290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ) » Текст книги (страница 34)
Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:30

Текст книги "Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ)"


Автор книги: Александр Федоров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 34 (всего у книги 41 страниц)

Глава 39. Принц Эйрин

В эту ночь на развалинах Эрастийского замка не горели костры. Более того – небо было затянуто плотными облаками, и то и дело начинал сеять дождь. Однако это было как нельзя более кстати для дюжины илиров, притаившихся неподалёку от крепостной стены, которую не сумели разрушить озверевшие нападающие. Как и всегда, местность вокруг замка была очищена от деревьев, однако в этом году по вполне понятным причинам земли были бесхозными, и трава на них бушевала в своё удовольствие, так что укрыться здесь мог бы даже и не самый ловкий из людей, не говоря уж о лиррах.

Драонн, Кэйринн, а также десяток бойцов половчее и поопытнее рассыпались в небольшом удалении друг от друга, наблюдая за подступами к замку и, главное, за проёмом ворот. Сами крепостные ворота были снесены, могучие петли выворочены, вырваны из камня, ров засыпан так, что никакой мост более не требовался. Такую цену платили лирры по всей империи за существование мифического общества Лианы и за подстроенное убийство императора.

Драонн, когда ему сообщили о знаке, сразу понял, что кто-то прочёл его послание и ответил на него. Это, конечно, могли быть и люди, но принц считал вероятность этого невеликой, хотя уже много раз убеждался в тонкости и изощрённости человеческого коварства и хитрости. В общем, несмотря на риск, он должен был отправиться этой ночью сам.

Признаться, Драонн не слишком-то опасался засады ещё и потому, что довольно равнодушно относился теперь к собственной жизни. Кажется, временами, в минуту наибольшего уныния, он даже хотел в глубине души, чтобы это была ловушка, и чтобы сегодня наконец всё закончилось.

Однако пока он, так же как и остальные, молча и не шевелясь ожидал. Минула полночь, прошёл ещё час, и ещё… То и дело накрапывающий дождь и почти уже осенняя прохлада не давали клевать носом, но всё же ожидание становилось всё более тягостным.

Вдруг на дороге, ведущей к замку, появились три фигуры. Они шли настороженно, но не таясь – понимая, что их ожидают и должны увидеть. То ли по случаю дождя, то ли из предосторожности фигуры были наглухо укрыты плащами с капюшонами. Несмотря на то, что Драонн был убеждён, что это – именно те, кого они ждут, проявлять себя он не спешил.

Дойдя до выломанных ворот, незнакомцы остановились. Внутрь они не заходили. Постояв немного у входа, они прислонились к серой стене, совершенно скрывшись на её фоне, и остались ждать. Они были уверены, что Драонн их видел, и теперь давали понять, что они – не просто какие-то случайные гуляки.

Выждав ещё не менее четверти часа, Драонн наконец поднялся из травы. Почти мгновенно за ним поднялась находящаяся рядом Кэйринн, а чуть позже из травы выросли ещё десять фигур. Принц медленно, не делая резких движений, направился к поджидавшим его незнакомцам.

– Поговорим внутри? – безо всяких предисловий предложил один из троицы, когда Драонн со своими илирами подошли достаточно близко.

– Ведите, – так же коротко ответил принц.

Полтора десятка лирр молча прошли во двор замка, а затем вошли в сам особняк, хотя обстановка там не слишком-то располагала к беседе. Но, по крайней мере, их теперь не могли увидеть чьи-нибудь случайные глаза.

– Я не ошибусь, если предположу, что вы – принц Драонн Доромионский? – заговорил всё тот же незнакомец.

– Вы не ошибётесь, – заверил Драонн. – Окажете ли честь, назвав своё имя?

– Я – Пеллиан Буаон, вассал и доверенное лицо принца Эйрина Эрастийского, – поклонился в ответ илир, откидывая плащ с лица. – Явился по его приказу, чтобы поговорить с вами и узнать, что вам нужно.

– Мне нужно увидеть вашего господина и поговорить с ним.

– Вы же понимаете, милорд, сейчас идёт война, и мой сеньор вынужден быть осторожным. Мы не можем, при всём моём уважении, вот так вот сразу препроводить вас к нему. Вы должны это понимать. Ведь, говоря начистоту, вы покамест даже не представили доказательств, что вы – это вы.

Тон посланника был безупречно вежлив, в нём не было и грана желания унизить или оскорбить, а потому даже горячая Кэйринн не вспылила, услышав подобные слова. Тем более что их правота была вполне очевидна.

– Вы правы, лорд Пеллиан, – кивнул Драонн. – И я нисколько не обижен вашими словами. Более того, не прояви вы подобной осмотрительности, я бы, чего доброго, заподозрил бы неладное. Вот. Это знак моего дома. Мне он достался от покойного отца, а ему – от его отца, и так далее.

Драонн протянул медальон, который он заранее предусмотрительно снял с шеи.

– Благодарю, милорд, – Пеллиан с поклоном вернул драгоценную вещицу, осмотрев её прямо в темноте благодаря остроте лиррийского зрения. – Теперь я убеждён в том, что это действительно вы. Но я по-прежнему не уверен, нужна ли милорду Эйрину эта встреча. Прошу прощения, милорд, но о вас говорили всякое…

– Могу себе представить, – невесело усмехнулся Драонн. – Но могу вас уверить, что большинство того, что обо мне говорили – неправда. В данный момент мой родовой замок, скорее всего, уже разорён, а вся моя семья погибла… Я претерпел от людей не меньше, чем ваш сеньор…

– Простите меня, ваше высочество, – вновь поклонился Пеллиан. – Я скорблю о вашей утрате… Здесь ничего не известно об этом. Мы знаем, что в Сеазии сейчас войска, но это всё…

– Там дела очень плохи, друг мой. Несколько замков уже взяты, а остальные будут захвачены рано или поздно. Причём, скорее рано…

– Боюсь, не самое удачное место вы выбрали, чтобы укрыться от проблем, милорд, – покачал головой Пеллиан.

– Я не собираюсь укрываться от проблем, лорд Пеллиан, – отчеканил Драонн. – Я собираюсь решать их. И для этого мне как раз и требуется ваш господин.

– Снова создаёте департамент по примирению? – в голосе илира всё равно пробивалась тщательно скрываемая ирония.

– Простите, сударь, – с нажимом произнёс принц, словно ставя зарвавшегося Пеллиана на место. – Но я не уверен, что вы уполномочены обсуждать со мной то, о чём я буду говорить с вашим хозяином.

Последнее слово тоже звучало излишне резко, но Драонн чувствовал, что должен немного сбить спесь с этого «доверенного лица». Трудно сказать – обиделся ли Пеллиан. Судя по всему, он привык к тому, что с ним считаются окружающие – видимо, действительно был весьма приближен к принцу Эйрину. Но всё же Драонн не считал нужным дальше дискутировать со слугой, тогда как ему нужен был хозяин.

– Не без гордости скажу, ваше высочество, что принц Эйрин доверяет мне практически все свои дела. И он уполномочил меня выяснить, для чего вы ищете с ним встречи. Как видите, я не отступаю от указаний своего… хозяина.

Значит, всё-таки обиделся… Что ж, эта беда вполне поправима на фоне всех других, свалившихся на голову Драонна в последнее время, так что ею можно будет заняться позже. Однако же не стоит искать недругов там, где их может и не быть. Да и принц не на секунду не усомнился в словах Пеллиана.

– Простите мне мои резкие слова, друг мой, – заговорил он. – Я не хотел вас обидеть. И коль уж принц Эйрин доверяет вам всецело, доверюсь и я. Мне нужен корабль, чтобы добраться до Эллора. И об этом я хотел просить вашего господина.

– Даже если бы я гадал тысячу лет, я не додумался бы до подобного, – удивлённо произнёс Пеллиан. – Но как можно, находясь на Эллоре, решить проблему здесь?..

– Есть способ, – отрезал Драонн. – Я не хотел бы сейчас говорить об этом – здесь не то место, и не то время. Вы узнаете всё от принца Эйрина, коль скоро вы его доверенное лицо.

Возразить на это было нечего, и Пеллиану осталось лишь молча поклониться.

– Что ж, следуйте за нами, милорд, – затем произнёс он. – Надеюсь, вас не смущает небольшое морское путешествие?

– Не беспокойтесь, – сухо ответил Драонн. – Я привычен.

– Однако все ваши илиры не поместятся на нашем судёнышке.

– Все и не нужны. Я возьму с собой троих, остальные отправятся в наш лагерь.

– Это приемлемо, – кивнул Пеллиан.

Стоит ли говорить, что в число этих троих попала Кэйринн? Надо сказать, что в свободном плаще, накинутом капюшоне, она ничем не выдавала в себе девушку. За всю короткую беседу она не проронила ни слова, так что Пеллиан и его спутники остались в неведении в отношении неё.

Отдав приказ остальным возвращаться и ждать, Драонн и трое его сопровождающих направились следом за троицей провожатых. Они дошли до побережья, прошли вдоль него с полмили, пока слуги или вассалы Эйрина Эрастийского вдруг не свернули на какую-то неприметную тропку, сбегающую с довольно крутых каменистых скал вниз, к узкому галечному пляжу. Даже ловким лиррам было сложно спускаться по этой тропе, более подходящей для горных коз.

Спустившись, пошли дальше – ещё ярдов триста или четыреста к югу. Затем Пеллиан с товарищами указали на расщелину в скале. Оказалось, там пряталось то самое судёнышко, о котором он говорил. Это была обычная шлюпка о четырёх вёслах – такая, какие обычно используют на военных судах для высадки. В неё могло вместиться десять-двенадцать бойцов. Двое илиров стерегли шлюпку, укрываясь в той же расщелине. Вместе они впятером перетащили её на воду.

– Прошу, милорд, выбирайте места по вкусу, – произнёс Пеллиан. – Путь будет неблизкий.

***

Лишь с рассветом шлюпка вновь причалила к берегу. Пеллиан не зря спрашивал у Драонна о переносимости морских путешествий – плаванье на небольшой лодке имело мало общего с путешествием на шхуне. Плохая погода вызвала волнение на море, и судёнышко с девятью лиррами на борту весьма ощутимо болтало. Драонн крепился, но чувствовал довольно сильную дурноту. Кэйринн, судя по всему, чувствовала себя немногим лучше – она сбилась в небольшой клубочек на корме и почти не подавала признаков жизни. Илиры, сидевшие на вёслах, предлагали ей (всё ещё не догадываясь, что перед ними девушка) пересесть поближе к центру лодки, где волнение ощущалось чуть меньше, но упрямая воительница лишь покачала головой.

Места, где причалила шлюпка, были куда более дикими, чем окрестности Кидуи. Здесь уже леса вплотную подступали к берегу, взбираясь на скалы, словно желая увидеть, что же там находится, за горизонтом. И поселений тут было, естественно, гораздо меньше – люди проигрывали в схватке с лесом. В общем, эти места как нельзя лучше подходили для тайных убежищ изгоев, коими теперь стали лирры.

Убежищем Эйрина Эрастийского оказалась небольшая пещера, которую тысячелетиями вымывала в скальной породе вода. Она была хорошо укрыта лесом и кустарниками, так что отыскать её было сложно – можно было ходить в десяти шагах от её узкого входа, и даже не догадываться об этом. Ни одна сломанная веточка, ни одна примятая травинка, ни один остывший уголёк не выдавали того, что это место обитаемо.

В пещере оказалось всего около двух десятков илиров – не так много, как ожидал Драонн. Небольшой костёр из очень сухих веток почти не давал дыма. Над костром висел котелок, а вокруг сидело несколько мужчин, весело о чём-то разговаривающих. Остальные занимались своими делами то тут, то там – кто-то вроде как дремал, кто-то чистил оружие, кто-то даже читал. Один из илиров, сидящих у костра, почтительно вскочил, заметив гостей.

– Милорд Драонн, я полагаю? – воскликнул он, поспешно идя навстречу. – Для меня огромная честь приветствовать столь легендарного илира в своём дворце!

Драонн попытался угадать, была ли в этих словах насмешка – ведь если он назвал пещеру дворцом, вполне мог быть столь же саркастичен и в словах о легендарном илире. Царящая в пещере полутьма скрывала черты лица принца Эйрина, так что ничего нельзя было сказать наверняка.

– Я также рад познакомиться с вами, милорд Эйрин, – учтиво ответил он. – Я был знаком с вашим отцом – он был весьма достойным илиром, – здесь, признаться, Драонн слегка слукавил. – Я вместе с вами скорблю об утрате.

– Он умер уже давно, – легкомысленно отмахнулся Эйрин. – Я давно смирился. Прошу вас, милорд, к нашему огню. Скоро будет готов завтрак. Мы ждали гостей и хорошо подготовились. Косуля, тушёная с корнями ягнятника – просто объедение!

Драонн понятия не имел, что это за ягнятник, и каковы на вкус его корни, но он был голоден, а от костра действительно распространялся весьма соблазнительный аромат тушёного мяса и дыма. Поэтому он последовал приглашению, а вслед за ним – и его спутники. Сидящие у костра илиры с готовностью расступились, уступая место гостям.

– Должен сказать, я был весьма удивлён, когда мне доложили, что кто-то упорно поджигает мой бедный дом, – усевшись на широкий чурбак, заговорил Эйрин. – Признаться, я думал, что это какие-то окрестные шалопаи, всё ещё не смирившиеся с тем, что я ускользнул от их вил и батогов. А потом мне вдруг говорят, что на стене замка появился знак Доромионов. Тогда я смекаю, что вы хотите со мной встретиться. Однако же, что вы делаете здесь, в окрестностях Кидуи? Признаться, когда вы исчезли после убийства Риона, я думал, что вы укроетесь у себя в Сеазии…

– Ещё неделю назад я был там, – ответил Драонн, решив сразу перейти к делу. – Но сейчас там армия, мой замок захвачен, а большинство моих илиров, включая жену и двоих детей – убиты…

– О, простите, милорд, я не знал… – от былого насмешливого тона Эйрина не осталось и следа. – Примите мои соболезнования.

– Спасибо, – сдержанно кивнул Драонн. – В общем, в Сеазии для меня больше не было будущего – разве что ввязаться в какую-нибудь бессмысленную стычку с легионерами и глупо погибнуть. Но я выбрал другой путь – более сложный, однако, быть может, ведущий к победе.

– О какой победе вы говорите? – поинтересовался Эйрин. – Я спрашиваю, потому что лично для меня теперь каждый прожитый день – уже победа. Если бы вы видели, как я улепётывал от этих деревенщин – вы, право же, расхохотались бы. Зрелище было просто уморительное!.. Так о какого рода победе говорите вы, милорд?

– О той победе, когда наш народ больше никогда не будет терпеть урона от людей. Когда люди либо вовсе исчезнут из этого мира, либо будут жить в глубоком страхе, что мы невзначай заметим их ничтожное существование.

– Ого! – Эйрин даже хлопнул себя по ляжке. – Вот это неожиданность! Признаться, в самых своих смелых мечтах я даже на тысячу лиг никогда не подбирался к подобным мыслям! Поистине, милорд, вы – самый необычный илир, какого я знаю! Мой отец, помнится, говорил о вас, что вы – большой оригинал, но я даже не думал, что настолько! Но как вы достигнете такого положения вещей, ведь пока оно, прямо скажем, совершенно обратное?

– Положению вещей свойственно меняться, друг мой, – осознанно или нет, но Драонн понемногу перенимал стиль общения своего собеседника. – Например, вот сейчас я ужасно голоден, но как только вы угостите меня обещанным рагу – положение вещей изменится кардинально, и я больше уже не буду голоден. Более того, я буду сыт.

– Так исправим же это недоразумение поскорее! – расхохотался Эйрин. – Эй, Ривви, готово ли там у тебя?

– Жду только вашего слова, милорд, – ухмыльнулся малый, которого назвали Ривви, и тут же снял крышку с котелка.

Вместе с густым облаком вырвавшегося из-под крышки пара илиров окутал восхитительный аромат тушёного мяса. У сидевшей рядом Кэйринн так громко заурчало в животе, что некоторые илиры, не сдержавшись, рассмеялись. Сама Кэйринн, сконфузившись, сперва съёжилась ещё сильнее, но затем вдруг скинула капюшон, который всё ещё скрывал её лицо. Увидев нежные женские черты лица, насмешники осеклись.

– Представьте вашу прекрасную спутницу, милорд! – воскликнул Эйрин, который, кажется, сразу же попал под очарование молодой девушки. – Простите, сударыня, моих мужланов! Но мы не знали, что среди нас находится столь восхитительный цветок!

– Меня зовут Кэйринн, я – дочь простых фермеров, так что его высочеству нет нужды представлять меня, – процедила девушка. – И меня нисколько не задела невоспитанность ваших илиров. Если уж они сами могут с этим жить, так и я как-нибудь потерплю!

– О, да у этой розы стальные шипы! – восхищённо проговорил Эйрин. – Сударыня Кэйринн, вы похитили моё сердце!

– Должно быть, это вышло случайно, потому что мне оно совершенно ни к чему, – буркнула Кэйринн. – Я предпочла бы ему хорошую миску горячего рагу!

Пещера просто взорвалась от хохота. Если бы сейчас неподалёку случился отряд разведчиков – укрытие было бы обнаружено. Надо отдать должное принцу Эйрину – он хохотал наравне со всеми. Смеялся даже Драонн, хотя в последнее время даже улыбка была редкостью на его лице.

Первую же миску, которую Ривви щедро наполнил до краёв, положив побольше мяса, он передал девушке. Вторую получил Драонн, затем – Эйрин, а затем и все остальные. Драонн с интересом изучил содержимое глубокой тарелки. Те самые корни ягнятника оказались чем-то похожими на варёную морковь, только чуть более волокнистые и не такие сладкие. Впрочем, они придавали блюду приятный пряный вкус, да и сами были весьма недурны. Жаль, что этот ягнятник не растёт в окрестностях Доромиона, – подумалось принцу, но он тут же вспомнил, что теперь это уже не имеет никакого значения.

Рагу было действительно вкусным, его было вдоволь, так что вскоре, как и предрекал Драонн, положение вещей хотя бы в этом отношении приятно изменилось – он наконец ощутил восхитительную сытость. К тому времени Ривви уже помешивал над огнём другой котелок, откуда волшебно пахло малиной и какими-то травами.

– Полагаю, теперь мы можем вернуться к нашему разговору? – отставляя миску, осведомился Эйрин.

– С удовольствием, – после бессонной ночи у Драонна теперь было ужасное желание прилечь и уснуть хотя бы на два-три часа, но такую роскошь он не мог себе позволить. В конце концов, это он пришёл к Эйрину за помощью. – Итак, мы закончили на том, что у нас есть возможность победить людей окончательно и бесповоротно. То, что я расскажу сейчас, может показаться вам странным, а может даже и безумным, но я всё же попрошу выслушать до конца.

– О, милорд, после я расскажу вам о том, как получил вот этот шрам, – усмехнулся Эйрин, показывая широкую белую полосу, тянущуюся от запястья почти к самому локтю. – И мы посмотрим, чья история окажется более безумной!

– Я могу говорить прямо здесь, свободно, или лучше будет нам поговорить наедине?

– О, милорд, если бы вы знали, какой я болтун! Даже если вы расскажете мне всё наедине, боюсь, не позднее чем к завтрашнему вечеру все мои ребята будут в курсе этого разговора! Так что давайте сэкономим всем время!

– Как хотите, – пожал плечами Драонн. Ему действительно было абсолютно всё равно, пусть даже все они потом дружно назовут его сумасшедшим.

Как и недавно с Кэйринн, он начал с самого начала, рассказав обо всём, включая убийство императора Риона. Потрясённая тишина повисла в пещере, так что хорошо было слышно, как где-то капает сочащаяся с потолка вода. Даже Ривви позабыл о бурлящем котле с малиновым отваром, слушая рассказ принца Драонна, который, услышь они его от кого-то другого, сочли бы выдумкой.

– И поэтому мне нужен корабль, чтобы достичь Эллора, – закончил Драонн. – Если всё, что говорил Ворониус – правда, то через некоторое время я вернусь уже для того, чтобы карать людей за всё то, что они сотворили.

– Да уж, милорд! Кажется, вы были правы – более безумной истории я в жизни своей не слыхал… – ошарашенно произнёс Эйрин. – Но вам не кажется, что словам этого старого ворона никак нельзя верить? Простите, но это слишком уж похоже на сказку!

– Да, мне тоже так кажется, друг мой. И что прикажете делать? Махнуть рукой и вернуться домой, под пики имперских легионеров? Забыть, что моя жена и мои дети погибли от рук людей? Опустить руки? Броситься в одиночку на целый легион? Что вы посоветуете, принц Эйрин? Какой из этих вариантов кажется вам предпочтительнее попытки переломить ход войны? Пусть даже и самой призрачной? Даже если это один шанс на миллион – что с того? Он же есть! Мне так долго не везло в последнее время, милорд, что в этот раз может и повезти!

– Да, если смотреть с этой стороны, то всё и правда кажется не таким уж странным, – почесал подбородок Эйрин. – Вот что, милорд. Думаю, вы сейчас очень хотите спать. Давайте вы покамест поспите, а я обмозгую всё. Да, такой корабль у меня действительно есть, но – вы же понимаете, я не могу так просто отправить его на Эллор! Кроме того, меньше чем через месяц наступит осень. Даже если отправиться сейчас – хорошо, если получится добраться туда до штормов… А уж назад и вовсе не вернуться…

– Хорошо, милорд, подумайте. А я бы действительно поспал. Кажется, я уже засыпаю сидя.

– В этом нет нужды. Там, в углу, целый ворох шкур. Выбирайте себе любую, и укладывайтесь там, где душе угодно. То же касается и госпожи Кэйринн, и остальных ваших спутников.

– Благодарю, принц Эйрин, – Драонн встал и отправился туда, куда указал илир.

– Вы так и не поведали свою безумную историю, откуда у вас этот шрам, – напомнила Кэйринн.

– О, вы правы, сударыня! Что ж – меня подрал заяц, – невозмутимо ответил принц. – Он попал в силок, я схватил его за уши, а он задёргался и когтем задней лапы распорол мне руку.

– Да уж, это просто верх безумия, – фыркнула Кэйринн и направилась вслед за Драонном.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю