290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ) » Текст книги (страница 13)
Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:30

Текст книги "Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ)"


Автор книги: Александр Федоров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 41 страниц)

Глава 16. Свадьба

Принц Бейлан вполне предсказуемо встретил гостей не слишком-то радушно. Даже не пытаясь спрятать мрачное выражение лица, он наблюдал, как во двор его цитадели вкатываются экипажи и вливается несколько десятков конников.

– Кажется, он не очень-то рад нас видеть, – невесело усмехнулся Драонн.

– Если вас это задевает, вы всегда можете угостить его таким же выражением лица на собственной свадьбе, – весело улыбнулся Делетуар.

– Какая честь для меня, – похоронным голосом произнёс Бейлан, подходя к карете второго канцлера. – Сам милорд Делетуар пожаловал в моё скромное жилище. И я тщетно ломаю голову, силясь понять – чем я заслужил подобную честь?

При этом хозяин довольно выразительно поглядел на кавалеристов, которые, соскочив с сёдел, уже принялись заботиться о своих скакунах.

– Ваша слава, дорогой друг, дошла до самого императорского дворца, – столь же двусмысленным тоном ответствовал канцлер. – А потому мы с лордом Драонном решили начать свой вояж именно с вас, как с одного из самых прославленных сеньоров Ревии.

– Прошу, проходите в мой дом, – кисло махнул рукой Бейлан в сторону дверей своего замка. – Вас ждут здесь отдых и обед. Надолго ли вы почтили меня своим визитом?

– Пожалуй, нам нужно будет заночевать у вас, любезный друг, чтобы завтра с утра отправиться в дальнейший путь.

– Я велю приготовить комнаты, – Драонну показалось, или принц при этом явственно скрипнул зубами.

Некоторое время Делетуар, казалось, наслаждался замешательством принца и тревогой, читаемой на лице его супруги. Но во время обеда он сжалился над ними.

– Вы, друг мой, спросили недавно, с какой целью мы пожаловали сюда в подобной компании? – начал он. – Вы, верно, знаете о совете, созданном при Канцелярии его величества, задача которого вновь примирить людей и лирр, разведённых бессмысленной войной. Вам ли не знать о всех тех бедах, что приносит война, ведь вас она коснулась непосредственно! Да вот не тут ли неподалёку не так давно сгорела деревенька?

Драонн, внимательно наблюдавший за хозяином, заметил, как тот побледнел. Он явно причастен к тому, что произошло, – понял юноша. И он знает, что мы это знаем. И потому он сейчас страшно напуган.

– Вы, лорд Бейлан, всегда были на отличном счету у его величества, – продолжал меж тем канцлер. – Никто из присутствующих не сомневается в вашей лояльности короне. Не далее, как пару часов тому назад я ровно об этом говорил принцу Драонну. И он был столь тронут вашей преданностью империи, что попросил меня об одной услуге, в которой я не могу ему отказать. Прошу вас, лорд Драонн, скажите принцу Бейлану то, что собирались!

Делетуар произнёс эту тираду с торжественно-серьёзным выражением лица, но Драонн готов был биться об заклад, что в душе он сейчас хохочет над той ситуацией, в которую он поставил юношу.

– Имею честь объявить вам, милорд Бейлан, – вставая, заговорил Драонн. – Что в первый день месяца пириллия я сочетаюсь узами брака с достойнейшей дочерью присутствующего здесь принца Гайрединна Кассолейского Аэринн. Для меня будет великой честью видеть вас, представителя древнего и славного рода, в числе моих гостей. Естественно, в сопровождении вашей прекрасной супруги и детей.

– Я… Это большая честь для меня, милорд Драонн, – от неожиданности Бейлан стал даже слегка заикаться. – Разумеется, мы будем на вашей свадьбе и поднимем немало бокалов за ваше здоровье и здоровье вашей молодой жены!

У ревийского принца был вид илира, которого наградили дворянским титулом, хотя он ожидал смертного приговора. Однако по растерянности в его глазах Драонн понял, что до конца его обмануть не удалось – он явно чувствовал какой-то подвох подобно крысе, что чует опасность.

– А в ожидании этого чудесного события вы сможете пожить в небольшом уютном особнячке, пожалованном вам на время от щедрот его величества, – как что-то само собой разумеющееся произнёс Делетуар.

– Ах, благодарю вас, милорд канцлер, но право – не стоит, – смешался Бейлан. – У меня есть старинный приятель, живущий совсем рядом с Кидуей. Я знаю, что он уже вернулся в своё имение после… известных событий. Мы поживём у него.

– Воля ваша, принц Бейлан, – пожал плечами Делетуар. – Если вы не боитесь стеснять своего приятеля всё это время.

– Какое ещё время, милорд? – растерянно переспросил принц.

– Его величество сетует на то, что из-за удалённости вашего поместья он нечасто имеет удовольствие видеть вас, а потому, пользуясь случаем, просил передать его пожелание, чтобы вы поспешили с отъездом в столицу и отправились тотчас же, как мы с принцем Драонном покинем вас.

– То есть… завтра?.. – окончательно смешался Бейлан. – Мы должны выехать завтра?

– Ну почему сразу должны? – добродушно улыбнулся канцлер. – Просто это было бы желательно. Я даже готов дать в сопровождение четверых кавалеристов, чтобы вы могли избежать различных неприятностей в пути.

Теперь у принца Бейлана не осталось ни малейших сомнений в том, что приглашение на свадьбу – не более, чем фикция, а его просто хотят арестовать.

– Не думаю, что мне потребуются ваши кавалеристы, милорд, – побелевшими губами произнёс он. – Мои илиры сопроводят меня. И так я буду в большей безопасности.

– К чему утруждать этих достойных мужей? – теперь в голосе Делетуара не осталось и налёта ложного добродушия. Он говорил спокойно и холодно. – Кто-то ведь должен остаться в Таргоре, чтобы присмотреть за ним. Мало ли, что может случиться с ним в ваше отсутствие… Но, впрочем, не беспокойтесь – прямо сейчас в Ревию движется четыре тысячи отборных имперских легионеров. И хоть они будут весьма заняты поимкой оставшихся на свободе лейсианцев, но при случае могут уделить некоторое внимание и вашим владениям.

Очередной прозрачный намёк кинжалом вонзился в самое сердце принца Бейлана. Сказанное Делетуаром не оставляло пространства для воображения. Но при этом ситуация оставалась неопределённой. Он не мог ничего возразить или попытаться опротестовать излишне жёсткие действия второго канцлера, который, по сути, арестовал знатного лиррийского принца средь бела дня, да ещё и со всем семейством. Потому что формально никакого ареста не было, а было лишь приглашение на свадьбу, не принять которое было просто немыслимо. Едва ли не впервые Бейлан Таргорский оказался зажат в ситуацию, из которой не было путей к отступлению.

– Спасибо за заботу, милорд, – только и проговорил он. – С вашего позволения, я вас оставлю. Нужно отдать распоряжения о подготовке к поездке.

– Не смею вас задерживать, друг мой, – улыбка канцлера была какой-то льдистой, словно предупреждающей. – И заранее прошу простить моих солдат-остолопов. Сколько не муштруй их, они всё равно хороши лишь на плацу да на поле боя. Боюсь, они сейчас бестолково разбрелись по вашему прекрасному замку, и поди их теперь собери! Так что старайтесь не обращать на них внимания, если нечаянно наткнётесь на кого-то из них. Они не причинят вам особенных неудобств. Можете считать, что их и вовсе там нет!

Когда принц Бейлан вышел из-за стола, его заметно покачивало, хотя за время обеда он едва ли сделал несколько глотков вина.

***

– Не мало ли вы отрядили солдат в сопровождение Бейлану? – спросил Драонн, когда их экипаж выезжал из ворот Таргора. – Без обид, но в сравнении с людьми лирры обычно куда лучшие бойцы. Если принц уделял хотя бы какое-то время тренировкам, он без проблем справится с четырьмя охранниками.

– Всё так, друг мой, но вы не учли одного. Бейлан ни за что не сделает ничего такого, что могло бы стоить ему жизни. Сейчас он крепко напуган и думает, что его в Кидуе ожидает арест, но всё же ему не хватит духу бежать, ведь он знает, чем это обернётся и для него, и для его близких, и для его имущества. Он не убежит, даже если его попытаются отбить сообщники. Даже если бы кто-то из конвоя предложил ему бегство, он бы отказался. Так что в данном случае мы можем быть совершенно спокойны. Но если потребуется, я, конечно, усилю конвой для других ваших гостей.

– И скольких из них мы ещё должны пригласить лично?

– Немного, хвала богам. Не более десяти. Большинство из них проживает не слишком далеко и дороги должны быть неплохими. А уж как доберёмся – проблем никаких ждать не приходится. Этот прохиндей Суассар придумал действительно стоящую штуку с вашей свадьбой!

– И я ему этого не забуду! – пообещал Драонн, хотя угроза в его голосе была явно наигранной.

На сей раз евнух не делал вид, что дремлет, поэтому растянул свои тонкие губы в ухмылке, однако промолчал. Вообще в присутствии Драонна он почти никогда не произносил ни слова. Очевидно, что с Делетуаром он был куда более велеречив, раз уж давал такие советы, но при юноше, как правило, помалкивал. Драонн подозревал, что саррассанец вообще презирает его, либо просто не считает достойным собеседником. И, признаться, его это задевало.

– Кажется, будет дождь, – поглядывая на нахмурившееся небо, проговорил Делетуар. – По счастью, впереди пока лишь хорошая мощёная дорога.

Вскоре, как и предсказывал канцлер, первые капли застучали по стенкам кареты, а ещё через несколько минут небеса разверзлись и на землю хлынул настоящий ливень. Глядя на струи дождя, бегущие по стеклу, Драонн внезапно ощутил приятное чувство уюта и покоя. Экипаж мчался, слегка покачиваясь на неровностях дороги, внутри было тепло, но не жарко, приятный шум дождя убаюкивал. И юноша вдруг понял, что ему ужасно нравится находиться именно здесь, и что досада на канцлера и императора, так нежданно придумавших эту поездку, полностью исчезла. Хотелось ехать и ехать вот так вот, прислонившись лбом к прохладному стеклу; хотелось, чтобы этот восхитительный дождь никогда не заканчивался, чтобы его мерный стук и ровный шелест сопровождали их всю поездку. Правда, у скачущих позади экипажей и промокших до нитки кавалеристов наверняка было на сей счёт собственное мнение, но юный принц о них, признаться, даже и не вспоминал.

***

Нет большого смысла описывать всё путешествие. Даже для жадного до знаний и новых впечатлений Драонна оно постепенно слилось в некий непрерывный поток. Замки ревийских принцев были похожи один на другой, равно как и сами принцы, при всей их несхожести, имели между собой что-то общее. Сцены, разыгрывавшиеся в замке Бейлана Таргорского, с достаточной степенью точности повторялись и в других замках.

Очевидно, что все принцы Ревии, имеющие стальной хребет и твёрдость взглядов, в решающий момент оказались либо в воинстве Лейсиана, или же столь же твёрдо заявили о своей поддержке короны, а потому те, кого навещали теперь посланцы императора, были илирами того же сорта, что и Бейлан. Так что и разговор вёлся всегда примерно один и тот же, и выражение их лиц, и затравленность взглядов были очень похожими.

В целом Драонну неожиданно понравилась такая вот кочевая жизнь, когда почти весь день проводишь в экипаже и ночуешь на постоялых дворах или в замках лиррийской знати. Месяц бесогон1717
  Бесогон – один из месяцев календаря Кидуанской империи. Первый месяц лета, соответствует нашему июню. Вероятно, назван был так из-за того, что в этом месяце самые короткие ночи в году, а в северных широтах полной темноты и вовсе не наступало, поэтому по народному поверью бесы в эти ночи не могли появляться на земле. Позже, уже на закате существования Кидуанской империи, месяц будет переименован в дистритий в честь императора Дистрита Златоглавого, правившего империей примерно через шестьсот пятьдесят лет после описываемых событий.


[Закрыть]
приближался к концу и до свадьбы оставалось всего около пяти недель. Время летело приятно и незаметно, несмотря на некоторые дорожные неудобства, комаров и постоянный тяжёлый смрад от неделями немытого тела Делетуара.

И с каждым днем Драонн всё больше скучал по своей невесте. Сейчас ему казались нелепыми те мысли, с которыми он покинул Кидую. Как глупо и смешно было дуться на Аэринн, обвинять (естественно, не вслух) её в эгоизме и вздорности. И иной раз юноша ловил себя на том, что не может поверить в то, что именно так всё и было – что он едва ли не бежал из столицы, размышляя при этом о том, стоит ли вообще ему жениться.

Да, Делетуар был прав, назвав эту поездку свадебным подарком. Она многое прояснила в его голове, многое расставила по местам. И теперь он точно знал, где в его душе находится место Аэринн. Там, откуда её уже не изгнать безболезненно. Теперь Аэринн можно было лишь выдрать из его души – с кровью, с корнями, с ошмётками мяса. И ни малейшего сомнения в необходимости для него этой свадьбы больше не оставалось.

Конечно, иной раз Драонн задумывался над тем, что все эти мысли, возможно, являются продуктами его долгой разлуки. А иногда он называл это ещё честнее – эти мысли появились лишь тогда, когда успокоились его разбережённые ссорой чувства, и не факт, что подобное благодушие мыслей сохранялось бы у него, если бы он остался в Кидуе и ежедневно выбирал столовое серебро для банкета и цвет свечного воска. Но эти размышления юноша гнал от себя прочь безо всякого стеснения.

Вообще читатель, кажется, уже понял, что никаких происшествий во время их путешествия по примирению не происходило – оголтелые повстанцы не пытались атаковать многочисленный и хорошо вооружённый кортеж, не горели многочисленные деревни, причём как человеческие, так и лиррийские. Если в Ревии действительно было так неспокойно, как говорил Делетуар, то это, по крайней мере, совершенно не бросалось в глаза.

Правда, при всей своей сердобольности на словах, канцлер ни разу даже не заикнулся о том, чтобы заехать в одно из тех селений, что пострадали от войны. Более того, он тщательно избегал любых мест, которым был нанесён существенный урон, ведь это, в свою очередь, могло сказаться на его личном комфорте, а этого Делетуар допустить никак не мог.

В общем, Ревия выглядела вполне себе мирно – добропорядочная, верноподданническая провинция империи, где никогда и слыхом не слыхивали ни о какой гражданской войне. Впрочем, Драонна это более чем устраивало.

***

Наконец, в десятый день месяца жаркого1818
  Жаркий – один из месяцев календаря Паэтты, соответствует нашему июлю.


[Закрыть]
кортеж с членами совета вернулся в Кидую. До свадьбы оставалось три недели, и Драонн дал себе слово, что не упустит ни единой обязанности, что выпадет на его долю в оставшийся срок.

Увидев Аэринн, он ощутил такой прилив нежности, что едва совладал со своими эмоциями, однако слёзы всё равно навернулись на глаза. Девушка, завидев своего суженого, бросилась к нему на шею, покрывая его лицо поцелуями. Ни он, ни она в этот момент не помнили всех тех горячих слов, что они бросали друг другу перед расставанием.

– Тебя так долго не было, мой принц! – приятно щекоча дыханием его ухо, шептала Аэринн, скрепляя поцелуем едва ли не каждое из произнесённых слов.

– Я так соскучился! – бормотал он, зарываясь пальцами в её волосы. – Прости, что так вышло.

– Всё нормально, – заверила она. – И ты меня прости. Не стоило говорить многое из того, что я сказала.

– Чепуха! Я уже и забыл, что ты говорила! – слегка покривил душой Драонн.

– Спасибо, мой принц! Но чтобы загладить свою вину, я хочу сказать, что сделала все необходимые приготовления к свадьбе, так что не потревожу тебя больше ничем!

– Жаль! А я собирался активно помогать тебе с этими приготовлениями!

– Даже проведя месяц в обществе канцлера Делетуара, ты так и не научился искусно лгать! – рассмеялась Аэринн.

– Ну это была не вина учителя, просто ему попался туповатый ученик, – Драонн рассмеялся в ответ.

– Ну пойдём скорее в нашу комнату! – Аэринн призывно потянула его за руку.

– А может мне сперва обмыться? Признаюсь, в последнее время мне нечасто удавалось принять ванну…

– Хвала богам, что ты это предложил! – рассмеялась девушка. – А то уж я боялась, что мне придётся обматывать лицо душистым полотенцем, чтобы не чувствовать этого ужасного запаха!

– Иди в комнату, я приду не позже, чем через полчаса! – пообещал Драонн, на ходу стаскивая с себя грязную одежду.

***

Последняя неделя выдалась просто сумасшедшей. В особняке Драонна, когда-то таком тихом и спокойном, теперь было постоянное движение – какие-то непонятные люди, изредка – лирры, то приходили, то уходили, то бродили по коридорам и комнатам, поднимая страшный шум. Сам Драонн начисто позабыл клятву, данную себе в день возвращения, и при всяком удобном случае сбегал в Канцелярию, где можно было провести несколько часов в тишине и покое.

Наконец из Кассолея прибыли госпожи Олива и Дайла. Появление последней вызывало определённую оторопь среди мечущихся по дому портных, бакалейщиков и столяров. Магиня, скрюченная в своём громоздком кресле, одетая во всё чёрное, походила на ворона, внезапно ворвавшегося в стайку воробьёв. Принцесса Олива же, напротив, внесла новое оживление во всё это собрание. Её властный голос то и дело перекрывал весь этот гвалт, а одна белошвейка и вовсе вскоре выбежала в слезах, получив нагоняй от принцессы Кассолейской.

Драонн, который почтительно подошёл, чтобы приветствовать будущих свояченицу и тёщу, тут же получил от последней ровно два вопроса, причём один хлеще другого.

– Изволит ли лорд Делетуар принять ванну перед церемонией, или гостям придётся дышать его вонью? – это был первый вопрос.

Признаться, он поставил юношу в тупик. Зная Делетуара, он не мог пообещать госпоже Оливе, что канцлер озаботится избавиться от запаха даже ради столь значимого события. Более того, он не мог даже представить себе, как вообще он сможет задать подобный вопрос Делетуару. А зная неукротимый нрав Оливы, который в значительной степени передался и его невесте, бедняга не мог полностью исключить того, что та не отчитает второго канцлера империи за нечистоплотность на глазах пяти сотен гостей.

– Я вижу, вы затрудняетесь ответить на этот вопрос, – процедила Олива. – Что ж, тогда позвольте узнать – его величество уже подтвердил вам своё присутствие на церемонии?

Учитывая, что Драонн не имел случая даже пригласить императора, ответить на второй вопрос было не проще, чем на первый. Кажется, его будущая тёща решила, что коль уж непутёвый зятёк бросил невесту ради решения государственных дел, то, по крайней мере, добился при дворе такого положения, что позволяло ему ходить к императору Кидуи как к себе домой.

– Его появление возможно, – осторожно ответил он.

– Мне кажется, мы приехали слишком поздно, дорогая, – проговорила Олива. – Непонятно, чем они вообще тут занимались вместо того, чтобы готовиться к свадьбе!

– Что ж, каждый имеет ту свадьбу, которую он заслуживает, – своим каркающим голосом произнесла Дайла, скривив рот в подобии улыбки.

– Какие глупости! – вскипела Олива. – Разве это свадьба Драонна и Аэринн? Нет, это свадьба Доромионского и Кассолейского домов, и она должна пройти так, чтобы вся империя поняла их мощь и влияние!

– Иногда свадьба – это всего лишь свадьба, мама. И иногда она бывает важна сама по себе, без дополнительных политических смыслов.

– Что ж, поздравляю, принц Драонн, вы завербовали себе ещё одного союзника! – нахмурившись, отчеканила Олива. – Пойду, пожалуй, к принцу Гайрединну. Быть может, у него найдутся ответы на мои вопросы!

И, резко повернувшись, она вышла.

– Не волнуйтесь, принц Драонн, – криво усмехнулась Дайла. – Мама сейчас слишком взвинчена предстоящей свадьбой. Позже, когда вы узнаете её получше, вы поладите!

– О, я нисколько не в обиде на вашу матушку, сударыня, – заверил Драонн. – Я её прекрасно понимаю. Более того, теперь мне окончательно ясно, в кого пошла Аэринн.

– Что, сестрёнка тоже успела уже показать свои зубки? – вновь раздался тот спазматический кашель, что заменял Дайле смех. – Предупреждаю, милорд, вам достаётся не пушистая домашняя кошка, а своенравная рысь!

– Не пугайте меня, сударыня, потому что я уже и так испуган дальше некуда! – рассмеялся Драонн.

Сегодня он впервые разговаривал с магиней, и был поражён, что она совсем не похожа на тот образ злой колдуньи, который обычно приписывала им молва. Было видно, что Дайла очень страдает, причём не только телесно. Кажется, именно сейчас её очень больно ранило то, что ей самой никогда не испытать того, что дано Аэринн. Но, на удивление, это вовсе не обозлило её ни против сестры, ни против самого Драонна. И внезапно юноша почувствовал к ней глубокую симпатию. Если ещё несколько минут назад его едва ли не кидало в дрожь при виде этой зловещей искорёженной фигуры, то теперь ему вдруг захотелось побольше пообщаться с магиней. Он вдруг почувствовал себя вполне уютно в компании Дайлы. Во всяком случае, куда уютнее, чем в компании госпожи Оливы.

– Не бойтесь, милорд, всё будет хорошо. Я уже знаю про ребёнка, что носит под сердцем Аэринн. Свадьба эта скоро пройдёт, и тогда впереди у вас будет долгая и счастливая жизнь. Я так чувствую, а ведь я, как вы знаете, довольно сильная магиня, так что моим предчувствиям можно верить.

Очень много лет спустя Драонн с горькой и злой усмешкой будет вспоминать эти слова.

***

Драонн смутно запомнил саму церемонию. В голове хороводом проносились какие-то образы, отдельные фрагменты, которые никак не хотели потом складываться в единую картину. Кажется, всё прошло хорошо, и он, вроде бы, вполне достойно выдержал испытание. Он помнил, как перешучивался с принцем Перейтеном, как ловко подхватил кончиком шпаги прекрасный венок, подброшенный вверх невестой – ещё один добрый знак того, что супружеская жизнь молодожёнов будет долгой и счастливой.

Он помнил разодетого и благоухающего какими-то восточными благовониями Делетуара, который участвовал в церемонии, и даже подавал Драонну первый бокал обрядового вина, которым тот угостил свою теперь уже не невесту, а полноправную жену Аэринн во время благословения Арионна.

Он помнил ободряющее карканье Дайлы, на которое он отвечал какими-то шутливыми словами, но какими – он припомнить уже не мог. Он помнил слёзы на глазах принцессы Оливы, столь поразившие его, что он сперва даже решил, что ему это почудилось. Он также помнил и гордое, довольное выражение лица принца Гайрединна, стоящего по левую руку от второго канцлера империи на глазах собравшихся гостей.

Кстати, о собравшихся. Как и планировал Делетуар, приглашения были высланы всем без исключения главам лиррийских домов, которые прибыли в Кидую вместе со всеми своими домочадцами. Были также некоторые представители знати из людей, но их было немного, и почти все они так или иначе имели отношение к совету. Подавляющее большинство гостей Драонн видел в первый и, вероятно, последний раз. Каждый из них считал своим долгом лично поздравить молодого мужа, а также сказать несколько льстивых слов в его адрес и выразить восхищение невестой. И юноша, кажется, вполне достойно выдержал эту процедуру.

Во многом ему, конечно, помогала Аэринн. В платье невесты она была прекрасна как никогда, и вряд ли даже принц Бейлан Таргорский из Ревии или принц Телеонн Паэлийский из Сеазии смогли бы сохранить свои унылые мины при взгляде на неё. Кстати говоря, те из принцев, которые были приглашены Драонном лично, теперь особенно пресмыкались перед ним, кажется, до сих пор не веря своему счастью, что они сейчас находятся здесь, в этом зале, а не в казематах императора.

К слову об императоре. Он хранил интригу до последнего дня, и даже Делетуар не брался с уверенностью предсказать – почтит ли он своим посещением данное мероприятие. Сам толстый канцлер приложил уйму усилий для того, чтобы это состоялось, и не только из личной приязни к жениху и невесте, а исходя из чисто политических соображений, но проблема заключалась в том, что Родреан довольно тяжело заболел. И хотя, как заверял Делетуар, жизнь его была вне угрозы, немолодой уже государь тяжко переносил болезнь, целыми днями проводя в постели.

И всё же он нашёл в себе силы прийти. Буквально на минуту, только чтобы обозначить своё присутствие. Родреан пробормотал несколько слов Драонну и довольно галантно поцеловал руку Аэринн, после чего тут же удалился. Но и этого было достаточно, чтобы принц Гайрединн и принцесса Олива разомлели от счастья, а все гости дружно разразились приветствиями и здравницами в честь своего императора, причём более всего надсаживали глотки опять же илиры, подобные Бейлану и его собратьям по несчастью.

Они, кстати говоря, естественно, так и не повидались до этого с императором, хоть Делетуар в своё время и убеждал их в горячем желании государя приветствовать своих славных подданных. Но, признаться, ни один из них не был за это в обиде. Они грели себя надеждой, что теперь, когда свадьба закончится, им разрешат наконец отправиться домой. Само присутствие императора Родреана на этом мероприятии как бы подводило определённую черту под всеми случившимися событиями, и давало понять всем подданным империи, что лирры отныне вновь восстановили своё положение в государстве людей.

В общем, свадьба получилась ровно такой, какой её хотели видеть Аэринн и её родители, и какой совсем не желал сам Драонн – то есть шумной, помпезной и блистательной. Наверное, именно поэтому она и не запомнилась – юноша был просто оглушён и ослеплён происходящим. Даже их первая брачная ночь растворилась в его памяти среди множества других таких же ночей, бывших как до, так и после. Но всё же Драонн был счастлив. Теперь он был не один в этом мире, и будущее представлялось ему в самых радужных красках.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю