290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ) » Текст книги (страница 12)
Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 05:30

Текст книги "Лиррийский принц. Хроники Паэтты. Книга III (СИ)"


Автор книги: Александр Федоров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 41 страниц)

Глава 15. Вояж

Когда Гайрединн узнал о ребёнке, его известили и о надвигающейся свадьбе. Старый принц вполне с удовольствием принял тот факт, что его дочь будет выходить замуж не в провинциальном замке, а в столице империи. Было вполне закономерно, что эту свадьбу посетит канцлер Делетуар, а там (честолюбие Гайрединна не заходило так далеко, но мечты, как известно, не знают границ), быть может, и его величество пожалует хоть на минутку. В любом случае, это мероприятие уже приобретало совсем другой лоск.

Недостатка в средствах ни Драонн, ни Гайрединн не испытывали. Будучи, по сути, лишь провинциальными дворянами, они, тем не менее, являлись довольно крупными помещиками, а главное – государственная должность приносила весьма нескромный доход. Очевидно, что Аэринн могла воплотить в жизнь практически любые свои мечты, чем она, собственно, и занялась.

Весьма скоро Драонн понял, что все эти предсвадебные хлопоты ему совершенно неинтересны; более того – они явно были ему в тягость. Когда Аэринн два дня катала его в карете по городу, чтобы найти подходящий храм Арионна для венчания, он с этим ещё мирился, поскольку за всё время пребывания в Кидуе он почти не видел города, и теперь совмещал приятное с полезным.

Однако когда разговор пошёл о платьях, закусках и цветах, юноше стало окончательно скучно. Из любви к невесте он всячески пытался делать вид, что с интересом просматривает альбомы, в которых были вшиты множество лоскутов ткани для свадебного платья, а также пытался всерьёз задумываться о том, стоит ли везти более привычных им северных устриц из залива Алиенти, или же довольствоваться устрицами из залива Дракона. Но Драонн был никудышным актёром, а Аэринн – весьма проницательной девушкой.

– Кажется, над нашим браком уже сгущаются тучи! – полушутливо говорила она, однако небольшая складочка у переносицы говорила о том, что в этой фразе кроме шутки есть и другое. – Я хочу, чтобы это решение было нашим общим, а ты, кажется, думаешь о чём-то своём. Неужели тебе не важно, в каком платье я предстану с тобой пред служителем Арионна?

– Мы с Арионном предпочли бы, чтобы ты была вовсе без платья, – пытался отшутиться юноша, но тут же пожалел об этом.

– Драонн Доромионский, предупреждаю вас, что у женщин из дома Кассолеев бывает весьма тяжёлый характер! Если тебе совсем не интересно, так и скажи, но не насмехайся над тем, что важно для меня!

– Мне совсем не интересно, – смиренно признался Драонн.

Сейчас он даже немного желал ссоры, потому что она влекла за собой временное избавление от этого бремени. Вообще они ещё ни разу до сих пор всерьёз не ссорились, и кто бы мог подумать, что вероятной причины их первой ссоры станет подготовка к свадьбе?

– Какой же ты балбес! – вдруг рассмеялась Аэринн. – У тебя не хватает ума даже притвориться! Ладно, иди отсюда, но потом не удивляйся, если на свадьбе тебе придётся щеголять в зелёном кафтане и саррассанской чалме!

– Не буду! – пообещал обрадованный Драонн, и быстро, пока девушка не передумала, сбежал из комнаты, поцеловав её в знак признательности.

Удивительно, как в последнее время тянуло его в тихое спокойное здание Канцелярии, как переставали казаться скучными и бесполезными редкие заседания совета! Вот и сейчас юноша сразу же направился к выходу, чтобы провести пару часов в обществе канцлера, чей запах, кстати, в последние дни также перестал казаться столь уж непереносимым. Ближе к вечеру, когда свадебная лихорадка у Аэринн не излечится, но хотя бы притихнет, он вернётся, чтобы вновь быть с ней и наслаждаться её обществом и её ласками.

Временами Драонн ловил себя на мысли: а что если такова вся совместная жизнь в целом? Что если и после свадьбы у Аэринн будут возникать подобные вот лихорадки? Ведь через некоторое время родится ребёнок. А готов ли он вообще к предстоящей семейной жизни? До сих пор он думал о браке лишь с позиций, которые обычно описывались в тех глупых книжках, которые он пролистывал, почти не читая – прекрасный принц и прекрасная принцесса, поженившись, жили долго и счастливо. Но то, что происходило уже сейчас, мало напоминало эту идиллию.

В такие моменты Драонн, как никогда, чувствовал себя почти ребёнком. Он с ужасом осознавал, что совершенно не готов стать ни отцом, ни мужем. То, что он по воле судьбы в последние годы был принуждён играть роль взрослого, ровным счётом ничего не значило. Даже нападки Денсейна, даже война, даже последующее его участие в совете и близко не сделали его по-настоящему возмужавшим. Всякий раз, даже ощущая на себе ответственность за судьбу своего дома, он в глубине души оставался мальчишкой. Он мыслил какими-то отрывками умных высказываний, почерпнутых в книгах, он знал, что за его спиной всегда есть кто-то, кто может подхватить, помочь, поддержать – будь то Ливейтин или Делетуар.

Здесь, на этом поприще, Драонну предстояло встать лицом к лицу с новым, пугающим миром. И ответственность, которую он вот-вот возложит на свои плечи, уже не получится перекинуть на кого-то другого. Нельзя оставаться ребёнком, имея собственное дитя. Надо учиться быть мужчиной. И внезапно юноша вспомнил своего отца.

Принц Астевиан был ненамного старше, чем теперь был его сын, когда взял в жёны мать Драонна. Неужели он тогда чувствовал то же? Был ли он с юности таким мужественным и решительным, каким Драонн его помнил? Или его сделала таким семейная жизнь? Наверное, лишь так можно по-настоящему стать мужчиной, подумалось вдруг юноше. Лишь когда ты полностью, безоговорочно и безусловно несёшь за кого-то ответственность, когда ты перестаёшь мыслить категориями «я» и начинаешь думать «мы» – только тогда ты можешь считать себя действительно возмужавшим.

И он, глава одного из древнейших лиррийских домов Сеазии, глава государственного совета по примирению лирр и людей, внезапно сильно засомневался, что способен на это. Если бы прямо сейчас к нему подошла Аэринн и сказала, что свадьбу нужно отменить, он был бы счастлив и, скорее всего, незамедлительно согласился бы на это. Но, по счастью, в этот момент это было никак невозможно, поскольку он уже шёл шумной, залитой солнцем улицей в имперскую Канцелярию.

– Вы были женаты, милорд? – поинтересовался он у Делетуара, которого предсказуемо застал за поглощением какой-то колышущейся субстанции, напоминаемой молочный пудинг.

– В некотором смысле я и теперь женат, – захватив полную ложку студенистой массы, усмехнулся Делетуар. – Моя жёнушка благополучно живёт где-то в Шеаре, а может быть – в его окрестностях. Точнее сказать не могу, ибо не имел от неё вестей лет уж как двадцать.

– Вы разведены?

– Вот ещё! – фыркнул Делетуар. – Будто у меня есть время на подобную ерунду! Ирония судьбы, друг мой, у меня никогда не было времени ни на сам брак, ни на его разрыв. Так что мы до сих пор живём в браке, и, я уверен, оба довольны положением вещей.

– Вы не шутите милорд? – Драонн изумлённо глядел на канцлера, явно ожидая подвоха.

– Ни в коем случае. Не верите – справьтесь у того же Суассара. Через него я ежегодно отсылаю любимой жёнушке триста рехт, дабы она и дальше меня не беспокоила. И поверьте – это совсем небольшая цена за комфорт! Но, коль вы об этом заговорили, значит, и ваш корабль любви царапает бортом по скалам?

– Вовсе нет! – покраснел Драонн. – У нас всё в порядке. Небольшая размолвка по поводу подготовки к свадьбе.

– Понимаю, – усмехнулся Делетуар. – У молодых часто не сходятся вкусы. Это поправимо – пара лет в браке, и у вас будут до отвращения общие привычки.

– Дело не в этом. Просто, как оказалось, мне не так интересно заниматься всеми этими приготовлениями…

– А! – рассмеялся канцлер. – Тогда всё ясно! Я вам так скажу, друг мой: это – безоговорочная вотчина женщин, и всё, что они от вас потребуют – согласно кивать и доставать монеты из кошелька. Для них это – наслаждение. Мне кажется, любая девочка начинает планировать свадьбу, едва учится держать головку. Нам с вами этого не понять, а потому не принимайте близко к сердцу. Впрочем, что вы скажете на то, что я могу помочь вам решить эту проблему?

– Это каким же образом? – напрягся Драонн, ожидая подвоха.

– Вы, мой друг, всего два или три дня как начали готовить свою свадьбу, а поглядите-ка, уже хмуритесь и заводите со мной странные разговоры. А что будет через неделю? Через месяц? Положительно, я просто обязан спасти ваш брак! А потому завтра же мы уезжаем!

– Куда? – действительно нахмурился юноша.

– По делам государства, разумеется! Разве вы – не глава совета по примирению? Пришла пора примирять!

– Кого и с кем? И самое главное – где? – внезапная необходимость отъезда тут же отодвинула былые проблемы на второй план.

– То там, то здесь, – улыбнулся Делетуар.

– Довольно, милорд, вы же видите, что я не в настроении для шуток! – пожалуй, несколько резковато одёрнул Драонн.

– Простите, друг мой. Мы едем в Ревию. А потом, возможно, придётся прокатиться и в Лиррию. Увы, мир в нашем добром государстве наступил лишь в воображении недалёких обывателей. В Ревии вновь произошло нападение на людское селение. Несколько домов сожжено, два десятка крепостных погибло.

– Но что можем сделать мы? – беспомощно спросил юноша. – Разве можем мы отловить повстанцев?

– Повстанцам кто-то помогает. И этот кто-то – явно не из последних илиров. Мы должны убедить всех принцев, а также всех мало-мальски значимых феодалов Ревии, что время войн закончено. Кто это сделает лучше нас?

– Разумно ли нам, кого повстанцы считают предателями, соваться туда, где они хозяйничают? Поверьте, милорд, мои проблемы на личном фронте не настолько серьёзны, чтобы из-за них совершать самоубийство!

– Никто не говорит о самоубийстве! Мы будем под надёжной охраной. Кроме того, ревийские принцы знают, чем они рискуют, если с нами что-нибудь случится. Думаю, они сами станут для нас достаточной защитой.

– Селян они не слишком-то защитили! – с сомнением пробормотал Драонн.

– Тем хуже для них! Но ведь мы-то с вами – не селяне! И потом – быть может, это и не лучшая из идей, но вот попытка разрешить эту задачку отсюда выглядит ещё более нелепой. Мы должны встретиться с каждым из них, понять их чаяния, нащупать их слабые места. Этого нельзя сделать на расстоянии.

– Надолго ли затянется эта поездка? – поняв, что отвертеться не получится, уныло поинтересовался юноша.

– Не беспокойтесь, вполне достаточно, чтобы ваша невеста успела прийти в себя от всей этой свадебной лихорадки. Но и ко свадьбе своей, разумеется, успеете. Так что прошу – не благодарите меня, будем считать это моим свадебным подарком.

– Да я и не собирался благодарить… – без доли юмора пробурчал Драонн. – Принц Гайрединн едет с нами?

– Разумеется! Так же, как и другие члены совета из числа лирр. Важен каждый голос, ведь никогда не знаешь, какой подход потребуется к тому или иному собеседнику.

– Что ж, пойду готовиться к путешествию, – юноша уже позабыл, что лишь какие-нибудь четверть часа назад сбежал из дома.

– Не переусердствуйте! – предупредил Делетуар. – Придётся путешествовать быстро и налегке, если не хотим пропустить вашу свадьбу.

– Если это случится, Аэринн жестоко убьёт сперва меня, а затем вас, милорд!

– Тем больше поводов нам поспешить!

***

По мере удаления от Кидуи всё более мощные леса вставали вдоль хорошо проторённой широкой дороги. Леса эти были столь же могучи, сколь и леса Сеазии, но всё же отличались от них. Они выглядели более зелёными, более сочными, и одновременно – куда более глухими. Казалось невероятным, что то тут, то там посреди этих почти бескрайних чащоб разбросаны великие города, такие как Шеар, Зашир, Беруя. Казалось невероятным, что человек способен подчинить себе эту неистовую стихию.

Пейзаж вполне соответствовал меланхоличному настроению Драонна. Расставание с Аэринн получилось довольно драматичным – девушка устроила настоящий скандал, неприятно поразив принца. Наверное, всему причиной было её взвинченное по поводу предстоящей свадьбы настроение, но теперь юноша никак не мог отделаться от мысли, что он ведь, по сути, совсем мало знает свою будущую жену. До сих пор они купались в лучах любви друг друга, не имея поводов для конфликтов. Даже отъезд Драонна в Кидую, казалось, никак не повлиял на их отношения.

Но теперь Драонн, казалось, видел другую сторону своей возлюбленной. Судя по всему, она была довольно вспыльчива и, кажется, слегка эгоистична. Естественно, юный принц умом понимал, что идеальных лирр не существует, да и сам за собой он знал множество как мелких, так и значимых недостатков, которые, кстати, тоже не спешил проявлять при Аэринн. Но всё же получалось, что тот образ, который нарисовало его влюблённое мальчишеское воображение, не вполне соответствовал оригиналу. Очевидно, будь Драонн старше, он принял бы это куда спокойнее, но будучи совсем ещё юношей по лиррийским меркам, он страдал в том числе и юношеским максимализмом.

На лице юного принца, очевидно, разыгрывалась целая гамма чувств, так что Делетуар, который находился в одном экипаже с Драонном, то и дело усмехался полуулыбкой, поглядывая на него. При этом он лишь отчасти пытался скрывать свои усмешки. Другой спутник несчастного влюблённого, Суассар, сидел с абсолютно непроницаемым лицом и абсолютно проницательным взглядом. Драонн сомневался, что сердцем евнух вообще понимал, что с ним происходило, но умом – наверняка. Тем не менее, в отличие от своего хозяина, он никак не давал понять, что имеет какие-то мысли на этот счёт, или что это вообще хоть сколько-нибудь ему интересно.

За исключением личных переживаний, в целом дорога была довольно приятна. Отличная погода, сопутствовавшая им, весьма недурная дорога, делающая честь Кидуанской империи, а также просторный и комфортабельный экипаж – всё это при других обстоятельствах привело бы юношу в восторг. Как мы уже упоминали, здешние места были одновременно и похожи, и непохожи на окрестности Доромиона, так что поглядеть было на что.

Дорога, захватывая северо-восточную Лиррию, уходила через Ревию к озеру Прианон. Драонн много слышал об этом чудесном озере с водой насколько прозрачной, что поговаривали, будто в хорошую погоду вполне можно разглядеть дно на глубине пятидесяти футов. Юноша, правда, подозревал, что это весьма сильное преувеличение, но, тем не менее, вполне готов был без боя отдать Прианону титул прекраснейшего озера на Паэтте.

Правда, добраться до великого озера им было не суждено – так далеко ехать не было никакой нужды, поскольку там, у озера, были земли людей – что-то схожее с Сеазией, где лирры составляли явное меньшинство и потому не лезли на рожон. Там была уже провинция Пелания, которая на данный момент, пока ещё не покорено Прианурье, являлась восточным рубежом Кидуанской империи. Кроме того, она была и самой крупной по площади, раскинувшись от Прианона до палатийских земель, вытягиваясь вдоль могучего Труона.

Но всё же мысли Драонна то и дело возвращались к их ссоре с Аэринн. Каждое такое воспоминание больно сжимало внутренности, заставляя принца морщиться. Наконец, когда пейзаж за окном (надо признать, довольно однообразный) окончательно наскучил, Драонн решил отвлечься беседами с канцлером, который также хранил блаженное молчание, слегка улыбаясь каким-то своим мыслям.

– К кому мы направляемся сейчас? – поинтересовался он.

– Вряд ли вам его имя что-то скажет, – пренебрежительно сморщился Делетуар. – Принц Бейлан Таргорский.

– И кто он?

– Я бы сказал – никто. Насколько мне известно – довольно ничтожный тип, но сколький, словно речной угорь. Во время войны ему не хватило духу открыто примкнуть к лейсианцам, но исподволь он помогал повстанцам, на этот счёт у меня нет сомнений. Однако, в отличие от прямолинейного и честного дурачка Волиана, Бейлан никогда не делал ход, не удостоверившись, что позади есть по крайней мере два-три пути к отступлению, и поэтому теперь у нас на него, по большому счету, ничего нет.

– Но вы думаете, что он продолжает что-то предпринимать?

– Селение, на которое напали повстанцы, находилось меньше чем в четырёх милях от границы его владений.

– Это ещё ничего не доказывает, – возразил Драонн.

– Есть сведения, что он поддерживает связь с повстанцами. В массе своей это простые фермеры, и теперь, после окончания войны, они полностью отрезаны от своих земель и своих ресурсов. Однако же продолжают действовать. Ну не поверю я в то, что лирры способны питаться одними сосновыми шишками! Очевидно, что кто-то из сочувствующих им феодалов продолжает помощь. И я знаю, что одним из главных снабженцев является принц Бейлан.

– Но это никак не вяжется с тем, что вы о нём говорили. Хорошо, в период войны он действительно мог поддерживать лейсианцев – это и был его отходной путь. Но теперь, когда армия Лейсиана разгромлена, а зачинщики казнены – какой резон ему теперь продолжать поддерживать оставшиеся горстки повстанцев? Это идёт вразрез с той жизненной философией, что вы ему сами же и приписали!

– Теперь это другое, – терпеливо объяснял Делетуар, тогда как смуглый евнух, казалось, мирно дремал в своём уголке. – Теперь его держит страх.

– Вы думаете, повстанцы угрожают ему, заставляя помогать им?

– Главным образом – да. Их отряды действуют вблизи его наделов, так что даже если они не смогут убить его самого, то вполне могут случайно сжечь в следующий раз его деревню, тем более что он, в отличие от многих других лиррийских феодалов, не гнушается иметь крепостных из людей.

– Но что же вы можете предложить запуганному илиру, если предположить, что он действительно запуган? Запугать его ещё сильнее? Угрожать?..

– Угрозы – признак беспомощности, друг мой, – усмехнулся Делетуар. – К ним мы прибегнем лишь в случае крайней необходимости.

– Что же тогда?..

– Мы пригласим его вместе со всем почтенным семейством на вашу свадьбу.

– Что??? – Драонн понимал, что не мог ослышаться, но всё это звучало так нелепо, что он не мог не переспросить.

– Вы – публичная персона, друг мой. Неужели вы планировали сыграть свадьбу в портовом кабаке в присутствии десятка гостей?

– Конечно нет, но я и не думал, что придётся созывать на неё всё королевство!

– Не всё, а лишь самых дорогих гостей, – при этом Делетуар улыбнулся какой-то змеиной улыбкой, так что юноша тут же заподозрил неладное.

– Вы что – готовите им ловушку? – обмирая от страха услышать ответ, спросил он. – Вы собираетесь воспользоваться моей свадьбой, чтобы заманить неугодных илиров в Кидую и расправиться с ними?

– Какого вы обо мне всё-таки нелестного мнения, – рассмеялся канцлер. – Причём я сейчас имею в виду не то, что вы, по сути, обвинили меня в жестокости, а то, что вы обвинили меня в глупости. Ну посудите сами – если я сделаю то, о чём вы говорили, то неизбежно настрою против короны всех лирр, даже самых преданных лоялистов. Конечно же, я этого не сделаю! Но всё же отчасти вы правы. Ваша свадьба неожиданно стала отличным поводом на время выдернуть всех этих бейланов из их привычной среды, разорвать корни, что связывают их с недобитками-лейсианцами.

– То есть, вы хотите сделать их заложниками?

– Если честно – да. Но не только. Подумайте, друг мой, разве не оказываю я услугу тому же принцу Бейлану, давая ему возможность выпутаться из той передряги, в которую он попал по собственной глупости? Оказавшись вместе с родными в Кидуе, он уже не будет уязвим для угроз повстанцев, да и угрожать ему будет совершенно бессмысленно – ведь даже испугавшись до икоты, он всё равно ничем не сможет им помочь. А уж доблестные войска его величества постараются, чтобы в отсутствие принцев на их землях был наведён должный порядок.

– С вашей стороны это не очень-то и по-дружески – связывать мою женитьбу с грязными политическими интригами! – обиделся Драонн.

– Вы правы, друг мой, и именно поэтому я хочу сразу сказать, что идея была не моя!

– Неужели вы хотите сказать, что это его величество предложил подобное? – спросил юноша, хотя в подобном предположении не было ничего невероятного – насколько он успел узнать Родреана, тот вполне был способен и не на такое.

– О, не зазнавайтесь, друг мой! – рассмеялся Делетуар. – Не думайте, что его величество только и делает, что размышляет о вашей свадьбе! Идея была его, – канцлер кивнул в сторону безмятежно сидящего с закрытыми глазами Суассара.

Наперсник канцлера если и слышал разговор, то виду никак не подавал. Может он действительно дремал, но Драонн сильно в этом сомневался.

– План, достойный евнуха! – только и нашёлся, что сказать принц, ощущая крайнюю досаду.

– Вот именно! – иронично улыбаясь, кивнул Делетуар. – Он просто гениален, я же говорил вам!

– Значит, мы объездим всю Ревию, приглашая принцев? Не слишком ли много времени это займёт?

– До вашей свадьбы почти два месяца, управимся, – усмехнулся канцлер, но видя, что юноше не до смеха, сменил тон. – Не беспокойтесь, мы не станем объезжать всех. Только тех, в чьей лояльности не уверены. Им будет предложено отправляться немедленно. Остальные же получат письменные приглашения.

– Не будет ли оскорблением для верных короне принцев, если их пригласят простой бумажкой, тогда как предателей позовёт лично жених? – спросил Драонн и заметил, как слегка приподнялся уголок рта Суассара в почти невидимой глазу ухмылке.

– Не будет, если их пригласит лично его величество император, – заверил Делетуар.

– Император? На мою свадьбу? – глаза Драонна вновь округлились.

– Не будьте так наивны, друг мой! Разумеется, его величеству нет дела до вашей свадьбы, и он ничего не будет подписывать. Мы разошлём голубей от его имени – это будет торжественно, и одновременно ни к чему не обязывающе. Кого удивит отсутствие императорской подписи на маленькой писульке?

– Бьюсь об заклад, что и это придумал Суассар! – в сердцах отвернувшись к окну, буркнул Драонн.

– Я же говорил – он просто незаменим! – восторженно воскликнул Делетуар.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю