнес кот, – Поверь, будет лучше, если ты будешь знать, что задумал твой хозяин.

И Ид решился. Вряд ли бы он смог потом сказать, что именно заставило его прислушаться к совету коту – внутренние предчувствия, любопытством или всем известное обаяние Д'аркв'ир. Но это уже ничего не меняло...

Дракон расправил лист бумаги, не сводя глаз с отступившего назад Дина, и только после этого опустил глаза... Пальцы, сжимавшие бумагу, нервно дрогнули...

Зря он беспокоился, что, взяв письмо, он вляпается в интриги высших мира сего, зря. Потому что увяз в них в тот момент, когда он только в первый раз увидел этот злополучный кусок бумаги...

Ровные строчки резких, чуть угловатых букв складывались в картину, от которой по спине дракона скользил неприятный холодок. И чем дальше он читал, ближе был конец послания, тем очевиднее становился один простой факт.

Ид не должен был вернуться с этого задание живым. За то, что было в этом письме, его должны были не просто убить... смерть – слишком легкая кара за слова, изложенные в этом послание...

– Тебе приказали проникнуть на территорию Рассветного леса незамеченным или неузнанным не просто так. – негромко начал объяснять Дин, когда дракон оторвал от письма полные потрясения глаза. – С недавних пор у меня есть полномочья вскрывать всю дипломатическую почту, которая адресованная моей сестре, прямо на границе, и только после этого решать, стоит ли отправлять её по адресу. Все гонцы, живые или магические, тщательно досматриваются, и если бы я прочел это письмо на границе, ты бы со свистом полетел бы обратно в горы Драконьего хребта. Письмо бы до адресата не дошло.

– А ему нужно было, чтобы, когда вы прочтете это письмо, я был рядом, – сквозь зубы процедил дракон, отдавая письмо обратно коту.

Ощущения у дракона были самые мерзкие. Дураком он никогда не был и на счет Древнейшего никогда не обманывался. Он не верил ни в его бескорыстность, когда он дал лишившемуся родича дракону место в клане, ни в его доброту, когда отдал Иду на попечение двух драконят-сирот, ни в щедрость, когда они получили отдельную пещеру, где места хватало всем... Но он никогда не думал, что тот так спокойно предаст его, отправив на верную смерть. Потому что за посягательство на жизнь одного из детенышей семьи Д'аркв'ир кара была бы именно такой. Его бы просто разорвали бы на куски, чтобы всем, кто 'забыл' о силе и мстительности этой семьи неповадно было покушаться на самое дорогое, что у них есть...

Ид прекрасно их понимал. Наверное, он бы сам отреагировал так, если бы получил от кого-то письмо с подобным содержанием..., но с другой... с другой стороны, он понимал и те доводы, которые излагал в письме Древнейший...

Он давно заметил, что с его расой происходят странные вещи. С каждым десятилетием в горах рождается все меньше ящеров, способных принять облик человека..., все больше повелителей неба лишаются магических способностей..., все больше драконов утрачивают возможность мыслить и сходят с ума...

Его народ медленно вымирал, вырождался. И если это выход... если это шанс все исправить..., то он понимал и Главу Совета...

Но цена... цена возрождения слишком высока... Но если дело дойдет до принятия решения, на чьей Ид стороне... скорее всего, он выберет не семью Д'аркв'ир... особенно, если Древнейший прав, и их раса вымирает именно по той причине, о которой он написал...

– Ты сказал, что у тебя не было другого выбора, кроме как послушаться приказа, – углубившийся в раздумья дракон невольно вздрогнув, услышав напряженный вопрос кошки, – Он угрожал тебе?

Говорить об этом не хотелось. Больше всего на свете Ид желал поскорее покинуть Рассветный лес и вернуться к ученикам. Проверить, все ли с ними в порядке... Или просто

– Не совсем, – понимая, что ни в его ситуации можно отмалчиваться, нехотя произнес Ид, – На кону были жизни моих учеников. Если бы я ослушался..., он бы отправил их в бой против драконов из клана Черной Скалы...

Пора уходить. Нужно вернуться домой и так взвесить все 'за' и 'против'. Здесь, в присутствии тех, кто так и не стал ему друзьями, но и врагами назвать сложно, правильное решение не принять...

– Что мне передать Древнейшему? – глухо спросил дракон, решительно посмотрев в глаза наблюдавшей за ним кошки.

Метель давно исчезла из её глаз, но взгляд... он был слишком проницательным..., будто Алекса без проблем читает его мысли, как раскрытую книгу...

Это дракону не нравилось ещё больше.

– А разве это не очевидно? – делано удивилась Алекса, недобро сверкнув глазами, – Твой хозяин не получит то, что он хочет. А если он считает иначе, то пусть приходит сюда лично. Или мы с Ником придем сами, чтобы напомнить, кто все ещё является одними из лучших магов этого мира. Как думаешь, два мага нашего уровня смогут создать в Мертвой Степи такую волну аномальной силы, которая пройдет по хребту, разрушая все на своем пути? Я почему-то в этом не сомневаюсь...

Это было предупреждение. Мягкое, но очень красноречивое. Сомнения Ида все-таки не укрылись от взгляда Алексы, и сейчас она недвусмысленно намекнула ящеру, что ему лучше не вставать у неё на пути рядом со своим хозяином. Иначе они с Ником сметут обоих, не смотря на прошлые заслуги...

Поединок взглядами продлился недолго, Ид отступил первым. Алекса была слишком сильным соперником. Это был явно не его уровень. И отступление в данном случае – самая правильная тактика.

– Я передам ваши слова Древнейшему, – церемонно поклонился Ид, пытаясь справиться со смешанными чувствами, терзавшими его душу, – Я могу идти?

– Да. Дин, проводи нашего гостя.

Кот склонил голову, показывая, что приказ сестры услышан, и, бросив на дракона странный взгляд, направился в сторону выхода. И Ид был готов поклясться, что увидел в глазах Дина сожаление и... сочувствие.

Когда воины, сопровождавшие посла Древнейшего, осторожно закрыли за собой двери тронного зала, Алекса вздохнула, устало потерев нывшие от усталости виски.

Этот разговор дался ей тяжело. Слишком ошеломляющая и неожиданная новость ждала её после возвращения домой. Похоже, у Главы Совета окончательно пропало чувство самосохранения, раз он рискнул послать к семье Д'аркв'ир письмо с просьбой, за которую волки обычно убивают на месте. И даже возможность того, что просящий просто сошел с ума и поэтому его стоит пощадить, для оборотней не аргумент.

Алекса ещё раз посмотрела на злополучное письмо с ровными строчками резких букв:

'Приветствую вас, Алекса д'эль Альтерни, глава клана пантер и действующая хозяйка Рассветного леса. Рад, что даже после утраты титула Третьей Хранительницы мира Ректешь, вам удалось удержать в руках власть над своими землями. Но, думаю, вы догадываетесь, что написал я это письмо и попросил своего подданного передать его вам столь экстравагантным способом не для того, чтобы воспевать ваши ум и силу...

Мой народ вырождается, Алекса, и вам ли не знать, почему. Ваш опрометчивый отказ от силы Царицы привел к тому, что равновесие в нашем мире нарушено и лучше всех это чувствуют расы, чувствительные к изменениям магического фона... Рано или поздно наш мир приспособиться к отсутствию дополнительной опоры, но мой народ может не дожить до этого момента... Я многие годы искал способ спасти своих подданных, но все было тщетно, пока Хранители не откликнулись на мой зов. Думаю, ты не удивишься, узнав, какой выход из сложившейся ситуации они мне предложили...

Ты уже не сможешь занять место Третьей Хранительницы, Алекса. Отрекшись один раз от дара, нельзя получить его снова. Но кто мешает Фениксу и Дракону создать новую сущность и заключить её в тело другой смертной... Смертной, которая будет достаточно сильна, чтобы выдержать мощь новой силы... И твоя дочь вполне подходит под эти требования...'

Проклятое письмо вспыхнуло изумрудным пламенем, которое в считанные мгновения превратило его в серый пепел, осевший на покрытых алыми прожилками мраморных плитах...

Не таким они себе представляли объявление о начале активных действий со стороны Хранителей... Этим паршивцам удалось заставить семью Д'аркв'ир немного понервничать, пока подстава не раскрылась...

На плечи кошки опустились руки иллалира, обнимая и даря успокаивающее тепло...

– Думаешь, это то, чего мы так долго ждали? – услышав тихий вопрос мужа, Алекса прикрыла глаза и прижалась к нему. Перед глазами снова всплыли очертания неприступной скалы, об которую с ревом разбивались темные волны..., полыхающее огнем от света молний хмурое небо, на фоне которого черный замок Хранителей казался неприступной крепостью... и тихий шелест, звучавший за спиной удаляющейся бывшей Царицы:

'...мы ещё встретимся, Алекса д'эль Альтерни, и возьмем свое. Всего через пять сотен лет...'

– Я в этом уверена, – спокойно ответила кошка, открывая глаза. И даже обученные чувствующие вряд ли смогли различить на дне изумрудных глаз с кошачьими зрачками хотя бы тень страха. Потому что его не было. Пять сотен лет – приличный срок для того, чтобы приготовить врагам массу неприятных сюрпризов...

Губы Алексы тронула мимолетная усмешка.

Если Хранители думают, что управлять дочерью строптивой бывшей Хранительницы намного легче, чем её матерью, но они очень сильно просчитались... Впрочем, именно этого Ник с Алексой и добивались на протяжении многих лет...

– Похоже, пора выпускать на сцену наш главный козырь..., – встав с трона, она потянулась, разминая затекшие мышцы, и довольно улыбнулась, – Тем более что Зар уже пару дней не выходит на связь, а от Ириана до сих пор нет вестей.

Какой бы неприятной не была бы новость, полученная от драконов, планов семьи Д'аркв'ир она абсолютно не меняла. Наоборот, для них она значила, что очередное затишье подошло к концу, и враги приступили к активным действиям. Что ж, не будем их разочаровывать...

– Не боишься, что с брат мог попасть в очередную неприятность? – хмыкнул Ник, присаживаясь на подлокотник трона.

– Нет. В противном случае он бы давно воспользовался бы аварийным телепортом и вместе с нашей наживкой был бы здесь, – Алекса бросила в сторону садящегося солнца задумчивый взгляд, оценивая, сколько ещё приказов и кому она успеет раздать до темноты. Засиживать сегодня до поздней ночи в её планы не входило..., – А раз его здесь, то неприятности если и есть, то небольшие. Или он вышел на след нашей неуловимой тени, за которой Иллорин безуспешно гоняется почти пять лет...

Неплохо было бы сообщить вампиру, что его невезению наконец-то пришел конец и скоро он сможет столкнуться со своей неуловимой тенью. Да и Макса не мешало бы предупредить о том, что скоро в их мире станет очень жарко. Пусть подготовит укрытие для жены и дочери. На всякий случай.

– В таком случае пойду вызволять наш 'козырь' из вынужденного заточения..., – легко скользнув к кошке и обняв, Ник поцеловал её в висок. И только после этого задал последний вопрос, мучавший его с момента возвращения супруги, – Как прошел разговор с родителями? Все в порядке?

– В полном, – Алекса с досадой посмотрела на покрытые магическими узорами перчатки, – Но картину событий он не прояснил, – поймав встревоженный взгляд супруга, кошка успокаивающе улыбнулась, – Вернешься, расскажу, это терпит.

– Ловлю на слове...

Когда за спиной мужа закрылась воронка телепорта, Алекса хотела направиться в зал телепортаций, чтобы навестить старшего братца, когда в соседнем крыле прозвучал не первый за последние дни взрыв. Центральное крыло ощутимо тряхнуло, но постройка гномов ударную волну выдержала. Подождав, когда пол под ногами перестанет ходить ходуном, кошка обреченно подняла глаза к потолку. Похоже, маги все ещё разбирают последствия шалостей Лиины и сейчас нарвались на очередную ловушку-эксперимент...

Нет, пожалуй, сегодняшняя ночка все-таки будет длинная...

****

В кабинете стояла тревожная тишина, нарушаемая лишь шелестом песчинок в старинных песочных часах. Золотистые кристаллы лениво скользили по стеклу и осыпались на дно часов, отсчитывая часы до конца наказания. А песка в верхней части часов было ещё много... так что ожидание грозило затянуться.

За песочным ручейком наблюдали двое: один спокойно, насмешливо поглядывая на собеседника, а вторая холодно с тщательно скрытой ненавистью. За многие годы эти песочные часы достали её до глубины души. Она могла без усилий сказать, из какого дерева сделана оправа необычного оружия пыток, сколько в ней трещин и как можно уничтожить этот проклятый антиквариат тысячью и одним способом...

– Лиина! – одернул ненавистницу часов наблюдавший за ним дракон, – Немедлено погаси огненный шар! Ты и так уже лишила меня шести раритетов, которые старше тебя раз в десять!

Бросив на дракона угрюмый взгляд ярко-зеленых глаз, темноволосая девушка нехотя погасила порхавшую между пальцев изумрудную искорку. Спорить с двоюродным дядей кошке не хотелось.

– Так-то лучше, – удовлетворенно кивнул ректор ММУ, когда племянница послушно исполнила его приказ, – Вижу, новый метод наказания действует намного лучше словесных нравоучений.

Кошка тяжело вздохнула, забравшись с ногами в кресло и обхватив их руками.

Идея податься к дяде-дракону, чтобы переждать у него шквал возмущений членов Совета, уже не казалась девушке венцом гениальности. Лучше выслушивать рычание разъяренных котов, которые были вынуждены спасаться бегством из рушащейся башни совещаний, чем часами сидеть без дела, уставившись на старинные песочные часы. Да, дракон, вырастивший не одно поколение волчат из семьи Д'аркв'ир, знал, как наказать непоседливого котенка с бурной жаждой деятельности... Официально, котенка... Да и как усидеть на месте в такое-то время...

В коридоре послышались отчетливые шорохи приближавшихся шагов. Лиина заинтересованно подняла голову. Странно, в университет она прибыла за час до отбоя. С того времени уже стемнело, студентов в главном корпусе физически не могло быть. Сюда шел кто-то из учителей?

Ректора Магического Межрасового Университета тоже волновал этот вопрос. Он прищурил стального цвета глаза и напряженно смотрел на дверь. А Лиина чуть повела головой, закрывая лицо длинными волосами, чтобы дядя не увидел её довольную усмешку. В отличие от него, она уже успела учуять и распознать запах ночного посетителя.

Но на сердце начали тревожно скребтись дикие драконы. Отец шел сюда явно не для того, чтобы спасать дочурку от наказания. Точнее, не только для этого...

– Добрый вечер, Ник, – широко улыбнулся ректор, когда иллалир пересек порог кабинета,– Пришел забрать Лиину?

– Не совсем, – качнул головой Ник, жестом поманив к себе дочь,– Надеюсь, она не доставила тебе никаких неприятностей...

Лиина приблизилась к отцу и в её руки незаметно скользнул небольшой узкий футляр, покрытый изумрудной бархатной тканью. Который тут же исчез, заняв место в личном пространстве девушки.

"Пора. Ты знаешь, что делать".

Кошка согласно прикрыла глаза.

Знала. Они обсуждали это не один раз. И указания, полученные пару дней назад, из головы никуда не выветрятся.

– Все, что могла, Ли уже натворила дома, – с укором посмотрел на племянницу дракон. Кошка тут же спряталась за спину отца, бессовестно пользуясь тем, что тот был на полторы головы выше её. Сверлить взглядом непослушную родственницу сквозь широкие плечи Ника было неудобно...

– Я бы хотел поговорить с тобой наедине, – убедившись, что маневр с футляром остался для крылатого незамеченным, вкрадчивым тоном произнес Ник.

– Конечно. Ли, подожди пока в своей комнате, мы тебя позовем. И не вздумай применять магию, с твоим наказанием мы ещё не закончили.

Ник на мгновение сжала руку дочери, лежавшую у него на плече.

"Будь осторожна. И не попадись".

В следующую минуту кошка выскользнула в коридор, тщательно закрыв за собой двери. Тратить время на ответ отцу она не стала. Обученный чувствующий и без слов услышит её обещание.

Теперь нужно сосредоточиться на деле. От того, как Ли проявит себя в следующие полчаса, зависит благополучие её семьи. И жизни как минимум двоих долгожителей...

Василен

– Это не выход! – категорически заявил Зар, не обращая ни малейшего внимания на испепеляющий взгляд Каролины, – Нас схватят, как только мы появимся в поле зрения стражи.

– Да почему?! – с видом обиженного ребенка возмутилась старшая принцесса. Между нервно сцепленных пальцев мелькнула шаровая молния, – Подумаешь, три благородные леди в сопровождении своих спутников решили наведаться в...

– Бедный город в глуши королевства без единой достопримечательности, достойной внимания сиятельных вельмож, – невозмутимо закончил волк, не сводя с раскрасневшейся от гнева блондинки насмешливого взгляда, – Но они мало того что заявились в это богами забытое место, так приехали ещё и на карете, украденной у градоначальника крупнейшего порта королевства. Занавес!

Каролина нехорошо прищурила глаза. Пренебрежительный тон оборотня ее сильно раздражал и, похоже, она уже сомневалась, что спасение жизни это волка была хорошей идеей...

Я тяжело вздохнул, удобнее устраиваясь на стволе поваленного дерева, найденного нами на небольшой полянке неподалеку от дороги, где я столкнулся с оборотнем и девчонками. По обе стороны от меня, закутавшись в наши с Заром плащи, сидели Лиза и Алина. Девочки с любопытством и сочувствиям наблюдали за стоявшими напротив спорщиками. Если бы мы их не знали, то подумали, что перед нами разворачивается классическая и незамысловатая сцена 'капризы избалованной жены против железной логики её мужа'. Каролина по всем законам жанра стояла в классической позе 'руки в боки', только скалки для полноты образа не хватало, Зар же, скрестив руки на груди, с невозмутимым и независимым видом наблюдал за пыхтевшей как самовар принцессой. Последнюю это бесило ещё больше и вскоре их спор грозился перерасти в нешуточную потасовку между боевыми магами...

Неподалеку спокойно паслись стреноженные лошади, настороженно прядая ушами, когда спорщики переходили на повышенные тона. А на краю поляны сиротливо стояла та самая злосчастная карета, из-за которой в нашем лагере разгорелись нешуточные баталии.

Дело было в том, что принцессы на пару с Заром, убегая от возможных преследователей, решили 'одолжить' у жителей города неприметную карету, стоявшую возле ворот. Алина усыпила охранявшую карету стражу, Лиза накинула на всех морок, чтобы никто не заметил, куда девалась пропажа, и мои друзья спешно ретировались с места преступления. Вот только, когда опасность миновала, и волк немного расслабился, он узнал в неприметной коричневой карете последнее приобретение градоначальника портового города, из которого мы бежали. Это был подарок эльфов в знак благодарности за несколько успешно проведенных сделок, изрядно пополнивших казну Закатного леса. Карета была сделана на заказ, из редчайшей породы дерева, растущей только в королевстве эльфов. Название породы не помню, в такие подробности при изучении последних новостей из внешнего мира я не вникал, каюсь. Но факт оставался фактом: пропажа подарка соседнего государства незамеченной никак остаться не могла, её наверняка уже ищут, поэтому появляться в ней в любом городе королевства, даже в самом глухом, было чревато весьма неприятными последствиями...

Каролину такое развитие событий не смущало. Принцесса вознамерилась продолжать путь только в этой карете, раз наш личный 'гроб' пришлось пожертвовать во имя спасения собственных шкур. Зар с таким положением дел был категорически не согласен, а блондинка, не привыкшая к отказам, начала яростно отстаивать свою точку зрения. А я с каждой минутой все больше утверждался в мысли, что подвиги моих подопечных изрядно приукрашены...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю